ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Внутриполитические развития в Иране

На фоне происходящих в арабском мире событий и в связи с необходимостью готовиться к парламентским выборам 2012г. иранская оппозиция продолжает разворачивать активную антиправительственную деятельность. Во властной элите Ирана продолжаются перестановки, призванные подействовать на результаты парламентских и президентских выборов 2012 и 2013 гг.

Деятельность оппозиции

28 февраля агентство Agence France-Presse распространило информацию о том, что домашнее заключение лидеров оппозиции Мирхосейна Мусави и Мехди Кяруби было заменено арестом. Согласно этой информации, оппозиционеры и их жены были арестованы 24 февраля и переведены в тегеранскую тюрьму Хешмитае, где также находятся сотни арестованных молодых людей, представляющих оппозиционные силы. Однако уже 1 марта информационному агентству FARS из тюрьмы сообщили, что оппозиционных лидеров не арестовывали и задержан только сын М.Кяруби – Али Кяруби по обвинению в провоцировании антиправительственных мероприятий и участии в них. Эту информацию позже подтвердила также генеральная прокуратура Ирана. Отметим, что информацию об аресте Мусави и Кяруби Agen¬ce France-Presse распространило со ссылкой на редактора неофициального сайта Мусави.

Можно предположить, что находящийся с 14 февраля под домашним арестом Мусави посредством своей команды 28 февраля распространил дезинформацию о своем аресте, ожидая, что в ходе намеченного 1 марта митинга оппозиция выведет на улицы еще больше протестующих. Несмотря на то, что 1 марта митинг оппозиции состоялся, его трудно назвать особо многочисленным, что подтверждают и западные источники. В ближайшие месяцы можно ожидать большого потока дезинформации об арестах лидеров оппозиции, распространяемой как иранской оппозицией, так и западными источниками. Последние будут стремиться таким образом побудить общество к более активным уличным акциям.

По словам дочери М.Мусави, оппозиционный лидер не только заключен под домашний арест, но и лишен возможности общаться с собственными детьми. «Запертое» положение Мусави создаст благодатную почву для дезинформации. Хотя, если верить иранским оппозиционерам, Мусави даже посредством контролирующих его полицейских удается наладить связь с общественностью, примером чему распространенное им 8 марта заявление по случаю международного женского праздника об организации нового, мощного митинга.

Следует отметить, что оппозиция не жалеет сил, чтобы использовать все возможные средства и поводы для организации новых митингов. Например, по случаю международного женского дня лидеры оппозиции М.Мусави и М.Кяруби призвали своих сторонников выйти на улицы и организовать акции протеста в защиту прав граждан Ирана. Акции протеста были подавлены и разогнаны полицейскими силами, несколько десятков участников были задержаны. Следует отметить, что 8 марта, которое в разных странах отмечается как день борьбы за права женщин, ни в шахском Иране, ни в исламской республике никогда не отмечался как официальный праздник. Более того, в свое время 8 марта акции протеста проводила выступавшая против шаха и исламских властей коммунистическая партия «Туде»: она была разгромлена правительством еще в 1980-х гг. Этот праздник можно считать антирелигиозным, поскольку символизирует борьбу за свободу и равенство женщин, что неприемлемо в тех государствах, где исламская этика составляет часть государственной политики. Пожалуй, попытки исламской оппозиции использовать этот день для организации антиправительственных действий символизируют трансформацию идеологии иранского антиправительственного движения: если в 2009г. она базировалась на необходимости сохранения исламской системы ценностей и формы управления, то сегодня это антисистемное движение, в случае кажущейся ныне сомнительной победы которого может измениться вся система управления Ирана.

Это, пожалуй, наибольшее «достижение» (в отрицательном смысле) иранских политических процессов за последние два десятилетия: при М.Ахмадинежаде преследования за оппозиционные взгляды привели к разочарованию общества в возможности трансформации в результате государственной системы и выборов, а оппозиционное движение в Иране, которое ранее было борьбой одного крыла властной системы с другой, плавно трансформируется в общественную борьбу против властной системы. К сожалению, следует отметить, что кадровые перестановки во властной сфере (умеренные консерваторы отстраняются от ключевых должностей, их заменяют сторонниками более жесткой линии) приведут к политическому кризису и дальнейшему углублению противоречий государство–общество, революционности оппозиционного движения. С этой точки зрения, ключевым событием можно считать плавное отстранение от власти экс-президента Ирана Али Акбара Хашеми-Рафсанджани (сторонника ограниченных реформ и противника радикализма), которое может завершить процесс перехода власти в Иране к радикалам.

Перестановки во власти

8 марта в Иране состоялись выборы председателя Совета экспертов Ирана, в результате которых должность председателя оставил Али Хашеми-Рафсанджани. Эта должность имеет весьма значима во внутриполитической жизни Ирана, поскольку Совет экспертов – влиятельная конституционная структура, одной из основных функций которой являются выборы духовного предводителя исламской республики. Хашеми-Рафсанджани занимал должности председателя Совета экспертов и Совета целесообразности, которые сделали его самым влиятельным, после духовного предводителя и президента, политическим и экономическим деятелем. После президентских выборов 2009г., когда Хашеми-Рафсанджани косвенно поддержал антиахмадинежадовские силы, борьба против его власти и влияния стала одной из важных целей политики радикально-консервативных структур. Этой борьбой руководило в основном непосредственное окружение президента, однако в последнее время звучащая в адрес Хашеми-Рафсанджани критика носила почти общегосударственный характер. А решение суда об аресте сына бывшего президента в ноябре 2010г. показало, что движение против Хашеми-Рафсанджани направляется государством.

Таким образом, 8 марта Хашеми-Рафсанджани потерял одну из своих важных должностей. Хотя в западной прессе отстранение Рафсанджани представляется как его поражение и победа радикальных консерваторов, реалии, однако, определенно иные. До выборов председателя Совета экспертов Хашеми-Рафсанджани заявил, что не выдвинет свою кандидатуру, если на должность председателя буде претендовать исламский деятель Мохамад Кани. Следует отметить, что хотя у Кани более консервативные политические взгляды, тем не менее он находится в своеобразных отношениях с Хашеми-Рафсанджани: они вдвоем руководят Организацией борющегося духовенства, которая уже долгое время является одной из влиятельных сил иранского парламента. Кроме того, Хашеми-Рафсанджани с Кани связывают довольно теплые отношения, которые начались в 1970-х (когда они боролись против шахской власти) и углубились в 1980-х (когда были самыми близкими последователями аятоллы Хомейни). И хотя Хашеми-Рафсанджани вынужден был покинуть одну из двух важных должностей, он смог обеспечить эту преемственность, чтобы Совета экспертов не превратился в новое звено проводимой против экс-президента политики. Отметим, что Мохамад Кани, по всей видимости, будет руководить работами Совета экспертов только один срок, 2 года, поскольку ему 80 лет: до выборов он заявил, что вынужденно берет на себя эту важную управленческую функцию.

Для Хашеми-Рафсанджани в ближайшее время важно сохранить должность председателя Совета целесообразности. В феврале 2012г. истекает срок полномочий нынешнего состава Совета, после чего духовный предводитель Ирана должен составить и утвердить его новый состав. Этот орган, которым, фактически, со дня создания (1989г.) руководит Хашеми-Рафсанджани, является важным промежуточным звеном между Советом экспертов и парламентом Ирана, обсуждает в основном принимаемые в Иране новые законы и подзаконодательные акты, выступает с ходатайством об их пересмотре или отклонении. Для Хашеми-Рафсанджани важное значение имеет сохранение должности председателя Совета целесообразности, поскольку, лишившись ее, экс-президент Ирана потеряет официальное влияние и роль во внутриполитической и экономической жизни страны. Учитывая ненависть, с которой проводится агитация против Хашеми-Рафсанджани в контролируемой радикальными консерваторами иранской прессе, можно предположить, что после потери должности и предоставляемой ею (неофициально) неприкосновенности Хашеми-Рафсанджани против его семьи, занимающей важное место в крупном бизнесе, начнется настоящая кампания, которая может быть губительной как для семьи, так и для поддерживаемого Хашеми-Рафсанджани оппозиционного движения.

Важное значение имеет то, как Хашеми-Рафсанджани собирается сохранить свою должность. Не исключено, что он может пойти на соглашение с духовным предводителем Ирана относительно своей политической ориентации и попытаться получить от него новое назначение на должность. Однако, кажется, Хашеми-Рафсанджани собирается консолидировать вокруг себя старые консервативные силы, чтобы, возглавив их, обеспечить большую долю влияния в новом составе иранского Меджлиса, который будет избран в марте 2012г. Об активизации старых консерваторов говорят происходящие в Организации борющегося духовенства перестановки и публикуемые в иранской прессе мнения о том, что именно Хашеми-Рафсанджани будет возглавлять эту организацию на предстоящих парламентских выборах. Отметим, что «революционизация» возглавляемого Мусави и Кяруби оппозиционного движения, по всей вероятности, приведет к тому, что Совет стражей исламской революции не позволит зарегистрировать представляющих политическое крыло Мусави и Кяруби деятелей как кандидатов в депутаты, окончательно направляя их борьбу на улицу. В этом случае у старых консерваторов во главе с Хашеми-Рафсанджани будет возможность привлечь на свою сторону недовольных жесткой политической и экономической линией действующего президента, обеспечив себе серьезные позиции в будущем парламенте.

Это свидетельствует о том, что Хашеми-Рафсанджани и консолидирующиеся вокруг него силы, по всей вероятности, продолжат косвенно содействовать оппозиции, видя в этом залог сохранения своих позиций.

С.Саруханян Заместитель директора НОФ «Нораванк», руководитель Центра политических исследований, кандидат политических наук

«Глобус Энергетическая и региональная безопасность», номер 2, 2011 — ИАЦ «Нораванк»

Категории: Главное, Иран

« Россия, Грузия и черкесский вопрос (ВИДЕО)
» Демократию и Карабахское урегулирование не стоит связывать друг с другом