РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Степанакерт и Ереван не будут играть по бакинским правилам

Руководитель Общественного совета по внешней политике и безопасности Нагорного Карабаха, экс-кандидат в президенты Масис Маилян в эксклюзивном интервью newcaucasus.com рассказывает о внутренней ситуации в непризанной республике, о своем видении урегулирования конфликта и другом.

— В Армении оппозиция активизирует свои действия, Армянский национальный конгресс выдвинул требования к властям, в которых, в том числе, говорится о возврате Нагорного Карабаха в качестве участника переговоров по урегулированию конфликта. Как Вы считаете, получит ли карабахская сторона статус участника переговоров?

— Нагорный Карабах получил статус стороны в конфликте еще в сентябре 1993 года в рамках переговорного процесса под эгидой Минской группы СБСЕ (ныне ОБСЕ). Данный статус четко зафиксирован в документах ОБСЕ и, косвенно, в одной из резолюций Совета Безопасности ООН по Карабаху. С 1997 года Азербайджан отказывается вести переговоры с властями НКР и предпочитает вести диалог с Арменией.

Думаю, что НКР может вернуться за стол переговоров, если две армянские стороны разделят сферу ответственности в мирном процессе. Армения не должна обсуждать с Азербайджаном и посредниками те ключевые вопросы урегулирования, которые будут отнесены в сферу исключительной компетенции НКР. Тогда не останется другого выхода как пригласить официальную делегацию НКР за стол переговоров. В этом случае полноценный трехсторонний переговорный формат может быть восстановлен.

— В отличие от Армении, из Карабаха не поступает информация об активности оппозиции. В Карабахе не популярны идеи АНК или же не существует местной оппозиции?

— Из политических партий Армении в НКР представлена только партия «Дашнакцутюн», которая входит в проправительственный блок карабахских партий. С мая 2007 года в НКР нет организованной оппозиционной силы, хотя протестные настроения существуют.

— Вы баллотировались на пост президента на последних выборах в Карабахе, планируете ли выставлять свою кандидатуру на выборах 2012 года? Если да, то каковы Ваши шансы на успех?

— На сегодняшний день отсутствуют необходимые внутренние и внешние условия для принятия подобного решения. У социологов популярен вопрос о том, кому бы вы отдали свой голос, если выборы прошли бы в ближайшее воскресенье. Если перефразировать этот вопрос так — пойдете ли вы на выборы в ближайшее воскресенье в качестве кандидата, я бы ответил отрицательно.

— Возможно ли возвращение экс-президента Аркадия Гукасяна?

— Такая возможность не исключается. Многое будет зависеть от политической воли экс-президента и поддержки его со стороны ереванского руководства.

— Как Вы в целом оцениваете внутриполитическую ситуацию в Карабахе?

— Политическая ситуация у нас стабильная. Но ее нельзя считать устойчиво стабильной из-за однополярности политического поля, без оппозиции, то есть без балансирующей силы или противовеса властям.

— Международная организация Freedom House в начале этого года в своем докладе обозначила Нагорный Карабах как «несвободную территорию», в предыдущем докладе непризнанная республика характеризовалась как «частично свободная территория». Что Вы можете сказать по этому поводу?

— С мнением «Freedom House» в некоторой степени можно согласиться. К сожалению, наблюдается определенное снижение уровня демократии в Арцахе. Но я не согласен с тем, что в плане соблюдения «политических прав» и «гражданских свобод» НКР уже сравнилась с Азербайджаном, получив статус «несвободной» страны.

Развитие демократии имеет для НКР две важные функции. Во-первых, гражданам НКР было бы комфортно жить в своей стране, где полноценно соблюдаются права человека и царит законность. Во-вторых, демократия для НКР имеет важную внешнеполитическую функцию. Развитые демократические страны, исходя из собственной системы ценностей, понимают, что в демократическом плане более развитое общество не может управляться авторитарным режимом другого государства. В большинстве стран постсоветского пространства наблюдается откат от демократических ценностей. Для достижения международного признания НКР власти, политические партии и общество обязаны огородить Нагорно-Карабахскую Республику от этой опасной тенденции.

— Власти Армении отказались признавать независимость непризнанной карабахской республики. Как это было воспринято в Карабахе?

— Мнения разделились. У части карабахского общества были позитивные ожидания от парламентского большинства Армении. Данный отказ вызвал разочарование. Представители же властей НКР считают признание преждевременным шагом.

— Вы возглавляете Общественный совет по внешней политике и безопасности, как Вы оцениваете риски возобновления боевых действий в зоне конфликта?

— Если кратко, то уровень опасности несколько возрос по сравнению, скажем, с 2007 годом. Но это не означает, что завтра боевые действия возобновятся. Азербайджан активно вооружается, пытаясь нарушить баланс сил, на котором базируется перемирие.

Поддержание баланса означает сохранение стабильности, и если одна из сторон старается нарушить этот баланс, используя нефтяные доходы, то другие стороны конфликта должны получать соответствующую поддержку от тех государств, которые заинтересованы в региональной стабильности.

— В течение последнего времени на линии соприкосновения участились перестрелки, в результате которых погибли военнослужащие с обеих сторон. Перестрелка случилась и во время трехсторонней встречи президентов России, Азербайджана и Армении… Не говорит ли это об обострении ситуации?

— Напряженность в зоне конфликта существует. Зачастую она умышленно нагнетается Азербайджаном с целью оказания давления на армянские стороны, в том числе через посредников. Использование фактора военной дипломатии не скрывают представители руководства Азербайджана. С недавнего времени официальный Баку принял на вооружение следующую формулу: либо мир на условиях Азербайджана, либо война. Понятно, что Степанакерт и Ереван не будут играть по бакинским правилам.

— Является ли Москва гарантом невозобновления боевых действий и сохранения существующего статус-кво или же Россия готовится к новой войне? Как Вы оцениваете шаги Москвы по продаже вооружения одновременно Еревану и Баку?

— Последние инициативы Москвы, как одного из сопредседателей Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, в основном направлены на снижение уровня напряженности между конфликтующими сторонами путем согласования и реализации гуманитарных мер доверия и шагов по укреплению режима прекращения огня. На мой взгляд, данное направление деятельности наиболее реалистичное в плане продолжения диалога и создания условий для обсуждения ключевых проблем урегулирования.

Не думаю, что Россия готовится к новой войне. Такое развитие событий опасно не только для всех стран Южного Кавказа, но и российского Северного Кавказа. Война на Юге является прямой угрозой хрупкой стабильности на Севере региона.

Что касается продажи вооружений, то эти шаги могут быть оправданы лишь в том случае, если они направлены на поддержание военного паритета сторон. Но поскольку нам известны обьёмы приобретения Азербайджаном вооружений из разных стран, то продажа Россией дополнительного ВиВТ Азербайджану может существенно нарушить сложившийся военный баланс в пользу Баку, что неприемлимо для Армении – военно-стратегического партнера России на Кавказе.

— Как Вы считаете, может ли Грузия, которая имеет хорошие отношения как с Азербайджаном, так и с Арменией, внести свой вклад в урегулирование конфликта в Карабахе?

— Грузия уже давно играет заметную роль в урегулировании, предоставляя представителям гражданского общества НКР, Азербайджана и Армении площадку для диалога. Для миротворцев из зоны карабахского конфликта Тбилиси является самым посещаемым городом.

Что касается возможного официального участия Грузии в этом процессе или грузинского посредничества, то здесь имеются как минимум два препятствия. Во-первых, стороны нагорно-карабахского конфликта в качестве единственного переговорного формата принимают Минскую группу ОБСЕ. Во-вторых, имея конфликты с Абхазией и Южной Осетией и свои подходы по урегулированию этих и аналогичных конфликтов, Грузии будет тяжело выдержать нейтралитет, что является важным принципом посредничества.

— Каким Вам видится наиболее приемлемый для всех сторон сценарий урегулирования карабахского конфликта?

— Компромиссное решение карабахского конфликта, с участием всех конфликтующих сторон, на данный момент труднодостижимо. Народ НКР не намерен отказываться от своей независимой государственности, настроен и дальше отстаивать свои права, а Азербайджан не готов признать права граждан Карабаха, включая право на жизнь и право распоряжаться собственной судьбой. Решению конфликта не способствует также устаревшая методология урегулирования, которая применяется международными посредниками – Минской группой ОБСЕ. Поэтому предлагаемые посредниками так называемые «мадридские принципы» нереалистичны, а в случае их принятия и реализации последствия будут достаточно негативными.

На данный момент Минская группа и стороны должны сконцентрироваться на работе по укреплению режима прекращения огня в целях создания более благоприятных условий для дальнейшего политического диалога и достижения договоренностей.

Сценарий, который гарантировал бы позитивное изменение статус-кво, но который пока не воспринимается Азербайджаном, — это международное признание независимости НКР и ее приглашение под один из действующих «зонтиков безопасности». Этот сценарий принесет региону долгосрочную стабильность, и он менее затратный. Признание независимости, как современный механизм обеспечения безопасности, доказал свою эффективность на Балканах.

Ираклий Чихладзе, специально для newcaucasus.com

Категории: Главное, Нагорный Карабах

« Инесса Буркова: «Я СВИДЕТЕЛЬСТВУЮ…»
» «Операция Кольцо» — 20 лет спустя