ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Азербайджан в поисках союзников для агрессии против Ирана

Некоторое время назад азербайджанский политолог, собственный корреспондент государственного агентства Азертадж Вугар Сеидов писал в письме, адресованном одновременно нескольким активным деятелям азагитпропа – Ильгару Мамедову, Фаризу Исмаилзаде, Адилю Багирову, Элину Сулейманову, Джавиду Гусейнову и Талеху Зиядову: «Если на Армению никто не будет оказывать никакого давления извне, чтобы она приняла план об автономии, то у Еревана не будет никакого смысла идти на уступки и никакого риска потери Карабаха в результате военного поражения. Это будет означать только одно – потерю Карабаха Азербайджаном». «Надо либо перестать уповать на международное право и решать вопрос военным путём, либо же прощаться с этой провинцией (Республикой Арцах. – Л.М.-Ш.) и начинать применять этот прецедент с Южным Азербайджаном. Во втором случае можно перенять опыт армян.

Формально у Азербайджана нет оснований для атаки на Армению, так как она заявляет, что не участвует в конфликте (хотя всем всё ясно, что там к чему). Очень хорошо. И Баку не будет открыто участвовать в самоопределении азербайджанцев в Иранe, а  выстроит весь конфликт так, как Армения в своё время построила карабахский конфликт… Тогда и для марша-броска на Баку у иранцев не будет формального повода… Мол, мы тут ни при чём – решайте вопрос с народом Южного Азербайджана. А если ещё и вовремя вступить в НАТО (отказавшись от НК и оказавшись т.о. страной, свободной от внутренних конфликтов), то для Ирана это будет дополнительной преградой на пути к Баку».

В.Сеидов – мелкий азербайджанский государственный чиновник, люто ненавидящий это самое государство, поэтому на его прожекты можно было бы не обращать внимания: мало ли что может взбрести в голову неудачливому мелкому клерку. Однако если судить о его связях в самом Азербайджане, в том числе и, в первую очередь, с сотрудниками администрации президента этого образования, то логично предположить, что идея «переориентации» территориальных претензий Баку с Армении на Иран исходит именно из аппарата Ильхама Алиева.

Безусловно, в самой этой «идее», если не принимать во внимание его преступное составляющее, есть рациональное зерно. И заключается оно в признании Сеидовым того факта, что «… у Еревана нет никакого риска потери Карабаха в результате военного поражения». В Баку понимают, что вооруженные силы Азербайджана – сборище коррумпированных офицеров и завшивевших, полуголодных аскеров – не имеют никаких шансов на успех в противостоянии с Армянской Армией. Не имеют они шансов и против Ирана, поэтому Сеидов, сознающий, что Тегеран способен марш-броском захватить Баку, советует проводить подрывную деятельность против Ирана без выпячивания роли Азербайджана: «Мол, мы тут ни при чем…»

Повторюсь, ко всему этому можно было бы отнестись с юмором, если бы не направленная на дискредитацию Тегерана политика Баку последнего времени. Нельзя сказать, что Азербайджан ранее относился к Ирану с должным уважением – достаточно напомнить о функционирующей у азербайджанской Астары американской радиолокационной станции или попытках Азербайджана дестабилизировать ситуацию в тюркоязычных регионах Ирана, а также проходящих обучение в Азербайджане курдских экстремистских группировках. Однако в последнее время антииранская деятельность Баку приняла неприкрытый характер.

Так, в азербайджанской прессе ежедневно публикуются статьи, обвиняющие Тегеран в дружбе с Ереваном (более страшного преступления, чем дружба между тысячелетними соседями в Баку и представить не могут), практически ни одна публикация об Иране не обходится без упоминания «режима мулл», «муллократии» и иных уничижительных эпитетов. Азербайджанскому обывателю Тегеран преподносится в качестве «столицы империи зла», а люди, поддерживающие отношения с Ираном нередко обвиняются в шпионаже и подвергаются аресту. В последние недели в Азербайджане запрещены банковские переводы из Ирана и в Иран, гражданам Ирана запрещено открывать банковские счета в Азербайджане, закрываются иранские гуманитарные и религиозные организации. Иран в Азербайджане превращается в изгоя, что в Тегеране справедливо воспринимается как участие Баку в объявленной Вашингтоном политике эмбарго.

Фактически реализуется «план» В. Сеидова: «Азербайджану надо поступить по-другому – как только станет ясно, что НК потерян навсегда (в том смысле, что он уже не вернётся под Азербайджан, хотя я лично предпочитаю об этом не думать), надо будет перестать тратить эмоции на него, забыть про него, признать Косово, ТРСК, и т.д., и бросить все силы на такое же самоопределение Южного Азербайджана. Varum nicht?! Думаю, упрекнуть Баку (кроме Ирана, конечно) ни у кого не хватит морального права… Будет неплохая территориальная компенсация».

31 января текущего года на сессии Милли меджлиса Азербайджана рассматривался вопрос… армяно-иранских отношений. Выступления азербайджанских депутатов напоминали предвоенную риторику. Захид Орудж: «Иран последовательно проводит политику, направленную против Азербайджана. Даже односторонняя отмена визового режима – это не что иное, как составляющая антиазербайджанской стратегии. Основной целью проводимой Ираном политики в регионе является физическое уничтожение азербайджанцев». Азай Гулиев: «Все действия Ирана представляют угрозу национальным интересам Азербайджана». Ганира Пашаева: «Необходимо призвать наших соотечественников в Иране, чтобы они не допустили подобные вмешательства в дела Азербайджана. Азербайджанцы (тюркоязычные иранцы – Л.М.-Ш.), проживающие в Иране, должны помешать попыткам усиления Армении со стороны иранского государства». Депутат Фазаил Агамалы выступил с горячо поддержанной коллегами инициативой «поднять на международном уровне вопрос восстановления прав наших соотечественников (тюркоязычных иранцев – Л.М.-Ш.), проживающих в Иране».

В те же дни закавказские турки провели в Баку и Стамбуле митинги против Ирана. Транспаранты этих митингов были идентичного содержания: «Руки прочь от Азербайджана!», «Не способствуйте увеличению наглости Армении, помогая ей!», «Иран, не испытывай наше терпение!» Наконец, в конце января WikiLeaks, рассказал о жалобе замминистра иностранных дел Азербайджана Халафа Халафова послу США в Азербайджане Энн Дерси: «Иран наводняет Азербайджан наркотиками, стремясь таким образом добиться дестабилизации ситуации».

На фоне этой антииранской вакханалии нелепо звучит прозвучавшее в прочитанном недавно в одном из российских институтов докладе эксперта-консультанта Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана и руководителя Совета по внешним сношениям Гейдара Мирзы утверждение: «С 1993 г. ни один азербайджанский государственный деятель, чиновник или дипломат даже намеком не делал заявлений по поводу гипотетического наличия в Азербайджане претензий на Южный Азербайджан». В своем докладе Г.Мирза, скопировавший целые абзацы из книг историка Джамиля Гасанлы «СССР — Иран: Азербайджанский кризис и начало холодной войны (1941-1946 гг.)» и «Южный Азербайджан: начало холодной войны», исторически «обосновывает» антагонизм между персоязычным и тюркоязычным населением Ирана.

Однако к этим умозаключениям Гейдара Мирзы можно было бы отнестись с иронией, если бы не одно важное обстоятельство: в своем докладе представитель администрации президента Азербайджана стремится найти в лице России союзника в идеологической, а при «благоприятном» стечении обстоятельств, и военной агрессии Азербайджана против Ирана. Напоминая о принятом 10 ноября 1979 года решении Исламского Революционного Совета об отмене действий статьи 5 и статьи 6 Договора между СССР и Ираном от 1921 года, которыми предусматривалось, что, в случае возникновения угрозы южным рубежам СССР, Москва имеет право ввести свои войска на территорию Ирана, Гейдар Мирза констатирует: «Россия – правопреемница СССР. И сегодня, как и в 1941 г., есть только одно государство, имеющее, при определенных обстоятельствах, право ввода войск в Иран, это государство – Россия».

Казалось бы, какое отношение имеет Азербайджан к отношениям России с Ираном? Отношениям, напомню, все последние годы характеризующимся примерами дружбы и добрососедства. И какие это «определенные обстоятельства», при которых Россия должна совершить агрессию против Ирана?

Ответ на этот Гейдар Мирза дает уже в следующем предложении: «И если основатель нынешнего режима в Исламской Республике Иран возвратился из изгнания на самолете «Эйр Франс», то следующий вполне может сойти с трапа самолета «Азербайджан хава йоллари».

Как видим, озвученная В. Сеидовым «идея» о «воссоединении» «Северного» Азербайджана с «Южным» не является плодом воспаленного воображения мелкого азербайджанского чиновника. Она родилась в аппарате президента Азербайджана, и ныне уже открыто озвучивается сотрудниками администрации И. Алиева. Азербайджан, явно осознавший безнадежность попыток оккупировать Республику Арцах, уже не скрывает территориальных притязаний к Ирану. При этом Алиев и озвучивающие его планы государственные чиновники Азербайджана, проявляют неразборчивость как в средствах, так и в союзниках: НАТО, США, Россия. Какая, собственно говоря, разница, кто завоюет иранскую землю для Азербайджанской республики? Предать очередного «союзника» Баку всегда успеет.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН, по материалам: voskanapat.info

Категории: Азербайджан, Главное, Иран, Нагорный Карабах, Южный Азербайджан

« Армянские «Смерч» заставляют Баку осознавать — война в Нагорном Карабахе не будет такой безболезненной
» Информационные войны на Кавказе и Ближнем Востоке: мнения