РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Дело о взятии в плен горцами ген-майора Я.Г. Кухаренко — быв. атамана Черноморского казачьего войска, первого кубанского писателя, историка и этнографа

Рапорт командующего войсками Кубанской области, ген-адьют. гр. Евдокимова ген-адьют. кн. Орбелиани от 29 ноября 1862 года.

По рассмотрении следственного дела о взятых хищниками в плен начальнике Шапсугского отряда ген-м. Кухаренко и гв-арт шт-кап Иогансоне, оказалось:

Ген-м. Кухаренко и шт-кап Иогансон с бывшим при них в услужении казаком, проезжая из Черномории в г. Ставрополь на почтовых лошадях в принадлежащем ген. Кухаренко тарантасе, 19 числа сентября сего года, в 11 часов вечера приехали из ст. Тифлисской в ст. Казанскую, где Иогансен потребовал под съезд их в Кавказскую лошадей, и, хотя станционный смотритель просил Иогансена остаться на станции ночевать, потому, что в последнее время стало не совсем безопасно ездить, обещаяся дать им раньше лошадей, Иогансен отозвался, что им необходимо торопиться в Ставрополь, почему тотчас же были даны лошади и они отправились в ст. Кавказскую при ямщике Аркадии Воробьеве.

Утром 20 числа того же сентября, приехавший из ст. Кавказской в Казанскую Северскаго драгунскаго полка пор. Грабовский объявил Станичному Правлению, что недалеко от упраздненного поста Романовского он видел разграбленный хищниками тарантас и убитаго ямщика.

По известию этому, немедленно была сделана тревога и другие распоряжения к открытию и преследованию неприятеля, но таковые оказались безуспешны; горцы после сделаннаго ими злодеяния, т.е. с 11 час ночи и до самога рассвета, не будучи никем преследуемы, успели переправиться через р. Кубань и Лабу и скрыться в горы.

На месте происшествия найден тарантас в котором ехали ген-м Кухаренко и шт-кап. Иогансен; около тарантаса разбросаны хранившиеся в нем разные вещи и бумаги, а на козлах тарантаса лежал убитый ямщик. Происшествие это совершено в 9 верстах от ст. Казанской на границе с землею ст. Кавказской. На спуск с горы лошади были сбиты, вероятно, выстрелами сажени на две влево от дороги на запаханное место, где и остановились, тут и произошло нападение. С этого места выстрелы не могли никаким образом быть слышны ни в Кавказской, ни в Казанской станицах, ни на казачьих постах у этих станиц расположенных; хищники же, совершив злодеяние, поехали по узкой тропинке в один конь к р. Кубани; по этим следам наши казаки, преследуя неприятеля по пути следования, около стога сена нашли изрубленнаго человека бывшаго с ген-м. Кухаренко, а около аула Султана-Адиль-Гирея следы хищников были забиты выпущенным из аула пастьбу рогатым скотом и овцами, почему преследовавшие отправились дальше в ст. Темиргоевскую и объявили об этом происшествии тамошнему станичному начальнику, который немедленно, взяв с собою казаков, поскакал на то место где потеряны следы хищников, но далее таковых нигде не оказалось и таким образом не открыто ни места где хищники переправлялись через реку Лабу в наши пределы на злодеяние и обратно с пленнымини , ни виновных в слабом отправлении кордонной службы, так как служба эта на Лабинской линии отправляется со всей строгостью, тем более по случаю происходящих там почти беспрестанных тревог.

Что же касается до того места в котором хищники переправились в оба пути через реку Кубань близ места происществия, то там секрета не выставлялось, потому, что уже более 10 лет на пространстве от ст. Кавказкой до ст. Казанской никаких происшествий не было, да ко всем бродам через р. Кубань в Усть-Лабинском участке, простирающемся на 95 верст, выставить секретов не представляется возможности потому, что в этом участке расположены только 2 казачьих сотни, но во всяком случае посылаются по берегу Кубани вечерние и утренние разъезды; хищники же, совершившие это злодеяние, переправились в пределы наши не иначе как после вечернего разъезда и впредь до удобнаго случая совершить злодеяние, скрывались в кустарниках, произрастающих близ места происшествия.

Посланные за р. Белую абадзехский старшина Исумаф Хажухов и темиргоевец Магомед Упчежоков для разузнания о месте пребывания ген-м Кухаренко и узнания в подробности взятия его в плен, возвратившись оттуда привезли от шт-кап. Иогансена письмо на имя начальника 2 Участка Нижне-Лабинской линии Войск. Старш. Баума, о том, что ген-м. Кухаренко 26 числа сентября умер.

При передаче этого письма лазутчики объявили, что партия хищников, совершившая это злодеяние, состояла из 10 человек под предводительством егерухаевца Берзек Караудова. Посылавшимися-же начальником Лабинскаго отряда полк. Алкиным двумя лазутчиками, доставлены следующие сведения: партия состояла из 8 человек непокорных темиргоевцев, которая, шедши к нам, переправилась на правую сторону Лабы во время сумерок 18 сентября, неизвестно в каком месте около ст. Темиргоевской, в ту же ночь успела прибыть на Кубань, на берегу этой реки, в лесу между аулом Султановским и брошенным аулом темиргоевским Иним пробыла весь день 19 сентября и с деревьев наблюдала за проезжавшими на нашей стороне, а с наступлением сумерок переправилась на правый берег и часу в 10 или 11 ген-м. Кухаренко и офицера захватила в плен, потом, поспешно переправившись обратно за Кубань и нигде не останавливаясь, проскакала к Лабе и переправилась через оную около ст. Темиргоевской верстах в 3-х или 4-х; добравшись до р. Фарса, она имела в большом лесу дневку, с наступлением же ночи прибыла к р. Белой и перешла за нее немного выше устья Курджипса; хищники в оба раза переправлялись в одном и том де месте около ст. Темиргоевской.

При нападении партии ген-м. Кухаренко назвал себя бедным лекарем, а потому от Кубани и до самага места дневки партии был везен на заводной лошади со связанными руками и ногами, стянутыми ремнем,  пропущенным под брюхом лошади, с которой во время следования он, Кухаренко, падал два раза; шт-кап. же Иогансен, 14 числа октября из плена доставлен горцами, за что им уплачено 6 000 р.с. (из собственности сего офицера).

При производстве сего дела издержано следователем на прогоны 70 р.с.

По вышеизложенным обстоятельствам сего дела, принимая во внимание неосторожность ген-м. Кухаренко в том, что при выезде его из ст. Казанской в ночное время он не взял с собой никакого конвоя, через что сделался жертвою хищников и что в отношении кордонной службы виновных нет и ничего упущено не было, я определил это дело оставить без последствий, а издержанные на производство оного 70 р.с. принять на счет казны.

АКАК, XII том, стр 1022. Орфография оригинала почти везде сохранена

Категории: Актуальный архив, Главное, Документы, Черкесский вопрос

« США срывают российский план по Ирану
» Проблемы мюридизма в российском и западном исламоведении (II)