РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Азербайджан после Гейдара Алиева: «Наши правила игры»

Некоторые полагают, что наши выборы представляют собой игру без правил. Но это не совсем так: даже самой примитивной игре свойственны какие-то правила. Видимо, подобное заблуждение возникает из-за того, что наши выборы пытаются осмыслить и интерпретировать в контексте иных (писаных, демократических, цивилизованных) правил, которые не имеют никакого отношения к выборной игре, осуществляемой нашей властью. Ведь каждая игра предполагает набор специфических собственных правил, к которым уже успели адаптироваться и игроки, и зрители, и судьи. Любая попытка кардинального пересмотра привычных правил или их подмены правилами иной игры может привести к совершенно комичному эффекту и даже полностью разрушить внутреннюю логику, мотивацию и саму суть данной игры. Представляете, что получится, если хоккейные состязания оценивать по нормативам фигурного катания, традиционную рулетку вести по канонам «русской рулетки» или наши футбольные матчи проводить по правилам американского футбола (правда, наш футбол нелеп при любых правилах игры)? Каждая игра по-своему самобытна и имеет свои неповторимые правила. В том числе и такая имитационная игра, как «выборы по-азербайджански».

При поверхностном взгляде наша имитационная игра похожа на классическую выборную игру, столь популярную в демократическом мире: по сути, тот же набор игроков, та же процессуальная и техническая атрибутика, то же риторическое и терминологическое оформление, примерно те же основополагающие писаные правила… Но за этой внешней видимостью и имитационной оболочкой скрывается суть совершенно иной игры.

Прежде всего, существенные отличия начинаются уже на уровне целевой сути, мотивационной направленности и самой «философии» игры. Нормальные выборы — это серьёзная политическая игра, цель которой — обеспечить легитимную избираемость и сменяемость выборных органов (президента, парламента, муниципалитета), а также их подконтрольность обществу. То есть нормальные выборы представляют собой интригующую, непредсказуемую, зрелищную игру, в которой соискатели на тот или иной пост соревнуются друг с другом за то, чтобы завоевать голоса избирателей, выступающих в роли главного арбитра (жюри). В соответствии с этой целью, выстраивается сложная система правил, чтобы обеспечить более честный характер данной игры, усилить внутреннюю интригу процесса, сделать изначально непредсказуемым итоговый результат.

У нас же всё обстоит иначе. Наша игра в «выборы по-азербайджански» направлена на то, чтобы сделать в принципе невозможным легитимную избираемость и сменяемость выборных органов, не допустить их подконтрольности обществу. По сути, наши выборы – это имитационная игра-перевёртыш: внешне она напоминает (пародирует) нормальные выборы, но при этом имеет совершенно иные цели, мотивацию и свод неписаных регулирующих правил. В этой изощрённой игре также имитируется борьба соискателей на тот или иной пост, в те или иные органы, но в роли подлинного арбитра (жюри) выступают не избиратели, а действующая власть, выбирающая фактически сама себя. В соответствии с подобной «философией», выстраивается параллельная система неписаных правил, призванная обеспечить имитационный характер и фальсифицированные итоги данной выборной игры.

Игра в «выборы по-азербайджански» — одно из главных творений «алиевской власти». При первом и втором президентах страны (Аязе Муталибове и Абульфазе Эльчибее) выборные игры представляли собой странный симбиоз прежнего советского опыта и новых тенденций стихийной демократии. И хотя при тех президентах также предпринимались реальные попытки имитационно-фальсификационной коррекции сути и результатов избирательного процесса, тем не менее это были вариации классической игры в нормальные выборы, но не «выборы по-азербайджански». В то время эта имитационная игра и не могла сложиться: для этого нужна была иная власть и иное состояние общества.

Даже «злому гению» Гейдара Алиева, изобретателю этой изощренной имитационной игры, понадобились годы для того, чтобы полностью адаптировать общество и основных игроков (власть, оппозицию, электорат, а отчасти и Запад) к такому новому феномену, как «выборы по-азербайджански». Ведь уникальность этой игры в том, что она осуществима только при специфическом состоянии власти и общества, при особых социально-политических и нравственно-психологических условиях. Иными словами, для игры в «выборы по-азербайджански» необходимы специфический феномен «нашей власти», особое состояние «нашего общества» и приемлемая («толерантная») внешнеполитическая атмосфера.

«Алиевская власть» весьма преуспела в создании всех необходимых условий и очень быстро сумела навязать обществу, а отчасти и Западу собственную модель имитационной выборной игры. Последние парламентские и президентские выборы стали апофеозом игры в «выборы по-азербайджански», в которой мы достигли почти что совершенства.

Неписаные правила этой выборной игры весьма просты, хотя и требуют железной воли и определённого имитационного мастерства. Поскольку «выборы по-азербайджански» — это игра-перевёртыш, кривое зеркальное отражение демократических выборов, то главный игровой принцип здесь один: делать всё наперекор тому, что характерно для нормального выборного процесса, практикуемого в цивилизованном мире. То есть на словах надо имитировать приверженность правилам и нормативам демократических выборов, а на деле — шаг за шагом осуществлять сценарный план фальсификационной игры.

Сегодня нас пытаются убедить, что новый избирательный процесс не станет повторением прежней имитационной игры и пройдет в режиме подлинной демократии. С чего бы это? Только потому, что этого хочет оппозиция, часть протестного электората и определённые круги Запада? Но одного хотения ещё очень мало. Что реально сделано для того, чтобы не допустить в очередной раз «выборы по-азербайджански», чтобы сломать или заблокировать имитационно-фальсификационные планы правящего режима? Почему вдруг новые выборы должны стать другими? Или это не та же «наша власть», не то же «наше общество», не та же «наша оппозиция» и не тот же прагматический внешний фон?

Давайте посмотрим, изменилось ли что‑либо в политическом климате страны, а также в «философии» и практике нашей выборной игры после известного указа президента? К сожалению, вместо необходимых качественных изменений произошли лишь некоторые количественные изменения, которые не коснулись имитационно-фальсификационной сути нашей выборной игры. Если бы указ президента не носил имитационный характер, то следовало бы ожидать целой серии реформаторских шагов, направленных на оздоровление общей предвыборной ситуации в обществе и создание реальной базы для проведения честных выборов. Но где подобные шаги? Инициирован ли реальный диалог со всеми политическими силами в стране? Осуществлены ли конкретные действия по реанимации в обществе и за рубежом доверия к власти и к выборам? Отстранены ли прежние фальсификаторы от контроля и участия в выборном процессе? Пересмотрены ли составы избирательных комиссий в направлении обеспечения большей объективности? Обеспечен ли реальный заслон вмешательству полиции и исполнительной власти в избирательный процесс? Предоставлены ли действительно равные права и возможности всем кандидатам в депутаты? Да и вообще, в чём нашло своё конкретное, действенное воплощение президентское обещание честных выборов? … Ответ очевиден: ни в чём.

Можно ли поверить в возможность иной выборной игры и в возможность реализации указа президента, видя в команде, которой доверена судьба выборов, всё те же мракобесные типажи, слыша их мракобесные речи? Физиогномика, быть может, и несерьёзная наука, но порой достаточно одного взгляда на лица многих персон во власти, чтобы усомниться в её благих и демократических намерениях. Что же говорить об убогой вербальной стороне их визитной карточки, о их реакционных взглядах, речах и делах? С такой ли командой нам прочат честные выборы и эволюционное продвижение к демократии? И что может быть отвратнее, когда подобные люди говорят о демократии?

Истина в том, что президент и его команда, несмотря на все их имитационные заявления, верны прежнему фальсификационному курсу. Вся предвыборная пропаганда властных структур строится на тезисе о неизменности политики «общенационального лидера» Гейдара Алиева. А отсюда напрашивается вывод и о неизменности «алиевской» имитационной игры в «выборы по-азербайджански». По крайней мере, до тех пор, пока само общество активно не воспротивится подобным имитационным играм.

(«Реальный Азербайджан», 2006)

Источник: Гулиев З. Азербайджан после Гейдара Алиева. М.: Regnum. 2011

Категории: Азербайджан, Главное

« Армянские «Точки-У» задели болевые точки азербайджанцев
» Армянская община Стамбула: методы выживания