ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Некоторые документы по истории окончательного присоединения Талышинского ханства к Российской империи

Хроника основных событий в истории Талыша XVIIIXIX веках

XVIII век

• Во время первого Персидского похода (1722-23) русских войск под командованием Петра I в прикаспийские владения Ирана, завершившегося трактатом, заключенным в С.-Петербурге от 12(23) сентября 1723 г. (1) в числе отошедших к России иранских провинций находился Талыш, объединенный с Гиляном.

• В связи с обострением русско-турецких отношений русское правительство, заинтересованное в союзе с Ираном, по трактатам заключенным в Реште от 13(24) февраля 1729 г. (2) и от 21 января (1 февраля) 1732 г. (3), возвратило Ирану прикаспийские провинци-и, в том числе и Талыш, а по трактату, заключенному в Гяндже от 10(21) марта 1735 г. (4), возвратило также Баку и Дербент.

• В 1736 г. Сеид Аббас (5) из Талышинской ветви рода Сефевидов получил от Надир шаха фирман о признании его потомственным правителем Талыша и был объявлен ханом.

• В 1747 г. после убийства Надир шаха (9 августа) Талышинское ханство получило независимость. В том же году Джемал эд-Дин (6) перенёс столицу из Астары в Ленкорань.

• В 1768 г. Хидаят хан Гиляна вторгся в Талыш.

• В 1785 г. Талышинское ханство присоединилось к объединенным землям Кубинского (Лезгинского) ханства (7).

• В 1786 г. после смерти Джемал эд-Дина третьим ханом Талышинским стал Мир-Мустафа хан (8).

• В 1789 г. умер кубинский хан Фатали. Талышинское ханство вновь стало независимым.

• В 1795 г. Ага Мухаммед Каджар в числе прочих территорий вторгся и в Талышинское ханство.

• После отхода иранских войск Мир-Мустафа хан, возвратившись в Талыш, сразу отправил делегации на Северный Кавказ к генералу И. В. Гудовичу, а в октябре — в Петербург.

• 12 марта 1796 г. посланник Мир-Мустафа хана Кербалай Асадулла предъявил российской императрице Екатерине II письмо о желании Талышинского ханства присоединиться к Российской империи. Тогда же Мир-Мустафа хан получил чин генерал-майора.

• Второй Персидский поход (1796) русских войск под командованием генерал-поручика В. А. Зубова в прикаспийские владения Ирана, начался в апреле, выходом Каспийского корпуса из Кизляра. В ноябре войска достигли слияния рек Кура и Аракс.

• После смерти Екатерины II император Павел I отозвал русские войска, но помощь хану Талыша оказывал (9).

• Талыш вновь захвачен Ираном.

XIX век

• 28 декабря 1802-го года по Георгиевскому договору (10) Талышинское ханство перешло под протекторат России с дальнейшим оказанием помощи (11).

Русско-иранская война (1804-1813)

• 16 сентября 1809 г. иранские войска вторглись в Талышинское ханство, овладели Ленкоранью и сожгли город. Мир-Мустафа хан вместе со знатными жителями и своим войском укрылся на полуострове Камыш-Аван (12).

• 1 января 1813 русские войска под командованием генерал-майора П. С. Котляровского штурмом взяли Ленкорань (13).

12 октября 1813 г. между Россией и Ираном в Гюлюстане заключен трактат, завершивший русско-иранскую войну 1804-13 гг. (14). Договор оформил включение в числе прочих и Талышинского ханства в состав России.

• В 1814 г. после смерти Мир-Мустафа хана четвертым ханом Талышинским стал его сын Мир-Хасан хан (15).

• 1826 г. — вопросы разграничения территорий по мирному договору в Гюлюстане окончательно не решены. Особенно сложен вопрос с Талышинским ханством (16).

Русско-иранская война (1826-28)

• 10 февраля 1828 г. между Россией и Ираном в Туркманчае заключен трактат, завершивший русско-иранскую войну 1826-28 (17).

• В апреле того же года, генерал-майор А. Ф. Раль получил предписание для принятия ханства Талышинского (18), а после изгнания Мир-Хасан хана был назначен управляющим.

• Окончательное разграничение владений Ирана и России завершено в 1835 г.

• Став частью Российской империи, ханство до 10.04.1840 именовалось Талышинской провинцией. После административных реструктуризации оно входило в состав Каспийской области как Талышинский уезд, а затем как Ленкоранский уезд в составе Шемахинской губернии (19).

Документы

Предпоследней точкой в затянувшемся конфликте между Российской империей и Ираном стал Гюлистанский мирный договор. Если не учитывать английского влияния на процесс, одним из наиболее щепетильных вопросов было Талышинское ханство, послужившее, фактически, предлогом для последней русско-иранской войны 1826-28 гг. и чуть было не послужившее развязыванию третьей.

В свое время управляющий Грузией генерал-майор А. П. Ермолов даже предлагал: «сделать Талышинское ханство независимым от России и под покровительством обеих держав. Но сего предложения моего государю императору неугодно было одобрить». [14, Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией. 1826 год].

Как бы то ни было, русско-иранские отношения, в конце концов, утряслись. Последней датой в более чем столетнем противостоянии принято считать 10 февраля 1828 года — дату подписания мирного договора в Туркманчае.

Однако, при более пристальном внимании выясняется, что не все столь однозначно. Некоторые документы, проливающие свет на события тех лет, говорят о том, что после подписания мирного трактата, и даже после его ратификации, иранская сторона никак не могла смириться с произошедшим. Конфликт еще некоторое время медленно и опасно тлел, приведя к трагическим событиям в Тегеране 30 января 1829 года, т.е. разгрому русской миссии, а еще через месяц, в конце февраля — даже ко вторжению Мир-Хасан хана Талышинского.

Итак, что же происходило после подписания Туркменчайского трактата в Талыше и вокруг него?

Для полноценного представления данного вопроса начнем с документа, составленного за три дня до заключения мирного договора. Это секретное наставление генерал-адъютанта И. Ф. Паскевича коллежскому советнику А. С. Грибоедову от 7 февраля 1828 г. «Наставление» состоит из двух частей: рассуждений и самих наставлений, состоящих из 4-х пунктов. Умудренный опытом И. Ф. Паскевич предвидит большие трудности с местным населением в случае затягивания вывода войск из северного «Азербежана», в частности из Талыша. [8, д. 123, л. 1-3 об.; 22, Наставление Коллежскому Советнику Грибоедову… 7февраля 1828…, стр. 148-149].

В Туркманчае были подписаны секретные дополнительные статьи, названные в основном тексте мирного договора в общей форме дополнительным договором.

Через 3 дня, 10 февраля 1828 г. в Туркманчае был заключен известный, так называемый, «мирный договор», состоящий из трех блоков.

Первый блок состоит из 16 основных статей и именуетя «Трактатъ, … О миръ между Росс-iero и Пераею». [2, стр. 214-222; 4, Томъ III. 1828. Отъ № 1677 до 2574. 1830., N1 1794, стр. 125-130; 3, стр. 314-321].

Второй блок состоит из 9 статей и именуетя «Трактатъ, … О торговлЪ Россшскихъ и Пер-сидскихъ подданныхъ». [2, стр. 223-227; 4, Томъ III. 1828. Оть № 1677 до 2574. 1830., N1 1795, стр. 130-134].

И наконец, третий блок состоит из 6 секретных дополнительных статей, названных в основном тексте «трактата о мире» в общей форме дополнительным договором или «Отдельными статьями к мирному договору». По крайней мере, концовка договора говорит сама за себя: «Настоящие отдельные статьи, предназначенные дополнить основной договор от сего числа и совершенные в двух экземплярах, будут иметь такую же силу и действие, как если бы они были полностью включены в него». [7, д. 1028, л. 4-20 (подлинники); 3, стр. 321-324].

Кстати говоря, тексты первых двух блоков были опубликованы уже в 1830 г. в сборнике Полное собрание законов Российской Империи [4, т. III]. Что же касается текста третьего блока, то он не вошел ни в этот сборник, ни в сборник Договоры России съ Востокомъ, изданный через 40 лет в 1869 г. [2], хотя тексты первых двух блоков присутствовали и в этом сборнике (20).

Но вернемся к самим документам, среди которых имеются интересующие нас статьи. Так, среди основных статей вызывает интерес статья под номером 4, в которой описывается граница раздела территории, а также ее следствие — статья под номером 1 из отдельных статей к основному мирному договору. В последней говорится следующее: «Прямым следствием ст. IV основного договора от сего числа является обязательство е.в. персидского шаха вывести свои войска в двухмесячный срок, начиная с даты подписания настоящего договора, и передать российским комиссарам, направленным с этой целью на места, всю ту часть Талышинского ханства, которая по праву принадлежит Российской империи и границы которой точно определены ст. IV основного договора. Она была захвачена персидскими войсками в результате неприятельских действий, предшествовавших войне, столь счастливо завершившейся заключением упомянутого договора. В ожидании передачи названного ханства российским комиссарам персидское правительство будет внимательно следить за тем, чтобы там не чинились никакие насилия или вымогательства в отношении тамошних жителей или их имущества и возложит на местные власти ответственность за любые беспорядки, которые тем временем могли бы быть там учинены». [3, стр. 321-322].

Согласно вышеупомянутым статьям, по прошествии трех месяцев граф И. Ф. Паскевич предписывает генерал-майору А. Ф. Ралю принять Талышинское ханство. Документ, датированный 2-го мая 1828 г., начинается следующим образом: «Въ предписанiи, оть 23-го апреля, № 488, вамъ даны нужныя наставленiя для принятiя оть Пераянъ ханства Талышинскаго, на основанiи 4-й ст. Туркменчайскаго трактата». Далее в 6-и пунктах излагаются меры, которые необходимо принять. В конце же говорится, что «по усмотренiю местных обстоятельствъ и настоящаго положенiя Талышинскаго ханства собственными соображенiями». [1, т. VII, 1878 г., дело 416, стр. 466-467].

Из первых строк видно, что этому документу предшествовало предписание от 23 апреля, которое вполне согласуется со сроками вывода шахских войск из Талышинского ханства и передачи его российским комиссарам (21).

Несмотря на то, что на персидском правительстве лежит «ответственность за любые беспорядки, которые… могли бы быть там учинены», дополнительное предписание от 2-го мая указывает на возникшие трудности в связи с принятием ханства Талышинского под юрисдикцию Российской империи.

Подтверждение мы находим в письме (22) А. С. Грибоедова из Тифлиса директору Азиатского департамента министерства иностранных дел К. К. Родофиникину от 10 июля 1828 г., в котором среди прочего говорится: «Мир-Гассан-хана Талышинского генерал Раль еще не выжил из его ханства». Кроме того, иранская сторона медлит с ратификацией договора, о чем говорится в том же письме. [11, т. 3, 1917, стр. 214-216; 12, стр. 577-579].

Бывший полковник российской армии, наследный Талышинский хан Мир-Хасан, с началом военных действий перешедший на сторону Ирана и возглавлявший передовые части в войне с Россией, после подписания мира продолжил вооруженную борьбу в ханстве (что и предсказывал Паскевич).

Как явствует из донесения от 27 июля надворного советника Амбургера графу Паскевичу, подобное поведение бывшего хана Талышинского, до поры до времени, подогревалось и поддерживалось со стороны самого Аббась-мирзы, наследника престола. «Наследникъ подобнымъ поведенiемъ хочетъ понудить насъ уступить ему Талышъ, какъ негодную и уже необитаемою область». [1, т. VII, 1878, дело 417, стр. 467].

Вот с какими трудностями столкнулся генерал-майор Раль, исполняя предписания о принятии «от Персиян ханства Талышинского».

Наконец, 29 июля 1828 г. в лагере при Ахалкалаках через полгода после подписания Туркманчайского договора произошел размен ратификационными грамотами. [5, д. 18, л. 22-23, копия «Журнала» за 14-17 апреля 1829 г., снятая Вольховским (автограф подписан) для МИД; 8, д. 192, «Журнал реляций» И. Ф. Паскевича (2 апреля 1827 г. по 31 декабря 1830 г.); 8, д. 194. л. 93, »Журнал реляций» И. Ф. Паскевича (с 17 октября 1827 г. по 1 июня 1830 г.)] (23).

Согласно ст. VI из «Отдельных статей к основному мирному договору», «сразу же после размена ратификациями обе стороны назначат комиссаров с тем, чтобы приступить к демаркации пограничной линии, которая определена ст. IV основного договора от сего числа, и составить ее точную карту; один экземпляр этой карты, скрепленный подписью соответствующих комиссаров, будет представлен на утверждение главнокомандующего в Грузиiи, а другой, совершенно идентичный — на утверждение е.к. выс-ва принца Аббаса Мирзы. Затем состоится обмен этими картами, которые будут иметь силу и служить нормой в будущем». [3, стр. 324].

Однако, деятельность комиссаров российской стороны, возглавляемых генерал-майором В. О. Бебутовым (24), проходит в весьма напряженной, близкой к военной обстановке.

Кроме проблемы с прежним владельцем Талыша возникла еще одна серьезная проблема. В очередном документе, посланном в сентябре Грибоедовым из Эривани графу Паскевичу, говорится о том, что вследствие «превратного толкования трех статей Туркменчайскою трактата (25) с обеих сторон» возникает серьезная проблема с переселенцами. В нем же предлагаются меры по стабилизации обстановки в приграничных районах: «о переселении жителей нигде не сказано, что оно из России в Персию должно быть российским правительством терпимо. Я полагаю, что не излишним бы было, если бы ваше сиятельство соизволили предписать циркуляром всем пограничным начальникам, как по сему предмету впредь поступать надлежит». [12, стр. 606-608] (26).

Кроме всего прочего, весьма нерасторопно действуют чиновники в России. Лишь 17 октября 1828 г. десять экземпляров мирного договора и торговой Конвенции, заключенных с Персией в Туркманчае, были препровождены при предписании Азиатского Департамента в Тегеран. [17, стр. 114] (27).

Начавшиеся военные действия между Российской империей и Оттоманской Портой чуть было не спровоцировали и Персию. Вот что пишет о том времени Д. Н. Бантыш-Каменский: «около половины февраля, достигло известие о движении турок к Ахалцыху. Обстоятельства эти сильно встревожили легковерных закавказских жителей, особенно когда через несколько дней получено донесение о вторжении в Талышинскую провинцию Мир-Гассан-хана, прежнего владельца талышей, находившегося на жаловании в Персии. … Война с Персией казалась неизбежною». [10, ч. 4, 1841, 45. Князя Ивана Федоровича Варшавского, графа Паскевича-Эриванского].

Неоднократные ноты «о противномъ мирному трактату поведенiи Мир-Хасан-хана» [1, т. VII, 1878, дело 417, стр. 467] не приводили к результатам вплоть до конца 1830 г., когда после того, как «сильныя настоящiя ген.-адъют. кн. Долгорукова объ удаленiи, на основанiи Туркменчайскаго трактата, хановъ возмутителей отъ границы Талышинской побудили, наконецъ, наследника Персидскаго престола къ принятiю решительныхъ мъръ. Е. выс., испытавъ непослушанiе Мир-Хасан-хана къ повеленiямъ своимъ, отправилъ Бала-хана и Фарзи-бека съ войскомъ для принуждешя его къ сдаче силою». [1, т. VII, 1878, дело 419, стр. 468].

Из рапорта коллежского асессора Безака графу Паскевичу от 9 декабря 1830 года узнаем о том, что Мир-Хасан-хан, «съ двумя женами, дътьми и несколькими нукерами» бежав из Персии, «прибылъ въ Астаринскш магалъ и явился прямо къ начальнику Талышинскаго ханства подпол к. Коршенко 2-му». После чего «объявляеть ему, что онъ отдаеть себя вновь подъ покровительство Россiи, и чувствуя себя виновнымъ, готовъ перенести наказанiе и даже казнь, но къ Персидскому правительству не возратится; если-же его у насъ принять не пожелають, то онъ въ крайности решится собрать партiю и грабить пограничный край». Тем не менее, хана Талышинского выдают Персии с условием его изоляции от границ Талыша. [1, т. VII, 1878, дело 419, стр. 468-469].

Однако, по прошествии всего лишь трех месяцев из нескольких документов, составленных графом Паскевичем, а именно краткого «предписанiя к. а. Безаку, оть 18-го марта 1831 года, № 170» [1, т. VII, 1878, дело 421, стр. 469], довольно пространного «отношения кь гр. Чернышеву, оть 19-го марта 1831 года, № 231» [1, т. VII, 1878, дело 422, стр. 469-472], и вновь краткой «прокламацiи къ жителямъ Талышинскаго ханства, отъ 23-го марта 1831 года, № 246» [1, т. VII, 1878, дело 423, стр. 472], узнаем об очередном вторжении Мир-Хасан хана в Талышинскую провинцию.

В «отношенiи» к гр. Чернышеву весьма детально, буквально с 5 марта, т.е. со дня переправы «чрезъ пограничную речку Астару съ 30-ю всадниками» представлены действия Мир-Хасан хана и его сподвижников в Талыше, а также предпринимаемые контр действия.

Целых три месяца потребовалось для выдворения Мир-Хасан хана из Талыша. Как видно из следующих документов (28), как минимум еще четыре месяца уже на территории Персии он был неуловим, где он то приближался к границе Талыша, то через Гилян уходил в Мазандеран.

30 июня 1832 г. Мир-Хасан хан Талышинский умер (по некоторым сведениям был убит при очередной попытке вернуться в Талыш) и был похоронен в Тегеране.

Лишь после этого события дела по «демаркации пограничной линии» и «составлении ее точной карты», оговоренные в ст. VI из «Отдельных статей к основному мирному договору» [3, стр. 324], наконец сдвинулись с мертвой точки. А 14 апреля 1835 года «за окончательное разграничение владений Персии» и России генерал-майор В. О. Бебутов был удостоен персидского Императорского ордена «Льва и Солнца» (Nishan-i-Shir u Khurshid) 1-ой степени с алмазными знаками. [19, т. 2, 1896, стр. 624; 21, Бебутов В.О. стр. 58-61].

Таким образом, именно это событие можно расценивать как последнюю точку в затянувшемся конфликте.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

К. К. Родофиникину.

iюля 10-го дня 1828 года. Тифлись.

Милостивый Государь Константинъ Константиновичъ. Чувствительнейше благодарю Ваше Превосходительство за партикулярное письмо ваше отъ 19-го истекшаго iюня. Изъ оффицiальныхъ бумагь моихъ вы уже знаете о моемъ при-бытiи въ Тефлисъ; я несколько на пути сюда былъ задержанъ недостаткомъ конвоя на Лиyiи и испорченностiю дороги въ горахъ.

Будьте спокойны на щеть Персiи. Офицiальныхъ бумагь о сношенiяхъ нашихъ съ нею за последнее время я почти никакихъ не нашелъ, но столько узналъ, чтобъ прiостановиться отсылкою курьера къ Амбургеру. Графъ Иванъ Федоровичъ между прочимъ запретилъ ему отдавать Аббасъ-Мирзе портреть и ответь Государя Императора, до некотораго времяни. Также здесь удержаны еще знаменитые пленники Гассанъ-Ханъ и зять Шахской, человъкъ 70 офицеровъ и до 1500 рядовыхъ Персидскихъ. Хойская провинцiя еще занята нашими войсками, и более 8000 семействъ Армянскихъ переселены уже по сю сторону Аракса, остальные за ними вследъ выводятся. — Вотъ что съ нашей стороны. — Съ Персидской долго медлили ратификацiею. Миръ-Гассанъ-Хана Тальшинскаго генералъ Раль еще не выжилъ изъ его Ханства, и такъ далее. Въ прежнiя времена можно бы опасаться важнейшихъ несогласий. Но теперь все это уладится просто, само собою.

Ратификацiя о сю пору должна уже прибыть къ Гр. Паскевичу съ возвращенiемъ его Адъютан-та; для сего предмета и Ханъ, говорятъ, прибылъ въ Гумри, съ которымъ я черезъ три дни увижусь.

Говорилъ я сь пленными, которымъ сообщенiе со всеми свободно, съ муштеидомъ, имеющимъ верныя сведения изъ Табриза, сь Apxieпископомъ Нерсесомъ, прибывшимъ обратно отъ Патрiарха, котораго онъ провожалъ, съ Коцебу, только что возвратившимся изъ Тегерана; наконецъ съ целымъ городомъ: потому что я здесь всехъ знаю. Перая въ такомъ истощенномъ положегаи, что не помышляеть о войне ни съ кемъ въ свете, разве мы подадимъ ей способы возстать противъ Турцiи. Повиновенiя внутри Государства очень мало: отъ этого не скоро и не всехъ выдаютъ нашихъ пленныхъ. Въ замену и мы своихъ задерживаемъ. Говорятъ, что Амбургеръ въ отчаянiи отъ характера людей, сь которыми имееть дело, они еще безчестнее и лживее прежняго сделались после военныхъ неудачей прошедшаго и нынешняго года. Впрочемъ нечему удивляться. Мы ихъ устрашили, но не перевоспитали. И задача эта наскоро решиться не можетъ. Амбургеръ, по частнымъ слухамъ, действуетъ очень умно и усердно. А я оттого не возвестилъ моего проезда сюда, чтобы не помешать ему. Хочу сперва узнать въ Главной корпусной квартиръ, въ чемъ дело? — pour ne pas tomber la comme une bombe. Оттудова отправляю я вамъ проектъ моего письма къ Абулъ-Гассанъ-Хану.

Секретно. На границе чума. Воть причина, которая могла бы меня задержать въ карантинъ гораздо долее, чемъ Ваше Превосходительство бы думали. И тогда не пеняйте, если я въ одно время въ двухъ местахъ разомъ не буду. Либо въ Персiи величаться. Либо въ Турцiи окуриваться.

Удивляюсь, куда давался конверть Вашего Превосходительства № 1117. Но здесь его нетъ ни на почтв, ни въ Канцелярiи. Также недостаетъ газеть № 68,69, 70.

Удостойте меня поскорее присылкою кредитива. Иначе боюсь, что опять Е. С. Вице-канцлеръ и Вы будете пенять мне, зачемъ не поспешаю въ Перiю. Съ чемъ же я явлюсь туда??? Также одолжите увъдомлетемъ, когда вещи могутъ прибыть въ Зензелей, чтобы я до техъ поръ могь распорядиться отправкою туда надежнаго чиновника и именно Дадашева. —

Что прикажете делать съ юными орiентальными дипломатами, которые цветутъ здесь какъ сонныя воды въ бездвйствiи? Разве вы изволите ассигновать имъ особенное жалованье? Бероева можно будегь со временемъ поместить на Консульское место где-нибудь при Каспiйскомъ море. Шаумбургъ просится въ отпускъ. Лебедевъ! Кузьминъ! Ваценко etc. По прибытiи въ лагерь Гр. Ив. Федор. обо всемъ донесу обстоятельнее Вашему Превосходительству.

Поручая себя въ благосклонное вниманiе Ваше, честь имею съ чувствомъ совершенной преданности пребыть Вашего Превосходительства всепокорный слуга А. Грибоедовъ.

Тифлисъ. 10 iюля 1828.

Е. Превосход: М. Г. Констан. Конст. Родофи- [11, т. 3, 1917, стр. 214-216; 12, стр. 577-579].

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ГР. И. Ф. ПАСКЕВИЧУ

ОТНОШЕНИЕ № 52

23-го сентября 1828 г. Эриванъ. Имею честь уведомить ваше сиятельство, что, по прибытии моем в Эривань, я нашел Мирзу-Джафара на возвратном пути, основавшего здесь свое местопребывание. Опираясь на фирманы, которые он имеет от своего двора, и на словесное позволение вашего сиятельства, он требовал от местного начальства билеты и свободный пропуск всем тем из наших подданных, которые, по силе трактата, пожелают переселиться в Персию. Сущность трактата не могла быть известна здешним чиновникам, предпочтительно занятым внутренним управлением; самого областного начальника здесь не было, и потому сначала допущен был персидский посланный к свободному здесь проживанию и к исполнению объявленных им поручений; тем более что от тифлисского военного губернатора получена бумага, где говорится о нем как о посланнике, которого должно принимать и содержать соответственно его званию. Но вскоре вредные последствия его внушений и принятого им на себя официального характера побудителя и покровителя переселения соделались явными. Некоторые недовольные новым порядком, вводимым нашим правительством, объявили желание уйти навсегда отсюда. На ту пору я прибыл и, сведав, что происходило, послал за Мирзою-Джафаром и выговаривал ему неуместность его поведения. Из слов же его я усмотрел, что он искренно верил в правильность своих поступков, выказал мне свои фирманы; а позволение вашего сиятельства прежним персидским подданным, имеющим в Эривани собственность, продавать и обменивать оную он понял превратно, так же как и персидское министерство и консул наш в Тавризе, воображая, что сие также дает новым нашим подданным право переселиться с своею собственностью и семейством в Персию, ежели они того пожелают. Я не распространялся с ним в толковании трактата, худо им понимаемого, о чем уже мною пространно писано к нашему консулу; а по прибытии в Тавриз надеюсь сие пояснить персидскому министерству однажды навсегда. Главное, в чем я остановил Мирзу-Джафара, состояло в невозможности ему долее пребывать в Эривани в качестве резидента, в каковом звании он не аккредитован от своего двора, не признан нашим и не имеет на то от вашего сиятельства письменного дозволения. По многим объяснениям, он наконец сдался на очевидность моих доводов и ныне поутру отъезжает.

Не почитаю излишним изложить мое мнение насчет трех статей Туркменчайского трактата, которые до сих пор толкуются превратно с обеих сторон. Если ваше сиятельство предпишете тифлисскому военному губернатору и пограничным начальникам в Эривани, в Карабаге, Талыше и проч., чтобы по одному и тому же предмету не было разнообразных толкований, то сие воздержит наших подданных от новой страсти к переселению, к которому они не могут и не должны быть допущены.

1) Статьею XII предоставлен трехлетний срок тем из подданных обеих держав, которые имеют недвижимую собственность по обе стороны Аракса и которые в течение сего времени могут свободно продавать и обменивать оную. О свободе переселяться тем или другим не сказано ни слова.

2) Статьею XIV не дозволено переметчикам и дезертирам, каковы суть ханы, беки и духовные начальники или муллы, которые своими внушениями могли бы иметь вредное влияние на соотчичей, селиться близ границы. Что касается до прочих жителей, то те, которые перешли или впредь перейдут из одного государства в другое, могут селиться и жить всюду, где дозволит то правительство, под коим они будут находиться (le Gouvernement, sous lequel ils seront places).

Примечание. Что же касается до того государства, из которого они перешли или перейдут, то нигде не сказано, что оно должно давать им на то позволение, билеты и свободный пропуск.

3) Статьею XV даруется его величеством шахом полное прощение всем жителям и чиновникам Адербейджана. Сверх того будет предоставлен тем чиновникам и жителям годичный срок, считая от дня заключения трактата, для свободного перехода со своими семействами из персидских областей в российские, для вывоза и продажи движимого имущества; относительно же имения недвижимого определяется пятилетний срок для продажи оного.

Примечание. Сей годичный срок для перехода и пятилетний для продажи недвижимого имущества поставлен исключительно в пользу переходящих из Персии в Россию, а не наоборот. Нигде не сказано и не могло быть сказано, чтобы мы должны отпускать своих подданных с семействами и имуществами, ибо вся статья основана на завоевании Адербейджана, где многие нам служили и не захотели бы далее оставаться в подозрении под законом прежнего правительства, ими оскорбленного и мстительного, по выступлении наших войск.

Вот, по-моему, единственный способ толковать трактат: а о переселении жителей нигде не сказано, что оно из России в Персию должно быть российским правительством терпимо. Я полагаю, что не излишним бы было, если бы ваше сиятельство соизволили предписать циркуляром всем пограничным начальникам, как по сему предмету впредь поступать надлежит.

[12, стр. 606-608].

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Министерства Иностранных дел в Азиатский Департамент

Российского Императорского Полномочного Министра при Персидском Дворе Статского Советника и Кавалера Грибоедова

Донесение

Десять экземпляров мирного договора и торговой Конвенции, заключенных с Персией в Туркманчае, препровожденные при предписании Азиатского Департамента за № 1229 я имел честь получить и половинное число оных доставить Генеральному Консулу нашему в Табризе г. Надворному Советнику Амбургеру; о чем имею честь донести упомянутому Департаменту

Ст. Советник Грибоедов

№ 69

Октября 17 дня 1828

Табриз

[17, стр. 114].

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Примечания

(1) [2, стр. 185-189; 3, стр. 197-200; 6, 1723, д. 264, л. 7 (подлинник)]

(2) [2, стр. 189-193; 3, стр. 205-208; 6, д. 266, л. 8—10 (подлинник), л. 1—7 (перевод)]

(3) [2, стр. 194-202; 3, стр. 208-215; 6, 1732, д. 267, л. 3—9 (копия); д. 268, л. 8—11 (подлинник)]

(4) [2, стр. 202-207; 3, стр. 215-220; 6, д. 269, л. 1—4 (подлинник), л. 17—25 (перевод)]

(5) Сеид Аббас хан (7-1747), первый хан Талышинский (с 1736).

(6) Сеид Джемал эд-Дин Мирза (7-1786), сын Сеид Аббаса, второй хан Талышинский (с 1747). Из-за тёмного цвета кожи его называли Чёрным Ханом (Гара хан).

(7) Власть кубинского хана распространялась на Дербендское и Ширванское ханства и на Сальянское султанство. В зависимости от него находились Бакинское, Шекинское и Талышинское ханства и ряд феодальных владений и союзов сельских общин Южного Дагестана.

(8) Мир-Мустафа хан (1747, Ленкорань — 26.07.1814, там же), сын Джемал эд-Дина, третий хан Талышинский (с 1786), генерал-лейтенант (1813). 9 [1, 1866, том I, дела 890-893, стр. 641-642].

(10) Не путать с Георгиевским трактатом (24 июля 1783 года).

(11) [1, 1868, том II, дела 1528-1542, стр. 747-753].

(12) [13, т. 5, 1887, с. 244-246; 9, От смерти Надир-шаха до заключения Гюлистанского мира между Россией и Персией (1747-1813 гг.), стр.191-192].

(13) [9, От смерти Надир-шаха до …, стр.196].

(14) [2, стр. 208-214; 3, стр. 302-307; 7, д. 1025, л. 4—15 (подлинник)].

(15) Мир-Хасан хан (? — 30.06.1832), сын Мир-Мустафа хана, четвертый хан Талышинский (с 1814 по 1826) (сравни [1, 1874, т. VI, ч. 1, дело 1339, стр. 875-876] с [16, стр.65]), полковник (1821) [1, 1874, т. VI, ч. I, дело 1340, стр. 876].

(16) [14, Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией. 1823 год. (в конце описания), 1826 год (flee описание)].

(17) [2, стр. 214-227: 4, Томъ III. 1828. Отъ № 1677 до 2574. 1830., № 1794, стр. 125-130; 3, стр. 314-321-324].

(18) [1, т. VII, 1878, дело 416, стр. 466-467].

(19) См. приложение 4. Этнографическая карта Ленкоранскаго уезда Шемахинской губернии к статье Рисса. [20].

(20) Эта ситуация должна привлечь внимание тех исследователей, которых интересует, так называемый «Карсский договор».

(21) См. статья I из «Отдельных статей к основному мирному договору» [3, стр. 321-322].

(22) Полный текст см. приложение 1.

(23) В «Журнале» Паскевича систематически записывались данные о дислокации частей, краткое содержание приказов и инструкций, подробное описание происшествий, содержание дипломатических переговоров и депеш, данные разведки и т.д. Вел «Журнал», обер-квартирмейстер Вольхоьский, в обязанности которого входил также контроль над топографическим отделом штаба Отдельною Кавказскою корпуса. Тем самым, вся оперативная информация проходила через Вольховского. Он же оформлял ее для передачи в вышестоящие инстанции (МИД, Военное министерство), и он же был автором реляций Паскевича Николаю I.

(24) Бебутов Василий Осипович (01.01.1791, Тифлис — 10.03.1858, там же), князь, член Государственного совета (8.02.1858), генерал-oт-инфантерии (1856;, кавалер ордена св. Андрея Первозванного (9.08.1854), начальник Армянской области 13.02.18ЗО — 1838).

(25) Речь идет о XII, XIV и XV статьях.

(26) Полный текст см. приложение 2.

(27) Полный текст см. приложение 3.

(28) Рапорть к. а. Безака ген.-л. Панкратьеву, отъ 29-го iюня 1831 года, № 256. [1, т. VII, 1878, дело 426, стр. 473-474]. Предписанiе ген.-л. Панкратьева Maiopy Беглярову, отъ 7-го поля 1831 года, № 341. [1, т. VII, 1878, дело 427, стр. 474-475]. Рапортъ к. а. Безака ген.-л. Панкратьеву, отъ 28-го 1юля 1831 года, № 288. [1, т. VII, 1878, дело 429, стр. 476-477]. Рапорть Maiopa Беглярова ген.-л. Панкратьеву, отъ 9-го сентября 1831 года, № 12. [1, т. VII, 1878, дело 430, стр. 477].

Библиография:

Документы (первоисточники):

1. Акты собранные Кавказскою Археографическою Коммисс1ею. Архивъ главнаго управ-лешя наместника кавказскаго. [В 12 т.], — Тифлисъ, 1868-82;

2. Договоры Россш съ Востокомъ. Политичесюе и торговые. (Собралъ и издалъ Т. Юзефо-вичь). — С.Петербургъ, 1869;

3. Под стягом России: Сборник архивных документов. (Сост., примеч. А. А. Сазонова, Г. Н. Герасимовой, О. А. Глушковой, С. Н. Кистерева.) — М.: Русская книга, 1992. — 432 с, 16л. ил.;

4. Полное собраше законовъ Россшской Имперш. Собрате Второе. Съ 12 декабря 1825 — 28 февраля 1881 гг. [В 55 т. + 4т. алфавитных указателей], — С.Петербургъ: Печатано въ Типографш II ОтдЪлешя Собственной Его Императорскаго Величества Канцелярш. 1830-1885.

Архивные материалы:

5. Архив внешней политики России (АВПР), ф. 340, оп. 918;

6. АВПР, ф. Трактаты, оп. 2;

7. АВПР, ф. Трактаты, оп. 3;

8. Российский государственный исторический архив (РГИА) ф. 1018, оп. 3.

9. Бакиханов Аббас-Кули-ага, Гюлистан-и Ирам.-Баку. 1991;

10. Бантышъ-Каменский Д. Н., Бюграфш Россшскихъ Генералиссимусовъ и Генералъ-Фельд-маршаловъ, съ 48 портретами. — Санктпетербургъ: Въ Типографш Третьяго Департамента Министерства Государственныхъ Имуществъ. Ч. 1-4,1840-1841;

11. Грибоедов А. С., Полное собрание сочинений: [В 3 т.]. — Пг., 1911-17;

12. Грибоедов А. С., Сочинения. -М. 1988;

13. Дубровин Н. Ф., История войны и владычества русских на Кавказе. [В 6 т.]. — СПб., 1871-88;

14. Записки А. П. Ермолова. 1798-1826 (Сост. В. А. Федоров). — М., 1991;

15. Зонненштраль-Пискорский А. А., Международные договоры Персии. М., 1931;

16. Маркарян С. А., Очерки истории формирования Талышинского ханства // Очерки по истории и культуре Талышинского народа (Материалы первой международной научной конференции по талышеведению). Выпуск I. — Ер., 2007. С. 51-65;

17. Мясоедова Н., О Грибоедове и Пушкине: (Статьи и заметки). — СПб., 1997;

18. Новая история Ирана: Хрестоматия (Отв. ред. М.С. Иванов, В.Н. Зайцев). — М.: Наука, 1988; v

19. Половцов А. А., Русский биографический Словарь. [В 25 т.]. — М., 1896-1913 гг.;

20. О талышинцахъ, ихъ образъ жизни и языке. Статья Члена-Сотрудника П. Ф. Рисса. // «Записки Кавказскаго отдела императорскаго Русскаго географическаго общества». Книжка III, изданная под редакщею Е. А. Вердеревскаго, действ. члена и правителя дблъ кавказскаго отдела общества. — Тифлисъ: Въ Типографш Канцелярш наместника Кавказскаго, 1855;

21. Шилов Д.Н. и Кузьмин Ю.А., Члены Государственного Совета Российской империи. 1801-1906. Биобиблиографический справочник. СПб.: Дмитрий Буланин, 2006;

22. Шостакович С. В., Дипломатическая деятельность А. С. Грибоедова. — М.: Соцэкгиз, 1960. — 294 с.

Примечание. Орфография документов XIX века сохранена частично.

Источник: Регион и мир. – 2011. – № 1.

Категории: Россия, Талыш

« Новая повестка для внешней политики Путина на Кавказе и Каспии
» Российский маршрут поставок энергоносителей на европейский рынок