РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Очерк истории формирования Талышского ханства

Территория Талыша расположена в юго-западной части прибрежной полосы Каспийского моря. На западе эта территория ограничена талышскими горами, хребет тянется с севера на юг почти параллельно линии морского побережья, здесь на западе это ханство граничило с Карабахским; на севере земли Талыша упирались во владения Ширвансккого, Бакинского ханства и Мутанскую степь, а на юге – в подчиненные хану Гиляна области Ирана. Земли талышей с древнейших времен входили в состав Персидской державы. Этот ираноязычный народ сохранял свою иранскую самоидентификацию и в период иноземных завоеваний.

В XVI в. после образования державы Сефевидов (1502 г.) талыши вместе с Гиляном вошли сразу же в состав этого иранского государства. До конца XVII в. земли Талыша входили в состав Гилянского беглярбекства Ирана и население выплачивало налоги хану Гиляна, утвержденному на престоле указом (фирманом) шахиншаха Ирана из рода Сефевидов. Но ослабление и начавшийся распад государства Сефевидов в конце XVII – начале XVIII вв. привели местную знать (магал-беков) к пониманию того факта, что в условиях ослабевшей центральной власти нужно стремиться к обособлению и создать свои независимые государства (ханства), чтобы противостоять агрессивным соседям. Первым попытку оформить свою независомость от Гилянского хана и Сефевидского шаха предпринял уже в конце XVII века владетель Ленкорани Омар Агис, следом за ним и другие талышские владетели; в Астаре это был Мамед-Гусейн, а в области Казылачага-Муса-хан — они объявили себя самостоятельными и независимыми от центральной власти Сефевидов (1). Владетель Астары Мамед-Гусейн вскоре подчинился Муса-хану. Ему также удалось покорить Ленкорань в начале XVIII в., а во время персидского похода Петра I в 1722-1723 гг. он принял русскую ориентацию. По Хамаданскому договору Османской Турции и Иранского правительства территории Западного Ирана временно уступались Османской Турции, а Дербент, Баку, Гилян (с Талышем) и Мазендаран по договору с Российской империей от 1723 г. уступались ей (2). Известно, что столицу Ирана и большую часть страны в октябре 1721 г. захватили племена афганцев, а сефевидский шах скрывался на севере, у берегов Каспийского моря в ожидании героя, национального вождя, способного возглавить борьбу с афганцами. И в 1729 г. здесь же на севере Ирана появился талантливый, но жестокий и коварный полководец Надир-хан. Заручившись поддержкой Российской империи, он начал удачную войну с Османской Турцией за возвращение занятых ею областей и одновременно методично и последовательно принялся вытеснять афганцев из Ирана в их родной Афганистан. Разбитая турецкая армия отступила на запад и по договорам 1732 г. и 1736 г. Ирану возвращались западные области вместе с Багдадом и Ираком (3). По иному развивались отношения с Россией: по Рештскому договору 1732г. Ирану возвращались Гилян, Талыш, Мазендаран, а по Ганджинскому договору 1735 г. она возвращала шахиншаху все остальные прикаспийские провинции – Дербент, Баку, Ширван (4). По условиям договоров Иран обязывался не допускать в эти области Турцию и никому их не передавать. Однако, получив снова в свои управление Талыш, Надир-шах уже в 1736 г. обвинил в прорусской ориентации местного правителя Муха-хана. Последний отказался от власти и удалился из Ленкорани, а в 1736 г.

Надир-шах признал владетелем Талыша Сеид Аббаса, представителя боковой ветви свергнутых им Сефевидов. По фирману Надир-шаха он был объявлен ханом Талыша и беглярбеком этой иранской области (5). С него и принято в историографии указывать талышских ханов, а начало его правление считается датой образования. Талышского независимого ханства в XVIII в. (1736 г.). Сеид Аббас-хан всячески декларировал свою верность иранскому шахиншаху и первоначально даже попыток не было на какую-то бы ни было форму самостоятельности или отделения от государства Надир-шаха. Более того, Сеид Аббас-хан в знак верности своему могущественному сюзерену отправил на службу ко двору Надир-шаха своего сына Джемал Эд-Дина, более известного в истории Талыша под именем Гара-хан (Черный хан).

Свое прозвище, заменившее в хрониках его настоящее имя, Джемал Эд-Дин получил от темного цвета кожи. Он участвовал в восточных походах Надир-шаха, а в 1747 г. после смерти своего отца Сеид Аббас-хана Гара-хан был провозглашен вторым талышским ханом по праву наследования, поскольку Талыш по фирману Надир-шаха от 1736 г. был наследственно закреплен за его родом. Через несколько месяцев, в результате заговора знати в том же 1747 г. был убит всесильный Надир-шах. В Закавказье это событие было воспринято как сигнал к отделению от Ирана и провозглашению независимости (6). Шекинский, гянджинский, карабахский, кубйинский и талышский правители объявили себя самостоятельными. В знак того, что теперь хан Талыша сам будет решать все важные вопросы внутри ханства, Гара-хан после смерти Надир-шаха (август 1747 г.) перенес столицу ханства из Астары в Ленкорань не спросясь ни у кого (7). Это был явно демонстративный шаг, вызванный больше не экономическими или политическими причинами, а желаием подчеркнуть свою независимость. Дальнейшее усиление и оформление суверенного государства под названием Талышское ханство связано с именем Гара-хана и его сына Мир-Мустафа-хана (1786-1814 гг.). Именно при Гара-хане его столица Ленкорань из небольшго поселения превратилась в большой город с крепостными стенами, ханским дворцом, караван-сараями, банями, новыми мечетями и обширным базаром. Однако такое усиление Талышского ханства не очень устраивало Гилянского беглярбека. Гилянский хан Хидаят потребовал покорности от Талыша и ежегодной выплаты дани (8). Особенно раздражали Хидаят-хана и его патрона – Керим-хана Зенда, все более укреплявшиеся торговые, политические и дипломатические связы Гара-хана Талышского с Россией через Астрахань как и вообще прорусская внешнеполитическая ориентация правителя Ленкорани. Русские консулы в Энзели (в 1765 г.-И.Игумнов, а в 1767 г. — И.Шубинин) докладывали в Петербург о желании Талышского Гара-хана принять российское покровительство (9). Не сумев угрозами запугать Гара-хана правитель Гиляна Хидаят-хан совершил в 1768г. вторжение в Талыш, разорил его земли, а Гара-хана захватил в плен и увел в Гилян. Но в события вмешался усилившийся в то время лезгинский правитель Кубинского ханства Фатали-хан. Он потребовал освобождения Гара-хана, под предлогом того, что талышские магал-беки [правители ханства, т.е. наместники отдельных частей (всего их было 6) Талыша] признали его своим сюзереном и обязались платить дань, а поэтому Гара-хан тоже должен быть освобожден и вернуться в Ленкорань (10). На конфликт с Фатали-ханом Кубинским правитель Гиляна — Хидаят-хан не пошел, и Гара-хан был освобожден из-под стражи. Да и международная обстановка изменилась — назревала война между Российской империей и Османской Турцией (1768-1774 гг.). Керим-хан Зенд, правитель Ирана никак не мог определится — с кем быть союзником в будущей войне — с Россией или Турцией. Он одинаково не желал видеть в Грузии, Армении, ханствах Восточного Закавказья ни турецких, ни тем более русских войск, а сам не имел ни сил, ни финансов для того, чтобы ввести в эти районы свои войска и закрепить их за Ираном. В этих условиях гилянский правитель Хидаят-хан не стал дожидаться развития ситуации, а сам стал заигрывать с Россией и даже просил ее — покровительства в 1773 г. (11). Все эти обстоятельства укрепили позиции Гара-хана Талышского и хотя он в 1785 г. дал присягу (клятву) верности Кубинскому Фатали-хану, и обязался платить ему дань (12), это не помещало ему заниматься дальнейшим укреплением и развитием Талышского ханства. После его смерти в 1786 г. ханом Талыша по праву наследования становится Мир-Мустафа-хан.

Его правление не без основания считается многими исследователями периодом наивысшего подъема независимого Талышского ханства. Мир-Мустафа-хан воспользовался смертью в 1789 г. могущественного правителя Кубинского ханства Фатали-хана и снова объявил о полной независимости Талышского ханства. При этом он четко принял прорусскую ориентацию и сохранил ее на всю жизнь. И не напрасно даже после присоединения в 1802 г. к Россини Талышского ханства Мир-Мустафа-хан сохранил титул правителя и даже получил в 1813 г. от Российской империи чин генерал-лейтенанта российской армии, почетную пенсию и ряд экономических привилегий (13). Его прорусская ориентация и сопротивление агрессивным устремлениям Ага-Мохаммед-хана Каджара привели к обострению отношений Талышского ханства с претендентом на шахский престол. Мир-Мустафа-хан даже поддержал брата Ага-Мохаммед-хана в междоусобной борьбе Каджаров и был вынужден в ожидании карательной экспедиции последнего обратиться к императрице Екатерине II с настоятельными просьбами о приеме Талышского ханства под российской покровительство. Россия в это время уже в четвертый раз отложила готовящийся в прикаспийские области поход русской армии во главе А.В.Суворовым, ввиду обострения отношений с Османской Турцией (14), которые привели ее к русско-турецкой войне 1787-1791 гг. Эта война на некоторое время отвлекла внимание Россини от закавказских дел на Балканы. Во второй половине XVIII века в Иране развернулась междоусобная война Ага-Мохаммед-хана Каджара со своими братьями и с представителями династии Зендов. В Гиляне и Реште, прикаспийских иранских провинциях, правил в начале 90х гг. XVIII века брат Ага-Мохаммед-хана, которого звали Муртаза-Кули-хан Каджар. Уже в 1787-1788 гг. разгорелась борьба за Решт между братьями и Муртаза-Кули-хан обратился за помощью к соседу — Талышскому ханству, правитель которого Мир-Мусрафа-хан (с 1786 г.) хорошо представлял себе всю опасность своего положения, если победу сумеет одержать Ага-Моххамед-хан Каджар (15). Поэтому правитель Талыша с большим энтузиазмом поддержал Муртаза-Кули-хана в его противостоянии с братом.

Соединив свои войска, талышский хан и правитель Гиляна заняли в 1790 г. город Решт, а в 1791 г. разбили вторгшиеся в Талыш войска самого Ага-Моххамед-хана (16). Но после такого большого успеха, вдруг довольно неожиданно для талышского правителя Мир-Мустафы-хана, его союзник Муртаза-Кули-хан Каджар пал духом, потерял надежду справиться с Ага-Моххамед-ханом, своим братом, и бросив все, решил прекратить борьбу и обратиться за помощью и покровительством к правившей в то время в России императрице Екатерине II (17). В 1792 г. он уехал в Астрахань и до конца своей жизни оставался там, обращаясь периодически в Петербург с просьбами о помощи – Муртаза-Кули-хан надеялся вернуть себе Гилян с помощью русских войск.

А тем временем, захвативший все провинции Западного, Южного и Центрального Ирана Ага-Моххамед-хан, в 1793 г. не будучи пока еще шахом Ирана, обратился к правителям прикаспийских областей и грузинскому царю Ираклию II с требованием покорности и выплаты дани (18). В ответ на это в Закавказье сложилась антикаджарская коалиция — по сообщению источников грузинский царь Ираклий, правитель Эриванского ханства Муххамед-хан, правитель Карабахского ханства Ибрахим-хан и Талышский хан Мир-Мустафа поклялись друг другу в союзе и взаимной помощи против вторжения войск каджарского правителя Ирана (19). К сожалению, эта коалиция оказалось нежизнеспособной и не смогла противостоять вторжению войск Ага-Моххамед-хана в 1795 г. в южный Кавказ, закончившемуся захватом и разграблением Тбилиси в сентябре 1795 г. (20).

Активизация русской политики на южном Кавказе была связана с деятельностью генерала И. В. Гудовича, (1741 — 1820 гг., с 1807 г. генерал-фельдмаршал) который был назначен в 1791 г. императрицей главнокомандующим российских войск на Кавказе с резиденцией в г. Георгиевске. Генерал получил подробные инструкции российского правительства о том, как именно ему следует действовать, чтобы привлечь на свою сторону правителей областей южного и восточного Кавказа с тем, чтобы они по примеру Грузинского Картли-Кахетинского Царства отказались бы от союзничества с Иранским шахом и дали присягу верности Российской империи (21). В числе этих правителей. Упоминался и правитель Талыша. Генерал И.В.Гудович развернул активную дипломатическую переписку, приглашая к принятию присяги и Кубинского, и Бакинского, и Шекинского, и Шемахинского, и Талышского, и Гянджинского хана. Прислал своего посла для переговоров о переходе в русское подданство и Мир-Мустафа-хан. Он понимал, что в случае вторжения армии Ага-Моххамед-хана его владения подвергнутся разорению в первую очередь и надеялся избежать этого с помощью перехода под русское покровительство. Особые надежды в успешном исходе переговоров хан возлагал на прапорщика Степана Хастатова, армянина, служившего переводчиком в русской армии.

Но ни генерал И.В. Гудович, ни министры в Петербурге не спешили доверять мусульманским владетелям областей Кавказа. Только в мае 1795 г. И.В.Гудович сообщил в Петербург о горячем желании; талышского хана принять русское подданство. Тогда же Мир-Мустафа-хан отправил своих вельмож — сначала — Заман-бека, а потом Кербалан Асадулла-бека — для ускорения переговоров о переходе Талыша в русское подданство. Тем временем, летом 1795 г. армия Ага-Моххамед хана численностью более 85 тыс. воинов, вступила через Худафиринский мост в Карабах. Царь Ираклий прислал в помощь карабахцам своего сына, царевича Александра с отрядом более чем в тыс. воинов (22). Войска шаха были рассеяны и отступили из Карабаха, но поход не прекратился. Ага-Моххамед-хан решил покорить мусульманские ханства прикаспийских областей, обойти Карабах и, Гянджу с востока и вторгнуться в Грузию, чтобы разграбить и уничтожить Тбилиси. Генерал И. В. Гудович получил предписание из Петербурга — отправить в помощь грузинскому царю Ираклию 2,1 батальона пехоты и роту артиллеристов при 12 орудиях. (23) Но было уже поздно — предписание пришло 5 го сентября, а войска Aгa-Моххамед-хана уже подошли к Тбилиси и осадили его, а 11-го сентября они взяли город штурмом и подвергли его разграблению. В этом же предписании генералу Гудовичу напоминали из Петербурга, что если Ага-Мохаммед-хан желает, чтобы Россия признала его шахом Ирана, он I должен отказаться от всех прав на Дагестан, Шемаху, Талыш, Гянджу и Карабах и тем более на Грузию. Но и это приказание Петербурга опоздало — поход каджарского шаха уже состоялся.

Когда в Петербурге узнали о разграблении Тбилиси, в ноябре 1795 г. были приказано генералу Гудовичу уже вторично немедленно отправить полковника Сырохнева с двумя батальонами солдат, с 6-ю пушками и 5 сотнями казаков на помощь грузинскому царю в Тбилиси (24). Тогда же генералу И.В. Гудовичу было приказано готовиться к большому походу по берегу Каспийского моря на Иран к весне 1796 г., чтобы отомстить Ага-Моххамед-хану и заодно привести к покорности русскому правительству все мусульманские области в этой местности. В это время закончилось польское восстание и А.В.Суворов снова был послан в Астрахань для подготовки армии к походу, и ему же было поручено командование экспедиционным корпусом. Однако слава великого полководца многим не давала покоя и завидовавшие ему и его популярности у императрицы генералы И.В. Гудович и В. Зубов хлопотали в Петербурге о том, чтобы именно их назначили командовать этим походом русских войск. Каждый из них надеялся удачным исходом Каспийского похода затмить славу А.В. Суворова. Когда Суворову стали известны эти закулисные интриги, он обратился с посланием прямо к императрице Екатерине II с просьбой освободить его от командования корпусом и перевести на службу в Приазовские края. В феврале 1796 г императрица подписала рескрипт о назначении генерал — поручика графа В.А. Зубова (брат которого был в это время в фаворе при императрице в Петербурге) командующим персидским походом, а генералу И.В. Гудовичу было предписано остаться в г. Георгиевске и подготовить боеприпасы, продукты и снаряжения для войск В.А. Зубова и постоянно поддерживая с ним связь, отправлять ему все, что понадобится в походе. Генералу Зубову вменялось в обязанности обеспечить безопасность русской торговли по Каспийскому морю и взять на себя охрану безопасности, жизни и имущества жителей Бакинского и Талышского ханств (25). Многие считают, что экспедиционный корпус состоял из 3-х частей при общей численности в 33 тыс. воинов, из которых около 10 тыс. конницы состояло из казаков и калмыков (26). Со 2-го по 10-ое мая 1796г. войска генерала Зубова штурмовали Дербент и взяли его. Назначенный к генералу советником Иосиф Аргутинский описывает падение Дербента в своих письмах (27). В то же время, из этих писем следует, что генерал В.А. Зубов много занимался восхвалением своей персоны в рапортах в Петербург, описывает несуществующие подвиги самого себя и своих солдат и при этом не стесняясь сам генерал называл себя великим полководцем в этих посланиях ко двору. Кстати, А.В.Суворов догадывался о происхождении „подвигов» генерала В.А. Зубова и довольно едко высмеял его в своих письмах (28).

Уже 9-го июня передовой корпус войск генерала Зубова занял Кубу, ключи от городской крепости были отосланы в Петербург. Затем несколько дней ушло на переправу через р. Самур и тут корпус Зубова нагнал архиепископ Иосиф Аргутинский — отсюда он обратился к армянским меликам Нагорного Карабаха, призывая их вооружать народ и готовиться к встрече русских войск, чтобы вместе с ними освобождать Армению от ига мусульманских правителей (29). В лагерь русских войск прибыл бакинский хан Гусейн-Кули-хан и они вместе с ним уже 16 июня вступили в Баку, население которого восторженно приветствовало передовой отряд генерала Гаврилы Рахманова и устроило ему салют из крепостных орудий Баку. Шемахинский правитель Мустафа-хан тоже пригласил русские войска в свои владения, однако граф В.А Зубов не доверял ему и считал, что и он и Карабахский хан Ибрахим готовы в любой момент переметнуться на сторону Ирана, он считал их приглашения русским войскам вступить на их территорию притворными дипломатическими шагами. Они предприняли эти шаги только для того, чтобы сохранить власть и правление в своих областях, по мнению русского военного командования.

Переписка шемахинского правителя с генералом И.Савельевым говорит о его попытках лавирования между Ага-Мохам мед-ханом Каджаром и русским военным командованием (30). В начале июля 1796 г. Мустафа-хан прибыл в лагерь русских войск под Баку и принял присягу верности российской короне. Следом за ним последовал и правитель Шекки Селим-хан, о чем генерал В.А. Зубов информировал Петербург в своих победных реляциях (31). В это же время к генералу В.А.Зубову доставили послание правителя Карабаха Ибрахим-хана, также просившего о принятии присяги верности русской императрице Екатерине II. Его сын Абул-Фатх с десятками вельмож и подаркамим от своего отца также явился в русский лагерь, однако графу В.А. Зубову уже доложили о размолвке между Ибрахим-ханом и грузинским царем Картли-Кахетинского царства Ираклием II, которая произошла после осады ими Гянджи. Якобы, раздраженный неудачной осадой Гянджи за год до этого, теперь царь Ираклий II бросил Ибрахим-хану при встрече, что вот теперь-то с приходом на Южный Кавказ православных русских войск, все мусульманские правители ханств иранских провинций в Закавказье будут вынуждены ему подчиниться, а не Ирану (32).

Попытка заговора названных выше ханов против русской армии и вместе с этим их желание вступить в контакт с персидской армией Ага-Мохаммед-хана Каджара закончилась неудачей и провалом – абсолютное большинство населения, знати и вельмож не поддержали заговор ханов (33). В сентябре граф В.А.Зубов сместил с престола Шемахинского правителя Мустафа-хана и вместо него посадил в Шемахе правителем Касим-хана.

Уже в конце июля 1796 г. в лагерь русских войск под Баку доставили письма от правителя Талыша Мир-Мустафа-хана, (1786-1814 гг.) в которых хан сообщал, что из Ирана приходят упорные слухи о приготовлениях к походу на Талыш и Карабах обьявившего себя шахиншахом Ирана Ага-Мохаммед-хана и население опасаясь разграбления иранской армии покидает села и города и укрывается в глухих, малодоступных местах, а часть жителей ханства и вовсе покинула насиженные места и ударилась в бега – в Дагестан и в Восточную Грузию. Чтобы успокоить население и предотвратить его миграцию в другие области и страны на Кавказе, правитель Талышского ханства просил у главнокомандующего русскими войсками прислать к нему отряд русских войск с несколькими пушками. По приказу В.А.Зубова контр-адмирал Федоров высадил возле Ленкорани десант русских войск численностью около батальона солдат (34). Посла этого правитель Талышского ханства успокоился и продолжал контакты с русским лагерем уже в более спокойных тонах. В октябре 1796 г. русская армия выступила из лагеря и отправилась к месту слияния Куры и Аракса, а корпус генерала Римского-Корсакова получил приказ занять Гянджу и обеспечить прямой контакт с Картли-Кахетинским царством и его правителем царем Ираклием II. Корпус Римского-Корсакова только в декабре 1796 г. достиг Гянджи и ему тут же поднесли ключи от города, а к этому времени уже скончалась в Петербурге императрица Екатерина II в ноябре (6-го числа) 1796 г., а новый император Павел I уже в конце ноября прислал генерал-поручику В.А. Зубову свой приказ немедленно прекратить поход и все военные действия и вернуться в Дагестан и район Кавказских Минеральных Вод в распоряжение генерал-аншефа В.А. Гудовича (35). Для закрепления за Россией всех новых провинций (принявших ее подданство мусульманских владетелей Восточного Закавказья) уже в июне 1796 г. была учреждена должность поверенного в делах России в дипломатическом ранге- полковника Ковалевского (36). С его участием в русском лагере у генерала В.А.Зубова состоялось в конце октября совещание, на котором было решено по плану майора А.Сереброва отправить отряд русских войск (около 2,5 тыс. солдат) на помощь грузинскому царю Ираклию II, с тем, чтобы он в феврале-марте 1797 г. совершил поход на Ереван, а для облегчения задачи грузинских войск предписывалось Каспийскому корпусу генерала В.А.Зубова соединиться с войсками Талышинского Мир-Мустафа-хана и через Талыш (Ленкорань), Карабах – Сюник – Зангезур ударить на Ереванского хана с востока, а отряд полковника Сырохнева должен был одновременно с этим нанести от Ленкорани удар вдоль побережья Каспийского моря и взять порт Энзели и г. Астрабад в Иране (37).

Однако, в декабре 1796 г. генерал В.А.Зубов получил от нового императора Павла I предписание немедленно вернуться в район Кавказках Минеральных Вод и очистить от русских войск территории занятых ханств Восточного Закавказья. Отход русских войск начался в декабре, а завершился уже в январе 1797 г. (38).

Когда в Иране стало известно об уходе русских войск, правитель страны Ara-Моххамед-хан (уже ставший к этому времени шахиншахом) стал готовить весной 1797 г. новый, второй поход в Закавказье. А Мир-Мустафа-хан вернулся из лагеря русских войск к себе в Ленкорань. В мае 1797 г. через Карабах шахские войска вторглись на Южный Кавказ. Крепость Шуша была занята на этот раз, но вызванные сюда правители восточных ханств Закавказья не успели даже оправдаться в своем нежелании оказывать сопротивление русским войскам – уже через 4 дня после падения Шуши здесь был составлен заговор иранской знати и шахиншах Ага-Мохаммед-хан был убит в этом городе. Так бесславно завершился этот второй персидский поход на Закавказье в 90-ые гг. XVIII века.

Новый шахиншах Фатх-Али-шах уже в 1798 г. потребовал покорности от Мир-Мустафы-хана. Предвидя такое развитие событий, правитель Талыша уже осенью 1797 г. отправил в Петербург своего посла Мирза Магомед-бека с письмами, где просил о военной помощи и принятии его в российское подданство. В одном из писем он писал: «Клянусь перед всемогущим и святым богом, великим пророком Магомедом и святым Кораном в том, что хочу и пребуду с потомками моими и подвластным мне народом в точном владении находящимся Всероссийскому Императорскому престолу верным подданным» (39). По указу императора Павла I от 14 февраля 1800 г. русское правительство приняло Талышское ханство под свое покровительство и повелело держать у острова Сары 2 военных судна для охраны морских границ Талыша от Иранской угрозы (40). По царскому указу Россия брала на себя охрану и сухопутных и морских границ Талышского ханства. Этот документ является первым дипломатическим и международным актом о присоединении Талыша к России. После вступления на престол весной 1801 г. нового императора Александра I талышский хан вместе с бакинским и дербентским отправили в Петербург послов с подарками и поздравлениями новому царю. Император Александр I поставил перед этими послами вопрос о создании федерации и прочного военного союза всех мусульманских ханств Восточного Закавказья и Дагестана под общим управлением русского царя. Переговоры об этом начались в сентябре 1802 г. в г. Георгиевске между послами Шемахинского, Бакинского, Кубинского, Карабахского и Талышского ханства и делегаций русского правительства из Петербурга (41).

Переговоры продолжались около четырех месяцев и завершились в конце декабря 1802 г. подписанием Георгиевского коллективного договора о федерации мусульманских ханств Восточного Закавказья под общим управлением России. Этот договор был четко направлен на охрану границ и Талышского ханства и других от всяких посягательств со стороны шахиншахского правительства Ирана. В нем были обговорены и важные экономические и торговые вопросы, сотрудничества на Каспийском море и автономия во всех внутренних вопросах местных правителей (42). Однако Иран отказывался признать переход под русское подданство Талышского ханства и во время войны 1804-1813 гг. иранские войска основательно разграбили Талыш. Но после окончания этой войны в Гюлистанском трактате в статье 2 содержится описание границ Талышского ханства по отношению к Ардебилю, Каспийскому морю и реке Араке; в статье 3 того же договора шахское правительство от себя лично и от имени своих наследников торжественно признает российским владением Талышское ханство (43). Как известно, спустя некоторое время последовала новая русско-иранская война 1826-1828 гг., которая также закончилась поражением Ирана и подписанием в феврале 1828 г. Туркманчайского договора, который от имени российской империи подписывал генерал-адьютант граф И.Паскевич, а от имени Ирана – наследный принц Аббас-Мирза. В нем подтверждались все предыдущие статьи Гюлистанского трактата в отношении мусульманских ханств Восточного Закавказья, в том числе и Талыша и определяется граница российской части этого ханства в статье 4; «От вершины Джикоирской граница пролегает до вершины Камаркуя по горам, отделяющим Талыш от округа Арши. Далее пограничная черта будет следовать от Камаркурской вершины по хребту гор, разделяющих округ Зуванта и округ Арши до границы округа Велькиджи. Далее… от границы округа Велькиджи она будет следовать по вершинам Клопуты и по главной цепи гор… до северного истока реки Астары, оттуда по руслу этой реки до впадения ея в Каспийское море, где и оканчивается пограничная черта, имеющая отделить от Персидских Российские владения» (44).

Таким образом, мы можем видеть из изложенных событий, что военно-политическая активность Российской империи на Южном Кавказе (или в Закавказье) в середине и конце 90хгг. XVIII века была вызвана попытками Каджарского правителя Ага-Мохаммед-хана покорить Восточную Грузию (Картли-Кахетинское царство), которое по Георгиевскому трактату 1783 г. пользовалось покровительством русского правительства и мусульманские ханства Восточного Закавказья (Шекинское, Кубинское, Шемахинское, Дербентское, Бакинское, Карабахское, Талышское и Гянджинское), которые после смерти Надир-шаха фактически стали самостоятельными и не признавали власти ни Зендов, ни Каджаров, претендовавших на шахиншахский престол Ирана. Поход генерал-поручика В.А. Зубова с апреля по декабрь 1796 г. не достиг полностью намеченной цели — Ага-Мохаммед-хан не был наказан за разграбление Тбилиси и царства Картли-Кахети в сентябре 1795 г., но многие мусульманские ханства (среди них Талышское) утвердились в желании принять русское подданство. Почему мусульманские ханы отдавали предпочтение более сильной и развитой во всех отношениях России в сравнении с Ираном — это уже тема отдельного анализа. Пока же отметим, что именно после похода В.А. Зубова правитель Талыша Мир-Мустафа-хан, сам принадлежавший к одному из ветвей рода Сефевидов, обращается к императору Павлу I с просьбой о русском подданстве. Следует, видимо, считать, что указ императора от 14 февраля 1800 г. и есть отправная точка, с которой следует считать Талыш в российском подданстве. Хотя мы и знаем, что Иран не признавал этот факт, и понадобились тексты Гюлистанского трактата 1813 г. и Туркменчайского договора 1828 г., чтобы окончательно признать и закрепить Талышское ханство за Россией. Юридически можно считать Талышское ханство включенным в состав Российской империи после указа Павла I в 1800 г. и после подписания Георгиевского союзного договора 1802 г. Мир-Мустафа-хан после этих событий не был смещен и управляя Талышским ханством теперь уже считался российским подданным и даже удостоился звания генерала русский армии в 1813 г. Но после его смерти в 1814 г. нового хана уже не возводили на престол, а местная администрация была заменена на российскую. Большая часть земель бывшего Талышского ханства входила до 1991 г. сначала в Российскую империю, затем в СССР, а после распада Советского Союза они остались в пределах Азербайджанской республики.

Библиография

1. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 г. по 1803 г., ч. 1.СП6., 1869. С. 89.

2. Там же; Юзефович Т. Договора России с Востоком, политические и торговые. СПб., 1869. С. 121-125.

3. Юзефович Т. 1869. С. 190-192; Зевакин Е. Прикаспийские провинции в эпоху русской оккупации XVIII в. // Известия общества изучения Азербайджана, Баку, 1927. ‘5.

4. Юзефович. Т. 1869. С. 198-202; Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII веке. М., 1966. С. 121-125.

5. Асадов Ф.С. История Талышского ханства и его связи с Россией. Авторефер. кандид. диссерт. Баку, 1966. С. 9.

6. Абраам Кретаци. Патмутцюн Тер-Авраами Айрапети мер Текиртакеци (родосто) тагавор Надиршахи (Краткая история времени Надир-шаха) Прим., предисл. и перевод на русск. яз. Н.К. Лорданян. Ереван, 1973. С. 158-160; Гаджи Сеид Абдул-Гамид. О родословной шеккинских ханов и их потомков. Перев. с тюркск. Субханвердиева. Баку, 1930. С. 14-15; Ахмед-бек Джеваншир. О политическом существовании Карабахского ханства с 1747г. по 1815г. Шуша, 1901. С. 72-73.

7. Асадов Ф.С. Талышское ханство во второй половине XVIII в. // Материалы конференции молодых ученых АН Азерб. ССР. Баку, 1966. С. 11; Мирза Адигезал-бек. Карабаг-намэ. Баку, 1960. С. 62-63; Мирза Джамал Джеваншир. История Карабаха. Баку, 1959. С. 66

8. Абдуллаев Г.Б. Иранские происки против Кубинского ханства и Картли-Кахетинского царства в 1776-1778гг. // Известия АН Азерб. ССР., ‘4, 1960. С. 15-17; Керим Ага Фатех. Краткая история шаккинских ханов // В кн.: Из истории шеккинского ханства. Баку, 1958. С. 46-47.

9. Абдулаев Г. Азербайджан в XVIII в. Баку, 1965. С. 164; Абдурахманов А. Азербайджан во взаимоотношениях России. Турция и Ирана. Баку, 1964. С. 95-98.

10. Таджикский И. Жизнь Фатали-хана Кубиснкого // газ. «Кавказ». Тифлис, ’26. 1847; Иванов И. Сведения о Фатали-хане Кубинском // газ. «Кавказ». Тифлис, ’94. 1854.

11. Маркова О.П., 1966. С. 142; Гмелин С.Г. Путешествие по России для исследования всех трех царств в природе, ч. III СПб., 1785. С. 101-103.

12. Иванов И. Сведения о Фатали-хане Кубинском. 1854. С. 12; Ахмед-бек Джеваншир. О политическом существовании. 1901. С. 76-79.

13. Мустафаев М. Дж. Северные ханства Азербайджана и Россия. Баку, 1989г. С. 104-108; Асадов Ф.С. 1966. С. 14-15.

14. Маркова О.П. 1966. С. 191-192; Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 1886. Т. 3. С. 147-149.

15. Гусейнзаде А. Родословная талышских ханов. // Доклады АН Аз. ССР. Т. 16.,’8. Баку, 1960.

16. Жигарев С. Русская политика в восточном вопросе. T.I. M, 1896. С. 46-48.

17. Рапорт графа Де-Бальмена князю Потемкину-Таврическому // журн. «Кавказский сборник». Т. 20. Тифлис, 1899. С. 445.

18. Грамоты и другие исторические документы XVIII столетия, относящиеся к Грузии // Под ред. А. Цагарели. Тифлис, 1902. (Т.2., вып. 2). С. 87.

19. Мирза Джамал Джеваншир. 1959. С. 79; Мирза Адигезал-бек. 1960. С. 64; Ахмед-бек Джеваншир. 1901. С. 73-75; Абраам Кретаци. Краткая история. 1973. С. 165-167.

20. Титанян Р.Т. Армянские источники о нашествии Ага-Мухаммед-хана в 1795-1797гг.//Автореф. диссерт. канд. истор. наук. Ереван, 1974. С.7-9; Галоян Г.А. Россия и народы Закавказья. Москва, 1976. С. 101-112.

21. Донесения генерал-аншефа Гудовича от 7-го ноября 1791г. // журн. «Кавказкий сборник» Т. 18. Тифлис, 1897. С. 417.

22. Грамоты и др. документы. 1902. С. 91.

23. Потто В.А. Исторический очерк Кавказских войн от их начала до присоединения Грузии к России. Т. 2. вып. 2. Тифлис, 1899. С. 225-237.

24. Бобровский П.О. История 13-го лейб-гренадерского Эриванского Его Величества полка за 250 лет. Ч.З., СПб., 1893; Сургуладзе А. Прогрессивные последствия присоединения Грузии к России. Тбилиси. 1982.

25. Маркова О.П. 1966. С. 292-293; Дубровин Н.Ф. 1886. Т. III. С. 71-80; Bournoutian G. The Khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828. California and New York. 1992. P. 8-9; 23.

26. Бакунина В.И. Персидский поход в 1796г. // журн. «Русская старина», т. 53. СПб., 1887. С. 355; Списки населенных мест Российской империи. Тифлис, 1870. С. 80; Мустафаев. Д.М. 1989. С. 89.

27. Письма архиепископа Иосифа Аргутинского о Грузии (1795-1796гг.) // Журн. «Кавказская старина», 2. Тифлис, 1872. С. 32.

28. Письма А.В. Суворова // Введение П. Никольской. // журн. «Красный архив», ‘3, Москва. 1941. С. 163.

29. Дубровин Н.Ф. Поход Графа В.А. Зубова в Персию в 1796г. // журн. «Военный сборнию», 2-6, М., 1874; Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т.З. СПб., 1886.

30. Левиатов В.Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII в. Баку, 1948. С. 182; Дубровин Н.Ф. 1874. С. 12.

31. Жизнь Артемия Араратского // Изд. К.Н. Григорьян при участии P.P. Орбели. Ленинград, 1980. С. 134, 136, 140.

32. Левиатов В.Н. 1948. С. 183.

33. Потто В.А. Т. 2. 1899. С. 289; Дубровин Н.Ф. 1886. С. 9-11.

34. Материалы для истории русского флота. Ч. 14. Спб., 1898; ч. 16. 1898. С. 116; Очерк развития выдающихся военных событий от начала Руси до наших дней. Москва, 1890. С. 117.

35. Нерсисян М.Г. Из истории русско-армянских отношений. Кн. первая. Ереван, 1956. С. 54-56.

36. Акты КАК (Кавказской археографической комиссии) // Под ред. А. Берже. Т. 1. Тифлис, 1866; Т. 2. Тифлис, 1868. Д. 542. доп. С. 1142.

37. Очерк развития… 1890. С.121; Дубровин Н.Ф. 1874. С.12-15; Грамоты. 1902.Т.2.,2.С. 163-165.

38. Потто. 1899. Т. 2.. С. 308-309;л Хроника // журн. «Восточные известия», № 37, 1815. С. 290-291.

39. Акты КАК. Т. 1.. Тифлис. 1866. С. 887 (Письма Мир-Мустафы-хана).

40. Астраханский порт с 1783 — по 1827гг. // журн. «Морской сборник», СПб., 1851. Т.5. С. 7-9; Козубский Е.Н. История Дербента // Темирхан-Шура. 1906. С. 129.

41 Присоединение Восточной Армении к России. Сборник документов. 1801-ШЗгт. Ереван, Т.1. 1972; Акты КАК. Т.1. 1866. Д. 863. С. 630; С. 34; С.124; С. 121; Т.2. Д. 542. Доп. 1144; Присоединение Восточной Армении к России. Сб. документов 1801-1813гг. Ереван, Т.1.С. 65.

42. Мустафаев М. Дж. 1989. С. 108-109; Маркова О.П. 1966. С. 292-295; Присоединение Восточной Армении к России. 1972. С. 65-66; Азатян Г.Г. Судьбоносные договора. Ереван, 2000. С. 18-19.

43. Азатян 2000. С. 18-19.

44. Азатян 2000. С. 22-23.

Источник: Очерки по истории и культуре талышского народа. Ереван. 2007. стр. 51-65

Категории: Иран, Конференции, Очерки по истории и культуре талышского народа. Выпуск 1, Россия, Талыш

« Роль талышей в истории Сефевидской династии
» Талышский и азари – древний язык Азарбайджана
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»