ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Современные пути к разрешению азербайджано-карабахского конфликта

Азербайджан – слабое звено переговоров

Препятствием на пути урегулирования азербайджано-карабахского конфликта является деструктивная позиция Азербайджана, в которой преобладают тенденции к разрешению проблемы военным путем и шантаж мирового сообщества, отказ от прямых переговоров с Нагорно-Карабахской Республикой (Республикой Арцах) и признания ее независимости, выдвижение территориальных претензий и попытки поставить под сомнение суверенитет НКР над реинтегрированными территориями, отрицание геноцида против армян Нагорного Карабаха и Азербайджана. Систематические призывы официальных представителей Азербайджана к уничтожению Армении и Нагорного Карабаха, прозвучавшие впервые после разгрома нацизма, демонстрируют его истинные намерения, идут в разрез с ценностям мирового сообщества в XXI веке и противоречат критериям членства как в ООН, так и в других международных организациях. Закономерно возникает вопрос, о чем можно вести переговоры с действующей бакинской администрацией, когда она не признает право Нагорного Карабаха на существование?

Кратчайший путь урегулирования – окончательное признание независимости НКР и прямые карабахско-азербайджанские переговоры. Ничем не оправданная задержка мировым сообществом окончательного признания независимости НКР на основе норм международного права ведет переговорный процесс в тупик, стимулирует власти Азербайджана к усилению агрессивности и еще большему ужесточению позиции, отвлекает Баку от того, чтобы сосредоточиться на модернизации и создании жизнеспособного азербайджанского государства.

Постмодернистский подход в дипломатии фактически ставит на одну доску истинного агрессора Азербайджан и борющийся за свободу Нагорный Карабах, навязывает формулу «паритетного подхода» к действиям сторон, пытается уравнять виновных и правых, отрицает возмож­ность постижения исторической реальности, исторического факта, навязывает искусственное представление о множественности истины двух основных сторон конфликта Азербайджана и Нагорного Карабаха, а также Армении. Такая постановка вопроса наносит серьезный удар не только по истории, но и по процессу урегулирования азербайджано-карабахского конфликта.

Следует также подчеркнуть, что те в мире, кто отказывают Нагорному Карабаху в праве на свободное и независимое существование, на самом деле оправдывают и поощряют бакинский режим, осуществляющий политику геноцида, этнических чисток и широкомасштабной террористической агрессии. Бакинская администрация этим воспользуется и когда-нибудь доберется до этих людей. Такие режимы неизбежно становятся угрозой для всего мира. За территориальными претензиями Баку к НКР проглядываются и попытки перекроить политическую карту других стран этой части света. Следует подчеркнуть, что расчленение Армении в 1921 году явилось крупнейшей  цивилизационной и геополитической катастрофой XX века.

Как и в годы азербайджано-карабахской войны 1991-94 годов, Азербайджан продолжает нарушать Резолюции СБ ООН № 822, 853, 874, 884, что выражается в продолжении боевых действий в виде эскалации диверсионно-террористических атак на НКР и активизации действий снайперов, угроз снова прибегнуть к военной силе, отказе от прекращения враждебных актов в виде экономической, транспортной и энергетической блокады Республики Армения и Нагорно-Карабахской Республики, отказе от прямых переговоров с Нагорно-Карабахской Республикой.

Стремительными темпами идет возрождение азербайджанского милитаризма, разгромленного в 1994 году. Осуществляются попытки пересмотра итогов Отечественной войны народа Арцаха 1991-94 года против азербайджанских агрессоров. Президент РФ Дмитрий Медведев в своем выступлении на Параде Победы 9 мая 2010 года подчеркнул: «Мы обязаны помнить: войны не начинаются в одночасье. Зло набирает силу, если перед ним отступают, стараются его не замечать».

Азербайджан массовыми и бесконтрольными закупками вооружений открыто нарушает свои обязательства в рамках ДОВСЕ. На территории Азербайджана накапливаются горы оружия, единственное предназначение которого вести огонь по гражданам НКР. Те страны, которые продают оружие Азербайджану должны четко понимать, что это оружие предназначается для новой широкомасштабной террористической интервенции против Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах), а не для обороны Азербайджана. Ведь для всех очевидно, что ответственная НКР (Республика Арцах) не угрожает Азербайджану и не собирается на него нападать. Именно Нагорно-Карабахская Республика (Республика Арцах) несет бремя сдерживания агрессора, поддержания порядка и стабильности в регионе. Оружие, которое накапливается на территории Азербайджана, может быть применено в террористических целях как против граждан Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах), так и в других местах планеты.

Тупик в переговорном процессе во многом объясняется и тем, что Нагорно-Карабахская Республика фактически отстранена от переговорного процесса в Минской группе ОБСЕ, хотя юридически она является ее участником согласно официальным документам ОБСЕ (решений Будапештского саммита декабря 1994 г. и Пражского Резюме действующего Председателя ОБСЕ от 31 марта 1995 г.) и других международных структур о трех сторонах конфликта: Нагорный Карабах – Азербайджан – Армения.

В ходе трехсторонних переговоров в официальном формате Нагорный Карабах – Азербайджан – Армения  в рамках МГ ОБСЕ в 1994-1997 гг. принципиальная позиция о трех сторонах конфликта неоднократно провозглашалась сопредседателями МГ ОБСЕ. Наконец, все три проекта урегулирования, предложенные МГ ОБСЕ в 1997-1998 гг. были адресованы трем сторонам конфликта, а не двум, что отражено в самих текстах.

Следует констатировать, что Азербайджан не полномочен решать вопрос участия или неучастия НКР в переговорном процессе, так как этот вопрос трехстороннего формата юридически закреплен в основополагающих документах ОБСЕ по урегулированию азербайджано-карабахского конфликта. Воинствующий отказ Азербайджана от любых переговоров с НКР принимает все более иррациональные формы. Когда Азербайджан поймет, что решение проблем возможно только в сотрудничестве с НКР и, следовательно, во взаимном признании, тогда конфликт будет урегулирован.

Важно подчеркнуть, что взаимное признание НКР и Азербайджана должно быть отправной точкой переговоров, а не конечной. А на втором этапе переговоров должны решаться наиболее сложные проблемы: территории, беженцы, границы.

Агрессивная формула лжеурегулирования, навязываемая путем шантажа Азербайджаном в Минской группе ОБСЕ, не приемлема и противоречит международному праву и историческому прогрессу, ведет переговорный процесс в тупик. Позиция властей Азербайджана, если ее вообще можно квалифицировать как серьезную переговорную позицию, состоит исключительно из ничем не обоснованных территориальных претензий к НКР и сводится к требованию передачи Баку на первом этапе реинтегрированных исторических районов Нагорного Карабаха для создания удобных плацдармов для военного захвата всего Нагорного Карабаха и этнических чисток на втором этапе.

В сфере обороны НКР удовлетворение территориальных претензий Азербайджана и расчленение НКР приведет к серьезному нарушению военного баланса сторон. Произойдет качественное изменение конфигурации фронта, удлинение его в два раза. Это потребует строительства новых дорогостоящих оборонительных рубежей, увеличения численности Армии обороны Нагорного Карабаха, приведет к росту военного бюджета. Будет нарушена глубина обороны. Азербайджан сможет намного более эффективно использовать имеющиеся у него на вооружении установки «Смерч» с дальностью в 70 км и  тактические ракеты «Точка-У» с дальностью более 100 км. Намного увеличится досягаемость для обстрелов населенных пунктов НКР и пограничных районов Армении. Новая линия фронта будет проходить на расстоянии всего 5 км от районных центров Мардакерт, Аскеран и Гадрут, и 18 км от столицы НКР Степанакерта. В случае внезапного вероломного нападения Азербайджана обстрел городов приведет к большим жертвам среди гражданского населения, нарушению мобилизационных планов,  сокращению территории, необходимой для развертывания резервных соединений,  разрушению инфраструктуры НКР.  Районы сосредоточения формирующихся частей Армии обороны НКР окажутся под непосредственным огневым воздействием противника. Будут нарушены транспортные коммуникации НКР, в том числе жизненно важные дороги на Армению и рокадные дороги, идущие параллельно фронту. У НКР останется из 4 дорог на Армению только одна, а из двух рокадных дорог – одна. На захваченных карабахских землях Азербайджан вновь расположит базы международных террористических организаций, как это было до 1994 года.

Архаизм азербайджанских территориальных претензий все больше напоминает требование лидеров «Аль-Каиды» к Испании вывести свои войска из семи регионов Южной и Центральной Испании (районы Толедо, Гранады, Севильи, Кордовы, Кадиса, Валенсии, Сарагосы) и передать больше половины испанской земли маврам. Аналогичные требования предъявляются и к Португалии. Вполне возможно, что в недалеком будущем мы услышим такие же требования к Италии в отношении Сицилии, Сардинии, Калабрии, к Греции — в отношении Крита, к Франции – в отношении Лангедока.  Характерно, что «Аль-Каида» использовала Азербайджан как одну из своих основных центральных региональных баз для организации проведения террористических актов в мире, о чем неоднократно писали СМИ разных стран. Во время агрессии Азербайджана против НКР в 1991-94 годах бакинские власти использовали 1,5 тысячи афганских моджахедов, а также наемников из Чечни под предводительством Шамиля Басаевы для войны против Нагорного Карабаха.

Баку в своих территориальных претензиях не имеет и не использует никакой аргументации, кроме угроз возобновления войны. Все это весьма напоминает германский ультиматум в Мюнхене в 1938 г. по разделу Чехословакии. Руководство Азербайджана предпринимает попытку повторить дурной опыт нацистской Германии, навязавшей Мюнхенское соглашение 1938 г. по расчленению Чехословакии на первом этапе и захвату всей страны на втором этапе в 1939 г. По аргументированному мнению ряда историков, именно расчленение Чехословакии фактически стало началом Второй мировой войны. Аналогично и расчленение НКР путем захвата Азербайджаном семи реинтегрированных карабахских районов – это уже фактическое начало 2-ой азербайджано-карабахской войны. Бакинские реваншисты все более громко и нагло требуют передать Азербайджану разные районы Нагорного Карабаха, а также и весь Нагорный Карабах, разрастаются и территориальные претензии на земли Республики Армения, которые бакинские власти называют «Западным Азербайджаном».

В ходе азербайджано-карабахской войны 1991-94 годов Азербайджан систематически и целенаправленно срывал все договоренности и соглашения о прекращении военных действий в январе 1993 года, в июне 1993 года, в июле 1993 года. При содействии России 18 августа 1993 года стороны прекратили огонь на 5 дней, но Азербайджан и на этот раз сорвал перемирие. Президент Азербайджана Г. Алиев тогда же публично признал, что азербайджанские части не раз нарушали прекращение огня.

Баку демонстративно игнорирует подписанное Азербайджаном, НКР и Арменией под эгидой ОБСЕ соглашение от 4 февраля 1995 года об укреплении режима прекращения огня. А ОБСЕ никак не реагирует на это безобразное поведение Азербайджана. Баку отказался от предложения Армении заключить соглашение о неприменении силы при разрешении карабахского конфликта. Также он отказался от предложения сопредседателей МГ ОБСЕ об отводе снайперов с линии фронта.

Политический процесс и механизм принятия внешнеполитических решений в демократических странах характеризуются структурно-институциональными ограничениями, такими, как разделение властей, система конституционных сдержек и противовесов, необходимость получить поддержку политических решений со стороны ответственного гражданского общества в ходе их публичного обсуждения. Все это существенно ограничивает принятие радикальных решений, особенно в вопросе о войне. Отсутствие всего вышеизложенного в Азербайджане усиливает угрозу агрессии, внезапного нападения на НКР. Режим, не имеющий структурно-институциональных ограничителей произвола и развитой политической культуры, не приемлющий разумных компромиссов, способен на принятие волюнтаристских решений по развязыванию новой войны. Для де-эскалации конфликта необходимо на первом этапе добиться подписания юридически обязывающего договора о неприменении военной силы против НКР, включающего международные гарантии.

Азербайджан агрессивно и методично, абсолютно не стесняясь, везде и всюду засоряет информационное и политическое поле Земли своими антиправовыми тезисами о том, что якобы Азербайджан имеет право принимать решения о статусе Нагорного Карабаха, что якобы существует противоречие между правом народов на самоопределение и территориальной целостностью, что якобы  оккупированы 7 районов Азербайджана и они должны быть переданы ему, что существует только проблема азербайджанских беженцев, что якобы Нагорный Карабах и Армения являются историческими территориями Азербайджана. При этом, желание скрыть правду о систематическом геноциде и этнических чистках против армян, осуществляемых при любом бакинском режиме, является сейчас основным для азербайджанского правительства. Раздувая территориальные претензии, Азербайджан пытается скрыть тот факт, что согласно нормам международного права именно Азербайджан должен вывести свои войска с оккупированных земель Нагорного Карабаха и Армении.

Что касается спекуляций бакинской администрации по вопросу азербайджанских беженцев, то согласно исследованию аналитического центра «Сигма» в Баку «Положение вынужденных переселенцев в Азербайджане», большинство переселенцев не желает переезжать на земли Нагорного Карабаха. Так, молодые семьи, старшеклассники и те, кто имеет квартиры в столице, не думают возвращаться на земли Нагорного Карабаха. Репатриации желают лишь 10% вынужденных переселенцев, и это преимущественно старшее поколение. В исследовании отмечено, что в настоящее время в Азербайджане зарегистрировано 648 тыс. вынужденных переселенцев, 30% из которых размещены в Баку (1). Следует также отметить, что значительную часть так называемых азербайджанских беженцев на самом деле следует квалифицировать как колонистов на землях Нагорного Карабаха, а в настоящий момент –  как репатриантов, вернувшихся в Азербайджан. К примеру, город Лачин создавался Азербайджаном на земле Нагорного Карабаха как военное поселение в начале 1920-х годов, где проживало исключительно мужское население.

Безответственная бакинская администрация продолжает попытки фальсификации международного права и не выполняет свои обязательства по отношению к мирному процессу. 6 февраля 2010 года в интервью телеканалу Euronews президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что «Азербайджан никогда не согласится на независимость Нагорного Карабаха и не примет никаких механизмов или процедур, способных потенциально привести к его отделению». То есть, тем самым, азербайджанский президент открыто и демонстративно заявил, что он не приемлет исторический прогресс и продолжает политику отрицания норм и принципов международного права, императивно констатирующего право народов на самоопределение, на основе механизмом и процедур которого возникли подавляющее большинство ныне существующих государств.

Заявление президента Азербайджана также прямо направлено против недавно принятой 18 декабря 2009 года 64-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН резолюции A/64/438 «Всеобщая реализация права народов на самоопределение», которая вновь подтверждает право народов на самоопределение и призывает покончить с внешним военным вмешательством, оккупацией и репрессиями. Резолюция, в частности, еще раз подтверждает универсальный принцип самоопределения народов, закрепленный в Уставе ООН и в международных документах по правам человека. Принятием данной резолюции Генеральная Ассамблея ООН решительно осуждает проявления военного вмешательства, агрессии и оккупации, оценив их как результат борьбы против реализации права народов на самоопределение и других прав человека. Таким образом, ООН в очередной раз зафиксировала принцип права народов на самоопределение в качестве системообразующего, фундаментального международно-правового принципа.

11 марта 2010 года спецпредставитель ПА ОБСЕ по Нагорному Карабаху Горан Леннмаркер на семинаре в Ереване по проблемам Южного Кавказа сделал заявление, что принцип права народа Нагорного Карабаха на самоопределение — один из важнейших принципов разрешения конфликта. Он подчеркнул, что если бы не этот важнейший принцип, сегодня не было бы независимых Азербайджана, Армении, Грузии. Г. Леннмаркер предостерег Азербайджан от разжигания ненависти как на официальном уровне, так и в СМИ.

Президент Азербайджана И. Алиев этим своим контрпродуктивным заявлением телеканалу Euronews также демонстративно отказался и от так называемых «мадридских принципов». Бакинская администрация констатировала полное отсутствие намерения идти на реальные шаги в переговорном процессе по азербайджано-карабахскому урегулированию, поставив под сомнение сам смысл их проведения. Баку заведомо исключает поиск компромисса как такового. Таким образом, попытки умиротворения азербайджанского агрессора путем уступок не только аморальны, но и бессмысленны.

15 марта 2010 года заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян подчеркнул, что Азербайджан продолжает действовать как против целей ООН, так и против территориальной целостности самоопределившейся НКР, что является основным препятствием на пути обеспечения прогресса в переговорах (2).

Руководство Азербайджана, забыв свои обязательства перед ОБСЕ, Советом Европы, ООН, систематически угрожает новой агрессивной войной, целью которой является захват земель НКР и новые этнические чистки. Президент Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах) Бако Саакян 16 февраля 2010 г. охарактеризовал позицию Азербайджана по урегулированию азербайджано-карабахского конфликта «новым видом и формой терроризма». Президент НКР Бако Саакян подчеркнул: «Уверен что, обсуждение карабахского конфликта в контексте международного права позволит окончательно подойти к мирному урегулированию» (3).

Противоправность государственного терроризма как инструмента внешней политики закреплена в принятой в 1984 году на 39-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюции 39/159 «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государств, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах». В этой резолюции государственный терроризм характеризуется как действия, направленные на насильственное изменение или подрыв общественно-политического строя суверенных государств, дестабилизацию и свержение их законных правительств. То есть данная резолюция также направлена на осуждение политики противодействия самоопределению народов.

Азербайджан должен навсегда отказаться от враждебных действий и, прежде всего, от вооруженной интервенции, блокады и других форм вмешательства или угрозы вмешательства, направленных на уничтожение или ограничение суверенитета, изменение политических, экономических, культурных основ Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах) и права ее народа свободно избирать формы своего национального существования. Давно назревшее признание Азербайджаном независимости НКР (Республики Арцах) будет свидетельствовать о том, что бакинская администрация в состоянии  проводить ответственную независимую внешнюю политику, обеспечивающую суверенитет и жизнеспособность Азербайджана.

Замминистра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян 21 августа 2009 г. подчеркнул: «Переговорный процесс заходит в тупик по причине неконструктивной и максималистской позиции Азербайджана. Мне представляется, что очень долгое время посредники и международное сообщество — они как бы проглатывали все эти капризы и риторику Азербайджана, попытки исказить историю и современность. И это не способствовало процессу урегулирования. (…) При сохранении такой позиции Азербайджана станет неизбежным пересмотр концепции переговорного процесса, а именно: международное признание Нагорно-Карабахской Республики, или, как минимум, референдум прямо сегодня» (4).

Необходима трансформация принципов урегулирования

В повестке дня стоит вопрос конструктивной трансформации базовых принципов урегулирования. Как отмечал Конфуций, если не будет правильных названий, то не будет и правильных дел. Цивилизованное и прочное урегулирование азербайджано-карабахского конфликта должно основываться на следующих принципах:

Во-первых, определение статуса НКР — исключительное право народа Нагорного Карабаха.

Во-вторых, окончательное признание международным сообществом государственной независимости НКР.

В-третьих, взаимное признание независимости НКР и Азербайджанской Республики.

В-четвертых, восстановление территориальной целостности Нагорного Карабаха.

В-пятых, мирное разрешение споров и неприменение силы или угрозы силой.

В-шестых, собственные и международные гарантии безопасности народа НКР.

В-седьмых, полноценные межгосударственные переговоры между НКР и Азербайджаном по заключению мирного договора, в рамках которого только на взаимной основе может и должна быть решена проблема территорий и беженцев.

Международное право требует признания НКР

В мире растет понимание того, что Карабахское государство давным-давно состоялось и является более успешным и жизнеспособным нежели некоторые из полутора сотен государств, признанных за последние 50 лет. Демократические государства обязаны уважать право народа НКР на свободный и демократический выбор своего независимого будущего, основанный на проведенном согласно международному праву и законодательству СССР референдуме о независимости 10 декабря 1991 года и референдуме о Конституции НКР 2006 года. Решение референдума как результата прямого всенародного волеизъявления обладает высшим правовым авторитетом. Нагорно-Карабахская Республика стала субъектом международного права в силу факта своего появления в качестве суверенного государства. В 1905 году в Норвегии, в 1944 году в Исландии, в 1962 году в Западном Самоа, в 1974 году на Коморских островах, в 1977 году в Джибути, в 1993 году в Эритрее, в 1999 году в Восточном Тиморе, в 2006 году в Черногории были проведены аналогичные референдумы о независимости, результаты которых послужили основным фактором признания последних мировым сообществом в качестве суверенных государств. В ноябре 2002 года в Гибралтаре прошел референдум, на котором 98,97% жителей проголосовали против проекта создания в этой самоуправляющейся британской территории «совместного суверенитета» Испании и Великобритании. МИД Великобритании сослался на результаты референдума, как основы для окончательного решения гибралтарского вопроса в процессе переговоров. Проведение референдума о независимости в НКР также имеет необратимые правовые последствия. Суверенность нации есть принцип права большинства государств мира.

В отличие от цивилизованной позиции многих других государств по аналогичным референдумам, Азербайджан на референдум в НКР ответил широкомасштабной агрессией, бомбежками и ракетными обстрелами мирного населения, политикой этнических чисток на оккупированных землях. При массированных авиабомбардировках использовались шариковые и игольчатые бомбы, относящиеся к оружию массового поражения. Действия Азербайджана наглядно продемонстрировали мировому сообществу безальтернативность государственной независимости НКР.

Азербайджано-карабахский конфликт необходимо анализировать с ценностных гуманистических позиций. Попытки подчинить свободный, успешный и демократический Нагорный Карабах тоталитарному и геноцидному Азербайджану являются нонсенсом в XXI веке, попыткой отмены ценностей свободы и справедливости. Но процесс ревизии истории не будет успешным именно потому, что масштаб преступлений бакинского режима чересчур велик. Сегодня все и в первую очередь сами международные посредники понимают невозможность пребывания НКР в составе Азербайджана, им только остается сделать логический шаг – окончательно признать независимость НКР.

Согласно принятым в науке подходам, международно-правовой статус Нагорно-Карабахской Республики как независимого государства обеспечивают следующие положения: историческая принадлежность в течение пяти тысяч лет карабахской территории армянскому народу; подавляющее армянское большинство коренного населения НКР (85% в 1991 г.); политика систематического геноцида со стороны руководства Азербайджана в отношении армян; проведение согласно международному праву и законодательству СССР референдума о независимости 10 декабря 1991 г.; наличие легитимных органов власти в НКР и их эффективный контроль над территорией Республики; способность на самооборону; экономическое самообеспечение; обладание международной правосубъектностью с момента своего образования.

Международное право на стороне НКР. В статье № 3 «Конвенции о правах и обязанностях государств», которая была подписана в Монтевидео (Уругвай) 26 декабря 1933 г., зафиксировано, что «политическое существование государства не зависит от признания другими государствами». В статье №1 дано юридическое определение государства — субъекта международного права, которое должно обладать следующими характеристиками: а) постоянное население; б) определенная территория; в) правительство; и г) способность вступать в отношения с другими государствами. Очевидно, что НКР обладает всеми перечисленными характеристиками.

11 марта 1999 г. в Страсбурге Европарламент принял резолюцию по Нагорному Карабаху, в которой отмечалось, что «в сентябре 1991 года НКАО декларировала свою независимость после развала СССР и аналогичных деклараций бывших Союзных Республик». Тем самым была признана международно-правовая обоснованность провозглашения карабахской независимости, аналогичная другим союзным республикам. У НКР есть все достаточные основания для членства в ООН.

На территории бывшей Азербайджанской ССР, в полном соответствии с международным правом и законодательством СССР, образовались два независимых государства — Нагорно-Карабахская Республика и Азербайджанская Республика. Провозглашение Азербайджанской Республикой правопреемства на наследие бывшей Азербайджанской ССР является противоправным. Правопреемниками являются оба государства: НКР и Азербайджанская Республика. В мировой практике имеется достаточно прецедентов аналогичного подхода. Мировое сообщество поэтапно признало трех правопреемников бывшей британской Индии — Индию, Пакистан, Бангладеш. Комитет по деколонизации ООН одобрил разделение ряда территорий бывших колоний в ходе предоставления им независимости и двойное правопреемство в ряде случаев. Например, острова Гилберта и острова Эллис, бывшие единой колонией Великобритании, отделились друг от друга, а в 1978 г. острова Эллис стали независимым государством Тувалу, вошедшим в ООН. В 1962 г. бельгийская колония Руанда-Урунди распалась на два независимых государства Руанду и Бурунди. В 1965 г. Сингапур объявил о выходе из состава Федерации Малайзия и стал полноправным членом ООН. После прекращения существования британского протектората Федерация Родезии и Ньясаленда в 1963 г. ООН признала два независимых государства Зимбабве и Замбию. В свое время членом ООН была признана Франция вместе с Алжиром, не как колонией, а как составной частью французской территории. Но это не помешало в дальнейшем ООН признать независимость Алжира. В 1993 г. на основании проведения референдума ООН признала независимость Эритреи, ранее бывшей автономной единицей Эфиопии. После раздела Чехословакии мировое сообщество признало двух правопреемников — Чешскую Республику и Словацкую Республику.

Независимый государственный статус НКР не подлежит обсуждению кем-либо, кроме самого народа Нагорного Карабаха, а согласно нормам международного права должен быть незамедлительно признан. Попытки кем-либо обсуждать статус НКР, поползновения узурпировать этот вопрос являются нарушением международного права, возвращением в прошлые века колониальных захватов и не соответствуют цивилизованным нормам  урегулирования XXI века.

В международном праве нет норм, обязывающих самоопределяющееся государство получать согласие метрополии, от которой оно отделяются. Наоборот, в Декларации о принципах международного права от 24 октября 1970 г. подчеркивается, что каждое государство обязано проявлять уважение к воле народов, а также иметь в виду, что подчинение народов иностранному игу является нарушением принципа самоопределения и противоречит Уставу ООН.

Противопоставление принципа права народов на самоопределение и территориальной целостности является антиправовым и самым серьезным образом мешает переговорному процессу. Сопредседатели МГ ОБСЕ, а также и другие политики, постоянно заявляют, что азербайджано-карабахский конфликт должен быть решен на основе международного права, что необходимо найти консенсус между понятием территориальной целостности и принципом права народов на самоопределение. Но ничего нового искать не нужно, а нужно просто следовать международному праву, согласно которому, принцип права народов на самоопределение никак не может противоречить территориальной целостности, так как применяются они к разным сферам международных отношений. В Уставе ООН принцип территориальной целостности государств вообще не фигурирует. Соответствующее положение п. 4 ст. 2 устанавливает лишь, что государства — члены этой организации «воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями Объединенных Наций». Устав ООН рассматривает территориальную неприкосновенность государств как запрет на внешнее посягательство, на применение силы для захвата территории одного государства другим. Принцип нерушимости государственных границ вступает в силу в случае их нарушения со стороны другого государства. Но в случае с азербайджано-карабахским конфликтом нет внешнего фактора, а есть конфликт между НКР и Азербайджаном, двумя государствами, образовавшимися на территории бывшей лоскутной Азербайджанской ССР. Это понимают в Азербайджане и именно поэтому стараются подменить конфликт между Азербайджаном и Нагорным Карабахом на конфликт между Азербайджаном и Арменией. Но общепризнанным фактом, юридически зафиксированным в документах ОБСЕ, ООН и многочисленных других международных организаций, является то, что именно Нагорный Карабах является основной стороной азербайджано-карабахского конфликта.

Окончательное признание независимости НКР не нарушает территориальной целостности Азербайджана и не угрожает его существованию. Принцип территориальной целостности не применим к Азербайджану по многим международно-правовым основаниям, но главное – Нагорный Карабах де-юре никогда не входил в состав Азербайджана.

Мировое сообщество имеет полное право освободиться из состояния заложников авантюрной политики руководства Азербайджана и проявить политическую волю в деле неизбежного окончательного признания независимости НКР.

(Окончание следует)

Рубен ЗАРГАРЯН (Нагорно-Карабахская Республика)

кандидат исторических наук, советник министра иностранных дел Нагорно-Карабахской Республики

(1) www.echo-az.com, 23.09.2010.

(2) www.news.am, 15.03.2010.

(3) Степанакерт выступил с предложением по карабахскому урегулированию, www.regnum.ru/news/1254474.html.

(4) Риторика Баку обязывает армянские государства думать об упреждающих шагах: интервью замминистра иностранных дел Армении Шаварша Кочаряна, www.regnum.ru/news/1198216.html.

Источник: Регион и мир. – 2010. — № 2.

Категории: Азербайджан, Главное, Нагорный Карабах

« Берктай свидетельствует об уничтожении архивных материалов
» Создание новых епархий не улучшило положение РПЦ на Северном Кавказе