РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Сведения лейтенанта Камиля Трезеля о Талышистане и талышах (1808)

Сведения о лейтенанте Трезеле

В начале XIX века, Наполеон отвел Ирану стратегическую функцию в плане похода на английские владения в Индии. 4 мая 1807 года в Финкенштейне был заключен франко-иранский союз, который был направлен в основном против России и Англии, в свою очередь шах Ирана, Фатх-Али, должен был использовать все свое влияние в регионе для оказания содействия в осуществлении указанного похода. Спустя 65 дней после заключения Финкенштейнского договора, 7 июля 1807 года между Наполеоном и российским императором Александром I был заключен Тильзитский мир [1, 84]. Помимо вопросов, касающихся Европы и Османской Империи, этот документ предусматривал расширение завоевательных стремлений России в Азии [2, 499-504], но в нем ни словом не упоминалось об Иране, и он фактически анулировал франко-иранский договор.

Несмотря на заключение Наполеоном двух взаимоисключающих договоров, 4 декабря 1807 года в Тегеран прибыла французская миссия, возглавляемая адьютантом Наполеона генералом Клод-Матье де Гарданом (1766-1818). При изучении франко-иранских дипломатических отношений наибольший интерес представляет выяснение вопроса, насколько возможным был поход в Индию. Чтобы проанализировать поставленный вопрос, мы изучили сохранившиеся в архивах Франции, рукописные рапорты членов миссии генерала Гардана и опубликованные этими лицами сочинения (1).

В настоящей статье мы коснемся сведений о расположенной на каспийском побережье Талышской области и ее населении — талышах. Этот материал сохранился в рапорте лейтенанта Трезеля «Notice sur le Guilan et le Mazanderan».

Сведения о Трезеле опубликовал его праправнук генерал Жан-Батист Дюма. Камил-Альфонс Трезель родился 5 января 1780 г. в Париже, в семье буржуа. В 1795-98 гг. он был вольным слушателем Центральной школы гражданских работ (PEcole central des travaux publics), впоследствии Политехнической школы (PEcole polytechnique), в Пале-Бурбон (Pale-Bourbon). Именно там он изучил инженерно-географическое дело. Его военная карьера началась с 1801 года, а в 1807 г. приказом Наполеона он был назначен адьютантом направленного в Иран послом генерала Гардана [5, 8-11, 18].

Согласно инструкциям (10.05.1807) Наполеона, одной группе офицеров, пребывающих в миссии генерала Гардана, поручалось обучить иранское войско на европейский лад и провести фортификационные работы, а другой — детально разведать маршуты продвижения войска в Индию и добыть подробные сведения об Иране. Общим заданием для всех офицеров было выяснить, каков моральный настрой местного населения по отношению к европейцам и как они привыкают к французским военным правилам [6, 95-99].

В сентябре 1807 г. лейтенант Трезель в сопровождении своего переводчика, атташе французской миссии, Адриена Дюпре, изучил путь из Константинополя в Тегеран через Дьярбекир, Багдад, Керманшах, Хамадан, Шираз, Бандар-Абасс, Бушир, Иезд и Кашан [7, vol. 11, doc. 181] (3). Трезель не должен был появляться без надобности в Тегеране, но после 9-месячного путешествия, 18 мая 1808 г. он, по личной просьбе генерала Гардана, прибыл в столицу Ирана для оказания помощи в продолжении начатых работ [5, 44-45]. В июле 1808 г. Фатх-Али-шах наградил Трезеля «Орденом Солнца» второй степени [7, vol. 11: doc. 3, 105; 9, 55]. В августе 1808 года он сопровождал генерала в лагерь Султанье, оттуда же французский посол послал лейтенанта в прикаспийские провинции Гилан и Мазандеран с целью их детального изучения [5, 44-45], где он провел сентябрь-октябрь 1808 г. и вернулся в Тегеран 26 октября 1808 года [5, 64]. Русские были хорошо осведомлены о деятельности французов на побережье Каспийского моря. В одном из рапортов русского офицера отмечалось, что «по свидетельству армянского купца Давида Корганова, в Энзели действительно прибывало четверо французов (4), которые замеряли глубину моря во многих местах» [10, III, 495]. Во время поездки лейтенанта Трезеля по Гилану, в сентябре 1808 года, обострились отношения между Россией и Ираном. 14 сентября 1808 года Аббас-мирза отверг предложение генерала Гудовича о заключении мира и скорейшей ратификации ранее предложенного договора [6, 202-203], после чего в начале октября 1808 года Гудович разбил лагерь вблизи Еревана и начал военные действия против Ирана [11, 266]. Несмотря на приказ, отданный генералом Гарданом французским офицерам о непринятии участия в боях, русские были крайне возмущены действиями французских офицеров в Иране: капитан инженерных дел Вердье и трое сержантов — Фино, Дармон и Мерешаль — были направлены осмотреть ереванскую крепость [10, III, 498].

В архиве Министерства Иностранных дел Франции сохранился рапорт генерала Гардана от 23 апреля 1809 года о состоянии работ во время его миссии в Иране. В этом рапорте генерал дал следующую характеристику лейтенанта Трезеля: «Трезель — лейтенант, инженер-географ, мой адьютант. (…) Поведение, талант и прилежание этого офицера заслуживают похвалы и, поверьте, он всегда успешно выполнит все поручения» [7, vol. 11. doc. 181]. Впоследствии оказалось, что такая характеристика лейтенанта Трезеля оказалась весьма обоснованной во всех отношениях.

Дальнейшая деятельность лейтенанта Трезеля развивалась следующим образом: весной 1809 года, после возвращения из Ирана в Европу, он участвовал в испанской и русской кампаниях. В 1810 году получил звание капитана, а в 1814 году — полковника. В 1813 году он стал офицером почетного легиона [12, LH, 2628/33]. В 1815 году, во время «Ста дней», воевал на стороне Наполеона в звании бригадного генерала. Несмотря на то, что Правительство Второй реставрации не признало его генеральства, в 1816-1817 гг. именно ему, как одному из лучших специалистов, доверили проведение делимитации восточных границ Франции. В 1833 году под его началом французские войска взяли алжирский город Бужи (ныне Беджая). В 1837 году Трезель получил звание дивизионного генерала, с 1846 года — он пер Франции, в 1847-1848 гг. — военный министр Франции, а также руководит военным воспитанием внуков Луи-Филиппа, престолонаследника графа Парижского принца Орлеанского и его брата герцога Шартрского. С 1848 года Трезель был губернатором Алжира. 11 апреля 1860 года Камил-Альфонс Трезель скончался в Париже в возрасте 80 лет [13, 140-142]. Итак, Трезель принимал активное участие в военной и дипломатической истории Франции первой половины XIX века.

Примечания

(1) Следует отметить, что известный французский историк Г. Дегерен еще в 1904 г. писал, что рапорты направленных в Иран Наполеоном офицеров требуют глубокого исследования, а в 1981 г. К. де Воогд опять-таки отмечал, что рапорты французских офицеров о географии, населении, экономическом положении, политической жизни Ирана и других вопросах не изучены [3, II, 70-71; 4, 10/2, 248].

(2) В архивах Министерства Иностранных дел Франции сохранились рапорты лейтенанта Трезеля о Персидского залива [8, vol. 3, doc. 3] и о маршруте от Константинополя до Тегерана [8, vol. 3, doc. 4].

(3) Во время этого путешествия лейтенанта Трезеля переводчиком ему служил Драгоман Жуанар [7, vol. 11, doc. 3], который был включен в миссию генерала Гардана по рекомендации Талейрана [7, vol. 9, doc. 91].

(4) Имеются в виду Трезель, Жуанар и двое их слуг — И.Н.

РАПОРТ ЛЕЙТЕНАНТА ТРЕЗЕЛЯ

«NOTICE SUR LE GUILAN ET LE MAZANDERAN»

Датированный 26 ноября 1808 года [8, vol. 7, doc. 32 bis], рапорт лейтенанта Трезеля о Прикаспийском районе Ирана — «Notice sur le Guilan et le Mazanderan» — хранится в архиве Министерства Иностранных дел Франции [8, vol. 3, doc. 2].

В написанном лейтенантом Трезелем на основании личных наблюдений и полученной на месте информации «Notice», сведения о провинциях Гилан и Мазандеран делятся на следующие подглавы: введение (1), климат, реки, домашние животные и вьючный скот, коммуникации, Решт, Энзели, торговля, Гечкер, Фомен, Лахиджан, Ленгеруд, Мазандаран, Амол, Мешехедисер, путь из Амола до Тегерана, Восточная часть Мазандерана. Содержащиеся в этих подглавах сведения в свою очередь охватывают следущие темы: 1. общая характеристика провинций (расположение, границы, площадь и конфигурация, полезные ископаемые, климат, реки, флора, фауна, геология, топография); 2. население (численность, этнический состав, занятия, одежда, нравы и обычаи, моральная характеристика, распространенные болезни); 3. города и населенные пункты (расположение и функции); 4. сельское хозяйство (тип расселения, сырье стратегического значения); 5. коммуникации (состояние дорог и мостов, расстояние между населенными пунктами и караван-сараями); 6. ремесло (продукция стратегического значения); 7. торговля (экспорт и импорт, торговые партнеры); 8. геополитическая оценка прикаспийских провинций Ирана.

Что касается сведений лейтенанта Трезеля конкретно о Талыше и талышах, они сохранились в подглавах, посвященных провинции Гилан: введение, коммуникации, Энзели, торговля, Гечкер, Фомен.

Первые сведения лейтенанта Трезеля о Талыше встречаются еще в «Введении» — перечисляя города провинции Гилан, французский офицер упоминает талышский город Фомен [8, vol. 3, doc. 2]. Хотя, в соответствии со своим маршрутом, Трезель описывает часть Талыша, расположенную на территории Ирана, при повествовании о торговых отношениях провинции Гилан, он касается находящихся под русским протекторатом Талышских портов, расположенных по левобережью реки Аракса. В подглаве «Коммуникации» он пишет, что, следуя вдоль леса и побережья моря, за два дня можно добраться до двух небольших портов — Астары и Ленкорани. Там же французский офицер отмечает, что эту территорию хан передал России, но больше об этом никаких сведений не приводит (2). Сохранившееся в этой же подглаве следующее сведение касается талышского города Мосуля. Трезель пишет: «Город Мосуль примечателен с той точки зрения, что расположен на почти неприступной возвышенности; говорят, он был обнесен толстой крепостной стеной. Население обрабатывает железо и изготовляет крупные стволы для карабина; расстояние от Решта до Мосуля составляет 10 лье (3) в западном направлении» [8, vol. 3, doc. 2].

Сведения о формах ведущейся торговли, транспортных средствах и экспорте и импорте товара в Талыше представлены в подглаве, которая касается торговли в провинции Гилан. Трезель пишет: «Торговля, которая ведется непосредственно жителями Гилана, ограничивается каботажем некоторых видов продуктов: продуктами обмениваются в Лахиджане, Реште, Фомене и на других территориях, а также на территории Астары, Ленкорани, Салиани и по всему побережью от Ширвана до Баку, откуда в большом количестве привозят нефть. Для этой торговли используются грубо сооруженные четыре-пять судов водоизмещением 100 т и около тридцати сайков т.е. однопарусных лодок» [8, vol. 3, doc. 2]. Следует отметить, что в своих «Notice» Трезель отмечает движение только российских судов по Каспийскому морю [8, vol. 3, doc. 2]. Адриен Дюпре также отмечал, что важнейшая составная часть военных сил — флот — «в этой империи равнялся нулю». У персов не было кораблей на Каспийском море, чтобы вернуть прибрежные города, занятые русскими, или хотя бы суметь защитить оставшиеся, хотя Гиланские и Мазандаранские леса были богаты необходимым для судостроения строительным материалом [16,1, 305-306].

Чрезвычайного внимания заслуживает сведение лейтенанта Трезеля о поселке Гечкер. В этой информации собран интересный во многих отношениях материал об одном из ареалов расселения талышей, о численности населения, занятиях, моральной характеристике и осторожном к ним отношении Фатх-Али-шаха. Французский офицер пишет: «При выходе из Энзели, вдоль полуострова, на крайнем востоке которого расположен этот порт, нам повстречается несколько маленьких деревень. На западе в семи лье расположен город Гечкер, который заселен 300-400 семьями талышского племени. Ядро этого племени занимает одноименную территорию между Рештом и Ардебилем. Ага-Мохаммед-хан не смог завоевать эту территорию, и там только несколько лет назад признали власть его наследника Фатх-Али-шаха. Но по негласному соглашению, правителем назначают только представителя их племени. Когда шах как-то послал из Гилана в Гечкер повелителем одного сеньора, жители Гечкера обратились к нему с просьбой не вступать на их территорию. Но он не посчитался с этим и как только переступил границу, тут же из-за деревьев послышалось несколько ружейных выстрелов1 и он так и остался на месте. Они сами избрали своего хана (4), который и поныне правит этим кантоном. Шах решил закрыть глаза на подобный акт неповиновения. Этот народ большую часть года проводит в горах и возвращается домой только во время размножения шелкопряда. Они собирают большой урожай, но этот шелк ценится меньше Гиланского» [8, vol. 3, doc. 2].

Следующее сведение лейтенанта Трезеля касается талышского города Фомен. Французский разведчик доставляет информацию об административном статусе этого города, об его удаленности от главного города Гилана — Решта, количестве существующих в Фомене домов (что в определенной мере указывает на хорошее состояние этих домов — И.Н.) и о базаре. Интересно описание и оценка его встречи с шестилетним сыном местного хана, что отражает его — как европейца — отношение к восточным обычаям, которые не всегда были понятны европейцам. Трезель пишет: «Кантон Фомен самый значительный; маленький город Фомен — центр, расположен примерно в пяти лье от Решта. Там около 1000 домов, а базар очень оживленный; он полностью открытый. На расстоянии полулье от города нас встретил ребенок лет шести; он оказался сыном хана, которого в то время не было на месте. Его сопровождающие позволили мне восхититься резвостью своих коней, которых они погоняли в покрытых водой посевах риса. Стоял конец сентября и урожай риса только был снят. Этот ребенок нас очень хорошо принял, и как мы ни старались быстрее покинуть вредный для здоровья кантон, мы не смогли отказаться остановиться там. На второй день после нашего прибытия хозяева дома, мехмандар, слуги и все мы заболели лихорадкой. Во время отъезда мне хотели подарить коня: я отказался с тем, чтобы сберечь мои денежные средства на неотложный случай. Таким образом я оставлял за собой возможность отказа, чтобы то же повторить в Реште, где, я знал, мне подарят халат. Ничто так не разорительно для иноземца, как их щедрость, так как персы часто довольно грубо проявляют свое недовольство, если за яйцо не получат быка» [8, vol. 3, doc. 2].

Чрезвычайного внимания заслуживают последние абзацы упомянутого рапорта Трезеля. По заключению французского офицера, ошибочным был взгляд, будто Иран был открыт для русских со стороны Гилана и Мазандерана. Эта граница ему показалась лучше защищенной, чем граница Фарса, так как эта сторона была настолько же вредной с точки зрения климата, насколько дремучей, и более густонаселенной, а местное население с гораздо большей антипатией относилось к русским, чем население Фарса к арабам и туркам [8, vol. 3, doc. 2].

Позиция губернатора Гилана, Мирзы Муссы конкретно в связи с походом в Индию, не известна. Согласно свидетельству второго секретаря миссии генерала Гардана, Жозефа Руссо (Руссо-сына — И.Н.), хотя губернатор Гилана Мирза Мусса «активно не вмешивался в государственные дела» и «был серьезно занят небесными делами», Фатх-Али-шах все же присушивался к его советам [8, vol. 6, doc. 19]. В 1806 году генерал Гудович сообщал барону Будбергу, что первый астролог шаха, ученый и всеми уважаемая при дворе персона — хакем Гилана Мирза Мусса Монаджеми — по велению шаха вел мирные переговоры с русскими [10, III, 425]. Согласно полученной на месте лейтенантом Трезелем информации, военная служба населения Гилана ограничивалась охраной провинции [8, vol. 3: doc. 2, doc. 4; 17, В (2e)b 25]. Поэтому, следует предположить, что в случае похода в Индию Гиланской провинции отводилась роль тыла для прибывшего из Европы войска и для снабжения его всеми необходимыми товарами, завезенными из Астрахани.

В 1821 году Амеде Жобер (5) опубликовал рапорт Трезеля вместе со своим сочинением «Voyage en Armenie et en Perse, fait dans les annees 1805-1806». В предисловии к своей книге Жобер отмечает, что «г-н полковник Трезель (6) любезно позволил ему опубликовать свои записи о двух весьма значительных провинциях, менее известных в Европе» [18, iv]. Сравнение сохраненного в архиве оригинала рапорта с опубликованным вариантом показало, что изданный Жобером «Notice» был отредактирован, и из него было изъято несколько предложений, связанных с Россией. Одним из примеров этого является сохранившийся в рапорте лейтенанта Трезеля последний абзац. В нем Трезель представляет план отторжения от Ирана прикаспийских провинций в пользу России: «Самым лучшим средством для русских для присвоения продукции и территорий этих провинций было бы (русскими — И.Н.) воспользоваться внутренней революцией для основания Гиланского и Мазандаранского ханств, ханы которых были бы такими же независимыми под непосредственным покровительством русских, как ханы Астары и Ленкорани» [8, vol. 3, doc. 2]. Подобная позиция лейтенанта Трезеля видимо сформировалась в результате заключенного между Францией и Россией Тильзитского мира, так как правительство России в случае похода в Индию считалось бы союзником Франции. Осенью 1808 г. во французской прессе широко освещались существующие между французским и российским императорами добрые отношения [19, 1808]. Это также подтверждается сведением, сохранившимся в фундаментальной книге Н. Шилдера о том, что осенью 1808 г. французский император вновь беседовал с российским императором о разделе Османской империи и «фантастическом проекте» похода в Индию [20, II, 227].

Следует учесть, что правительство Франции уже к 1805 году располагало рапортами французского консула в Синопе Паскаля Фуркада и направленного в 1796 году директорией к Ага-Мохаммед-хану Гийома-Антуана Оливье о притязаниях России в отношении Черного и Каспийского морей. В них делается акцент на стремлении России с 1783 г. укрепиться в краях, расположенных от порта Трабзон Османского Причерноморья до порта Астарабад Прикаспийского побережья Ирана, ввиду их благоприятного военного и торгового положения [7, vol. 8, doc. 156, 157]. А Французский консул в Багдаде Жан-Франсуа Руссо (Руссо-отец — И.Н.) в своем рапорте указывал, что целью русских было завоевание лучших портов на Каспийском море, в особенности плодородного и богатого края Гилан [7, vol. 8, doc. 158].

Заключение

Научное значение добытых лейтенантом Трезелем материалов в первой четверти XIX в. подтверждается и тем фактом, что основываясь на них, командующий эскадроном Лапи составил карты Ближнего Востока, которые были приложены к трудам Адриена Дюпре (1819) и Амеде Жобера (1821). В приложенных к «Voyage»-y Жобера пояснениях по поводу составления этой карты, Лапи отмечал что при нанесении конфигурации и различных географических пунктов Каспийского побережья Ирана он «руководствовался данными г-на Трезеля» [18, 471-472]. В 1840-41 гг. атташе французского посольства в Иране, известный художник Эжен Фландин подчеркивал в своей книге, что создание научных трудов об Иране было заслугой генерала Трезеля [21,1, 497].

Надо отметить, что к началу XIX века в Европе сведения о прикаспийском Иране были известны по чрезвычайно примечательным сочинениям английских авторов, Ганвея и Форстера [22; 23], изданными еще в XVIII веке. До опубликования Жобером «Notice», краткие сведения о провинциях Гилан и Мазандеран основанных по нашему мнению на данных Трезеля, встречаются в сочинениях других членов [9; 16; 24; 25] миссии генерала Гардана, а также в сочинениях современных им английских [15; 26; 27] дипломатов. Но именно рапорт Трезеля «Notice sur le Guilan et le Mazanderan», написанный в начале XIX в. европейским военным инженером, — является первой серьезной работой об Иранских прикаспийских провинциях, в которой сохранились сведения о нескольких населенных пунктах и населении Талыша.

Примечания

(1) Первая подглава этой части «Notice» Трезелем не озаглавлена, поэтому ее условно назвали «Введение».

(2) Вкратце этого вопроса касается в опубликованном в Лондоне рапорте в 1813 году английский офицер Джон Макдональд Кинейр. Он объясняет интерес Ост-Индийской компании к Прикаспию тем, что в официальной информации правительство настоятельно отмечает политическое значение распространения интересов Российской империи в отношении Ирана. Дж.М.Кинейр пишет, что южная часть Гилана была в распоряжениии Фатх-Али-шаха, а правителем крайней северной части Талыша был мятежный и независимый вождь Мустафа-хан. Английский офицер также отмечает, что Астраханский рейд был ненадежным во время шторма, и капитаны судов предпочитали расположенный к северо-западу от Решта в Талышской области маленький порт — Ленкоранский рейд [15, 160].

(3) Лье — старинная французская мера длины, которая приблизительно составляет 4 км.

(4) Лейтенатом Трезелем не приводятся сведения об избранном хане.

(5) Пьер-Амеде-Проб-Эмильен Жобер (1779-1847) — выдающийся французский дипломат и ориенталист. 7 марта 1805 года по заданию Наполеона он секретно отправился в Иран, куда прибыл только в мае 1806 года.

(6) Это сведение указывает, что в 1821 году Камил Трезель был в чине полковника.

Библиография

 

1. [Arnault, А. у.] Vie politique et militaire de Napoleon, par A. V. Arnault, membre de Fancien Institut, ouvrage orne des planches lithographiees, d’apres les dessins originaux des premiers peintres de 1’Ecole Fran9ais,

95

executees par les plus habiles Artistes, et imprimees par E. Motte, t. I-II, Paris, 1826.

2. Vandal, A., Napoleon et Alexandre ler, 1’Alliance Russe sous le Premier Empire, De Tilzit a Erfurt, t. I-II, Paris, 1891.

3. Deherain, H., La vie de Pierre Ruffin, orientaliste et diplomate, vol. II, Paris, 1930.

4. Voogd, Ch. de, Les Franсais en Perse (1805-1809). — Studia Iranica, vol. 10/2, Paris, 1981.

5. [Dumas, J.-B., General] Un fourrier de Napoleon vers 1’Inde, Les papiers du Lieutenant General Trezel, Paris, 1915.

6. Gardane, Alfred de, Mission du General Gardane en Perse sous le Premier Empire, Paris, 1868.

7. Archives du Ministere fran9ais des Affaires etrangeres, Serie Correspondences Politiques, Perse: vol. 8: doc. 156, doc. 157, doc. 158; vol. 9, doc. 91; vol. 11. doc. 3, doc. 105, doc. 181.

8. Archives du Ministere fran9ais des Affaires etrangeres, Serie Memoires et Documents, Perse: vol. 3: doc. 2, doc. 3, doc. 4; vol. 6, doc. 19; vol. 7: doc. 32 bis.

9. [Gardane, Ange de] Journal d’un voyage dans la Turquie-d’Asie et la Perse, fait en 1807-1808, Paris-Marseille, 1809.

10. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией, под ред. Ад. Берже, Тифлис, 1869, т. III.

11. Deherain, H., Letters inedites de membres de la mission Gardane, // Revue de 1’histoire des colonies Fran9aises, onzieme annee, t. XV, ler trimestre, Paris 1923.

12. Archives Nationales (AN), Legion d’Honneur (LH), 2628/33.

13. [Michaud] Biographic universelle ancienne et moderne, t. XLII, Paris, 1861.

14. Broc, N., Dictionnaire illustre des explorateurs et grands voyageurs fran9ais du XIXe siecle, II, Asie, avec la collaboration de Gerard Siary, Paris, 1992.

15. [Kinneir, J. M.] A Geographical Memoir of the Persian Empire, Accompanied by a Map. By John Macdonald Kinneir, Political Assistant to Brigadier General Sir John Malcolm, in His Mission to The Court of Persia, London, 1813.

16. [Dupre, A.] Voyage en Perse, fait dans les annees 1807, 1808 et 1809, en traversant la Natolie et la Mesopotamie, depuis Constantinople jusqu’a Fextremte du Golf Persique, et de la a Irewan, t. II, Paris, 1819.

17. [Trezel] Rapport sur la Perse a Monsieur le General Comte Gardane par M. Trezel, (14 aout 1808 — 28 fevrier 1811), manuscrit, Bibliotheque histirique central de marine, Chateau de Vincennes.

18. [Jaubert, P. Am.] Voyage en Armenie et en Perse, fait dans les annees 1805-1806, par P. Amedee Jaubert, Chevalier de la Legion-d’Honneur, Maitre des requetes en service extraordinaire, 1’un des Secretaires-Interpretes du Roi

pour les langues orientales, Professeur de Turk pres la Bibliotheque de S. M., Correspondant de 1’Institut royale des Pays-Bas. Accompagne d’une carte des pays compris entre Constantinople et Teheran, dressee par M. le chef d’escadron Lapie, suivi d’une notice sur le Ghilan et le Mazanderan, par M. le colonel Trezel; et orne de planches lithograpiees, Paris, 1821.

19. Journal de IEmpire, 10.10.1808; 11.10.1808; 12.10.1808; 15.10.1808; 16.10.1808.

20. Шильдер, H. К., Император Александръ Первый, его жизнь и царствование, т. II, СПб., 1897.

21. [Flandin, Eu.] Voyage de M. Eugene Flandin, peintre et M. Pascal Coste, architecte attaches a 1’ambassade de France en Perse, 1.1, Paris, 1851.

22. Hanvay, A Historical Account, London, 1754;

23. Forster, G., A Journay From Bengal to England (1784), London, 1798.

24. Rousseau, J. B. Louis Jaques, Notice historique sur la Perse ancienne et moderne et sur ses peuples en general, Marseille, 1818.

25. [Tancoigne, J. M.] Lettres sur la Perse et la Turquie d’Asie, par J. M. Tancoigne, Attache a la derniere Ambassade de France en Perse, et depuis Interprete et Chancelier du Consulat de la Canee (ile de Candie), ornees de gravures coloriees d’apres des peintures persanes, t. I-II, Paris, 1819.

26. [Morier, J.] A Journey Through Persia, Armenia, and Asia Minor, to Constantinople, in the Years 1808 and 1809; in Which is Included, Some Account of the Proceedings of His Majesty’s Mission, Under Sir Harford Jones, Bart. К. С. To the Court of the King of Persia. By James Morier, Esq. His Majesty’s Secretary of Embassy to the Court of Persia. With Twenty-five Engravings From the Desings of the Author; A Palte of Inscriptions; and Three maps; One From the Observation of Capitain James Sutherland; and Two Draws By Mr. Morier, and Major Rennel, London, 1812.

27. [Morier, J.] A Second Journey Through Persia, Armenia, and Asia Minor to Constantinople, Between the Years 1810 and 1816, With a Journal of the Voyage by the Brazils and Bombay to the Persian Gulf. Together With an Account of the Proceedings of His Majesty’s Embassy Under His Excellency Sir Gore Ouseley, Bart. K.L.S. by James Morier, Esq. Late His Majesty’s Secretary of Embassy and Minister Plenipotentiary to the Cour of Persia, With Two Maps, and Engravings from the Designs of the Author, London, 1818.

Категории: Конференции, Очерки по истории и культуре талышского народа. Выпуск 1, Талыш

« Сохранение языка — сохранение народа: некоторые проблемы формирования литературного талышского языка
» Очерк культуры и искусства талышей
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»