ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



К 15-летию сообщества / союза «Россия – Беларусь»: общественная инициатива и некоторые политические процессы в Армении

2 апреля 1996 года в Москве президенты России Борис Ельцин и Беларуси Александр Лукашенко подписали договор об образовании Сообщества России и Беларуси, а уже 29 апреля было подписано Соглашение о «Парламентском Собрании Сообщества России и Беларуси» в котором должно было работать 72 парламентария (по 36 из каждой страны). Патриотическая пресса двух стран ликовала. Для акторов национал-патриотического спектра было очевидно, что инициатором подписания договора от 2 апреля 1996 года был именно молодой президент Беларуси. Ради достижения своих интеграционных целей российские национал-патриотические круги согласились поддержать этот политический проект – несмотря на то, что свою подпись под ним поставил Борис Ельцин, к которому они относились крайне негативно.

При этом, для наблюдателей из Еревана было очевидно, что подписав договор с А.Лукашенко о создании «Сообщества», Б.Ельцин преследовал большие свои политические цели накануне президентских выборов победа на которых, согласно прогнозам, была ему далеко не гарантирована. Тем более, что его главный конкурент лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов находился в превосходной политической форме, имел высокий рейтинг и активно использовал патриотическую риторику. Подписывая договор с лидером Беларуси, Б.Ельцин демонстрировал свою решительность патриотически настроенным избирателям, что он готов к восприятию интеграционных инициатив более высокого уровня, чем просто СНГ. Несомненно, что этот шаг прибавил голосов первому президенту России на выборах 1996 года.

Впоследствии, пять лет спустя, лидеры России (В.Путин) и Беларуси (А.Лукашенко) приняли решение о создании «Союзного государства», которое должно было иметь на своей высшей стадии интеграции единую валюту. Впоследствии этот политический проект, по различным причинам, не был реализован, но трансформирован в 2011 году в Таможенный Союз Беларуси- Казахстана — России с последующим формированием с 1 января 2012 года Единого экономического пространства.

Однако целью нашего повествования не является исследование всех перипетий связанных историей отношений новейшего времени между Москвой и Минском. Наша цель состоит в том, чтобы напомнить об общественной инициативе «Россия — Беларусь — Армения», которая родилась в Ереване в 1997 году, а также о некоторых процессах на левом фланге политического спектра Армении того времени.

Гражданская инициатива о создании в Ереване Оргкомитета по проведению референдума о присоединении Армении к Союзу России и Беларуси стартовала весной. Среди членов Оргкомитета, в который вошла группа авторитетных представителей армянской интеллигенции (в частности, текст обращения к армянскому народу одобрила великая армянская поэтесса Сильва Капутикян), были и представители некоторых общественно-политических организаций и партий, в частности члены Бюро ЦК КП Армении Гагик Тадевосян (депутат Национального Собрания) и Вардан Григорян.

В мае, во время проведения собрания инициаторов создания Оргкомитета «Россия — Беларусь — Армения» лидер армянских коммунистов Сергей Бадалян, под давлением крайне консервативного крыла партии, пытался взять на себя инициативу и, нарушив достигнутую ранее договоренность, имел 30-минутное выступление (согласно оговоренному сценарию он должен был зачитать лишь краткий текст приветствия от имени руководства Компартии Армении). Таким образом, был сделан первый шаг не к общенародной, а узкопартийной инициативе. В дальнейшем, представители армянских коммунистов, выяснив у членов Оргкомитета наиболее приемлемую формулировку вопроса будущего референдума, фактически вышли из состава организации и начали сбор подписей среди населения под требованием проведения референдума о присоединении Армении к Союзу России и Беларуси. В дальнейшем всякое сотрудничество между Компартией и Оргкомитетом было фактически прекращено по инициативе коммунистов, где на лидера С.Бадаляна давило консервативное большинство в руководстве партии.

Сбор подписей проходил в целом достаточно успешно как по линии Оргкомитета, так и по линии Компартии. Однако, аргументы которыми оперировали сборщики подписей от Компартии выглядели внешне весьма сомнительны по сути, но достаточно убедительны по форме, воздействующие на большую часть населения прозябающую в нищете, не имеющую постоянной и хорошо оплачиваемой работы. В частности постоянно муссировался тезис о том, что в случае присоединения Армении к Союзу России и Беларуси, наконец восстановятся разрушенные экономические связи, заработает промышленность и все безработные получат работу. При этом не упоминалось, что, например, большая часть заводов бывшего советского военно-промышленного комплекса по прежнему останется без заказов, ввиду общего сокращения военного производства на территории СНГ. Между тем, в воззвании подписанном представителями интеллигенции речь в основном шла о восстановлении единого культурного и особенно духовного пространства. Совершенно очевидно, что представители интеллигенции и коммунисты аппелировали к разными категориям. Впрочем армянских коммунистов этот аспект совершенно не волновал.

Следует отметить, что к моменту провозглашения инициативы Оргкомитета уже не действовал закон о референдуме, который действовал в 1991-1995гг, согласно которому инициативная группа могла получить подписные листы и в течение двух месяцев было достаточно собрать 200 тысяч подписей избирателей и затем требовать проведения референдума. Новый закон не предусматривал проведения референдума подобным образом. Более того, согласно новой Конституции принятой в 1995 году, референдум по вопросам поправок к Конституции назначает президент Армении по предложению или согласию большинства от общего числа депутатов Национального Собрания.

Развитие ситуации в случае сбора коммунистами указанного числа подписей и представлению их Национальному Собранию могло происходить по множеству сценариев, но мы попытаемся воспроизвести лишь некоторые, наиболее вероятные из них на тот момент:

— согласно Конституции в данном случае президент должен получить согласие большинства депутатов Национального Собрания. По большому счету это было достаточно проблематично, учитывая сложную ситуацию внутри правящего тогда Армянского Общенационального Движения, депутаты которого составляли большинство Национального Собрания;

— для снятия с себя ответственности, депутаты Национального Собрания, скорее всего, могли обратится в Конституционный Суд с требованием дать разъяснение насколько соответствует формулировка вопроса (т.е. именно та формулировка под которой стоят подписи избирателей) возможного референдума, в частности, статье 1 Основного закона (где говорится о суверенитете), которая, напомню не подлежит изменению. Решение Конституционного Суда спрогнозировать было не просто, но тем не менее, с определенной долей вероятности можно было сказать, что высший судебный орган страны заявил бы, что проведение референдума с данным вопросом представляет собой угрозу суверенитету Армении. В это было легко поверить после того как в Бресте депутатами законодательных органов России и Беларуси было организовано хоровое исполнение гимна бывшего СССР;

— не исключалось, что согласие президента Армении на проведение референдума могло вызвать негативную реакцию у высшего руководства России в лице Б.Ельцина, А.Чубайса и Б.Немцова т.к. это бы выглядело не как армянская общенародная и гражданская инициатива (т.е. именно то чего добивался Оргкомитет), а как инициатива армянских коммунистов;

— в случае провала инициативы о проведении референдума, лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов мог потребовать у лидера Компартии Армении С.Бадаляна соответствующих разъяснений. Безусловно он их получил бы, но позиция самого С.Бадаляна, в результате непродуманных действий которого могло быть сорвано важнейшее политическое мероприятие, могла оказаться под прессом острейшей критики в Компартии Армении. Уже летом С.Бадалян понял, в каком политическом тупике он может оказаться, т.к. судя по всему он просто не знал, что делать с собранными подписями избирателей. Его партнеры из консервативного крыла руководства Компартии просто не просчитывали ситуации отказа в инициативе по проведению референдума и рассчитывали на давление на власти. Именно этим можно объяснить повышенную нервозность в коммунистической элите Армении, которая внешне выглядела достаточно сплоченной при проведении компании по сбору подписей. На самом деле, внутри Компартии у С.Бадаляна появился оппонент — первый секретарь Ереванского горкома партии, депутат Национального Собрания Вазген Сафарян, который также был готов примерить эполеты «объединителя» (впоследствии В.Сафарян отделился со своими сторонниками от КП Армении и организовал «свою» Компартию). Очевидно, что в случае провала инициативы, С.Бадалян попал бы под пресс критики прежде всего консервативного крыла партии (или «старой гвардии», т.е. таких авторитетных людей как Грант Восканян, Алексан Киракосян и др) и ему было бы нелегко убедить своих оппонентов в том, что во всем виновато нынешнее руководство Армении. Напомним, что на тот момент, Компартия была одной из немногих из числа оппозиционных партий, которая признала легитимность президента Л.Тер — Петросяна. Предчувствуя возможный провал С.Бадалян готовился к тяжелым арьергардным боям. Например, в одном из номеров газеты «Айастани коммунист» («Коммунист Армении») появилась большая статья против бывшего главного советника президента по национальной безопасности Ашота Манучаряна, в которой последний обвинялся: в развале СССР (?), КПСС (!?) и срыве инициативы по присоединению Армении к Союзу России и Беларуси. Между тем, А.Манучарян не только активно поддерживал действия Оргкомитета, но и был одним из главных идеологов этого процесса, подвергаясь при этом беспощадной критике в националистической прессе. Фактически статья была серьезным предвестником тяжелых внутрипартийных боев в Компартии Армении;

— однако мало кто тогда обращал внимание на другой очень важный момент возникший в связи с инициативой проведения референдума о присоединении Армении к Союзу России и Беларуси. Речь идет о том, что данная инициатива давала возможность президенту Л.Тер-Петросяну ослабить жесткое давление Запада (угрожая стать третьим в Сообществе России и Беларуси) в связи с новыми предложениями сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию кризиса в Нагорном Карабахе. Причем в этом случае открывались определенные возможности не только противостоянию Запада (прежде всего США), но и началу двусторонних переговоров с Россией (т.е. проговариванию относительно выгодных для Армении условий для вступления в Сообщество. В данном случае имелся виду максимально высокий статус Нагорного Карабаха). Надо полагать, что это было одной из причин того, что слывущий прагматиком президент Л.Тер-Петросян никоим образом не препятствовал этому процессу, надеясь извлечь из него максимальную пользу для Армении.

Для успешного сбора подписей Оргкомитетом гражданской инициативы «Россия -Беларусь — Армения» был организован специальный штаб, которым руководил один из лидеров «Научно- промышленного и гражданского союза» Агаси Аршакян. Финансирование деятельности штаба осуществлялось из средств армян-бизнесменов из Армении и России. Политическую связь с Москвой осуществлалась через депутата Государственной Думы РФ Тельмана Гдляна, а одним из «связных» был Саркис Асатрян — впоследствии, один из лидеров Молодежной партии Армении.

Всего, по нашим сведениям, коммунисты собрали порядка 490 тыс. подписей – при этом они апеллировали к туманным перспективам восстановления работы армянской промышленности и прочим мифическим благам. Судьба подписей собранных коммунистами осталась неизвестной.

Оргкомитет же гражданской инициативы «Россия — Беларусь — Армения» собрал подписи свыше 1 млн подписей избирателей и представил их в ЦИК РА, продемонстрировав общественный запрос на проведение референдума в рамках действующего законодательства страны, но главное было в том, что общественная инициатива делала ставку на духовную близость между народами Армении, Беларуси и России, а не на материальные блага. Именно на известие о сборе 1 млн подписей подписей под обращением Совета общественной организации «Армянская народная инициатива «Россия-Беларусь-Армения», отреагировала Государственная дума РФ.

Со времени провозглашения создания Оргкомитета, публикации Обращения, а затем начала и сбора подписей, к октябрю 1997 года на левом фланге политической площадки Армении прошли три- четыре политических процесса, которые можно было бы сгруппировать следующим образом:

— создание Союза народно-патриотических сил Армении (по аналогии с Народно-патриотическим союзом России, который возглавляют Г.Зюганов, Н.Рыжков, А.Подберезкин и др) с состав которого вошли пять организаций: Компартия Армении, Социал-демократическая партия Армении, партия Национального возрождения («Верацнунд»), общественно-политическая организация «Ай дат» и женская общественно-политическая «Айкандухт»;

— распад оппозиционного блока «Союз национального единства» и фактический выход из него наиболее крупных на тот момент левых и левоцентристских организаций Армении: Демократической партии, АРФ-Дашнакцутюн, Научно-промышленного и гражданского союза;

— создание «Союза социалистических сил Армении»;

— выход из Союза народно-патриотических сил Армении партии Национального возрождения, общественно-политической организации «Ай дат», Социал-демократической партии Армении и вхождение этих организаций в «Союз социалистических сил Армении».

Сильнейшим ударом по Компартии Армении стал марафон по сбору подписей в поддержку обращения Совета общественной организации «Россия – Беларусь – Армения». Напомним, что итоги именно этой акции приветствовались со стороны Государственной думы, а не сбор подписей Компартией в поддержку вхождения Армении в состав союза Россия — Беларусь. В результате многие старые и авторитетные члены Компартии (бывший председатель парткомиссии Саркис Хачатрян, доктор наук Степан Степанян, академик НАН Гегам Гарибджанян, доктор наук Роберт Тер-Варданян, доктор наук и ректор «Открытого университета» Лорис Калашян и др.) обвинили 1-ого и 2-ого секретарей ЦК КП Армении Сергея Бадаляна и Владимира Дарбиняна:

— в проведении политики, которая привела к изоляции армянских коммунистов;

— в противопоставлении партийной инициативы при сборе подписей инициативе общественной, что могло привести к срыву акции Армянской народной инициативы и было фактическим пособничеством «силам международного Империализма», которые, по их глубокому убеждению, выступали против вышеупомянутой акции;

— в порочной практике массового раскола рядов Компартии.

В ответ на эти обвинения Бюро ЦК Компартии Армении в нарушение собственного устава исключило из партии оппонентов обвинив их в членстве в другой организации(«Союзе социалистических сил Армении»), что по мнению лидера армянских коммунистов запрещается уставом партии. Тот же орган запретил проведение партийной конференции Мясникянского райкома Компартии Армении и выразила «политическое недоверие» первому секретарю райкома Бабкену Варданяну (это решение было принято 20 октября 1997 года).

Тем не менее, несмотря на запрет свыше, вышеупомянутая партийная конференция состоялась 17 октября и стало известно, что все ее решения фактически требуют смещения С.Бадаляна и В.Дарбиняна. Известно также, что до этой конференции треть участников Пленума ЦК Компартии Армении собрали подписи под требованием собрать внеочередной Пленум и обсудить вопрос об отстранении С.Бадаляна и В.Дарбиняна от руководства партией.

Все вышеупомянутые события привели к тому, что немалая часть активистов Компартии Армении не желающая ждать рассмотрения «партийной тяжбы» в высших партийных инстанциях и не очень рассчитывающая на их справедливость, начала покидать ряды коммунистов. Почему?

Дело в том, что в сознании абсолютного большинства граждан Армении, составляющих в 1997 году электорат социалистической идеи, сама эта идея всегда идентифицировалась только с Компартией. Судя по всему, в настроениях многих активистов Компартии и других левых организаций произошел определенный перелом, связанный с тем, что идет реальное осознание того факта, что носителем идеи социализма могут быть не только коммунисты.

Подводя краткий итог состоянию дел на левом фланге политического спектра в Армении мы должны констатировать:

а) ослабление влияния Компартии, руководство которой во многом неудачно копирует «соглашательскую» позицию Г.Зюганова по отношению к руководству собственной страны и не учитывало реальностей политической ситуации в Армении;

б) появление определенных предпосылок для начала процесса формирования левой оппозиции по западному (или восточноевропейскому) образцу без участия Компартии;

в) некоторую статичность в вопросе смещения на левый фланг политического спектра традиционной и наиболее организованной партии АРФ-Дашнакцутюн Армении. Последняя в тот момент более всего, видимо, была занята внутренними проблемами и готовится к участию во внеочередном партийном форуме, который был проведен в начале следующего года в Бейруте.

Все вышеизложенное говорит о том, что были созданы определенные предпосылки для начала серьезного процесса политического и организационного размежевания на левом фланге политического спектра в Армении.

Дальнейший срыв продвижения политического и общественного процесса инициированного со стороны общественной организации «Армянская народная инициатива «Россия-Беларусь-Армения» был связан с несколькими аспектами, среди которых, прежде всего, выделим внутреннюю нестабильность в Армении в связи с согласием президента Л.Тер-Петросяна на «поэтапный» план урегулирования Нагорно- Карабахского конфликта. В итоге, в высшем эшелоне власти Армении возник конфликт между действующим главой государства и формально придерживающегося более жесткой линии в вопросе урегулирования конфликта премьер-министром Робертом Кочаряном. Последний получил поддержку силовиков: министра обороны Вазгена Саркисяна, а также министра внутренних дел и национальной безопасности Сержа Саргсяна (нынешний президент Армении). В сложившейся ситуации, президент Л.Тер-Петросян, не желая идти на жесткую конфронтацию, которая могла подорвать государственные устои, подал в отставку со своего поста.

Далее события развивались стремительно, в Армении начался процесс смены власти. Лидеры «Армянской народной инициативы «Россия-Беларусь-Армения» начали процесс зондирования мнений двух главных претендентов на президентский пост — Р.Кочаряна и бывшего первого секретаря ЦК КП Армении Карен Демирчяна еще в период предвыборной кампании. Реакция обоих главных претендентов на обращение лидеров «Армянской народной инициативы «Россия-Беларусь-Армения» была сдержанно-позитивной. Оно и понятно, оба готовились к жесткой борьбе и предпочитали не раздавать туманные обещания и не терять потенциальных союзников.

После избрания президентом Р.Кочаряна он не стал актуализировать вопрос, связанный с вступлением в Сообщество России и Беларуси, сконцентрировавшись на вопросе ротации правящих элит и укреплении своих позиций в госаппарате. Вопросы, поставленные со стороны Армянской народной инициативы «Россия-Беларусь-Армения» — «повисли в воздухе». Однако уже осенью 1998 года интерес к данному процессу проявил К.Демирчян, а после создания блока «Единство», в который вошли Республиканская партия и Народная партии Армении, эта тема проговаривалась между Вазгеном Саркисяном и Кареном Демирчяном. Согласно нашей информации, тогдашний министр обороны и впоследствии глава правительства весьма одобрительно высказывался об этом процессе и считал, что его надо продолжать. Позиция К.Демирчяна была такой же.

После победы на парламентских выборах 1999 года В.Саркисян и К.Демирчян начали проявлять активный интерес к «Армянской народной инициативе «Россия-Беларусь-Армения». Аналогичной позиции придерживалась и часть членов парламентского блока «Право и единение» от партии «Национальное единение» (лидер Арташес Гегамян), к которой и примыкал один из организаторов сбора 1 млн. подписей в поддержку присоединения к Сообществу России и Армении Агаси Аршакян (тогда он представлял «Научно — промышленный и гражданский союз»).

А.Аршакян в Национальном Собрании (легислатура 1999-2003 гг.) был членом Постоянной комиссии по государственно- правовым вопросам и секретарем фракции «Право и единение». А.Аршакян также был членом парламента в 1990-1995 гг. и 2003-2007 гг. В последнем случае в составе фракции партии «Национальное единение». В дальнейшем его политические пристрастия А.Аршакяна становятся более размытыми: в 2007 г. он баллотировался в парламент в составе пропорционального списка партии «Демократический путь», но партия не преодолела 5%-ный барьер голосов избирателей; на президентских выборах 2008 года он был доверенным лицом кандидата от АРФ-Дашнакцутюн Вагана Оганесяна.

До теракта в парламенте Армении 27 октября 1999 года, который, как известно, унес жизни вышеупомянутых Вазгена Саркисяна, Карена Демирчяна и еще 6 депутатов и министра, А.Аршакян в качестве постоянно приглашенного бывал на заседаниях Парламентского Собрания «Сообщества/ Союза России и Беларуси» и выступал там. Согласно нашей информации тогда шли предварительные проговоры и дискурс о возможности присоединения Армении к Сообществу. Более того, ряду депутатов из России и Беларуси очень импонировала фигура К.Демирчяна на посту спикера Парламентского Собрания в том случае, если бы Армения присоединилась к этому Сообществу / Союзу.

Нормальный политический процесс был прерван собственно не только терактом в парламенте, но и тем обстоятельством, что во время транзитного периода после теракта, который завершился в начале мая 2000 г. отставкой премьер-министра Арама З.Саркисяна и министра обороны генерал-лейтенанта Вагаршкак Арутюняна, тогдашние лидеры страны не смогли уделить политическому процессу, связанному с Армянской народной инициативой «Россия — Беларусь — Армения» из-за кризисного положения дел в Армении.

После назначения премьер-министром Армении лидера республиканцев Андраника Маргаряна (май 2000 г.), данная инициатива не только более не пользовалась поддержкой руководства официального Еревана, но, скорее можно говорить о том, тогдашний президент Роберт Кочарян сделал все возможное, чтобы спустить ее «на тормозах».

Лишенные сколь-либо серьезной политической и ресурсной поддержки в Ереване и Москве, активисты «Армянской народной инициативой «Россия — Беларусь — Армения» постепенно были вынуждены отойти от этого проекта и переключились на другие общественные инициативы. Их места в проталкивании идей армяно-российского сотрудничества и дружбы заняли «деловые круги» двух стран, а точнее — олигархи и сопутствующие им структуры.

Самым интересным было то, что вышеупомянутый депутат А.Аршакян был единственным депутатом парламента Армении, который голосовал в Национальном Собрании против вступления страны в Совет Европы. И дело видимо не только в том, что как он полагал, Армения пока не готова к вступлению в эту авторитетную организацию, но и потому, что он был сторонником нереализованного варианта духовного единения Армении в рамках «Сообщества России и Беларуси» со своими союзниками.

С момента реального прекращения и деактуализации деятельности Армянской народной инициативы «Россия — Беларусь — Армения» прошло порядка 10 лет. Особо отметим то обстоятельство, что, безусловно, это была самая серьезная общественная интеграционная инициатива «снизу» на постсоветском пространстве, поддержанная простыми гражданами и интеллектуалами. Яркое свидетельство тому — 1 млн. подписей граждан Армении в поддержку референдума о присоединении к Сообществу / Союзу России и Беларуси, которые были собраны 14 лет назад. Причем упор в этой нереализованной инициативе был сделан именно на духовную близость народов, а не на материальную компоненту, которая, к сожалению, стала преобладать в интеграционных процессах на постсоветском пространстве.

Некоторые российские эксперты либо не помнят, либо ничего не знают об этой инициативе, но зато весьма скоры в том, чтобы смешивать все в одну кучу, в том числе и армянский народ, и трех президентов Армении, двое из которых гордо носят французский Орден Почетного Легиона. Нелишне напомнить, что эти же эксперты и некоторые российские политики совсем недавно не только поддерживали Кавалеров этого Ордена в Армении, но и пели асану тем, кого они сегодня критикуют.

Между тем, если в Москве сегодня действительно хотят сохранения союзнических армяно-российских отношений, то там должны знать, что в армянском обществе сложился консенсус по поводу того, что Арменией не могут править люди, чьи руки замараны в крови. Так что прежде чем стращать, надо бы подумать, чтобы как часто бывает, в очередной раз «не наломать дров».

Категории: Армения, Главное, Россия

« РЕЗОЛЮЦИЯ УЧАСТНИКОВ КРУГЛОГО СТОЛА «ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ МЕРЫ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Т.Н. «ЧЕРКЕССКОГО ВОПРОСА» В ЭСКАЛАЦИИ НАПРЯЖЕННОСТИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ»
» Круглый стол, посвященный «черкесскому вопросу», прошел в Ростове-на-Дону