ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Предоставление правового статуса пяти религиозным конфессиям и всплеск армянофобии в Грузии

В июне с.г. Католикос и Верховный Патриарх всех армян Гарегин Второй побывал с официальным визитом в Грузии. Во время визита им имел встречи с главой Грузинской Православной Церкви (ГПЦ) Святейшим и Блаженнейшим Католикосом-Патриархом всея Грузии Илией Вторым, с должностными лицами Грузии и паствой. Некоторые грузинские СМИ анонсируя визит подчеркивали то обстоятельство, что это первый за последние 100 лет визит главы Армянской Апостольской Церкви (ААЦ) в Грузию, что однако не соответствовало действительности, т.к. Католикос Вазген Первый (находился на престоле в 1955-1994 гг.) в советское время неоднократно бывал в Грузии.

Руководство Грузии оценило данный визит как исторический в том плане, что впервые за долгие годы состоялись официальные переговоры между главами двух Церквей.

Между тем, итоги визита, который готовился очень длительное время, в армянской прессе были оценены как неудачные. Во многому этому способствовал видеоролик, выложенный в интернете, где была отображена встреча двух глав Церквей и во время которой Гарегин Второй обращался к Илие Второму на «ты» и своего собеседника его рукой по колену во разговора.

Официальный представитель ААЦ Иерей Ваграм Меликян заявил о том, что распространенная в Интернете запись является «грузинской провокацией». Одновременно он сообщил, что во время встречи двух глав Церквей глава ГПЦ отступил от договоренностей, достигнутых во время визита. Между тем, В.Меликян сообщил, что «в рамках визита Гарегин Второй и президент Грузии Михаил Саакашвили достигли договоренности поэтапно решить вопросы, стоящие перед Грузинской епархией ААЦ и армянской общиной в этой стране. На первом этапе должен быть решен вопрос предоставления юридического статуса ААЦ в Грузии. Следующий этап предполагает возвращение армянских церквей Грузии епархии ААЦ, чтобы епархия смогла полноценно служить армянскому народу. На данный момент речь идет о шести церквях».

Таким образом, налицо факт того, что глава ААЦ не смог договорится со своим партнером в Грузии, но договорился со светской властью страны. Суть договоренностей в том, что будет решен вопрос предоставления правового статуса ААЦ в Грузии и ей будут возвращены 6 церквей.

Вдогонку к договоренностям, достигнутым между ААЦ и светской властью Грузии, Католикос Илия Второй во время проповеди 19 июня сказал, что «Гарегин Второй молодой человек и наверно, ему необходимо набраться больше опыта. Он умный человек, но хочет сделать все быстро, а это не получается. Я ему сказал, что лучше сохранять спокойствие…» Глава ГПЦ также сказал, что если в Грузии будут открыты армянские храмы, то и в Армении непременно следует открыть грузинские храмы. При этом он особо подчеркнул, что ГПЦ «…не допустит угнетения грузинского народа и Грузии».

Как бы соблюдая достигнутые договоренности, парламент Грузии с фантастической скоростью (в течение одной недели!) принял изменения в «Гражданском кодексе». Изменения были подписаны президентом М.Саакашвили 6 июля, несмотря на просьбы главы ГПЦ сначала приостановить его принятие, а потом и требование наложить на него «вето». Грузинские эксперты указывают на то обстоятельство, что изменения в «Гражданский кодекс» были внесены с грубейшими нарушения регламента парламента (1).

Согласно изменениям, пять религиозных организаций получили право регистрации в статусе юридических лиц публичного права. Этим правом будут пользоваться организации, которые связаны с Грузией тесными историческими узами, в частности, Римская Католическая Церковь, Армянская Апостольская Церковь, Иудейская и мусульманская общины и Евангельско — Баптистская Церковь. При этом интересно, что в данном перечне не оказалось Русской Православной Церкви и на этом фоне присутствие Евангельско — Баптистской Церкви выглядит откровенно преувеличенным.

Таким образом, ААЦ получила правовой статус, которого она добивалась. Светские власти Грузии пошли ей навстречу и, вполне естественно, что ААЦ выразила им благодарность. Но следует особо подчеркнуть, что решение, принятое грузинским государством вопреки позиции ГПЦ, готовилось достаточно давно. Первое крупное публичное проявление давления западных партнеров на руководство Грузии проявилось в 2005 году во время официального визита в Тбилиси президента США Джорджа Буша. Тогда президент с супругой посетили армянскую церковь св.Геворга и зажгли в ней свечи. Данное действо было далеко не случайным и было результатом действий армянских лоббистских организаций в Вашингтоне. Посещение армянского храма президентом Дж.Бушем было своеобразным мессиджем грузинскому руководству о том, что Тбилиси необходимо принять меры для решения вопросов защиты прав этнических и религиозных меньшинств, в том числе и армян.

Принятие грузинским парламентом вышеупомянутых изменений в «Гражданском кодексе» было откровенно враждебно встречено ГПЦ, расценившей эту ситуацию как покушение на свои позиции в стране. Следует особо учесть то обстоятельство, что позиции Илии Второго и ГПЦ в грузинском обществе — практически непоколебимы. Можно даже сказать, что ГПЦ в какой-то степени является своеобразным «государством в государстве». Поэтому позиция ГПЦ получила поддержку со стороны абсолютного большинства паствы. Хотя описанными выше законодательными изменениями предусмотрено присвоить статус юридического лица как Армянской Апостольской церкви, так и другим религиозным течениям, которые имеют подобный статус в странах-членах Евросоюза, однако разъярил и удивил верующих ГПЦ лишь факт придания статуса ААЦ. Этим настроениям способствовало интервью Зенона — главы Дманисской и Агарак-Таширской епархии ГПЦ. Зенон высказал мнение, что принятые законодательные изменения прямо проистекают из желаний ААЦ. В своем заявлении Зенон, по сути, указал на армянскую церковь и власти Армении, якобы по настоянию которых грузинский парламент и принял этот закон, не ожидая результатов переговоров с ГПЦ.

По мнению руководителя Ассамблеи армян Тбилиси Арнольда Степаняна, грузинские власти давно хотели решить вопрос статуса ААЦ и других конфессий, однако мешала позиция ГПЦ. Несмотря на ее противодействие, этот шаг был сделан – в том числе под давлением западных и, прежде всего, европейских стран, а также международных организаций. В результате этого и позиции ГПЦ в Грузии, по мнению представителя армянской общины, в стране проснулась армянофобия. А.Степанян утверждал, что в июле, после принятия изменений в законодательство, в общественном транспорте, на улице, повсюду обсуждается этот вопрос в негативном для армян контексте: «Грузинское общество разделено на несколько частей: есть неприкрыто агрессивные антиармянски настроенные группы, хотя немало и людей, для которых подобные проявления неприемлемы. За последние несколько дней на улицы вышли примерно 20.000 человек, которые были весьма агрессивно настроены в отношении армян. В первом заявлении грузинская церковь сообщила, что вся вина лежит на армянах, которые якобы хотят отобрать грузинские церкви. Уже имели место 30 случаев антиармянской истерии. Весьма негативно высказываются об армянах особенно представители интеллигенции, общественных организаций, партийные деятели, на телевидении. Могу сказать, что за последние 17 лет это первый случай, когда армянофобия в Грузии принимает такие масштабы» (2).

Одной из причин такой ситуации было то, что решения должны были быть приняты совместно светскими властями Армении и Грузии и церквами двух стран, чего, однако, не произошло. Церкви не пожелали разъяснить, каким они видят будущее своих взаимоотношений. Масла в огонь подлила публикация на сайте WikiLeaks письма Католикоса Гарегина Второго президенту США Бараку Обаме. В письме армянский Католикос выражал протест в связи с положением национальных и религиозных меньшинств в Грузии и представлял свою позицию (3).

Это письмо было также использовано для нагнетания антиармянской истерии со стороны двух оппозиционных партий и некоторых радикальных групп, т.к. игра на антиармянской тематике позволяет держать сухим «политический порох» в преддверии начала кампании по выборам в парламент Грузии. Таким образом, в данном вопросе произошло смыкание позиций некоторой части грузинских радикалов и ГПЦ.

Интересно, что на вопрос – насколько правильно поступил Католикос Гарегин Второй пожаловавшись главе третьей страны на Грузию – А.Степанян заявил: по его мнению, Католикос дал правильные оценки ситуации, но ни один из представителей армян Тбилиси не согласен с тем, как это было преподнесено. Вопрос этот, по мнению А.Степаняна, является делом политических деятелей, а не представителей духовенства и для обсуждения подобных проблем существуют специальные инстанции — ЕС, СЕ, ООН, наконец, межправительственные комиссии (4).

В августе в столице Грузии на армянском «треке» произошли еще два события, которые привлекли внимание общественности как в Тбилиси так и в Ереване:

— двое молодых людей грузинского происхождения вошли в нетрезвом состоянии в армянскую церковь в Авлабаре и своим агрессивным поведением продемонстрировали свое неуважительное к храму и вере. Грузинская полиция задержала этих молодых людей. По мнению армянских экспертов, такое поведение стало результатом антиармянской истерии нагнетаемой в обществе, в том числе и некоторыми грузинскими СМИ;

— на своем творческом вечере грузинский режиссер с мировым именем Роберт Стуруа заявил, что хотел бы видеть во главе страны грузина, а не армянина, которым, по его словам, является президент Михаил Саакашвили. Худрук театра имени Шота Руставели также сказал, что страна находится «в руках полудегенератов». В Ереване и в армянской общине Тбилиси это было прочитано как «армян — полудегенератов», несмотря на то, что Р.Стуруа сказал, что любит армян, у него близкие родственники армяне (5).

По нашему мнению, ситуация с высказываниями Р.Стуруа во многом напоминает то, как было воспринято высказывание об Адольфе Гитлере всемирно известного кинорежиссера Ларса фон Триера на Каннском кинофестивале в мае с.г. В результате случившегося тогда скандала Ларс фон Триер был объявлен персоной нон-грата и покинул кинофестиваль. Действия министра культуры Грузии Николоза Руруа были также стремительны, как и действия оргкомитета Каннского кинофестиваля. Р.Стуруа был отстранен от своей должности начиная с 15 августа. На своей страничке в социальной сети Facebook Н.Руруа опубликовал приказ и заявил прессе: «Для меня это очень принципиальный вопрос, так как государство, особенно наше государство, которое по своей сути является мультиэтническим и мультикультурным, не будет мириться, и не будет финансировать ксенофобию. Под ксенофобией я понимаю те высказывания, этнические метафоры, которые Стуруа использовал во время своих многочисленных интервью по отношению к многочисленной общине, нашим соседям или нашим согражданам, которые являются представителями других этнических групп» (6).

Дальнейшие разъяснения в прессе Р.Стуруа слабо способствовали снятию с него ярлыка ярого армянофоба.

В данном случае, как представляется, мы стали свидетелями достаточно адекватной действий министра культуры Грузии. Грузинское государство продемонстрировало свою позицию, молниеносно отреагировав на ксенофобское высказывание не рядового гражданина, а звезды мировой величины.

Видимо поняв, что ситуация с армянофобией заходит слишком далеко, президент М. Саакашвили выступил с разъяснениями по поводу своей позиции в вопросе «армянин — неармянин» в контексте принятия вышеупомянутых изменений в «Гражданский кодекс» страны связанный с предоставлением статуса религиозным конфессиям. В своем интервью программе «Специальный репортаж» М.Саакашвили, отрицая свое армянское происхождение, подчеркнул, что изменения в законодательство дающие право религиозным конфессиям на регистрацию были приняты «…даже в том случае, если бы улицы вышло 100 000 человек» (7).

Интересно, что это заявление М.Саакашвили было сделано буквально накануне проведения оппозицией в Тбилиси так называемого «марша грузин».

Дело в том, что 27 сентября в Грузии традиционно отмечается как трагическая дата — день национальной катастрофы: 18 лет назад 27 сентября 1993 года абхазские и северокавказские формирования штурмом взяли Сухуми, изгнав оттуда грузинские войска во главе с Эдуардом Шеварднадзе; следом абхазскую столицу покинуло грузинское население. Именно в этот день лидеры оппозиционной партии «Национальный форум» решили организовать в столице Грузии вышеозначенный «марш грузин». Руководитель Тбилисского отделения национального форума Автандил Давитадзе пояснил в интервью RFI (8), что хотя акция не ставит целью ущемление прав негрузинского населения, она призвана напомнить всем, что грузинский народ все еще жив.

Шествие началось недалеко от памятника Шота Руставели: взявшись за руки, несколько тысяч человек медленно прошли по одноименному проспекту, остановившись только два раза. Первый — у здания театра имени Руставели, где участники акции устроили настоящую овацию. Нетрудно догадаться, что адресатом их восторга был известный режиссер, бывший художественный руководитель театра Роберт Стуруа, который вызвал восхищение националистов своим нашумевшим заявлением о тщательно скрываемых армянских корнях президента М.Саакашвили.

Затем процессия задержалась у здания парламента — на лобном месте новейшей истории Грузии, где происходили все самые значительные события последних 20-ти лет.

В Армении «марш грузин», вследствие недостатка информации, ассоциировался с «Русскими маршами», т.е. со своеобразным парадом националистических групп, несмотря на то, что данное действо было приурочено к трагической странице новейшей истории Грузии.

Подводя итоги некоторых шагов грузинского руководства по решению ряда наболевших проблем, связанных с правовым статусом религиозных конфессий, можно отметить следующее:

— несомненно, что принятие вышеупомянутых поправок в «Гражданский кодекс» Грузии является шагом вперед в построении гражданского и мультикультурного общества, а также в выполнении обязательств взятых в рамках различных международных структур. Этот шаг позволил президенту М.Саакашвили и его администрации «набрать очки» не только в глазах этнических и религиозных меньшинств, но и в глазах международных, прежде всего, европейских структур,

— напротив, действия и высказывания ряда представителей грузинской оппозиции продемонстрировали тем же представителям этнических и религиозных меньшинств Грузии, а также стран с развитой демократией, какие проблемы ждут их в случае прихода к власти той части грузинской оппозиции, которая играет на национал-патриотическом «треке».

Напомним, что первоначально требования армян в Грузии и в Самцхе-Джавахети сводились к тому, чтобы добиться от Тбилиси статуса административной автономии. В настоящее время, в результате согласованной политики Тбилиси и Еревана это требование снято и выдвинут принцип «интеграции без ассимиляции».

Первым, и на сегодняшний день наиболее подчеркиваемым вопросом, является принятие армянского в качестве регионального языка в Самцхе-Джавахети. Де-юре, только грузинский может быть использован местными органами власти и в школах де-факто же используются армянский и русский. Два года назад президент Армении Серж Саргсян заявил, что Грузия должна признать, армянский качестве регионального языка на основе вышеупомянутого принципа «интеграция без ассимиляции».

Вторым вопросом является разрешение вопросов собственности, касающихся тех церквей, на которые претендуют как Армянская Апостольская, так и Грузинская Православные Церкви.

Третьим вопросом является призыв к представлению более широкого местного самоуправления.

Действия М.Саакашвили, почти наверняка, укрепят позиции его администрации в глазах национальных меньшинств, которые, несмотря на все существующие неразрешенные проблемы, предпочтут в ходе предстоящих выборов различного уровня отдать голоса за сторонников действующего главы грузинского государства. Для них сегодня очевидно, кто сделал первый, самый сложный, пусть не очень большой шаг в решении их проблем.

Высока вероятность того, что вышеупомянутые изменения в законодательстве, а также последовательность в их отстаивании, придутся по душе и партнерам М.Саакашвили на Западе. Таким образом, в их понимании нынешний президент Грузии и его соратники являются единственной политической командой в стране, которые способны вести страну по понятному для Запада пути развития.

Приходится признать, что позиция М.Саакашвили выглядит достаточно выигрышно на фоне как сверхконсервативной ГПЦ так и некоторых представителей интеллигенции и аплодирующих им ультранационалистов. Грузинский лидер может продемонстрировал решимость проявлять политическую волю, гибкость и рационализм на пути решения сложных межэтнических и межконфессиональных проблем копившихся годами. В данном конкретном случае, политика, проводимая М.Саакашвили демонстрирует, что грузинский лидер способен не только на импульсивные и популистские решения.

Особо отметим то обстоятельство, что ранее, при решении подобных вопросов, медиаторство России было естественным и желанным. Теперь же в роли медиатора выступает Запад и международные организации. В данном случае, решение о предоставлении правового статуса ААЦ можно считать одним из первых шагов по решению вышеупомянутых проблем армян в Грузии.

Саркис МАРТИРОСЯН, по материалам: Научное общество кавказоведов

Ссылки:

1. http://georgiamonitor.org/detail.php?ID=258

2. http://1in.am/rus/armenia_interview_7620.html
3. http://www.emedia.am
5. http://news.am/rus/news/70479.html
6. http://news.am/rus/news/71251.html
7. http://webcache.googleusercontent.com
8. http://www.russian.rfi.fr/kavkaz/20110927-v-tbilisi-oppozitsiya-provela-marsh-gruzin

Категории: Армения, Главное, Грузия

« Современное состояние российско-армянских отношений (ВИДЕО)
» Миссия университета и проблемы формирования российской социально-культурной идентичности