РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Хватит ли у Грузии и ее заокеанского патрона сил и средств, чтобы добиться бойкота или даже сорвать Олимпиаду в Сочи? (I)

Раскручиваемый определенными силами у нас в стране и за рубежом черкесский вопрос, на наш взгляд, – не более чем вызов сочинской Олимпиаде. Для Москвы ситуация на данном направлении выглядит не столь благостно, как ей того хотелось бы, но и не столь драматично, как хотелось бы кому-то из ее недругов. На первых ролях здесь Грузия, признавшая в мае 2011 г. геноцид черкесов (так определили в Вашингтоне), и у нее для работы по этому «треку» есть собственные ресурсы. Хотя для сочинской Олимпиады существует уже и прямая угроза, исходит она не от радикалов в черкесском национальном движении, а от исламистов из «Имарата Кавказа», де-факто объявившего Москве диверсионно-террористическую войну на Северном Кавказе (в его рядах которого, к сожалению, есть и черкесы).

Но ситуация может и осложниться. Это произойдет в том случае, если комплекс волнующих черкесов вопросов, ядром которых является проект «Великой Черкесии», перейдет из области политических дебатов и экспертных обсуждений в область прямой борьбы с Россией; если против нее начнет напрямую использоваться «организационное оружие» или (что еще более опасно для Москвы) геополитическое проектирование, в чем известные силы на Западе, прежде всего США, «засветившиеся» на этом поприще и в Косово, и в Иракском Курдистане, и в Южном Судане, имеют большой опыт и соответствующие наработки. Так что, как отмечает военный аналитик А.С. Мельков: «Стабилизация ситуации в регионе -цель российской политики. Вопрос в цене, которую Россия готова за это заплатить, и платить ей приходится. Что мы и наблюдаем» [1].

Если говорить конкретно о грузинском следе в раскручивании «черкесской карты», то в настоящее время усилия официального Тбилиси не выходят за рамки информационно-пропагандистской войны с Москвой. Причем работу на черкесском «фронте» этой борьбы надо рассматривать в контексте того мощного информационно-пропагандистского «выплеска», который исходит из Грузии в направлении России вообще и ее союзников на Южном Кавказе – Южной Осетии и Абхазии – в частности. И надо сказать, что этот «выплеск» неплохо обеспечен в кадровом и технологическом отношении, щедро финансируется. Факты суть таковы.

При помощи западных специалистов в непосредственной близости к границам Южной Осетии установлены передающие антенны, посредством которых производится вещание теле- и радиопрограмм на русском и осетинском языках. Мониторинг территории Абхазии и Южной Осетии осуществляется с использованием европейской спутниковой системы. С 2 ноября 2009 г. Радио «Свобода» начало трансляции на Южную Осетию и Абхазию. Выходит аналитическая программа на русском языке, ориентированная на слушателей этих государств. Телекомпания «Алания», вещающая с 2006 года на русском языке и созданная властями Грузии специально для пропаганды в Южной Осетии, с конца 2009 года сменила название на «Регион-ТВ». Причем она расширила сферу охвата и ныне вещает (кроме, естественно, Тбилиси) на регионы с компактным проживанием этнических меньшинств – армянонаселенный Джавахк и греконаселенную Цалку.

Стоит напомнить, что с января 2011 г. в Грузии возобновил полноценное вещание спутниковый телеканал ПИК. И здесь грузинские власти сделали шаг вперед – в конце июня того же года был осуществлен перевод его веб-портала на английский язык в дополнение к уже действовавшему русскому [2]. Кроме того, в Грузии может начать вещание также радио «Наш Кавказ». Активизировались грузинские и прогрузинские СМИ и интернет-сайты, включая запуск новых ресурсов, ориентированных как на экспертное сообщество региона, так и на политически активную молодежь. Основные усилия устремлены на дестабилизацию обстановки и в новых признанных Россией кавказских государствах, и на Северном Кавказе, однако этим их цели не исчерпываются.

Деятельность многочисленных информационных ресурсов, в большом количестве создаваемых Тбилиси, рассчитана отнюдь не только (может быть, даже не столько) на тех, на кого они формально направлены, т.е. на жителей Южной Осетии и Абхазии. За последние годы они все же показали, что обладают известным иммунитетом против подобных пропагандистских акций. Цель же грузинской пропаганды в том, чтобы совершить «мягкий» переворот в сознании слабо информированной российской публики, а также экспертного сообщества о положении Абхазии, Южной Осетии, всего Северного Кавказа и Закавказья. Понимая, что с абхазами и осетинами придется сражаться, пропаганда делает ставку на максимальную подпитку выгодного Грузии (и США) «образа мысли» в среде того российского «политикума», экспертов и журналистов, которые не блещут особой любовью к своему Отечеству (к сожалению, такие есть).

Одновременно с этим грузинские СМИ и медийные группы делают упор на трудностях и проблемах в российско-абхазских и российско-югоосетинских отношениях: как на межгосударственном, так и на личном уровне, постоянно муссируют тему «российской оккупации», «неминуемой ассимиляции и уничтожения национальной самобытности абхазов и осетин, попавших в лапы «оккупационного режима»» и т.д. Момент серьезный, поскольку националистические настроения, способные служить объектом манипуляции, живучи в любом обществе – и абхазское / югоосетинское общества – не исключение.

Анализируя ситуацию в этой области, нельзя не отметить такую важную деталь: материалы, вбрасываемые в информационное пространство и Абхазии, и Южной Осетии, и России с пропагандистской точки зрения готовятся достаточно грамотно. Информационно-аналитические передачи, в которых обсуждается точка зрения официального Тбилиси на происходящее, чередуется с показом старых советских документальных фильмов о Кавказе на хорошем русском языке. Активно используются промахи и недостатки российской политики в регионе. Характер контента позволяет также сделать вывод о серьезности информационно-аналитической базы и имеющихся источников информации. Одним словом, грузинская сторона, рассердившись на Москву, решила показать ей «почем фунт лиха», перешла от обороны к нападению и начала активно играть на информационном поле своего соперника (в том числе, заметим, иногда с использованием российских информационных «площадок» и иного рода ресурсов), что достаточно нервно воспринимается и в Цхинвале, и в Сухуме) [3].

Разумеется, после произошедшего на Южном Кавказе в августе – сентябре 2008 г. положительного результата (результата по максимуму!) для грузинской пропаганды еще долго не будет. Однако иногда полезно вспомнить и о пословице «вода камень точит»… Ведь к разработке соответствующих программ привлекаются люди, получившие неплохое европейское образование, обладающие современным мышлением, технически очень грамотные. Всему этому будет трудно противостоять посредством лозунгов, особенно если экономическое положение в признанных Москвой государствах Южного Кавказа, да и в самой России будет ухудшаться, а население – стремительно деградировать и сокращаться. Надо понимать: в Тбилиси сидят не какие-нибудь простачки, а весьма заинтересованные и политически озабоченные люди. Они прекрасно ориентируются в сегодняшнем информационном пространстве, все внимательно отслеживают, проводят тщательный мониторинг ситуации. Поэтому вовсе не случайно, а вполне закономерно в определенный «час Х» грузинская сторона решила нанести удар по едва ли не самому уязвимому и плохо защищенному «месту» России на Северном Кавказе – черкесскому вопросу.

Сказанное вовсе не исключает со стороны официального Тбилиси продолжение работы в плане педалирования темы геноцида других кавказских народов, о чем мы уже говорили выше, а также установления контактов с исламистскими организациями на Ближнем Востоке, готовых выделять десятки миллионов на дестабилизацию российского Юга [4], и/или даже поддержки их усилий по дальнейшей дестабилизации ситуации в самом уязвимом сегменте российского политического пространства. При той агрессивной политике, которую все последние годы проводит официальный Тбилиси в отношении России и ее союзницы – Абхазии, абсолютно нельзя исключить возможность нападения Грузии и на последнюю, по крайней мере, с целью аннексии «ахиллесовой пяты» современной Абхазии – Гальского района. Сделать это теперь, конечно, будет чрезвычайно трудно, ведь во исполнение Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и РА и согласно российско-абхазским договоренностям, достигнутым в апреле 2009 г., охрану восточных рубежей молодого южнокавказского государства взяла на себя российская сторона.

Ясно, что в обозримой перспективе Грузия не смирится с потерей «жемчужины Восточного Причерноморья». А раз так, то исключить возможность проведения операций типа «Чистое поле» (как это было в Южной Осетии в августе 2008 г.), только уже на абхазском направлении, нельзя. Как, впрочем, нельзя вообще исключить возможность втягивания Грузией России в какой-либо новый вооруженный конфликт на Кавказе. Многие эксперты предупреждают, что рано или поздно руководство этой страны обязательно решится на реванш. Звучат и более алармистские прогнозы: «Новая война с Грузией неизбежна, и конфликт должен произойти до 2014 года», – заявляет, например, депутат Госдумы РФ С. Багдасаров [5]. То есть Россию еще до Олимпиады в Сочи или в преддверии могут ожидать серьезные неприятности, способные поставить под вопрос саму возможность проведения мероприятия.

Все это достаточно серьезно. Ведь созданная за последние годы, в том числе с помощью Турции и США, военная машина Грузии должна работать, должна находить себе все новое и новое применение. Не надо забывать, что Грузия – это одно из немногих государств на постсоветском пространстве, которое демонстрирует устойчивую тенденцию к росту военного бюджета, что сопровождается нарастанием соответствующих амбиций политического руководства. Причем грузинская практика суть такова, что бюджет пересматривается уже во время его исполнения (пересматривается, естественно, в сторону увеличения). По данным экспертов, в Грузии вообще имеет место беспрецедентный рост военного бюджета и постоянное увеличение численности ВС. Так, в сентябре 2007 г. парламент Грузии приступил к рассмотрению инициативы М. Саакашвили об увеличении численности ВС Грузии с 28 до 32 тыс. человек. Спустя некоторое время численность только регулярных сил грузинской армии стала составлять уже 33 тыс. человек. Незадолго до трагических событий в Южной Осетии была озвучена цифра куда большая -37 тыс. человек. В конце декабря 2010 г. было подтверждено, что предельная численность грузинской армии в 2011 г. не претерпит изменений и сохранится на прежнем уровне – 37 тыс. военнослужащих (соответствующий закон утвердил тогда Парламент Грузии) [6]. Однако, по данным МО Грузии, в 2011 г. численность ВС этой страны составила много больше – 39 тыс. человек [7]. Кроме того, грузинское руководство позаботилось о принятии нового, более эффективного закона о мобилизации, который позволяет собирать резервистов в более короткое время.

Но самым тревожным для России обстоятельством является тот факт, что спустя два с небольшим года после фиаско на полях Южной Осетии Грузия фактически произвела полную ремилитаризацию (конечно, не без помощи извне). В целом восстановление военного потенциала Грузии шло в основном по трем направлениям: инфраструктура (базы и другие военные объекты), закупки военной техники для восполнения потерь в ходе российской операции «по принуждению к миру» и совершенствование обучения военнослужащих грузинской армии. Интересно, что главный патрон Тбилиси – Вашингтон – сосредоточил свою финансовую помощь грузинской стороне не на поставках вооружений, а именно на восстановлении инфраструктуры и обучении личного состава ВС Грузии. Заметим также, что переподготовка личного состава в грузинской армии происходит сегодня во многом с учетом опыта операции «Чистое поле» (как мы знаем, не очень удачного для Грузии). И на сегодняшний день военный потенциал этой страны существенно превышает уровень, имевшийся на начало августа 2008 г.

Приходится констатировать, что произошло это в том числе и по вине мирового сообщества (читай: все того же Запада), которое так и не вняло предложению России о введении международного эмбарго на поставки в Грузию вооружений и военной техники (ВиВТ). Следует отметить, что как до момента агрессии против Южной Осетии, так и после него наряду с декларированным экспортом вооружений в Грузию, многие страны практиковали с режимом Саакашвили «черный» и «серый» экспорт ВиВТ. Особенно это стало характерным в постконфликтный период. Огромное количество вооружений было передано бесплатно или по демпинговым ценам. В основной своей массе вооружение поставлялось из наличия ВС таких стран, как Украина, Израиль, Болгария, Турция, Франция и США. При этом многие сделки осуществлялись секретно и нигде не декларировались. С точки зрения военно-технического сотрудничества в последние годы Грузию можно охарактеризовать как самую настоящую «черную дыру» В этой связи военный экспорт в эту страну в период после завершения конфликта и вплоть до настоящего времени полностью просчитать невозможно [8].

К сожалению, восстановление военного потенциала Грузии в столь короткое время серьезно осложнило военно-политическую обстановку на Кавказе и сделало вполне вероятным «рецидив» агрессии со стороны Грузии в отношении союзников России – Абхазии и Южной Осетии, что вполне в интересах стран Запада, которым выгодно сохранять очаг напряженности на южных рубежах России. В этих условиях Москва вынуждена постоянно держать на кавказском направлении усиленную группировку, поскольку только сильный военный округ на Северном Кавказе и наличие четко функционирующих военных баз на территории Абхазии и Южной Осетии являются сдерживающим фактором от попыток режима Саакашвили развязать новый масштабный конфликт на Кавказе.

Очень серьезной проблемой для Москвы могут стать попытки срыва Олимпиады-2014 и ее открытый бойкот со стороны стран Запада. И это вещь более серьезная, чем баталии Москвы и Тбилиси на информационно-пропагандистском фронте. Причем возможности влиять на ситуацию у Грузии уже минимальны. Она может дать толчок, с ее подачи процесс обструкции Сочи-2014 может быстро раскручиваться, но особых ресурсов для работы в данном направлении у «команды Саакашвили» нет. Здесь, конечно, в бой должна будет вступить более влиятельная сила. На сегодняшний день это США и западные страны, которые привычно идут в фарватере американской политики (в любых вопросах). Суть дела здесь, с нашей точки зрения, в следующем.

В адрес России на Западе все чаще раздаются голоса с недвусмысленными намеками на возможный срыв сочинской Олимпиады-2014, который вполне может иметь место в том случае, если Москва не станет более покладистой; если она, скажем, не пойдет на уступки в отношении несправедливо обиженной ею Грузии, не «сдаст» Абхазию, не вернется к нулевому варианту в отношении статуса Южной Осетии и т.д. Москве настойчиво «рекомендуют» спокойно реагировать на возможное изменение механизма урегулирования «старого-нового» грузино-абхазского конфликта (теперь уже де-факто межгосударственного) – на то, что командование миссией военных наблюдателей в зоне конфликта осуществлялось бы старшим военным представителем страны, расположенной за пределами Черноморско-Кавказского региона. При этом российское участие в миссии (вообще-то нежелательное) должно быть интегрировано в структуру международного командования и не может представлять самостоятельной силы внутри миротворческого контингента.

Звучит непривычно, но факт. Такую схему «исправления ситуации» в грузино-абхазских отношениях вскоре после окончания военных действий в Южной Осетии и принуждения Грузии к миру предложил хорошо известный в Европе и мире «мозговой трест» – базирующаяся в Брюсселе Международная кризисная группа (МКГ). В докладе «Россия против Грузии: последствия», вышедшем в свет в конце августа 2008 г., мы читаем: «России не может быть позволено размещение вооруженных сил в Грузии, кроме как в составе международной миротворческой миссии в Южной Осетии и Абхазии, под нероссийским командованием и с четким и взаимоприемлемым мандатом». Адресуя свои рекомендации Евросоюзу и странам-членам НАТО, а также предупреждая Россию на самом высоком уровне, что если она не будет сотрудничать в осуществлении и поддержании перемирия, подписанного президентами России и Франции Д. Медведевым и Н. Саркози 15-16 августа 2008 г., то ее ожидают серьезные неприятности, МКГ не исключил вариант, что может иметь место запрос со стороны Международного олимпийского комитета (МОК) через национальные комитеты ряда стран гарантий от России в том, что к 1 января 2009 г. в Абхазии будет развернуто соответствующее международное присутствие. Это, дескать, необходимо и для того, чтобы быть уверенным, что зимняя Олимпиада в Сочи будет подготовлена надлежащим образом и благополучно проведена и что нет никакой необходимости в пересмотре решения о предоставлении права на проведение Зимних Олимпийских Игр 2014 г. городу Сочи.

Заметим, что доклад МКГ был опубликован всего лишь за четыре дня до того, как Москва признала независимость Южной Осетии и Абхазии. И хотя этот документ не-государственный и даже не-политический, а экспертный, он весьма характерен для понимания тех подлинных мотивов, которые движут Западом в его работе на черноморско-кавказском направлении и, соответственно, определяют его отношение к проявляющей все большее своеволие России.

В качестве убедительного примера того, какую политику в отношении

Олимпиады-2014 может провести Запад и что он может предпринять с целью срыва этого важнейшего спортивного мероприятия, служит заявление небезызвестного Зб. Бжезинского, сделанное им практически сразу же после завершения российской операции «по принуждению Грузии к миру» в августе 2008 г. Недвусмысленно утверждая, что «Россию нужно заставить понять, что она рискует быть подвергнутой международному остракизму», этот русофоб «с именем» так формулировал свою позицию: «На определенном этапе Западу следует рассмотреть олимпийский сценарий. Если вопрос о территориальной целостности Грузии не найдет адекватного разрешения (например, путем размещения в Южной Осетии и Абхазии воистину независимых международных сил безопасности вместо российских войск), США следует задуматься о неучастии в зимней Олимпиаде 2014 года, которая пройдет в российском городе Сочи близ прорванной (какая интересная формулировка! – В.Р.) границы с Грузией. Прецедент уже создан. Когда я работал в администрации Картера, мы в 1980 году применили олимпийский факел в качестве символического оружия, после российского вторжения в Афганистан, объявив бойкот летней Олимпиаде в Москве. СССР запланировал пропагандистское шоу, напоминающее о гитлеровской Берлинской Олимпиаде 1936 года. Американский бойкот стал болезненным ударом для генсека Леонида Брежнева и его коммунистического режима, в также помешал Москве насладиться триумфом мирового уровня» [9]. Далее Зб. Бжезинский угрожающе резюмировал: «Грузинский кризис – решающий экзамен для России» [10]. Вот так: ни много ни мало, а экзамен, который Россия может пройти, а может и провалить! И тогда уж с нее, как говорится, спросится «по полной»… Попутно заметим, что практически в то же самое время с американской стороны звучали и трезвые суждения, лейтмотив которых сводился к тезису «не надо излишне демонизировать и злить такую крупную державу, как Россия», тем более, вменяя ей какие-то «прегрешения» в грузинском вопросе [11]. Но они, конечно же, тонули на фоне «гневных речей» таких мэтров геополитики и дипломатии США, как Зб. Бжезинский.

От себя добавим: тогда американская сторона не ограничилась этим. Рассекреченные ныне документы Госдепартамента США свидетельствуют, что США собирались даже провести альтернативные Олимпийские Игры, или, как и тогда политкорректно выражались, «мероприятия олимпийского типа». И хотели они это сделать в такой африканской стране, как Кот-д’Ивуар. Что при этом любопытно: выбор страны проведения Олимпиады-1980 не ограничивался только Кот-д’Ивуаром. Американцы направили секретные коммюнике послам в различных странах, в том числе в Италии, Японии, ФРГ и Китае, с призывом обеспечить поддержку идее проведения постолимпийской феерии, которая, по замыслам Вашингтона, должна была пройти на пяти континентах и финансироваться от продажи телевизионных прав. Действовали тогда США при тесной поддержке Великобритании и других своих союзников [12].

То, что США и их союзники, не говоря уже о многочисленной клиентеле, не оставят Москву в покое – ясно как божий день. Нет-нет, но последователи «дела Бжезинского» дают о себе знать и сегодня. Об одном из образчиков резких нападок на Россию в вопросе Олимпиады-2014 последнего времени – в нашей следующей статье.

Рябцев Владимир Николаевич – заведующий лабораторией геополитических проблем Черноморско-Кавказского региона Северо-Кавказского научного центра высшей школы (ЮФУ), председатель Совета Регионального центра конфликтологии и миротворчества, кандидат философских наук, доцент

Примечания и ссылки:

1. Мельков С.А. Вооруженный конфликт в Южной Осетии глазами политолога // Власть. – 2008. — № 10. – С. 35.

2. См.: Интернет-портал Канала ПИК теперь доступен на английском языке. 30 июня 2011 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.apsny.ge/2011/soc/ 1309464489.php

3. Арешев А., Амелина Я. Информационное противоборство на Кавказе после августа 2008 г. 4 февраля 2010 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.newsland.ru/news/detail/id/458508/

4. См.: Филин Г. Олимпийское беспокойство. Цена безопасности Сочи-2014 побьет все мировые рекорды [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://versia.ru/ articles/2011/mar/14/bezopasnost_zimnih_olimpiyskih_igr_2014

5.  До 2014 года России предстоит пережить еще одну войну с Грузией (интервью с С. Багдасаровым). 29 сентября 2011 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.georgians.ru/news.asp?idnews=73686

6. См.: В Грузии предельная численность армии в 2011 г. останется прежней – 37 тыс. человек [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rbc.ua/rus/newsline/ show/v-gruzii-predelnaya-chislennost-armii-v-2011-g-ostanetsya-18122010071600

7. См.: Вооруженные силы Грузии [Электронный ресурс]. – Режим доступа: ru.wikipedia.org

8. См. об этом подробнее: Грузия восстановила военный потенциал. 10 августа 2010 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.arms-expo.ru/ 050055049057124049055051049051.html). См. об этом также: Грузия снова затевает войну. Интервью с военным аналитиком З. Алборовым.12 марта 2010 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: segodnia.ru

9. Как известно, на этот демарш Вашингтона, который в итоге привел к тому, что Олимпиаду-1980 бойкотировали 64 страны мира, Москва попыталась симметрично ответить на Олимпийских Играх 1984 г. в Лос-Анжелесе.

9. Бжезинский Зб. Игра в гляделки с русскими. 15 августа 2008 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ukrrudprom.ua/digest/bhdjjdg150808.html

10. Известный американский политолог из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Э. Кордесман писал, например, по этому поводу: «Есть сведения, что Соединенные Штаты действительно рекомендовали Тбилиси проявлять сдержанность и пытались удержать Грузию от провоцирования России. Но другие факты указывают на то, о чем мы забыли: у Москвы есть собственные интересы, отличные от наших… Распространение американского присутствия в ближнем зарубежье наряду с расширением НАТО и Евросоюза будет рассматриваться (Москвой. – В.Р.) как угроза. Мы зашли слишком далеко, замахиваясь на влияние в странах, граничащих с возрождающейся Россией. Америка не только замахнулась, но и оказывала значительное воздействие на одну такую страну. Можно сказать почти наверняка, что, действуя подобным образом, мы проявили неосторожность и дали понять «зайцу» (читай: Грузии. – В.Р.), что он может дразнить «медведя». Так или иначе, нам повезло, что «медведь» вовсе не сожрал «зайца» (Кордесман Э. Война в Грузии и век «реальной силы». 3 октября 2008 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://globalaffairs.ru/number/n_11625).

11. Альтернативная Олимпиада в Африке [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.africana.ru/lands/CotD%27Ivuar/olimpiada.htm

По материалам: Научное общество кавказоведов

Категории: Абхазия, Главное, Грузия, Россия, Черкесский вопрос, Южная Осетия

« Российско-иранская связка как ограничитель региональных амбиций Турции
» О некоторых тенденциях современной турецкой историографии
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»