ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Армяне в Казанском ханстве

Казанское ханство в силу своей территории (располагалось в Среднем Поволжье) и истории являлось изначально полиэтническим государством. Это средневековое государство, просуществовавшего в течение века (с середины XV до середины XVI века), населяли как тюркские (татары, чуваши, башкиры, ногаи), так и финно-угорские (мордва, марийцы, удмурты) народы. Исследователи не раз обращались к истории самого Казанского ханства, рассматривая его с различных сторон, будь то с социально-экономической, политической, военной и др., так и вниманием не было обделена этническая история этого многонационального государства [1]. Хотелось бы остановиться на малоизученном аспекте этноистории средневековой Казани, как истории армянской общины Среднего Поволжья, чему крайне мало уделяют внимание (во многом по причине скудости источников) медиевисты.

Существование армянской общины в Казанском ханстве можно объяснить активной торговой деятельностью армян. Казанское ханство в этом отношении представляло удачной областью для средневекового бизнеса: государство находилось на пересечении крупнейших торговых путей, в особенности волжского, и являлось своего рода перекрестком, соединяющим Восток с Западом, так и Запад с Востоком. Торговля была той сферой, где национальные и религиозные границы стираются, что позволяло лучшему взаимопроникновению различных по происхождению культур, способствуя их обогащению.

Поселения армян на территории Среднего Поволжья появились задолго до возникновения Казанского ханства. В доказательство ранней истории армянского проникновения в исследуемый регион можно привести данные вещественных источников.

Еще по выписи 1712 года можно узнать, что около так называемой Греческой палаты в Болгаре (столица Волжской Булгарии – средневекового государства, существовавшего в IX-XIII вв. на территории современной Республики Татарстан. – Р.С.) «много есть кладбищные армянские письма» [2], т.е. были обнаружены могильные эпитафии (их насчитали в количестве четырех штук), которые относились к XIV веку, т.е. эпохе Золотой Орды.

Есть и более ранний источник, дающий информацию о существовании армян в Волжской Булгарии.

Летом 1882 года в Болгаре были обнаружены одним крестьянином два могильных камня с армянскими надписями вблизи так называемой Греческой Палаты [3]. В ходе археологических раскопок были обнаружены могилы, в одной из которых был обнаружен скелет мужчины, под другим – женщины. Находки датируются 1121 годом, т.е. периодом расцвета Волжской Булгарии.

Все эти исторические данные не составляют сомнения, что армяне, вероятно, большей частью торговцы, приезжали в средневековый Болгар и селились в ним в западной его окраине [4]. Нужно полагать, что армянская колония здесь была немалочисленна, судя по многим кладбищенским эпитафиям [5].

Причем стоит отметить, что религиозного гнета в самых крайних формах в Волжской Булгарии не существовало. Об этом свидетельствуют как арабские письменные источники, сообщавшие о проживании еще в X веке скандинавов-язычников в Булгаре (ярче всего это описал Ибн-Фадлан [6]), так и археологические находки в Биляре (другой город Волжской Булгарии), свидетельствующие о проживании, причем постоянном, русских (об этом факте дают подтверждения костей свиней, найденные археологами, что говорит о присутствии немусульман в мусульманском государстве). Вполне уместно предположить, что армяне смело могли селиться и в других городах Волжской Булгарии, не испытывая жесткого религиозного давления. В том же сочинении Ибн-Фадлана говорится о торговых связях волжских булгар и армян: «Все они (булгары.- Р.С.) живут в юртах, с той только разницей, что юрта Царя очень большая, вмещающая тысячу душ, устланная большей частью армянскими коврами» [7]. Возможность хоронить своих единоверцев-соплеменников, да и к тому же устанавливать над их могилами эпитафии с армянскими письменами является еще одним доказательством в пользу веротерпимости светской власти Волжской Булгарии.

Ряд исследователей средневековой архитектуры не исключают того факта, что армянская архитектурная школа оказала влияние на формирование болгарского зодчества [8]. В XI в. армянское население Великого Болгара увеличилось за счет беженцев, переселившихся на Волгу из завоеванной турками-сельджуками Армении.

Армяне продолжали жить на территории Среднего Поволжья и в золотоордынский период, несмотря на опустошительный поход Батыя в 1236 году через территорию Волжской Булгарии.

Постепенно с возрастанием роли Казани в XIV и особенно в XV веке здесь начинается появляться армянская община, чему подтверждениям могут служить как письменные и археологические источники, так и урбаноимы (названия частей города) Казани.

После разгрома г. Болгара войсками московского князя Василия II в 1431 г. большинство армян переселились в г. Казань. Позднее здесь, в районе«Суконная слобода», появляются две Армянские улицы. Кроме того, в г. Казань было основано армянское кладбище и построена григорианская церковь [9].

В средние века в Поволжье проводилась ежегодная ярмарка, перенесенная из Болгара в Казань (после опустошительного похода новгородских ушкуйников на Болгар в XIV веке постепенно столичные функции стали переходить от Болгара Казани в этом регионе). На ярмарку приезжали одновременно купцы из России, Армении, Персии, Ногайской Орды и из Средней Азии, и, таким образом, значение ярмарки сводилось к колоссальному международному товарообмену [10].

С.Герберштейн пишет: «…ярмарку, которая обычно устраивалась близ Казани на острове купцов, Василий (имеется в виду великий князь Московский Василий III – Р.С.) в обиду казанцам перенес в Нижний Новгород (отсюда берет свое происхождение знаменитая Макарьевская ярмарка – Р.С.), пригрозив тяжкой карой всякому из своих подданных, кто отправится впредь торговать на остров (остров в устье реки Казанки возле Казани, где устраивалась ежегодно ярмарка – Р.С.). Он рассчитывал, что перенесение ярмарки нанесет большой урон казанцам и что их можно будет даже заставить сдаться, лишив возможности покупать соль, которую в большом количестве татары получали только на этой ярмарке от русских купцов. Но от такого перенесения ярмарка претерпела ущерб не меньший, чем казанцы, т.к. следствием этого явились дороговизна и недостаток очень многих товаров, которые привозились по Волге от Каспийского моря с астраханского рынка, а также из Персии и Армении…» [11].

Присутствие армянских купцов в Казани в 1530 году засвидетельствовано автором «Казанского летописца» [12].

Свидетельством присутствия армян в Казани могут служить и названия улиц. Профессор Н.Высоцкий пишет: «В Суконной слободе (часть Казани – Р.С.) существует, наверное, одна, если не две улицы, носящие название „Армянских“, а часть прилежащей к слободе Третьей горы, странным образом, называется «Немецкой Куртиной“; Куртина, как известно, на казанском наречии, значит кладбище» [13].

Тогда весной 1880 года Николай Высоцкий обнаружил недалеко от Суконной слободы под горой, на которой стоит дача Бартоло, много надмогильных камней. Здесь Высоцким было найдено шесть каменных эпитафий и произведены раскопки четырех одиночных и одной довольно большой общей могилы. Раскопки этой общей могилы, в которой кости лежали без всякого порядка, во всевозможных направлениях, как будто труппы были свалены в одну кучу [14]. То, что кладбище было армянским, доказывается надписями одной из сохранившихся могильных плит, на которой сохранились армянские надписи. Наличие большой общей могилы говорит о том, что похороны проводились в большой спешке, причем похороны большого количества трупов, которых могильщики решили зарыть одновременно, возможно, облегчая себе труд рытьем общей могилы, чем индивидуальных. Причину появления этой общей могилы можно найти в событиях середины XVI века.

Профессор Н. Ф.Высоцкий со слов одного казанского армянина записал следующее предание: «Во времена татарского владычества (т.е. в период существования Казанского ханства – Р.С.) в Казани жило много армянских купцов с семьями в теперешней Суконной слободе. У них была своя церковь на месте нынешней Георгиевской. Во времена осады Казани Грозным (Иваном IV Грозным, который взял Казань 2 октября 1552 года – Р.С.), после того, как целый ряд приступов царского войска был отбит татарами, в русский стан явились несколько армян и предложили царю за приличное вознаграждение указать слабые места крепости, через которые легко можно было ворваться в нее. Царь купил секрет и взял город. Отпраздновав победу и поуспокоившись Иван Грозный вспомнил об армянах и, вероятно рассчитав, что люди, предавшие своих старых союзников, могут поступить так же и с новыми, приказал истребить их всех до единого. Проведав о таком распоряжении Грозного, большинство армян тайком убежали из Казани в различные поволжские города, главным образом, в Астрахань, где будто бы и доселе существуют потомки одного из этих беглецов под фамилией «Казанских».

Но бежать могли, конечно, далеко не все, и оставшиеся были умерщвлены царем Иваном Грозным» [15].

Можно предположить, что эти «не все» и были свалены после кончины в общую могилу.

И если поверить этому преданию, то можно утверждать, что христианская церковь на территории Казанского ханства появилась не со второй половины XVI века, т.е. после взятия Казани и вхождении территории Казанского ханства в состав Российского государства, а раньше, пусть она и была не русская православная, а армянская. И прав Михаил Худяков, когда говорит, что «одну из самых светлых сторон в общественной жизни Казанского ханства составляла полная веротерпимость, которая находилась в тесном соответствии с торговым характером городского населения, с традициями Волжско-Камской Булгарии, а также с государственным и общественным строем Сарайского ханства (т.е. Золотой Орды со столицей в г.Сарае – Р.С.)» [16].

Веротерпимость была основой торговой атмосферы. Казанское ханство не исключение.

«Армянская слобода была расположена на расстоянии одной версты к югу от города на берегу озера Кабан по направлению Ногайской дороги. Здесь до настоящего времени находится „Армянская“ улица» [17], — пишет М.Худяков [18].

Наличие армянского кладбища и церковь свидетельствуют в пользу присутствия в татарской Казани многолюдной армянской слободы, которая сложилась как поселение в юго-западной окраине города в первой половине XVI века. Причем просуществовало и после взятия Казани вплоть до начала XVIII века, пока не вошла в состав Кирпичной слободы (названной так по производству в ней красного кирпича для городских построек) [19]. Сам Н.Высоцкий считал, что «Немецкая куртина» есть не что иное, как древнее армянское кладбище [20].

Армянские купцы, пользовавшиеся полной свободой в эпоху Казанского ханства, не могли перенести тяжести нового режима, установленного завоевателями, и разъехались по иным городам, несмотря на свои симпатии к русским как христианам во время осады Казани. Русские же не желали иметь под боком тех, кто ради выгоды готов поменять «хозяев», которые могли поступить также с новой властью в крае. Тем более, что после падения Казани в 1552 году окончательное покорение края затянулось до 1556 года. Поэтому-то Иван Грозный поспешил таким вот кровавым способом избавиться от таких неблагонадежных «союзников».

Торговля с Востоком была в значительной мере порвана падением Казанского ханства, и армянские купцы предпочли частично покинуть Казань, чтобы не быть разоренными или же попросту убитыми.

Трудно ответить на вопрос о судьбе армянской церкви. Если церковь была деревянной, то она могла быть сожжена, либо ей могли причинить иной урон, тем самым не позволив дожить ей до наших дней. Если же материалом, из которого церковь армянской общины была построена, был камень, то, не исключено, что ее ждала такая же печальная судьба, как мечети Кул-Шариф после взятия города, которая подверглась полному разрушению.

Армяне в Казанском ханстве – это особая, но, к сожалению, малоизученная тема в силу дефицита исторических источников. Однако не стоит по этой причине отвергать ее, поскольку это часть нашей общей истории, заслуживающей своего внимания, и, безусловно, эта проблема найдет своего исследователя.

Само постоянное проживание поколениями армян на территории Среднего Поволжья свидетельствует в пользу веротерпимости и добрососедских отношений между различными по культуре народами.

Армяне, ныне проживающие в Республике Татарстан, могут смело утверждать, что их история на земле междуречья Волги и Камы насчитывает почти тысячу лет. Осевшие их предки еще в Волжской Булгарии, продолжали проживать на этой земле и в эпоху Золотой Орды и Казанского ханства. И в историю местного края они внесли свой особый след, требующий дальнейшего углубленного изучения.

Раис СУЛЕЙМАНОВ, по материалам: Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований

Примечания:

1. Более подробно см.: Хамидуллин Б. Л. Народы Казанского ханства: этносоциологическое исследование / Б.Л.Хамидуллин. – Казань: Татарское книжное издательство, 2002

2. Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – Казань: Типография Императорского университета, 1889. – т.VII. — С.1

3. Там же.

4. Армянская колония. – В кн.: Татарский энциклопедический словарь / главный редактор М.Х.Хасанов. – Казань: Институт татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан, 1999. – С.40

5. Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – Казань: Типография Императорского университета, 1889. – т.VII. — С.5

6. Подробнее см.: Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу / перевод и комментарии акад. И.Ю.Крачковского. – М.- Л.: Издательство Академии наук СССР, 1939

7. Там же.

8. Смирнов А. П. Армянская колония г. Болгара / А.П.Смирнов // Материалы и исследования археологии. Т.61. — М., 1958. – С.330-359

9. Титова Т.А. Армянская диаспора в Татарстане: история и современность / Т.Титова // Актуальное национально-культурное обозрение. – 2004. — № 9

10. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства / М.Г.Худяков. – М.: Инсан, 1991. — С.218

11. Герберштейн С. Записки о московитских делах / С.Герберштейн. – СПб., 1908. – С.15

12. Полное собрание русских летописей. – Т.19. – С.130

13. Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – Казань: Типография Императорского университета, 1889. – т.VII. — С.4

14. Там же.

15. Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – Казань: Типография Императорского университета, 1889. – т.VII. – С. 4-5

16. Худяков М.Г. Указ. соч. — С.198

17. Там же. — С. 281

18. Михаил Худяков написал свою книгу «Очерки по истории Казанского ханства» в 1923 году, поэтому, когда он пишет о существовании «Армянской» улицы до настоящего времени, то это значит, что она существовала и в 1923 году на момент написания работы.

19. Армянская слобода. – В кн.: Татарский энциклопедический словарь / главный редактор М.Х.Хасанов. – Казань: Институт татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан, 1999. – С.40

20. Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – Казань: Типография Императорского университета, 1889. – т.VII. – С.5

Категории: Армения, Главное, Татарстан

« Арцахская проблема и идеология пантюркизма (II)
» Зачем приехал в Баку глава военной разведки США