ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Этнополитическая мобилизация черкесского движения в условиях подготовки к зимней Олимпиаде 2014 г.

Одним из рисков подготовки и проведения зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи является дестабилизация этнополитической ситуации на Северо-Западном Кавказе. Интернет переполнен сообщениями о требованиях черкесских организаций к России «признать геноцид адыгов в Кавказской войне», «бойкотировать Олимпиаду на месте геноцида». Выдвигаются и более стратегические требования – вернуть на родину черкесскую диаспору, объединить республики Северо-Западного Кавказа в новый субъект РФ – Черкессию.

Можно провести аналогии с попытками стран Запада использовать сепаратизм в Синьцзяне и Тибете для дискредитации Пекинской Олимпиады. Но ресурсы внутрирегиональных деструктивных группировок относительно слабы. Поэтому геополитические конкуренты России стремятся компенсировать дефицит ресурсов конфликта, организуя информационное противостояние в Интернете, поддерживая радикальное крыло черкесской диаспоры и этнополитические движения на Северо-Западном Кавказе. Конфликт сейчас проявляется, прежде всего, в информационном пространстве. С этим связан ракурс нашей работы – критический анализ стереотипов и установок черкесского движения, распространяемых Интернет-ресурсами, а также выявление инфраструктуры информационного противостояния. Тема статьи актуальна, поскольку необходимо вести мониторинг этнополитической мобилизации черкесского движения, опровергать аргументы этнонационализма, разрабатывать меры предупреждения эскалации конфликта.

Нельзя сказать, что черкесский ирредентизм и конфликт интерпретаций Кавказской войны не изучались отечественными политологами. Но эти аспекты темы освещались до середины 2000-х гг. бегло, в контексте этнополитических процессов и конфликтности на постсоветском Северном Кавказе в целом (1). Стимул к углубленному анализу дал конфликт по поводу возможного объединения Республики Адыгея с Краснодарским краем (2003-2006 гг.), имевший последствия для всего Северо-Западного Кавказа. Его причины и проявления исследованы А.И. Кольбой, А.А. Эбзеевым, О.М. Цветковым (2). Конфликтологический мониторинг ситуации в Адыгее проведен в монографиях А.В. Дмитриева, В.А. Авксентьева и Г.Д. Гриценко (3). Системный анализ этнополитических процессов в республике дан в статьях М.В. Саввы, О.М. Цветкова (4). Важны также исследования динамики этнической и религиозной идентичности, проведенные в Адыгее коллективом авторов – З.А. Жаде, Е.С. Куква, С.А. Ляушевой, А.Ю. Шадже. (5) Их можно сравнить с анализом социологического исследования этнической идентичности, проведенного в Сочи Институтом социологии РАН (октябрь 2008 г.). (6)

Вместе с тем, специализированные исследования черкесского ирредентизма и антиолимпийского дискурса в Интернете еще малочисленны. Следует отметить по глубине выводов статьи И.П. Добаева, О.М. Цветкова и В.Н. Рябцева (7). Кратко тема характеризуется составителями томов 3-5 «Атласа социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России». (8) В зарубежной прикладной аналитике обращают на себя внимание статьи А. Шмулевича (исторический обзор действий США по организации черкесского движения) и З.А. Беслени (характеристика методов черкесской националистической пропаганды в Интернете) (9).

Эмпирическая основа статьи включает в себя: нормативно-правовые акты Республики Адыгея; заявления политических и общественных деятелей, а также этнополитических организаций; статьи в периодической печати и сети Интернет; статистические данные об этническом и социально-демографическом составе населения, об уровне экономического развития республик Северного Кавказа. Исследованы публицистические тексты на сайтаx (10). Интерес представляют неопубликованные материалы дискуссии на «круглом столе» «Россия и адыги – проблемы становления историко-культурного единства», состоявшемся в Кубанском государственном университете (г. Краснодар) 28 апреля 2011 г.

Начнем с определения теоретического подхода к проблеме. Этнополитическая мобилизация – это процесс, с помощью которого этническая группа (реальная или вымышленная) использует этнические ценности, мифы и символы как главный ресурс обретения политической либо государственной организации, конструирования групповой идентичности (по В.А. Ачкасову и С.А. Бабаеву). Этапами освоения ресурсов мобилизации выступают:

— конструирование и мобилизация этнической группы;

— политизация этнического наследия;

— «очищение» этнической идентичности группы от якобы чуждых традиций других народов, конфессий, мировой цивилизации (11).

Для мифологического сознания типична форма идентификации индивида с группой, при которой он «растворяется» в сообществе и уже не осознает себя автономным. Взамен человек получает чувство защищенности. Первичной формой подобной идентичности выступает этничность с ее культом «почвы и крови».

В.А. Ачкасов и С.А. Бабаев отмечают, что в ходе самоидентификации индивид может быть ориентирован стереотипами на идеальный образ настоящего, будущего или прошлого (12). Нацеленность на прошлое побуждает строить идентичность на основе идей общего этнического или расового происхождения, религии, обычаев, традиций. Авторы труда «Национальные истории в советском и постсоветском государствах» под редакцией К. Аймермахера и Г.А. Бордюгова выявили закономерности мобилизации. История переписывается по шаблону, возвеличивающему творцов националистической идеологии. Идет вольная или невольная фальсификация прошлого для того, чтобы сконструировать мифы. К. Аймермахер и Г.А. Бордюгов выделяют направления мифотворчества – удревнение своего народа, его героизацию, завышение уровня развития, сосредоточенность на конфликтах с соседями (13).

Политизация этничности используется как важное средство достижения политических целей. Это осуществляется путем произвольной выборки фактов прошлого и их пристрастного истолкования ради текущих политических целей. Причем самосознание становится мифологическим и стихийно – в итоге массовой самоидентификации людей на уровне обыденных представлений, и целенаправленно – как результат позиционирования этнодвижений и их деятельности.

Глобализация открывает новые возможности манипулирования сознанием, для чего миф подходит как нельзя лучше. Большинство жертв идеологической доктринации неспособно к целостному пониманию и применению внушаемых взглядов. Рядовые сторонники движения воспринимают и ретранслируют только разрозненные проявления мифа. Систематизированные политические мифы – это плод целенаправленной пропаганды этнократических элит. Их распространение в основном идет благодаря Интернету, в меньшей мере – через местные и региональные СМИ.

Массовое сознание имеет такие черты, как структурная неопределенность, противоречивость оценок реальности, эмоциональность, стихийность и беззащитность перед манипуляциями пропаганды. Миф воспринимается на уровне чувств, эмоций, подсознательных и бессознательных желаний. В итоге мифы поддерживают коллективные идентичности, в т.ч. – этнические. Мифы облегчают создание гиперпозитивного образа своей группы и демонизированного «образа врага», компенсируют возможный комплекс неполноценности своих носителей.

В.А. Ачкасова выделяет 3 направления мифологизации идентичности (14). Во-первых, человек теряет личную самостоятельность, «растворяется» в группе и начинает враждебно относиться к иным группам. Именно этнические и религиозные признаки индивида легче и быстрее всего подвергаются мифологизации.

Во-вторых, представления о причинах и сути политических процессов становятся персонализированными. Создается образ идеализированного «своего» народа. Им противопоставлен образ врага – носителя зла.

В-третьих, этническая территория в требованиях националистов расширяется благодаря произвольной трактовке фактов. Обладание территорией (в т.ч. вымышленное) в прошлом и будущем превращается в ресурс власти, а территориальные претензии к государству – в борьбу за «восстановление справедливости».

Итак, конфликт идентичностей необязательно сопровождается реальными социально-экономическими и политическими противоречиями между разными этническими группами, либо группой и государством. Такой конфликт разворачивается, прежде всего, в «виртуальном» пространстве группового самосознания. Он выражается в конфликте ценностей, ориентаций и установок поведения, норм и традиций мировосприятия. Конфликт сознательно конструируется частью этнических элит. Характерными социальными активаторами конфликта становятся представители интеллигенции (прежде всего, журналисты, учителя и вузовские преподаватели, студенты), а также предприниматели, низовой слой госслужащих. Для них присуще недовольство личным и этногрупповым положением, помноженное на завышенные ожидания и амбиции (15). Их роль особенно высока на стадии, которую проходит черкесское движение, – ретрансляции требований «массовому потребителю».

Лозунги этнополитической мобилизации, сформулированные черкесскими активистами, классифицированы О.М. Цветковым (16). Основные направления активности в информационном аспекте таковы:

— требования к Российской Федерации официально признать геноцид адыгов в годы Кавказской войны и мухаджирства ХIХ в., обращения аналогичного рода к иным государствам и международным организациям;

— призыв репатриировать в РФ адыгов диаспоры (по самооценке, до 6 млн. чел.) (17), облегчить процедуры получения ими гражданства РФ, трудоустройства и приобретения собственности на исторической родине;

— стремление ряда черкесских организаций Карачаево-Черкесской Республики обеспечить пропорциональное представительство в органах власти КЧР (умеренный вариант) или выйти из состава КЧР и образовать новый субъект федерации – Черкесию (радикальный вариант);

— лозунги ряда кабардинских организаций Кабардино-Балкарской Республики по сохранению контроля над «кабардинскими землями», недопущению их передачи балкарцам;

— проект создания укрупненного «адыгского» субъекта РФ, который объединил бы Адыгею, КЧР, КБР и, возможно, часть Краснодарского и Ставропольского краев;

— негативное восприятие Олимпиады 2014 г. в Сочи как готовящейся «на земле геноцида», бойкот проведения Олимпиады.

Можно добавить к классификации также призыв к адыгейцам, кабардинцам, черкесам во время Всероссийской переписи населения 2010 г. называть себя черкесами – единым этносом.

В обыденном сознании и риторике активистов черкесского движения доминирует объяснение всех этих требований как общеадыгских, сформулированным самим народом. Но так ли это?

Важную информацию о целенаправленном конструировании идеологем и организаций черкесского ирредентизма приводит А. Шмулевич (Израиль), которого нельзя заподозрить в пророссийских симпатиях (18). Впервые на международный уровень вопрос «геноцида» вынесла Международная Черкесская Ассоциация (МЧА), работающая в Нальчике. 15-17 июля 1997 г. базирующаяся в Нидерландах «Организация наций и народов, не имеющих представительства» на своей сессии приняла «Резолюцию по положению Черкесского народа» (19). 28 мая 1998 г. представитель МЧА Т. Казаноко поставил вопросы геноцида черкесов и репатриации диаспоры на IV Сессии комиссии ООН по правам человека в рабочей группе по меньшинствам (Женева).

Подготовка общественного мнения к международной поддержке черкесских требований велась также в научном сообществе Запада, обеспечивающем экспертизу и проектирование внешней политики. В 1999 г. видный американский советолог С.Д. Шенфельд опубликовал в Оксфорде статью «Черкесы: забытый геноцид?» (20) В 2006 г. статья Шенфельда переиздана в другом сборнике (21) — «Массовое убийство в истории». В 2000 г. в финском журнале «The Eurasian Politician» вышла статья «Черкесский геноцид», написанная сотрудником финского Управления по иммиграции и специалистом по Турции и Кавказу А. Лейтцингером (22).

В 2007 г. опубликована статья П.Б. Хензе «Северо-Кавказский барьер. Черкесское сопротивление России» в сборнике «Северо-Кавказский барьер» (23). Автор статьи – сотрудник РАНД-Корпорейшн, специалист по проблемам Кавказа и Турции. Характерно, что он – не профессиональный историк, а кадровый дипломат и сотрудник ЦРУ, бывший американский посол в Эфиопии и Турции и сотрудник Совета по Национальной Безопасности. На момент написания статьи – вице-президент Американо-грузинского совета по развитию бизнеса, участник многих международных и американских миссий в Чечню, Абхазию, Дагестан, Грузию.

Организационным и аналитическим центром координации антироссийской активности по черкесской проблеме можно признать «Джеймстаунский фонд», основанный в США в 1980-х гг. Он имеет тесные связи с администрацией США и ЦРУ. Бывший директор ЦРУ Дж. Вулси входит в исполнительный комитет фонда.

За 2007-2009 гг. в университетах США состоялись 4 крупные научные конференции и ряд семинаров, посвященные теме «черкесского геноцида» – предвестники нынешней «войны конференций», исполняемой усилиями Грузии с 2010 г. Они решали не столько научно-академические, сколько идеологические и организационные задачи мобилизации против РФ.

Первая конференция — «Черкесы: прошлое, настоящее и будущее» работала 21 мая 2007 г. в «День черкесского геноцида» в Вашингтоне на базе «Джеймстаунского фонда», организована фондом совместно с организацией диаспоры в США «Черкесский культурный институт». На ней прозвучало предложение создать самостоятельное от РФ адыгское государство в пределах Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и «причерноморской Шапсугии» — части Краснодарского края (24). Вторая конференция — «Россия и черкесы: внутренняя проблема или международный вопрос?» прошла 8 апреля 2008 г. в Гарвардском университете. Один из ее докладчиков подчеркнул, что реализация проекта Черкесской республики позволит добиться независимости от России (25). Третья конференция — «Объединенная Черкесия. Строительство нашего будущего» состоялась 13 апреля 2008 г. в Университете Уильяма Патерсона в Уэйне (штат Нью-Джерси), где проживает самая большая в США компактная черкесская община. Доклады носили политически заостренный характер, аудитория в основном представлена черкесами диаспоры. На четвертой конференции (Колумбийский университет, апрель 2009 г.) представители диаспоры предложили сформировать правительство Черкесии в изгнании, создать его представительства в США и Турции, при Евросоюзе. (26)

Кроме крупных конференций, в США за 2007-2008 гг. прошел ряд семинаров: в Принстонском университете, Университете Кеннана, под эгидой Эмнисти Интернейшнэл и пр. Сюжеты черкесского геноцида и депортации доминируют в вышедшей в 2008 г. монографии американского эксперта У. Ричмонда «Северо-Западный Кавказ: Прошлое, настоящее, будущее» (27). Cпециальный № 42 «Johnson’s Russia List» под редакцией С.Д. Шенфельда за май 2008 г. целиком посвящён черкесскому вопросу (28).

На данной основе сложилась практика слушаний «Черкесский день» в Европарламенте по инициативе Европейской федерации черкесских общественных организаций – хас. В них участвуют представители диаспоры, как и общественных движений республик Северного Кавказа (29). Черкесская диаспора также проводит регулярные акции протеста против Сочинской Олимпиады (самая известная на сей день –в Ванкувере летом 2010 г.).

Итак, в странах Запада проделана значительная аналитическая и организационная работа, сделавшая возможным пиар-обеспечение черкесского ирредентизма и внедрение его идеологем в сознание активистов движения на Северном Кавказе.

Представляет интерес систематизация черкесских этнополитических организаций как в диаспоре, так и в республиках Северо-Западного Кавказа, которую провел сотрудник Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета Зейнел Абидин Беслени (30).

Во-первых, организации в составе Международной черкесской ассоциации (МЧА) — «зонтичной» сети, в состав которой входят главные черкесские организации на Кавказе и в диаспоре (в Турции, Европе, США, Сирии и Иордании). После того, как лояльные Российскому государству элиты получили в 2000 г. контроль над МЧА в Кабардино-Балкарии, лидеры МЧА заявляли, что они больше не хотят участвовать в политике, а занимаются культурными запросами адыгов. Но с 2005 г. «Адыгэ Хасэ» в Адыгее и Карачаево-Черкесии вновь стали (под руководством, соответственно, А. Хапая и М. Черкесова) активно участвовать в политике. Их позиция сильно отличается оппозиционностью от МЧА, хотя обе организации входят в ее состав.

Далее, черкесские организации «второго поколения». Они опираются на более молодой состав сторонников, применяют иные методы привлечения участников, чем МЧА (используют Интернет), стремятся взаимодействовать с международными политическими структурами. Таковы «Черкесский конгресс», «Молодежная Хасэ» и «Адыгэ Хасэ» в Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, другие организации, возникшие в 2000-е гг. Они стали итогом разочарования активистов в МЧА из-за её политического бездействия. Лидерами движений стали Р. Кешев, И. Яганов, М.Берзегов и Ф. Тлисова. Двое последних получили политическое убежище в США после заявлений, что им постоянно угрожали за политическую и журналистскую деятельность (31).

Интернет выполняет в коммуникациях черкесских активистов тройственную роль, по мнению З.А. Беслени.

1. Интернет играет роль платформы, где размещены источники по черкесской истории и политике, противопоставленные официальной российской позиции. Пример – портал www.adygi.ru. Он сделал доступными в цифровом формате книги и статьи историков XIX в., зарубежных очевидцев Кавказской войны и современных черкесских авторов. Интернет выполняет функцию онлайн- библиотеки. Активисты используют сайт adygi.ru для распространения антироссийской трактовки истории. Применяются новые технологии онлайн- перевода, вследствие чего не знающие английского языка могут читать тексты.

2. Интернет стал источником новостей, т.к. у черкесских организаций нет круглосуточного новостного телеканала. Информация о заявлениях организаций, политических дискуссиях черкесского мира, митингах протеста и происшествиях транслируется только через Интернет. Данную роль играет сайт www.natpress.net, возглавляемый журналистом из Адыгеи, – один из новостных порталов, специализирующихся на черкесской проблематике. Его репортажи регулярно воспроизводятся на других сайтах и форумах.

3. Интернет играет роль форума, на котором активисты обсуждают прочитанное на сайтах. Черкесские веб-форумы – это пространство, где формируются стратегии и принимаются решения; именно на них идеология соприкасается с реальным миром. Активисты обсуждают, какие политические шаги следует предпринять, а после акций оценивают их. Сайт www.elot.ru –один из ведущих веб-порталов, форум которого весьма популярен среди черкесских активистов. Так, массовые митинги обсуждались на многочисленных форумах. Обсуждения сопровождаются просмотром видеоматериалов и фотографий, усиливающих эмоциональное воздействие. С начала 2010 г. создан единый «черкесский» Интернет-ресурс, посвященный Всероссийской переписи населения – www.perepis2010.org. Его целью было обеспечение молодежной акции «Один народ – одно название».

Рассмотрим направления и методы деятельности этнополитических организаций в развитии, начиная с конфликта по поводу интеграции Краснодарского края и Республики Адыгея. В начале 2005 г. главный федеральный инспектор по Краснодарскому краю А. Одейчук был назначен одновременно инспектором по Адыгее. Он сделал неосторожные заявления о необходимости слияния двух регионов (32), что вызвало бурную негативную реакцию президента РА Х.М. Совмена и адыгских движений. Весной 2005 г. принят ряд обращений правительства РА и этнополитических движений, диаспоры к полпреду Президента РФ по Южному федеральному округу с требованием отставки A.Л. Одейчука. Его критика ситуации в РА оценена движением «Адыгэ-Хасэ» как «лживое, клеветническое, прямое оскорбление многонационального народа и Президента Республики Адыгея, грубое вмешательство в дела субъекта РФ» (33). Лозунги общественных движений быстро стали перерастать из частичных и прагматических в этноцентричные. Так, совет движения «Адыгэ-Хасэ» образовал «Комитет защиты статуса Республики Адыгея», провел съезд адыгского народа. Проводились массовые митинги в поддержку сохранения республики не только в Адыгее, но и в странах расселения диаспоры (Турции, Сирии, Иордании). Активисты движений эмоционально заявляли, что объединение с краем приведет к окончательной ассимиляции адыгов. Заместитель председателя движения «Черкесский конгресс» З. Дзеукожев считал: «Мы юридически являемся государственным образованием. А такого прецедента… не было, чтобы государство «присоединяли» к губернии». Председатель организации М. Берзегов даже назвал возможный референдум об объединении двух регионов «формой геноцида» (34). Следует отметить, что подобные заявления напрямую противоречат Конституции Российской Федерации.

Тема недопущения интеграции с Краснодарским краем стала удобным лозунгом. 29 января 2006 г. «Черкесский конгресс Адыгеи» обратился в Варшавский отдел по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ с обращением, потребовав направить комиссию по изучению этнополитической ситуации в республике. Задачей комиссии, по словам авторов обращения, должна стать работа по сохранению «государственности Республики Адыгея». Обращение конгресс завершал надеждой на то, чтобы «ситуация, складывающаяся в республике, была взята представителями Совета Европы под контроль и урегулирована на принципах международного права» (35). Обращение Черкесского конгресса подписали также «Черкесский конгресс Карачаево-Черкесии», «Адыгэ Хасэ Адыгеи», Кабардино-Балкарский общественный правозащитный центр, Независимый общественно-исследовательский центр Кабардино-Балкарии. Их заявление было рассмотрено в краткие сроки.

За рубежом в марте 2006 г. создан «Всемирный комитет солидарности с Республикой Адыгея». 17 апреля 2006 г. данный орган выступил с открытым обращением. Обращение подписали координаторы Комитета в различных странах и регионах мира (Н. Пшидаток в Иордании, X. Тхаухо в Израиле, С. Хурма в Турции, А. Хакодзь в Канаде, Ш. Шапсуг в США и К.Хатукай в Европе). Таким образом, радикальная часть элиты пыталась интернационализировать конфликт ввиду слабости собственных ресурсов противостояния государству.

Конфликт временно был переведен в латентное русло вследствие отказа федеральных органов власти от слияния регионов. Но его реанимация началась осенью 2007 г. в связи с избранием Сочи местом проведения Олимпийских игр. 4 октября в США и Турции синхронно организованы демонстрации активистов черкесской диаспоры (более 200 чел.) против РФ. Они скандировали лозунги: «Нет российской лжи и лицемерию!», «Сочи – земля геноцида!», «Нет Олимпиаде на крови!», «Путин, не пытайся построить свой авторитет на черкесских могилах!» (36). Проведение Олимпиады в Сочи сравнивалось с соревнованиями… в Освенциме. Характерно осуждение Олимпиады активистами движений на Северном Кавказе. Заместитель председателя МЧА Н. Гучетль заявил в октябре 2007 г.: «Многомиллиардные вливания в Сочи приведут к ещё большему экономическому разрыву между соседними регионами (Краснодарским краем и Адыгеей), и дадут новые аргументы для ликвидации республики по причине её экономической несостоятельности» (37). Мотив противостояния характерен и для интервью более радикального М. Берзегова журналисту Института исследований мира и войны: «Удивительно, что руководство страны готово с легкостью вложить в олимпийскую застройку астрономическую сумму в 12 млрд. долл., но ни одного доллара – на решение черкесского вопроса» (38).

Следует учитывать прагматизм даже умеренных активистов движения, для которых этнократические интересы выше лояльности РФ. Председатель «Адыгэ Хасэ» Адыгеи А. Хапай заявлял: «Адыги не должны клясться в том, что будут с кем-то вечно, они должны отстаивать свои интересы. А с кем их придется отстаивать – с русскими, грузинами, армянами, американцами — покажет жизнь» (39).

В ноябре 2008 г. Чрезвычайный съезд черкесского народа в г. Черкесске, в котором участвовали представители движений из Адыгеи, Кабардино-Балкарии и «Причерноморской Шапсугии», приняли декларацию об объединении трех субъектов РФ, где живут адыги (черкесы), в «единую республику в составе Российской Федерации» (40). Важны две особенности съезда. Резолюции приняты по инициативе молодежного крыла движения. Риторика резолюций и интервью умеренная, адресованная федеральным властям, акцентированная против «двух противников России на Кавказе – пантюркизма и религиозного экстремизма». Часть умеренных организаций не поддержала замысел единой республики. Руководитель «Адыгэ Хасэ» Кабардино-Балкарии М. Хафицэ заявил, что вопрос об объединении поставлен преждевременно и организациями, которые не могут говорить от имени целых народов (41).

Радикалы оценили съезд как «продажный» и «классическую провокацию» с целью переориентировать черкесские организации от международного решения проблем к внутрироссийскому (интервью М. Берзегова 24 февраля 2009 г.) (42). Для них объединение республик – не самоцель, т.к. они стремятся к возврату многомиллионной диаспоры и созданию этнократического государства вне РФ. В том же интервью М. Берзегов говорил: «Независимо от количества черкесы имеют право на всю историческую территорию. Эта территория определяется в соответствии с международными положениями, т.е. до начала завоевания и колонизации. Нужно обозначить очень точно – на территории исторической Черкесии кроме самих черкесов нет других народов, а есть национальные меньшинства…И наше право на историческую территорию и на самоопределение являются приоритетными. И это право должно быть реализовано, а не выноситься на какие-то референдумы» (43).

Создание Северо-Кавказского федерального округа воспринято черкесскими организациями негативно, как окончательный раздел «адыгского народа» и создание условий присоединения Адыгеи к Краснодарскому краю. Выход молодежное движение «Адыгэ Хасэ» Карачаево-Черкесии видело в присоединении Республики Адыгея и переданной ей части Краснодарского края (Мостовского района) к СКФО (44). Но радикальная группировка «Черкесский конгресс» фактически потребовала передать в СКФО также Краснодарский край как одну из «исторических территорий Западной Черкесии» (45).

Не будем останавливаться на международных конференциях в Грузии, целенаправленно готовивших решение парламента Грузии о признании геноцида черкесов в ХIХ в. Этот аспект уже глубоко изучен в статьях И.П. Добаева и В.Н. Рябцева. Обратим внимание на иные проявления скоординированной антироссийской активности. В январе 2010 г. Грузия организовала телевещание «Первого Кавказского канала» через французский спутник, стремясь охватить своей пропагандой ЮФО и СКФО (46). Французская компания «Eutelsat» отказалась транслировать его передачи, но они доступны в Интернете. На конференции в «Джеймстаунском фонде» (Вашингтон) 18 июня 2010 г. эксперт П. Гобл выступил с провокационным заявлением: «реакция Кремля на черкесскую политическую активность будет попытка привязать черкесов – не только отдельных личностей, а всю нацию – к терроризму, сформировать образ нации зла, таким образом, дискредитируя черкесское движение» (47).

Во исполнение инициативы президента Грузии М. Саакашвили о создании «Единого и Мирного Кавказа» в октябре 2010 г. МИД Грузии ввел безвизовый режим для северокавказских республик. В ноябре 2010 г. в Тбилиси прошла Вторая международная конференция «Сокрытые нации. Продолжающиеся преступления: Северный Кавказ между прошлым и будущим». В ней участвовали представители многих северокавказских народов. Заявлено, что Грузия стремится к интеграции всего Кавказа на принципиально новой основе и будет формировать общекавказское пространство в различных его измерениях. Грузия де-факто возложила на себя функцию представительства всех кавказских народов в Европе (48). Данная провокация нашла полную поддержку Черкесского культурного института (США), эксперт которого А.Берзег призвал кавказские народы к «ассоциированному единству» (49).

В своей пропаганде черкесские организации используют превратную трактовку новой редакции Федерального Закона РФ «О соотечественниках за рубежом» (2010 г.), надеясь на возвращение диаспоры (50). В свою очередь, даже умеренные представители диаспоры на встрече с депутатами Государственной Думы РФ 16 мая 2011 г., отвели приоритет возврату на Северный Кавказ и обладанию землей, а не финансовым компенсациям (51).

Вместе с тем, общественное мнение в республиках Северо-Западного Кавказа и диспозиция политических сил имеют потенциал толерантности и лояльности конституционному порядку. Так, в январе-августе 2010 г. Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований провел анкетный опрос «Актуальные социально-политические проблемы Адыгеи в массовом сознании адыгов» (выборка – 360 чел.) (52). Поддержали проведение Сочинской Олимпиады 61,8% респондентов. 25,1% нейтральны. Лишь 11,4% высказались против игр. C мнением, что Олимпиада оскорбляет память погибших в Кавказской войне адыгов, согласились лишь 24,5% опрошенных. 22,3% не указали ответа. 51,3% ответили отрицательно на этот вопрос. Однако респонденты солидарны в том, что важно использовать адыгскую символику на Олимпиаде, т.к. игры пройдут на исконной земле адыгов.

Наиболее неблагоприятный для российской политики в регионе параметр общественного мнения адыгейцев – оценка Кавказской войны и её последствий как геноцида. С такой оценкой согласны 74% респондентов.20% затрудняются с ответом и только 5% отрицают геноцид. Несколько ниже поддержка требования бороться за официальное признание геноцида РФ: 64%. Колеблются с ответом 26% и не поддерживают признание геноцида 10% опрошенных адыгов (53).

Благоприятная для федеральной политики ситуация сложилась с 2007 г. в депутатском корпусе Государственного Совета-Хасэ Республики Адыгея, партийных фракциях в легислатуре, руководстве Международной черкесской ассоциации и Всемирного адыгского братства, «Адыгэ Хасэ». Данный фактор должен быть усилен.

Полагаем, что для противодействия этнорадикализму нужна активизация взаимодействия органов государственной власти и СМИ с умеренными этнокультурными объединениями. Полезно не только осуждать пропаганду сепаратизма и этнократии, но и предложить полиэтничным сообществам Северо-Западного Кавказа позитивную альтернативу общероссийской модернизации. Главным пространством информационного противоборства сейчас является массовое общественное мнение в республиках Северо-Западного Кавказа. Надо на фактах доказывать экономическую, социальную, политико-правовую несостоятельность проекта «Черкесской Республики» и Северного Кавказа вне России. Этим должны заниматься специализированные экспертно-аналитические коллективы, имеющие прямой выход на заинтересованные государственные органы РФ и ее субъектов.

В сфере информационной политики необходимо на порядок повысить финансирование и организацию пророссийских Интернет-ресурсов, ориентированных на адыгскую аудиторию. Давно назрела организация телеканала и радиостанций, вещающих на весь макрорегион с российских позиций. Следует предусмотреть в учебных планах и региональном компоненте среднего, а также высшего профессионального образования углубленное изучение региональной истории и политологии с позиций укрепления государственного единства. По направлениям «Регионоведение» и «Этнология», «Теология» в региональных вузах Северо-Западного Кавказа надо расширить изучение адыго-абхазских языков, культуры и истории.

В отношении сайтов и периодических изданий, а также активистов организаций, систематически и последовательно нарушающих законодательство РФ, призывающих к сепаратизму и радикализму, должны применяться все законные меры противодействия.

Баранов Андрей Владимирович – д.и.н., д.полит.н., профессор Кубанского госуниверситета (Краснодар)

Источник: Зимние Олимпийские игры 2014 в Сочи в фокусе информационных атак. Южнороссийское обозрение. Выпуск 69. Сборник научных статей. Ответственный редактор В.В. Черноус. Москва — Ростов-на-Дону. Социально-гуманитарные знания. 2011

Примечания

(1) Хоперская Л.Л. Современные этнополитические процессы на Северном Кавказе. Ростов н/Д, 1997; Смирнов А.Н. Этнополитические процессы на Северном Кавказе: особенности и основные тенденции. М., 2001; Хаджибиеков Р.Г. Республика Адыгея: проблемы реформирования общества (80-90-е гг.). Майкоп, 1997; Цветков О.М. Президентские выборы в Адыгее: победа представителя бизнес-элиты над «непотопляемым» функционером // Региональные выборы и проблемы гражданского общества на Юге России. Рабочие материалы (Ростов-на-Дону, 3-4 марта 2002 г.). М., 2002. С. 58-67.

(2) Кольба А.И. Проблемы управления политическими конфликтами в процессе укрупнения субъектов Российской Федерации // Сравнительный федерализм и российские проблемы федеративных отношений. СПб., 2008. С. 284-290; Цветков О.М. Адыгея: конфликт вокруг строительства памятника Николаю Угоднику // Конфликтология. СПб., 2006. №1. С. 77-87; Эбзеев А.А. Западный Кавказ: проблемы политической реинтеграции. Ростов н/Д, 2007.

(3) Авксентьев В.А. Региональная конфликтология: экспертное мнение / В.А. Авксентьев, Г.Д. Гриценко, А.В. Дмитриев. М., 2007; Авксентьев В.А. Региональная конфликтология: концепты и российская практика / В.А. Авксентьев, Г.Д. Гриценко, А.В. Дмитриев. М., 2008.

(4) Савва М.В. Республика Адыгея: напряжения и конфликты // Северный Кавказ: Путь к согласию. М., 2009. С. 13-26; Цветков О.М. Адыгея: социальные напряжения, социальные конфликты и общественная безопасность // Региональные конфликты и проблемы безопасности Северного Кавказа. Ростов н/Д, 2008. С. 290-301; он же. Адыгея в 2006-2009 гг.: победное шествие этничности // Юг России в первом десятилетии ХХI века: итоги, проблемы и перспективы. Ростов н/Д, 2010. Часть 1. С. 16-43.

(5) Жаде З.А. Российская идентичность на Северном Кавказе / З.А. Жаде, Е.С. Куква, С.А. Ляушева, А.Ю. Шадже. М.; Майкоп, 2010.

(6) Социально-культурное многообразие как ресурс трансформирующегося Сочи / Рук. проекта Л.М. Дробижева. М., 2009. С. 25-33.

(7) Добаев И.П. Северо-Западный Кавказ и Олимпиада 2014 в Сочи: геополитические аспекты информационной войны // Социальное самочувствие населения в современной России. Ростов н/Д, 2010. С. 73-79; Цветков О.М. Адыгский (черкесский) вопрос на Кавказе // Юг России: проблемы, прогнозы, решения. Ростов н/Д, 2010. С. 97-107; Рябцев В.Н. Разыгрывание Грузией «черкесской карты» в контексте её новой политики на Кавказе. Электронный ресурс. Режим доступа://http://www.kavkazoved.infо/news/2011/06/26/razygryvanie-gruziej-cherkesskoj-karty-v-kontekste-politiki-na-kavkaze-i.html/(дата обращения 29.09.2011).

(8) Атлас социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России / Г.Г. Матишов, В.А. Авксентьев, Л.В. Батиев. Ростов н/Д, 2008. Т.3. С. 138; 2009. Т.4. С. 34-37, 102; 2011. Т.5. С.128, 141-142.

(9) Шмулевич А. Как русский медведь проспал черкесский вопрос. Электронный ресурс. Режим доступа://http://anvictory.org/blog/2011/05/19/kak-russkij-medved-prospal-cherkesskij-vopros/; Беслени З.А. Черкесский национализм и Интернет // Электронный ресурс. Режим доступа://http://polit.ru/article/2010/06/02/besleni/(дата обращения 29.09. 2011).

(10) www.regnum.ru; www.kavkaz-uzel.ru; www.kavkasia.net; www.zihia.net; www.ngklub.ru; www.ratmistr.livejournal.com; www.forumcaucasus.com; www.interkavkaz.info; www.virt-circassia.ucoz.com; www.spectr.info; www.apn.ru; www.aheku.org; www.russianregionpress.ru; www.islam.ru;www.yerkramas.org;www.elot.ru;www.vestikavkaza.ru;www.circassia.forumieren.de; www.vlasti.net; www.natpress.net; www.janarmenian.ru; www.left.ru.

(11) Ачкасов В.А., Бабаев С.А. «Мобилизованная этничность»: Этническое измерение политической культуры современной России. СПб., 2000. С. 60–63.

(12) Там же. С.45.

(13) Национальные истории в советском и постсоветском государствах / Под ред. К. Аймермахера и Г.А. Бордюгова. М., 1999. С. 13–14.

(14) Ачкасова В.А. Региональный политический ландшафт России: столкновение интересов. СПб., 2002. С. 75–77.

(15) Smith A. The Ethnic Revival in the Modern World. Cambridge, 1981. P. 32.

(16) Цветков О.М. Адыгский (черкесский) вопрос… С. 97-98.

(17) Берзегов М. Мы как народ являемся субъектом международного права, на которое и опираемся. Электронный ресурс. Режим доступа://http://kavkaz-news.info/portal/cnid_ 94390/alias_Caucasus-Info/lang_en/tabid_2434/default.aspx (дата обращения 25.09.2010).

(18) Шмулевич А. Как русский медведь проспал черкесский вопрос. Электронный ресурс. Режим доступа://http://anvictory.org/blog/2011/05/19/kak-russkij-medved-prospal-cherkesskij-vopros/(дата обращения 29.09.2011).

(19) Там же.

(20) Shenfield S.D. The Circassians: A Forgotten Genocide? // Studies on War and Genocide. Oxford; N.Y., 1999. Vol. 1.

(21) Shenfield S.D. Op. cit. // The Massacre in History. Oxford, 2006.

(22) Leitzinger А. The Circassian Genocide // The Eurasian Politician. 2000. Issue 2. Oct.

(23) Henze P.B. Тhe North Caucasus Barrier. Circassian Resistance to Russia // The North Caucasus Barrier / Еd. by M. Bennigsen-Broxup. 2007.

(24) Добаев И.П. Указ. соч. С. 75.

(25) Там же.

(26) Добаев И.П. Указ. соч. С. 75-76.

(27) Richmond W. The Northwest Caucasus: Past, Present, Future. London; N.Y., 2008.

(28) Johnson’s Russia List. Research & Analytical Supplement. Special Issue: The Circassians. Washington, 2008. May. №42.

(29) Оразаева Л. В Европарламенте прошел «Черкесский день». Электронный ресурс. Режим доступа //http://www.armenia.kavkaz-uzel.ru/articles/160535/ (дата обращения 26.09.2010).

(30) Беслени З.А. Указ. соч.

(31) Председателю «Черкесского конгресса» Мурату Берзегову предоставлено политическое убежище в США. Электронный ресурс. Режим доступа // http://www.kavkaz-uzel.ru/ articles/171730/ (дата обращения 26.09.2010).

(32) Одейчук А.Л. «Получилось так, что я руковожу Адыгеей» // Кубань сегодня. Краснодар, 2005. 19 апр.

(33) В Адыгее будет проведен съезд адыгского народа. Электронный ресурс. Режим доступа // http://www.regnum.ru/news/ 439498.html?forprint

(34) Там же.

(35) Маркедонов С.М. Почему Кремль проиграл Адыгею. Электронный ресурс. Режим доступа // http://www.politcom.ru/print.php?id=2571 (дата обращения 25.09.2010).

(36) Демонстрация в Нью-Йорке: «Сочи – земля геноцида!» «Нет Олимпиаде на крови!». Электронный ресурс. Режим доступа//http://www.interkavkaz.info/index.php?showtopic =5571 (дата обращения 25.09.2010).

(37) Там же.

(38) Черкесы выступают против Олимпиады. Электронный ресурс. Режим доступа// http://www.interkavkaz.info/index.php?showtopic=5571 (дата обращения 25.09.2010).

(39) Епифанцев А. Великая Черкесия: Вперед в прошлое или назад в будущее? Электронный ресурс. Режим доступа // http://www.apn.ru/publications/article21218.htm (дата обращения 25.09.2010).

(40) «Адыгэ Хасэ» Адыгеи поддержало идею объединения черкесов в единый регион. Электронный ресурс. Режим доступа// http://www.virt-circassia.ucoz.com/news/2008-12-20-735 (дата обращения 25.09.2010).

(41) Мухамед Хафицэ: об объединении адыгских народов говорить преждевременно. Электронный ресурс. Режим доступа// http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/144506/?print=true (дата обращения 25.09.2010).

(42) Берзегов М. Указ. соч.

(43) Берзегов М. Указ. соч.

(44) Мартынов П. Черкесов разделили по округам. Электронный ресурс. Режим доступа// http://www.vestikavkaza.ru/analytics/obshestvo/14693.html (дата обращения 25.09.2010).

(45) Там же.

(46) Первый Кавказский в режиме ожидания. Электронный ресурс. Режим доступа// http://www.zihia.net/index.php?newsid=114 (дата обращения 25.09.2010).

(47) Мурат Берзегов: Единая Черкесия является конституционным правом черкесского народа. Электронный ресурс. Режим доступа//http:// www.forumcaucasus.com/index.php PHPSESSID=263202276340f4e32150e5a (дата обращения 25.09.2010).

(48) Рябцев В.Н. Указ. соч.

(49) Берзег А. Грузия – это ведь очень рядом // Коммерсант. 2011. 18 янв.

(50) Алленова О. Внутрироссийское дело Грузии // Коммерсант. 2011. 18 янв.

(51) Право на землю, а не финансовые компенсации: из выступлений черкесских лидеров в Госдуме. Электронный ресурс. Режим доступа//http://www.regnum.ru/news/1405809.html (дата обращения 18.05.2011).

(52) В Адыгее большинство коренного населения поддерживает проведение Олимпиады в Сочи. Электронный ресурс. Режим доступа//http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/177563/(дата обращения 28.11.2010).

(53) Цветков О.М. Адыгский (черкесский) вопрос…С. 98.

 

Категории: Главное, Россия, Черкесский вопрос

« Армения. Итоги уходящего года (внутриполитическая ситуация) (II)
» Черкесия и черкесы XIX века. Предварительные замечания