ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Северо-Западный Кавказ в преддверии Олимпиады 2014: геополитические аспекты информационной войны

Постбиполярный мир, сохраняя прежние инструменты ведения обычных (военные операции) и экономических войн, все в большей степени делает упор на т.н. «информационные» и «сетевые» войны. Их особенностью является то обстоятельство, что они ведутся глобально и тотально – против врагов, нейтралов и союзников, во времена войны и мира. Приз в этой перманентной борьбе – мировое господство, которое американцами в последние годы именуется «глобальным лидерством».

Характерными чертами последних двух Стратегий национальной безопасности США стали усиление гегемонистских тенденций и «идеологизация» внешней политики Соединенных Штатов. Главным критерием оценки перспектив развития отношений Америки с зарубежными государствами стало «поведение» той или иной страны, точнее – соответствует или не соответствует оно американскому пониманию демократии и потребностям борьбы с «общемировым злом, включая неугодные режимы». Тем самым Вашингтон присвоил себе монопольное право трактовать понятие «демократии» (1), а также назначать очередных «мальчиков для битья», взламывая и круша тем самым остатки Вестфальской системы международных отношений. Примеры, связанные с событиями в Афганистане, Ираке, Ливии, а теперь и в Сирии, — наглядное тому подтверждение.

Принципиально важно, что, в отличие от существовавшей с 2002 г. практики причисления тех или иных стран к «оси зла» на основании обвинений в поддержке международного терроризма, в последней Стратегии основным критерием выбора кандидатов в американский «черный список» стало их политическое устройство, не отвечающее представлениям США о «подлинной демократии». При этом для обоснования своих притязаний на глобальное лидерство американская элита берет на вооружение абстракции все более высокого порядка (глобальная борьба «добра с общемировым злом», «защита свободы», «продвижение демократии» и т.д.), не конкретизируя регионы и страны, которые могут стать объектами их приложения, они становятся известны практически накануне проведения военных операций. Что касается России, а также и Китая, являющихся основными геополитическими конкурентами Соединенных Штатов, то в последние годы Вашингтон усилил критику в их адрес, обвиняя в нарушении демократических принципов, прав человека и авторитаризме. Иными словами, Китай и Россия – главные геополитические противники США.

Сущность политики неоэкспансии, проводимой США, заключается в том, что Вашингтон легитимизирует и оправдывает необходимостью обеспечивать безопасность США, их союзников и партнеров прямое и/или скрытое вторжение в важнейшие сферы жизнедеятельности суверенных государств, нарушая международные принципы суверенитета и независимости стран – членов ООН. Такова суть современной геополитики Соединенных Штатов практически во всех мировых регионах, поскольку все они, без исключения, объявлены зоной жизненных интересов этой супердержавы. Одним из таких макрорегионов является «Большой Ближний Восток» (ББВ), который уже основательно в контексте своих геополитических интересов переконструируют США. Субрегионом ББВ, в свою очередь, выступает Кавказ.

Американский геополитический мегапроект на Кавказе (Северном и Южном) реализуется не только путем  укрепления здесь собственных геостратегических и геоэкономических позиций США, но и путем манипуляции и управления Вашингтоном другими участниками геополитической игры в регионе. Непосредственное военное сотрудничество развивается с Грузией, а также Азербайджаном. При участии американских военных специалистов проведена основательная реформа грузинских вооруженных сил, созданы новые, хорошо оснащенные и подготовленные части и соединения, а немалая часть грузинского госбюджета идет на покрытие военных расходов. В Грузии, а также Азербайджане формируются условия для создания военных баз. Например, на севере и юге  Азербайджана уже действуют две американские РЛС, подготовлено несколько аэродромов для использования их в интересах военно-воздушных сил США, специалисты полагают – для возможного ведения военных действий, прежде всего, против Ирана. Еще масштабнее осуществляется такого рода деятельность в Грузии.

Одновременно целенаправленно реализуются геоэкономические проекты, призванные экономическими средствами выдавить из региона Россию. Имеется в виду, прежде всего, ввод в эксплуатацию основного экспортного трубопровода Баку – Тбилиси – Джейхан, а также лоббирование других прозападных проектов типа Набукко.

Кроме этих направлений, осуществляемых в духе классической геополитики (военные аспекты) и новой геополитики (экономические проекты), американцами, как отмечалось выше, используются наработки в области новейшей геополитики (геополитики информационной эпохи, или геополитики постмодерна). Американская «мягкая сила» успешно специализируется на организации «цветных революций», сетей любых форм диссидентства и псевдооппозиции, от ваххабизма до анархизма во многих регионах мира (2). В частности, на Кавказе действуют сотни, а может и тысячи, разноплановых неправительственных организаций, фондов, центров и других структур, финансируемых и поддерживаемых многими зарубежными и международными организациями. Безусловно, все эти структуры являются средствами для осуществления здесь сетецентричных операций (сетевых войн), частным видом которых выступают т.н. «цветные революции» — прозападные (чаще проамериканские) перевороты, производимые в той или иной стране или регионе в интересах Запада (США) с использованием инструментария сетевых войн. Хорошо известно, что все эти «революции» планируются и осуществляются в рамках американоцентричной стратегии глобализации и монополярного мироустройства.

Органичная часть Кавказа — Северо-Западный Кавказ является одной из площадок ведущейся против России сетевой войны, а вся региональная ситуация здесь демонстрирует типично сетевой подход: американцы используют совершенно разнородные, казалось бы, не связанные друг с другом центры силы в своих интересах. Естественно, сетевые войны (войны информационной эпохи) не отменяют геополитические модели прошлого. В русле традиционной геополитики используется вооруженная сила, а геоэкономика делает упор на реализацию тех или иных экономических проектов. Однако в современном мире ведущими акторами глобальной и региональной геополитики, в первую очередь, используются информационно-сетевые возможности, которые подкрепляются экономическими проектами, и только в случае крайней необходимости уже используются военные силы и средства. Все это реализуется в духе времени, с учетом экономии сил и средств, ведь осуществление информационных войн в разы дешевле, нежели экономические или, тем более, военные манипуляции. Кроме того, «бескровные» войны значительно эффективнее реальных, сопровождающихся колоссальными разрушениями и гибелью огромных масс людей. Ярким примером может служить судьба Советского Союза, 20 лет назад ушедшего в небытие безо всяких ракетно-ядерных ударов, чего в свое время так опасались советские лидеры догорбачевской эпохи.

Для осуществления информационных войн и сетецентричных операций нужны информационные поводы – реальные или сконструированные. Одним из таких поводов для Северо-Западного Кавказа является Олимпиада, которая должна пройти в 2014 г. на территории Сочи и Красной Поляны. Речь идет о событиях почти 150-летней давности, о ходе и итогах Кавказской войны (1818-1864 гг.). Раздувая события давно минувших лет, геополитические недруги России стремятся вбить клин между различными народами, населяющими нашу страну, углубить кризис идентичностей, затормозить процесс становления и развития единого российского гражданского общества, единой российской гражданской нации.

Кавказская война на Северо-Западном Кавказе, населенном преимущественно многочисленными адыгскими племенами, в отличие от Северо-Восточного Кавказа (Дагестан, Чечня, Ингушетия), не носила характера «газавата» (боевого джихада), а базировалась, в основном, на связях этнической солидарности. Считается, что та война была завершена именно на Северо-Западном Кавказе 21 мая 1864 г., когда на территории нынешней Красной Поляны, где планируется проведение Олимпийских игр 2014 г., был организован парад царских войск. Раньше здесь проживали убыхи, представители адыгского этноса, частично погибшие в ходе той войны, а, в большей степени, эмигрировавшие в Турецкую империю в результате т.н. «мухаджирства» (эмиграции).

Их трагическая судьба стала в наше время объектом пристального внимания заокеанских блюстителей «прав человека», по всей видимости, подзабывших, что в основе построения Соединенных Штатов, как государства, лежат два базовых греха: почти полное уничтожение местного автохтонного населения (индейцев), работорговля и рабовладение. Однако в настоящее время у них появилась очередная возможность обвинить Россию в тех давних событиях, создать ложное представление о современной российской политике на Северном Кавказе в глазах мирового сообщества (как говорится, «в чужом глазу соринку видно, в своем бревна не видать»). Первоначально различные организации Великобритании и Соединенных Штатов, особенно неправительственные, внесли на широкое обсуждение в мировом научном сообществе идею образования независимого адыгского государства, для чего предоставили трибуну тем представителям адыгских общественных организаций, которые выстраивают самые разнообразные сепаратистские проекты.

В информационной войне против России используются различные американские и некоторые другие западные фонды, организации и структуры. Так, основанный в 1980-х годах американский «Джеймстаунский фонд», имеющий тесные связи с правительством США, а также с ЦРУ, одной из основных сфер деятельности избрал критику российской политики на Северном Кавказе. Например, 21 мая 2007 г. на конференции, проведенной этим фондом в Вашингтоне, была озвучена идея создания самостоятельного адыгского государства, объединяющего территории Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и т.н. «причерноморской Шапсугии».  Эта же мысль получила свое развитие в ходе конференции, прошедшей 8 апреля 2009 г. в Гарвардском университете (США), где один из докладчиков подчеркнул, что реализация проекта Черкесской республики позволит черкесам добиться независимости от России. Аналогичный тезис прозвучал на ежегодной конференции в Колумбийском университете (США) в апреле 2009 г., где некоторые представители зарубежных адыгских диаспор выдвинули предложение сформировать правительство Черкесии в изгнании, с представительством в штаб-квартире ЕС, а также в США и Турции.

Бывший посол США в НАТО Курт Волкер в статье, опубликованной 25 мая 2010 года в газете The Washington Post, прямо заявил, что Олимпийские игры 2014 года в Сочи может бойкотировать большинство западных стран. По его мнению, присутствие на играх властей Абхазии и Южной Осетии, которые «намерены позиционировать себя наравне с лидерами других стран, делает Олимпиаду политически спорным мероприятием».

В контексте расширения сепаратистских планов по переконструированию Северо-Западного Кавказа целесообразно хотя бы кратко остановиться на эволюции продвигаемого проекта т.н. «Черкесской республики». Ратуя за восстановление «исторической справедливости», отдельные активисты радикальных адыгских общественных организаций в последние годы настойчиво высказываются за образование нового моноэтничного субъекта Российской Федерации, объединяющего территории исторического проживания адыгов – Адыгею, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию. В частности, идея создания Черкесской (Адыгской) республики была озвучена на Чрезвычайном съезде черкесского народа КЧР, прошедшем  23 ноября 2008 г. в Черкесске. Год спустя она была включена в «Резолюцию Форума Черкесской (адыгской) молодежи», который 12 сентября 2009 г. также прошел в Черкесске, а уже 5 ноября 2009 г. на сайте www.elot.ru было опубликовано обращение организации «Молодежное Адыгэ Хасэ КЧР» к руководителю Администрации Президента Российской Федерации С.Е. Нарышкину и полномочному представителю Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе В.В. Устинову, в котором было заявлено о намерении поставить вопрос о самоопределении черкесского народа.

Как видим, в России и на российском уровне говорится о намерении создать Черкесскую республику в рамках Российской Федерации, а на зарубежных форумах – о конструировании самостоятельного адыгского государства. Разница очевидна, не правда ли?  Такое разночтение как раз в духе геополитических воззрений недругов России, мечтающих о ее раздроблении.

Едва ли не основной площадкой, откуда поступают все новые импульсы информационной войны, стала Грузия. Ее президент, М. Саакашвили, практически сразу вслед за провалом военной авантюры в августе 2008 г., приступил к разработке своей новой северокавказской политики. Динамику ее развертывания можно проследить по следующим внешнеполитическим инициативам грузинского руководства:

• В декабре 2009 года в Парламенте Грузии была образована Группа дружбы с парламентами Северного Кавказа, которая весной 2010 года направила официальные письма членам законодательных органов северокавказских республик. Однако эта инициатива по очевидным причинам не нашла ожидаемого официальным Тбилиси отклика.

• В январе 2010 года в Грузии был открыт «Первый кавказский» ТВ-канал. Декларировалось, что цель канала состоит в предоставлении Северному Кавказу объективной информации о событиях, происходящих в Грузии. В настоящее время канал вещает только в интернет- пространстве, поскольку французская компания «Eutelsat» отказала ему в сателлитном обслуживании. Следует отметить, что в июле 2010 года «Первому кавказскому» каналу из резервного фонда правительства Грузии было выделено 7 миллионов лари.

• Основательно муссируется вопрос о «геноциде черкесов». В марте 2010 года в Тбилиси состоялась международная конференция на тему «Сокрытые нации, длящиеся преступления: черкесы и народы Северного Кавказа между прошлым и будущим». Конференция была организована Вашингтонским Джеймстаунским фондом и Международной школой кавказских исследований Тбилисского государственного университета им. Ильи Чавчавадзе. Подстрекаемые грузинской стороной присутствовавшие на конференции представители черкесской диаспоры обратились к парламенту Грузии с просьбой признать «геноцид черкесского народа», якобы осуществленный в XIX веке Российской империей. В апреле того же года грузинские депутаты заявили, что парламент готов изучить и обсудить вопрос «геноцида» черкесов.

• 23 сентября 2010 года, выступая на 65-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, президент Грузии М. Саакашвили выступил с инициативой создания «Кавказской Конфедерации». Выступление грузинского лидера экспертами расценивается как заявка официального Тбилиси на проведение активизировавшейся, особенно в течение 2010-2011 гг., новой северокавказской политики. Совершенно очевидно, что целью грузинского проекта «Конфедерация» является попытка прорыва изоляции с Северным Кавказом с одновременной поддержкой существующего там антироссийского сепаратистского движения, возрождения лидирующей роли Грузии в регионе. Предельно ясно и то, что идея создания конфедерации носит оторванный от жизненных реалий характер, а ее реализация на практике невозможна.

• 11 октября 2010 года министерство иностранных дел Грузии огласило решение правительства Грузии о введении безвизового режима для граждан семи северокавказских субъектов Российской Федерации. Упомянутое решение вступило в силу с 13 октября того же года. По заявлению пресс спикера президента Грузии, отмена виз должна рассматриваться в контексте «единого Кавказа», упомянутого Михаилом Саакашвили с трибуны ООН.

• В конце ноября 2010 года парламент Грузии создал комиссию по противодействию проведению зимней Олимпиады-2014 в Сочи. Комиссия планирует развертывание информационной кампании против Олимпиады в международных СМИ, подготовку обращений грузинских беженцев из Абхазии и известных спортсменов в МОК, организацию акций протеста за рубежом, в ходе которых будет поставлен вопрос о целесообразности проведения игр в Сочи и их переносе в другую страну.

• И, наконец, в мае 2011 года, за три года до открытия Олимпиады, грузинский парламент отважился на официальное признание «геноцида» черкесов в годы Кавказской войны.

Характерно, что кавказская политика Саакашвили вновь получает активную поддержку Запада — США, НАТО и ЕС. Одновременно, видимо, следует напомнить, что Грузия уже давно утратила не только территориальную целостность, но и суверенитет, поскольку реально находится под внешним управлением США, а шире — Запада.

Вместе с тем, провокационные действия Грузии и поддерживающих ее сил противоречат решениям Международного Олимпийского Комитета (МОК) о «Поощрении и укреплении культуры, основанной на духе олимпийского перемирия». Времена «холодной войны», когда спорт использовался в качестве инструмента давления на ту или иную из противоборствовавших сторон, завершились почти два десятилетия назад. Именно в целях защиты олимпийского движения от рецидивов прошлого в Олимпийскую Хартию были внесены статьи об обязанности национальных олимпийских комитетов участвовать в играх. Страну, объявившую бойкот Олимпиады, ждут серьезные санкции – вплоть до исключения из международного движения.

С точки зрения этического кодекса МОК, Грузию вряд ли можно отнести к государствам, придерживающимся гуманитарно-морального характера олимпийских ценностей. Более того, Грузия – единственная стремящаяся в объединенную Европу страна, уже использовавшая Олимпийские игры для прикрытия своих агрессивных действий. Речь идет о том, что именно в день открытия Олимпиады в Пекине 8 августа 2008 года грузинские агрессоры начали наступление на Цхинвал и планировали нападение на Абхазию. Таким образом, был цинично нарушен Устав ООН, тем более что в преддверии пекинской Олимпиады Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, призывающую к повсеместному прекращению боевых действий на время проведения Олимпийских игр.

Однако и в настоящее время режим Саакашвили не желает признавать новые реалии в кавказском макрорегионе, в Грузии фиксируется процесс ремилитаризации, что свидетельствует о том, что официальный Тбилиси не отказался от планов восстановления своей «территориальной целостности» силовым путем, что, разумеется, не может быть принято Абхазией, Южной Осетией и Россией.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что Олимпиада в Сочи очень важна для всех кавказских государств и народов, в том числе и для грузин. По мнению большинства экспертов, она окажет положительное воздействие на социально-экономическую ситуацию в регионе, создаст новые рабочие места, а также стимулирует туристический и оздоровительно-рекреационный сектор. Руководство Грузии, выступая против проведения Олимпиады в Сочи, преследует свои конъюнктурные политические цели, не отвечающие интересам международного, а, тем более, регионального сообщества. Поддержка грузинской инициативы по бойкоту Олимпийских игр может повлечь за собой  новое осложнение ситуации на Кавказе, внести раскол в международную спортивную деятельность, подвергнуть риску отношения с Российской Федерацией.

Вот почему научное сообщество России и других дружественных государств не должно абстрагироваться от проводимой геополитическими противниками акций информационной войны, заняв соответствующую реальным и многоплановым интересам наших стран активную позицию. Кавказская война – это часть нашей совместной истории, и мы не в силах ее изменить. Однако мы можем и должны думать о будущем. Безусловно, собственную историю не следует забывать, ее надо учитывать, не допуская повторения трагических страниц.  Однако же и политизировать ее в нынешних условиях, перенося ответственность за происшедшее полтора века назад на нынешние поколения, также не стоит, поскольку это будет означать только одно: капитуляцию перед недругами России.

Сомнительной точки зрения в отношении т.н. «черкесского вопроса» придерживаются также лидеры некоторых зарубежных адыгских обществ, позицию которых нередко поддерживают их радикально ориентированные российские единомышленники. Активисты ряда адыгских общественных организаций активно пропагандируют идею восстановления т.н. «исторической справедливости» в отношении адыгских народов. По их мнению, для этого необходимо, чтобы Российская Федерация признала факт «геноцида» адыгского народа, который якобы имел место в ходе Кавказской войны XIX века, а также и после ее завершения. На протяжении последних лет эта позиция излагается публично. Например, общественное движение «Черкесский конгресс» дважды (01.07.2005г. и 24.10.2005 г.) обращалось в Государственную Думу Российской Федерации с требованием признать геноцид адыгского народа. 11 октября 2006 г. адыгские организации девяти стран (России, Турции, Израиля, Иордании, США, Бельгии, Канады, Германии, Сирии) обратились к президенту Европарламента Д. Фонтеллесу с просьбой признать геноцид адыгского народа. С российской стороны это обращение поддержали «Черкесский конгресс» (Адыгея), «Черкесский конгресс» (Карачаево-Черкесия) и «Кабардинский конгресс» (Кабардино-Балкария). 18 мая 2009 г. на сайте www.elot.ru было размещено обращение руководителей «Адыгэ Хасэ» РА, КЧР, КБР и шапсугов к Президенту Российской Федерации, в котором содержится призыв к народам Северного Кавказа выступить со специальным заявлением по случаю 135-летия завершения Кавказской войны и дать «соответствующую оценку чудовищному преступлению царского самодержавия».

Решение Международного Олимпийского комитета (МОК) о проведении Олимпиады 2014 в Сочи стало очередным поводом для нападок на Российскую Федерацию. Так, в марте 2010 г. уже упоминавшийся «Джеймстаунский фонд» обратился в МОК с просьбой не проводить Олимпиаду в Сочи, мотивируя это тем, что они считают неправильным проводить игры на месте трагических событий Кавказской войны XIX века. По данным АИФ, была даже организована специальная группа под названием «No Sochi 2014», объединившая ряд черкесских общественных организаций, которая и обратилась в МОК с просьбой перенести игры (3).

Одновременно отдельные адыгские общественные деятели выступили против проведения XXII зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи под предлогом того, что они проводятся на исконно черкесской земле и якобы оскорбляют память «жертв геноцида». В целях привлечения  внимания мировой общественности они намеревались провести в 2012 г., после летних Олимпийских игр в Лондоне, Всемирные летние черкесские олимпийские игры доброй воли (т.н. «черкесиаду»). Через некоторое время от этих планов отказались, однако свою лепту в повышение градуса  информационного противостояния они, безусловно, внесли. 18 мая 2009 г. в упоминавшемся выше обращении руководителей «Адыгэ Хасэ» республик и шапсугов к Президенту Российской Федерации отмечалось, что Олимпиада в Сочи пройдет в год 150-летия окончания войны на Красной Поляне, где 21 мая 1864 г. «царскими войсками был проведен печально известный в адыгском мире «парад победы»» (4). Осман Мазукабзов, генеральный директор KavkazWeb.net и Adyga.org, подчеркнул, что «недавно сайт Adyga.org начал сбор подписей в поддержку обращения в МОК, в котором черкесы заявляют о необходимости вовлечения черкесов в процесс планирования и проведения игр. …Вместо призывов к свержению власти, отделению от России и других экстремистских заявлений, обращение в МОК содержит конкретные и справедливые требования по включению черкесов в процесс планирования и проведения Олимпиады». Однако далее по тексту Мазукабзов озвучивает уже другие ожидания: «В ближайшем будущем американские парламентарии одобрят резолюцию по признанию армянского геноцида. Даже Россия признала этот геноцид. Так что все возможно…». Ведь главная проблема, которая волнует Мазукабзова и его единомышленников – «это признание геноцида, совершенного в отношении черкесов 150 лет назад» (5).

Однако большинство адыгских организаций и авторитетных общественных деятелей выступают с более умеренных, прагматичных позиций. В частности, 27 февраля 2010 г. на заседании Международной Черкесской Ассоциации, на котором присутствовали делегации из адыгских диаспор США, Европы, Сирии, Иордании и Турции, было сформулировано обращение к президенту России Д. Медведеву, в котором было заявлено, что оргкомитет Олимпиады в Сочи «игнорирует историю и культуру коренного населения Причерноморья – черкесов (адыгов)». В этой связи МЧА намерена просить президента строить освещение предстоящей Олимпиады «с учетом истории и культуры адыгского этноса» (6).

Государственный Совет – Хасэ Адыгеи (парламент Республики Адыгея) также не обошел вниманием проблему, приняв в конце марта 2010 г. обращение к Олимпийскому комитету России и к Комитету XXII Олимпийских и Параолимпийских игр по участию черкесов в организационных и культурных мероприятиях Олимпиады 2014. В нем, в частности, сообщается, что, «к сожалению, при подготовке Олимпиады – 2014 государственные и общественные структуры полностью игнорируют историю и культуру черкесов (адыгов)». «Мы убеждены, что включение адыгских мотивов в комплекс олимпийских мероприятий, проявление внимания к истории и культуре коренного населения Причерноморья – черкесов (адыгов) окажет положительное воздействие на атмосферу проведения игр … станет восприниматься массовым сознанием российских и зарубежных черкесов, как уважение к их национальным чувствам и проявление доброй воли. …Предлагаем в информационной и культурной программе предстоящей Олимпиады в полной мере учесть историю и культуру черкесского (адыгского) этноса как коренного народа Российского Причерноморья. Мы, депутаты Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея, просим Вас рассмотреть возможность решения указанного вопроса, имеющего важное общественно-политическое значение, в полной мере соответствующего государственным интересам России» (7). Как представляется, вполне уместное и приемлемое предложение.

Однако властями пока только принято решение о том, что в центре Майкопа (столица Адыгеи) построят мемориал «Памяти и Единения», посвященный жертвам Кавказской войны (8). Других официальных инициатив не фиксируется. Тем не менее, поступают разумные предложения и от частных лиц. Например, еще в 2007 г. одним из авторов было предложено «подвести черту» под Кавказской войной, и по примеру многих европейских стран «установить на территории Красной Поляны памятник адыгам и российским воинам», сложившим головы в той войне. Этот символический акт, как полагает автор статьи, «будет положительно встречен общественным мнением на Кавказе…» (9).

Итак, проблема существует, она имеет внутреннее и внешнее измерение, и замалчивать ее нельзя. На ней паразитируют геополитические противники России, а, значит, развернувшаяся информационная война будет только нарастать по мере приближения Олимпийских игр, все в большей степени втягивая в водоворот самые разнообразные силы, организации, личности. Негативному информационному валу, как представляется, следует противопоставить собственные российские информационные возможности, базирующиеся на реальных делах и свершениях по устранению внутреннего конфликтогенного потенциала. Однако и этого недостаточно: для эффективного противодействия деструктивным тенденциям на Кавказе и отстаивания национальных интересов РФ в регионе необходимо, в первую очередь, противодействовать главному игроку современной «Большой игры» (США), предусматривать его очередные ходы, проводить систему превентивных мер по недопущению и профилактике межэтнических и межконфессиональных конфликтов. Ведь потенциально существующие зоны конфликтов и линии разломов активируются не сами по себе, а в ходе продуманных и просчитанных геополитических операций главного и активного участника всей кавказской геополитики – США. Реагируя только на следствия этой глобальной стратегии, Россия и далее будет вынуждена отступать и постепенно сдавать позиции. Единственный способ выиграть – занять активную позицию в «Большой игре», осознав предварительно ее условия, содержание, систему взаимосвязей и соответствий.

ДОБАЕВ Игорь Прокопьевич – д.ф.н., профессор ИППК ЮФУ

Источник: Зимние Олимпийские игры 2014 в Сочи в фокусе информационных атак. Южнороссийское обозрение. Выпуск 69. Сборник научных статей. Ответственный редактор В.В. Черноус. Москва — Ростов-на-Дону. Социально-гуманитарные знания. 2011

Примечания

(1) Цветов А.И. Эволюция внешней политики США: от Джеймса Монро до Джорджа Буша-младшего // Политика в XXI веке: вызовы и реалии: Аналитический альманах / Под ред. Е.М. Кожокина; Рос. Ин-т стратегич. исслед. – М.: РИСИ, 2007. — № 7 (17). – С. 46.

(2) Тхагапсоев Х. Страсти политологов по Кавказу //. Кабардино-Балкарская правда. – 2010. – 6 февр.

(3) http://perm.aif.ru/sport/news/10044

(4) www.elot.ru

(5) http:/www.KavkazWeb.net. 2010. – 9 марта.

(6) http://kavkaz.memo.ru

(7) http:/www.KavkazWeb.net. – 2010. – 31 марта.

(8) Интерфакс. – 2010. – 18 марта.

(9) Манкиев М. Не подведенные итоги Кавказской войны и Олимпиада 2014 в Сочи // http:/www.fondsk.ru

 

Категории: Главное, Россия, США, Черкесский вопрос, Эхо Ближнего Востока

« С кем дружит и против кого воюет Грузия – новая Концепция национальной безопасности
» Семейная рокировка по российскому образцу?