ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Турция отказывается от доктрины «ноль проблем с соседями»

«Арабская весна», радикально меняющая политический ландшафт на Ближнем Востоке, не могла не отразиться и на внешнеполитической активности Турции. Элита турецкого государства осознала, что в изменяющемся региональном климате основанная на принципах добрососедства и нейтралитета доктрина Давутоглу («ноль проблем с соседями») становится неадекватной и должна быть пересмотрена. В отличие от спокойных нулевых шансов на то, что новая доктрина будет сформулирована и опубликована, достаточно мало. О новой стратегии турецкого государства придется судить по конкретным шагам и действиям на внешнеполитической арене, а не по теоретическому документу.

Дискуссии о намерениях Турции отказаться от изоляционистской, сосредоточенной исключительно на территории самой Турции, политики и стратегии и перейти к проецированию мощи вовне ведутся давно. При этом говорится о неоосманизме или неопантюркизме, как возможных идеологиях турецкого государства в ХХI веке.

Однако если раньше все ограничивалось именно дискуссиями, то сейчас, в случае с Сирией, можно говорить об открытом намерении турецкого руководства применить военную мощь. Турция и ранее использовала военную силу за пределами государства. Можно вспомнить Северный Кипр или военные операции в Курдистане, однако речь в данном случае шла о «привычных» действиях, не приводящих к изменению регионального баланса сил. Международное сообщество «понимало», что у Турции имеются кипрская и курдская проблемы и что она «имеет право» реагировать на них, в том числе и военными методами. Ситуация с Сирией несколько иная, поскольку вмешательство Турции в гражданскую войну явно изменяет баланс сил в регионе и демонстрирует готовность турецкого государства проецировать военно-политическую мощь как минимум на весь Ближний Восток, включая Закавказье. Для Кавказа в целом и для России, присутствующей в этом регионе, в происходящих изменениях представляются важными следующие моменты.

Во-первых, времена «миролюбивой Турции», которая намерена добиваться мира с соседями и поддержания стабильности в регионе, уходят в прошлое. Турецкая государственность возвращает себе традиционный имидж наследницы Османской империи, которая умеет и желает действовать военным инструментом для защиты своих интересов. Во-вторых, в новых условиях говорить о сохранении существующих сфер влияния геополитических и региональных центров силы становится некорректным. В-третьих, процессы, протекающие на Ближнем Востоке, неизбежно затронут Армению и черноморско-кавказский регион. Времена, когда Кавказ и тем более Южный Кавказ представляли собой отдельный регион со своей архитектурой системы региональной безопасности, балансом сил и интересов, подходят к концу.

К сожалению, можно констатировать неготовность Кавказа и России к происходящим изменениям. В условиях растворения или разрушения перегородок, разделяющих Южный Кавказ, Кавказ и Ближний Восток, требуются новые подходы к решению старых региональных проблем — таких, например, как проблема Нагорного Карабаха.

В формируемой на наших глазах среде безопасности необходимо готовиться к новым вызовам и угрозам, в том числе и к таким сценариям, когда турецкое государство проецирует военно-политическую мощь на север. Если в 90-е годы Турция, в силу инерции, безусловного доминирования России на постсоветском пространстве и других факторов, не рисковала открыто вмешаться в конфликты на территории бывшего СССР, то сегодня способность России играть роль сдерживающего фактора требует внимательной оценки.

В условиях, когда на так называемой «дуге нестабильности», как в плавильном котле, растворяются государства и нации, не обладающие сильной национальной идентичностью, необходимо как можно быстрее избавляться от иллюзий «изолированности» проблем, стран и регионов от мировых процессов. В новых условиях народы и государства должны оторвать пристальный взгляд друг на друга и оглянуться на стремительно изменяющийся мир, в котором становятся неактуальными старые угрозы и обиды.

Способны ли Армения, Россия, а также другие государства и народы Евразии к такому взгляду на будущее? Скорее нет, чем да. Тем не менее они обязаны не уходить от реальности и быть готовыми ко всем сценариям, прикладывая усилия, чтобы избежать катастрофических.

Рачья АРЗУМАНЯН, по материалам: Московские Новости

Категории: Армения, Ближний Восток, Главное, Россия, США

« Демонизация Ирана и подстрекательство к войне
» Главный противник Ильхама Алиева намерен вернуться в Азербайджан