ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Армяно-грузинские отношения: динамика и современное состояние

Статья является кратким обзором общей динамики, современного состояния и возможных перспектив и потенциальных проблем во взаимоотношениях Армении и Грузии. Показываются основные параметры отношений двух стран в экономической, коммуникационной, политической, военной, культурно-образовательной и гуманитарной сферах, уделено особое внимание влиянию российского фактора на армяно-грузинские отношения, а также ситуации в армянонаселенном административно-территориальном регионе Грузии – Самцхе-Джавахети.

Экономическое и коммуникационное сотрудничество

Экономическое сотрудничество между Арменией и Грузией в основном включает вопросы транзита и товарооборота через грузинскую территорию в Армению и обратно различного рода грузов, а также импорт через территорию Грузии энергоресурсов.

Товарооборот из Грузии в Армению осуществляется по одной железнодорожной ветке и двум основным автомобильным дорогами через КПП Баграташен и Бавра (третий КПП Гугути на границе Таширской области Армении и региона Квемо Картли Грузии играет крайне незначительную роль в товарообороте). Существует несколько линий высоковольтных ЛЭП, объединяющих энергетические системы Армении и Грузии. Через грузинскую территорию проходит главный магистральный газопровод «Север – Юг», по которому из России подается газ в Армению. Транзитный товарооборот из «внешнего мира» через Грузию в Армению осуществляется преимущественно через морские порты Поти и Батуми и автомобильные пути из Турции (КПП Вале и Сарпи, ожидается открытие КПП Карзахи). Транзит армянских грузов через территорию Грузии из Азербайджана в условиях продолжающегося карабахского конфликта и блокады Армении в настоящее время практически невозможен.

Надо подчеркнуть, что в целом структура транзита армянских грузов через территорию Грузии с течением времени имела различную динамику, во многом завися от политической конъюнктуры. В марте 2010 г. после продолжительного простоя, вызванного политическими проблемами между Россией и Грузией, был открыт КПП «Верхний Ларс» на российско-грузинской границе. Но в силу того, что окончательные статистические данные, в первую очередь по Грузии, еще не опубликованы, пока трудно судить о влиянии открытия КПП «Верхний Ларс» на развитие товарооборота и транзита грузов из России через Грузию в Армению и т.д. (1)

Экспорт грузинских товаров в 2009 г. в Армению составил, по данным Национальной статистической службы Армении, сумму в $40,890 млн., а импорт армянских в Грузию – $52,806 млн. (2) В свою очередь, по грузинским статистическим данным, экспорт из Грузии в Армению в 2009 г. составил $88,442 млн. (или же 7,9% от общего объема грузинского экспорта), тогда как импорт в Грузию из Армении составил $41,346 млн. (3) Разница в цифрах объясняется, по всей видимости, не только разницей и методикой подсчетов, но также и тем, что часть транзитного товарооборота грузинской стороной засчитывает в строке собственного импорта. Грузия занимает 5-е место среди стран – экспортеров в Армению в 2009 г. (7,4% от общего объема) и лишь 19-е место (1,2%) в общей структуре армянского импорта. В свою очередь, Армения занимает 4-е место в грузинском экспорте (7,9%), тогда как в структуре грузинского импорта не входит даже в первую десятку.

Структура экспорта товаров из Армении в Грузию включает: строительные материалы, изделия из стекла, каучука, пластмассы, продукты животноводства и сельскохозяйственную продукцию, машины, механизмы, медицинские товары. Импорт товаров из Грузии в Армению включает: готовые продукты питания и сельскохозяйственную продукцию (преимущественно сахарный песок и пшеница, что отчасти может быть реэкспортом), азотные удобрения, металлические изделия, а также древесину и древесные изделия (4). Важной статьей грузинского импорта в Армению за последние годы стал реэкспорт подержанных легковых автомобилей. Надо отметить, что наряду с экспортом ферросплавов и азотных удобрений, экспорт автомашин (вернее – реэкспорт подержанных легковых автомобилей из США и Европы) является наиболее значимой статьей грузинского экспорта. Реэкпорт машин в 2008 г. из Грузии составил сумму в $706,8 млн., а в 2009 г. – $254,7 млн. В 2007-2009гг. более 70% экспортируемых из Грузии легковых автомобилей поставлялось в Азербайджан и Армению (5). При этом по данным за январь 2011 г. экспорт легковых автомобилей вышел на первую строку в системе грузинского экспорта, составив сумму в $26 млн., или 18% экспорта Грузии (6). Большая часть этих машин также была экспортирована в Азербайджан и Армению.

За последние годы значительно увеличилось количество армянских туристов, отдыхающих летом на черноморских курортах Грузии и привлекаемых сравнительной дешевизной и относительной близостью к границам Армении. Доходы от туризма (в основном за счет туристов из Турции, Азербайджана и Армении) занимают все большое место в структуре грузинской экономики. Количество туристов из Армении, выехавших в летний сезон 2010 г. на морские курорты Грузии (преимущественно в Аджарию), составило немногим больше 100 тыс. человек. Перспективы увеличения объемов сезонного туризма из Армении на черноморские курорты Грузии стимулируют также активизацию армянского бизнеса в Аджарии и ряде других регионах Грузии. Объемы армянских инвестиций в туристическую и транспортную инфраструктуру черноморского побережья Грузии составляют, по некоторым оценкам, несколько десятков миллионов долларов.

Отношения в политической сфере и региональные процессы

Как и в экономической сфере, очень существенным вопросом, влияющих в течение двух десятилетий независимого развития на отношения двух государств в политической сфере, является проблема стабильного и безопасного функционирования транспортных коммуникаций через грузинскую территорию в Армению. Это вполне естественно, учитывая экономическую блокаду Армении со стороны Турции и Азербайджана и то, что в настоящее время единственная функционирующая железная дорога, по которой Армения получает прямую связь и обеспечивает товарооборот с остальным миром, проходит через Грузию.

Кроме этого, после прихода М.Саакашвили к власти и открытой поддержки его действий со стороны западных стран (особенно США), власти Армении вынуждены также учитывать прогрузинскую позицию Запада для проведения более осторожной политики в отношении Грузии. В частности, это касается вопроса монополизации Грузией своей коммуникационной значимости для Армении или же ущемления прав армянского населения этой страны и является серьезным ограничителем для более активной политики и позиции официального Еревана в вопросе Джавахка.

В свою очередь, для Грузии важными фактором в отношениях с Арменией являются армяно-российское стратегическое партнерство и наличие армянонаселенного региона Джавахк, непосредственно примыкающего к границам Армении.

В целом, надо отметить, что итоги «Пятидневной войны» августа 2008 г. оставили весьма серьезное влияние на динамику и нынешнее состояние армяно-грузинских отношений. Например, как отмечают некоторые грузинские эксперты и представители грузинской общественности, после «Пятидневной войны» и потери Абхазии и Южной Осетии Грузии «уже нечего терять и уступать». Поэтому после августовских событий 2008 г. грузинское общество и политическая элита чрезвычайно ревниво реагируют на все политические процессы, которые могут в той или иной мере отразиться на региональных позициях своей страны. В частности, очевидно, что урегулирование (или хотя бы возможность положительной динамики) карабахского конфликта снизит региональную значимость Грузии, лишит ее тех экономических и политических преимуществ, которые Тбилиси получает в условиях наличия конфликта между двумя соседями по региону Южного Кавказа.

Даже изменение общего фона вокруг карабахского конфликта (например, в случае успеха в процессе армяно-турецкого сближения и открытия границ между Арменией и Турцией), как опасались многие в Тбилиси, могло бы негативно сказаться на монопольном региональном положении Грузии. Как указывали некоторые грузинские эксперты (например, известный грузинский политолог, экс-министр образования Грузии Гия Нодиа) (7), в Грузии было ощущение того, что в случае возможной армяно-турецкой нормализации, открытия границ и коммуникаций Тбилиси потеряет «свою привилегированную позицию» в региональных транзитных и экономических проектах.

Насущным вопросом для Армении является судьба магистрального газопровода «Север – Юг», также проходящего через территорию Грузии, и обеспечивающего поступление газа с российского Северного Кавказа в Армению. Грузия забирает себе порядка 10% от общего объема поставляемого в Армению российского газа. В 2010 г. появилась информация о возможности продажи газопровода, который считался стратегическим объектом и находился в собственности грузинского государства. 6 июля 2010 г. грузинский парламент принял законопроект, исключающий магистральный газопровод «Север-Юг» в Армению из списка стратегических объектов, и теперь он может подлежать приватизации. Ранее Грузия дала согласие на запрет на продажу газопровода сроком на 5 лет, и этот срок истекает в апреле 2011 г. Планы Грузии продать часть газопровода «Север-Юг» вызвали беспокойство в Армении в связи с тем, что акции стратегически важного объекта могут перейти под контроль Азербайджана. Руководитель азербайджанской ГНКАР (SOCAR) Ровнаг Абдуллаев еще в ноябре 2010 г. заявил о готовности своей компании купить газопровод Россия-Армения, проходящий по территории Грузии.

Вероятнее всего, этот вопрос активно обсуждался в ходе государственного визита президента Грузии М.Саакашвили в Армению в конце января 2011 г. Как сообщили грузинские СМИ, Грузия намерена разместить на Лондонской бирже 25% акций магистрального газопровода «Север-Юг». По словам министра энергетики Грузии Александра Хетагури, полная продажа контрольного пакета акций не запланирована, речь идет только о 25%. Министр энергетики и природных ресурсов Армении Армен Мовсисян, выступая в начале марта 2011 г. в армянском парламенте, заявил, что если участок магистрального газопровода приобретут иностранные компании, в том числе азербайджанская, это не коснется вопросов эксплуатации газопровода. По его словам, грузинская сторона заверила правительство Армении, что возможная продажа 25% акций магистрального газопровода «Север-Юг», посредством которого российский газ поступает в Армению, не повлияет «на общий менеджмент газопровода». «В правительстве Армении прошли серьезные обсуждения по данному вопросу. Мы определили для себя ту черту, за которую мы не перейдем. Мы считаем, что продажа 25% акций газопровода не содержит угрозы для Армении», – сказал армянский министр (8).

В ходе последнего визита М.Саакашвили в Армению активно обсуждался и другой насущный вопрос, осложняющий двусторонние отношения, – координации позиций сторон в ходе голосования в международных организациях. Как заявила в преддверие визита заместитель главы МИД Грузии Н.Каландадзе, это вопрос должен был быть рассмотрен на уровне президентов(9). Дело в том, что в ходе голосований в структурах ООН, ОБСЕ или других международных организаций Грузия зачастую голосовала за проазербайджанские резолюции или заявления, связанные с вопросом Нагорного Карабаха. В ответ Армения голосовала против Грузии по резолюциям и документам, связанным с Абхазией и Южной Осетией. В свое время Армения предложила Грузии поддерживать нейтралитет в подобного рода ситуациях, однако грузинская сторона отказалась. В результате, в ходе заседания Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2011 г. Армения в очередной раз проголосовала против Грузии, предполагая, что грузинская сторона также готовится проголосовать за предложенную Азербайджаном резолюцию по Нагорному Карабаху (10).

Военное сотрудничество

Военное сотрудничество между Арменией и Грузией имеет довольно скромные объемы и в основном включает программы в сфере образования и обучения (преимущественно в рамках многосторонних программ и учений НАТО) и вопросы военного транзита через территорию Грузии в Армению.

В результате «Пятидневной войны» августа 2008 г. Армения и Россия столкнулись с проблемами осуществления военного транзита (в первую очередь из России) через территорию Грузии. Возможность транзитного использования грузинской территории для снабжения российских войск в Армении предусматривалась еще заключенными в 2005г. между Москвой и Тбилиси договоренностями о выводе российских военных баз с территории Грузии. Но после российско-грузинской войны возможность сухопутного военного транзита российских грузов через территорию Грузии в Армению стала практически невозможной. В апреле 2011 г. Грузия денонсировала договор о военном транзите российских военных грузов через территорию своей страны в Армению. С целью объяснения позиции Грузии в этом вопросе в конце апреля 2011 г. в Армении побывали министры обороны и иностранных дел Грузии.

По итогам переговоров стало очевидно, что грузинская сторона гарантировала, что денонсация договора касалась лишь военных грузов для российской военной базы на территории Армении, но никоим образом не затрагивала транзит военных грузов для армянской армии через свою территорию.

Российский фактор в армяно-грузинских отношениях

Российский фактор является очень важным элементом в восприятии армяно-грузинских отношений, особенно в оценках грузинской политической элиты и общественности. Для грузинской общественности и политической элиты отношение к Армении и к армянам в постсоветский период всегда складывалось под влиянием взаимоотношений между Ереваном и Москвой. Перманентные подозрения армян Джавахети в скрытом «сепаратизме» постоянно комбинируются с глубинными антироссийскими настроениями в грузинском обществе. В условиях наличия армяно-российских союзнических отношений и членства Армении в ОДКБ этот антироссийский негативизм в Грузии невольно (а иногда даже – осознанно) проецируется и на Армению, и на армян диаспоры.

Вместе с тем некоторая динамика в грузинском общественно-политическом поле, связанная с осознанием внутри Грузии необходимости налаживания отношений с Россией, в перспективе может привести к некоторому смягчению антироссийских настроений в этой стране. Визиты некоторых видных представителей оппозиционной политической элиты (Зураб Ногаидели, Нино Бурджанадзе, и др.) в Россию активизировали внутри Грузии новый, альтернативный позиции правительства М.Саакашивли, дискурс по поводу российско-грузинских отношений.

Очевидно, что после событий 2008 г. настрой внутри Грузии относительно отношений с Россией еще долго будет носить негативный оттенок, однако вполне возможно, что на прагматичной основе в Грузии (впрочем, как и в самой России) произойдет общественная переоценка российско-грузинских отношений. На этом фоне вполне вероятно также снижение негативного влияния фактора армяно-российского стратегического сотрудничества в восприятии грузинскими властями и общественностью отношений между Арменией и Грузией.

Фактор армянонаселенного региона Самцхе-Джавахети в межгосударственных отношениях

В армяно-грузинских отношениях в период после обретения двумя странами независимости в 1991г. проблема региона Самцхе-Джавахети (по армянски – Джавахка) всегда играла важную роль. Факт абсолютного преобладания этнических армян как минимум в двух прилегающих к Армении районах этого административно-территориального региона (Ахалкалакский – 95%, Ниноцминдовский – 96% населения) сам по себе являлся фактором как региональной политики, так и важным элементом межгосударственных армяно-грузинских отношений (11).

При этом практически весь постсоветский период грузинское общество и политическая элита перманентно подозревали Армению в разжигании сепаратистских и ирредентистских тенденций среди населения региона по его отделению от Грузии. И хотя в реальности политика официального Еревана в этом вопросе за последних два десятилетия всегда была достаточно взвешенной и осторожной, тем не менее аналогии с Карабахом всегда были очень актуальны в представлениях грузинского общества и элиты в вопросе влияния Армении на процессы в Джавахке.

В свою очередь, в самом Джавахке (и в представлениях ряда политических сил в Армении) существует некое убеждение в том, что якобы истинной целью грузинской политики в отношении данного региона является постепенное выдавливание армян из региона и изменение этнического состава его населения, для чего создаются невыносимые условия в социально-экономической и политической жизни Джавахка.

Таким образом, ситуация, складывающаяся в регионе Самцхе-Джавахети, имеет долговременную тенденцию и, по крайней мере, нынешний статус-кво будут сохраняться. Грузия будет продолжать свою политику постепенного давления, путем «мелких шагов» усиливая нажим на местное армянское население, пытаясь расширить влияние центральных властей и атрибуты государственной символики, вводя «грузинизацию» школьного образования и увеличивая количество чиновников грузинской национальности в местных органах управления и в силовых структурах Самцхе-Джавахети. В свою очередь, Армения будет стараться по возможности максимально сглаживать негативные настроения у армянского населения этого региона.

Вопрос статуса Армянской Апостольской Церкви в Грузии и религиозные вопросы

После распада СССР в отношениях между Грузинской Православной Церковью и Армянской Апостольской Церковью (еще примерно с VIв. традиционно действующей на территории Грузии через свою отдельную епархию) обострились некоторые проблемы. Они связаны, в первую очередь, с судьбой ряда армянских церквей и культовых сооружений, конфискованных у ААЦ в советский период государством. После распада ГПЦ заявила свои претензии на данные церкви и культовые сооружения, из которых важнейшей являются армянская церковь Сурб Норашен в Тбилиси и церковь Сурб Ншан в Ахалцихе. В силу особой роли ГПЦ в общественно-политической жизни своей страны в постсоветский период власти Грузии не способны принять соответствующее политическое решение и передать данные религиозно-архитектурные памятники в пользование ААЦ.

В 2006г., видимо для использования в качестве ресурса в споре за данные церкви, ГПЦ даже объявила о создании новой епархии (Дманисской и Агарак-Таширской), которая наряду с южной частью административно-территориальной единицы Грузии Квемо Картли территориально должна была охватывать также ряд северных регионов Армении, где сохранилось несколько недействующих храмов (хотя на данной территории нет грузинского населения). В конце 2008 г. премьер-министр Армении Т.Саргсян в ходе своего визита в Тбилиси посетил церковь Сурб Норашен вместе с рядом официальных лиц Грузии (в том числе двумя министрами грузинского правительства), однако после его визита никаких подвижек в вопросе возвращения церкви ААЦ так и не последовало.

Другой проблемой является вопрос статуса епархии ААЦ в Грузии, которая, как и все остальные религиозные конфессии в этой стране, не имеет статуса юридического лица общественного права. Единственным исключением является ГПЦ, с которой еще в период президентства Э.Шеварднадзе был заключен специальный конкордат, давший ей статус главной и единственной до сих пор религиозной конфессии с четким правовым статусом и полномочиями. Ни армянская церковь, ни другие религиозные конфессии Грузии (особенно так называемые традиционные христианские церкви, столетиями существующие на исторической территории Грузии – Римская католическая, Евангелистская и др.) не согласны регистрироваться в качестве фондов или субъектов частного права.

Однако, несмотря на данные проблемы, на официальном и публичном уровне ни ААЦ, ни ГПЦ не стремились накалять ситуацию и демонстрировали дружественные отношения. Хотя, например, официальный визит главы ААЦ – Католикоса всех армян Гарегина II в Грузию уже который год откладывался. Тем не менее перед состоявшимся в июне 2011 г. визитом армянского католикоса появилась некая информация, что в Грузии на политическом уровне принято решение найти взаимоприемлемое решение по регистрации и предоставлению соответствующего юридического статуса ряду традиционных конфессий, в том числе местной епархии ААЦ, не умаляя при этом полномочий фактически официальной ГПЦ.

Однако конкретным положительным итогом визит Католикоса в Грузию стал лишь сам факт его осуществления, особенно посещение Джавахка. Более того, сразу же после завершения визита армянского Католикоса, грузинский патриарх публично обвинил 60-летнего Гарегина II в молодости и неопытности. На это канцелярия Св.Эчмиадзина отреагировала сдержанным, но достаточно двусмысленным комментарием, что армянский Католикос уважает и учитывает «возраст и опыт» Ираклия II, а затем уже обвинила своих грузинских коллег в том, что они вводят «рыночные отношения» в вопросе статуса грузинской епархии ААЦ и судьбе армянских церквей, выдвигая встречные требования армянской стороне.

В начале июля 2011 г. на внеочередном заседании грузинского парламента так называемым «традиционным конфессиям» был наконец-то присвоен статус юридического лица публичного права, с внесением соответствующих изменений в Гражданский кодекс страны. Это создало возможность для ААЦ осуществлять свою полноценную деятельность в религиозной сфере на территории Грузии в юридических рамках.

Однако данное событие вызвало непропорциональную и очень иррациональную реакцию со стороны ГПЦ, отдельные представители которой выступили с радикальными угрозами в адрес как руководства страны, так и ААЦ. Под влиянием данных настроений грузинское правительство спустя несколько дней было вынуждено несколько пересмотреть свое решение, приняв на заседании парламента новый «политический документ», который, хотя и оставлял в силе возможность регистрации «традиционных конфессий» как лиц публичного права, но существенно ограничивал возможность решения вопроса так называемых «спорных церквей».

Гуманитарные и научно-образовательные контакты

Гуманитарные и научно-образовательные контакты между Арменией и Грузией в постсоветский период осуществляются на достаточно низком уровне. Армения (с согласия грузинской стороны) поставляет армянским школам Грузии учебники (в основном армянского языка и литературы), в Лингвистическом университете Тбилиси есть отделение армянской филологии (обучаются в основном армяне – граждане Грузии), а в Ереванском государственном университете – небольшой центр грузиноведения.

Однако институциональное сотрудничество между вузами, академическим институтами, театрами, иного рода научными, образовательными и культурными организациями довольно слабо выражено и во многом является инерцией советского времени. Из числа недавних событий в сфере культурного и научно-образовательного сотрудничества надо отметить Первую армяно-грузинскую школьную олимпиаду в конце 2010 – начале 2011 гг. по предметам «Математика», «Физика», «Информатика». Из каждой страны в олимпиаде приняли участие по 30 школьников. В армянской команде выступили школьники из различных областей республики, в составе грузинской команды были также проживающие в Грузии армяне. Спонсорами олимпиады были Ереванский государственный университет, компания «Синопсис» и благотворительный фонд «Пюник», а идея принадлежала президентам двух стран (12).

Серьезным фактором, негативно влияющим на перспективы гуманитарного и культурного сотрудничества между Арменией и Грузией, является также постепенная утрата русским языком своих позиций в Грузии (особенно у молодого поколения), который традиционно был основным языком межнационального общения и профессионального обмена между армянами и грузинами.

Сергей Минасянначальник отдела политических исследований института Кавказа, политолог, к.и.н.

(1) Окончательные статистические данные о состоянии экономик Грузии и Армении за 2010 г. пока еще не опубликованы соответствующими статистическими службами обоих государств.

(2) Статистический Ежегодник Армении – 2010. Ереван, 2010.

(3) External Trade of Georgia, 2009. National Statistic Office of Georgia. Tbilisi, 2010.

(4) СтатистическийЕжегодникАрмении– 2010. Ереван, 2010.

(5) External Trade of Georgia, 2009. Tbilisi, 2010.

(6) Тамже.

(7) Ghia Nodia, “Pending Normalization of Turkish-Armenian Relations: Implications for Georgia”, CIPDD Policy Brief #2, January 2010.

(8) «Даже имея 25% акций газопровода «Север-Юг», Азербайджан не сможет шантажировать Армению», http://www.panarmenian.net, 02.03.2011.

(9) «Что намерен обсудить Саакашвили в ходе визита в Ереван?», http://www.profi-forex.org/news/entry1008063633.html, 22.01.2011.

(10) Впоследствии Азербайджан по ряду причин был вынужден снять свою резолюцию с голосования.

(11)  См. подробнее: Минасян С., Этнические меньшинства Грузии: потенциал интеграции на примере армянского населения страны. – Ереван, 2006.

(12)  «Президенты Грузии и Армении вручили награды победителям первой армяно-грузинской школьной олимпиады», http://www.panarmenian.net, 23.01.2011.

По материалам: «Глобус Энергетическая и региональная безопасность», № 1, 2012

Категории: Армения, Главное, Грузия, Джавахети / Джавахк, Россия

« Нефтяные маршруты, «парад суверенитетов» и… мультикультурализм
» Сможет ли константинопольский Патриарх освободиться от портрета Мустафы Кемаля?