РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Качели ирано-азербайджанских отношений — очередной скандал между Тегераном и Баку

Внешнеполитическое ведомство Ирана 18 марта распространило заявление, в котором обвиняет правительство Азербайджана в бездоказательных претензиях в адрес «одного из ведомств» ИРИ. Недовольство иранской стороны действиями северного соседа днем ранее было высказано послу Азербайджана в Тегеране Джаванширу Ахундову, который в очередной раз за последнее короткое время был вызван в МИД ИРИ на «персидский ковер».

Не названное в заявлении МИД ИРИ «одно из ведомств» — это Корпус стражей исламской революции Ирана (КСИР), в отношении которого Центром по связям с общественностью министерства национальной безопасности Азербайджана озвучены нешуточные обвинения. «В результате оперативных мер арестованы 22 человека, которые обвиняются в шпионаже в ущерб суверенитету и безопасности Азербайджана, в государственной измене и других тяжких преступлениях», — говорилось в сообщении. В нем отмечалось, что «эти лица были завербованы сотрудниками КСИР и по их заданиям занимались шпионажем, собирая и передавая информацию, а также вербовкой других лиц, способных помогать представителям спецслужб Ирана».

МИД ИРИ, отклонив выдвинутые в адрес Ирана обвинения, выразил недоумение по поводу недружественной акции Баку. В Тегеране считают, что действия правительства Азербайджана противоречат последним договоренностям министров иностранных дел двух государств, а также положительным результатам визита министра обороны Азербайджана в Иран, который состоялся несколько дней назад.

Действительно, министр обороны Республики Азербайджан, генерал-полковник Сафар Абиев посетил Тегеран с официальным визитом 12 марта. Его принимал на правах «хозяина» министр обороны и поддержки вооруженных сил ИРИ Ахмад Вахиди, который, кстати, является бригадным генералом обвиняемого в подрывной деятельности иранского военного ведомства — КСИР. Обстановка на переговорах не предвещала грозы в отношениях Баку и Тегерана. Можно сказать, наоборот, после недавнего скандала по поводу заключенной в феврале этого года крупной азербайджано-израильской сделки на поставку продукции военного назначения, руководители военных ведомств источали взаимную любезность.

Министр обороны ИРИ, резюмируя итоги переговоров, заверял, что «военно-техническое сотрудничество между Ираном и Азербайджаном может обеспечить основу для региональной безопасности». Его азербайджанский коллега соглашался и обещал, что «ни одна страна не сможет столкнуть Азербайджан и Иран и использовать азербайджанскую территорию для угрозы и нападения на Исламскую Республику». Военачальники сделали акцент на дальнейшем укреплении двусторонних отношений в различных областях.

Разумеется, что для Азербайджана самым важным вопросом в отношениях с Ираном остается позиция Тегерана по нагорно-карабахскому конфликту. Так уж складывается, что многое в политике Азербайджана направлено на решение вопроса с возвращением под свой контроль Нагорного Карабаха, а отношения с партнерами рассматриваются через «нагорно-карабахскую» призму.

Говоря о готовности Тегерана помочь в решении нагорно-карабахского конфликта, иранский министр обороны выразил надежду на то, «что благодаря принятию соответствующей стратегии и необходимых мер, данная проблема в скором времени будет решена». Содержание «соответствующей» стратегии и характер «необходимых» мер генерал Вахиди раскрывать не стал. Складывается впечатление, что иранские военные уклонились от обсуждения на переговорах военных намерений Азербайджана в отношении Армении, сделать это было несложно, переадресовав эту тему для обсуждения во внешнеполитические ведомства. А вообще-то не секрет, что любое принципиально новое решение Ирана по Нагорному Карабаху может быть санкционировано лишь высшим руководством Исламской Республики, которое очень раздражено военным сотрудничеством Баку с Тель-Авивом.

Иран видит, что в Баку конфликт с Арменией не считают «замороженным конфликтом». Азербайджан приобретает современные вооружения, чтобы иметь возможность, несмотря на мирные переговоры с Арменией, решить вопрос силовым путем. В этом году, на фоне появления реальной угрозы нанесения Израилем ударов по объектам в Иране, Азербайджан, игнорируя иранское соседство, оформил с Тель-Авивом крупнейшую в своей истории военно-техническую сделку беспрецедентной стоимостью в 1,6 млрд. долларов. Более того, сотрудничество с Израилем набирает обороты. Вместе с вооружением в Азербайджан прибудет большая группа израильских военных специалистов. В Азербайджане налаживается выпуск БПЛА Aerostar и Orbiter-2M. Их производством займется компания Baku’s Azad Systems Co., которая была образована в результате договоренностей правительств Израиля и Азербайджана. В текущем году планируется произвести 60 беспилотных аппаратов. Две недели назад сообщили, что концерн IAI открыл Академию операторов БПЛА, где смогут обучаться представители не только израильской армии, но и вооруженных сил других стран, в том числе Азербайджана.

Так, что раздражение правящего в Иране духовенства в отношении укрепления военного сотрудничества северного соседа с еврейским государством можно понять. По их оценкам, военное сотрудничество Азербайджана с Израилем, не только создает угрозу ИРИ, но и наносит серьёзный удар по мусульманской солидарности.

Ирану, похоже, вдвойне обидно и то, что исламское единство в этот раз попирается самым близким соседом, близким не только территориально, но и религиозно. Ведь мусульманское население обеих стран — идентичны в лице шиизма, который далеко не на ведущих позициях в исламском мире в целом. Нельзя забывать, что во главе Ирана находится высшее шиитское духовенство, не знающее деления на шиитов-персов и местных шиитов-азербайджанцев (тюрок). Да и военно-политическое руководство ИРИ, следуя принципу – «друг моего врага (Израиля) – мой враг», на фоне беспрецедентной перспективы создания Баку военного альянса с Тель-Авивом, все однозначнее относит соседний Азербайджан к числу своих региональных противников.

С Арменией у ИРИ все не так. Для Ирана стабильность в отношениях с Арменией имеет и военное, и политическое, и экономическое значение. В Тегеране учитывают, что, во-первых, Армения – бесспорный союзник России на Южном Кавказе, и для иранцев это имеет значение. Создавать проблемы в отношениях с Российской Федерацией не в интересах исламского режима. Во-вторых, Армения – член Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) с правом получать военную помощь от своих союзников, в числе которых Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Международным организациям известно, что «агрессия против одного из государств-членов ОДКБ является агрессией против всей организации», — так зафиксировано в самом Договоре о коллективной безопасности. Помимо коллективных сил оперативного реагирования у ОДКБ есть политический и миротворческий потенциал влияния на ситуацию в регионе. Находящемуся длительное время в международной изоляции со стороны США и их союзников Ирану приобретать новых недругов нет смысла.

На сегодняшний день в Тегеране не сомневаются, что в случае войны Армения будет придерживаться дружественного нейтралитета по отношению к Ирану. Для Армении, которая фактически отрезана от мира недружественными Турцией и Азербайджаном, граница с Ираном, несмотря на её незначительную протяженность в 35 км, наряду с Грузией, – второе «окно в мир». По трубопроводу Тебриз-Арарат в Армению с 2008 года поставляется иранский газ, что в условиях возможных перебоев поставок российского газа через Грузию имеет стратегическое значение. Тегеран – важный инвестор в армянскую экономику, в том числе в энергетической сфере Армении. По стратегическим соображениям иранское руководство опасается сближения Армении с Соединенными Штатами, которые, конечно же, давят и будут давить на армянское руководство в целях ограничения их контактов с Исламской Республикой. Однако серьезных поводов для ухудшения отношений с Ереваном у Ирана пока нет.

Сравнивая характер отношений Ирана с Азербайджаном и Арменией, нельзя забывать ещё об одной фигуре на шахматной доске Южного Кавказа. Речь идет о Турции, которая не без оснований считает свои восточные регионы также относящимися к кавказскому региону. Принципиально Иран и Турция – соперники за лидерство в этом регионе, но их противостояние, скорее всего, имеет характер конкуренции и развивается по мирному сценарию. Энергозависимая от ИРИ Турция затевает конфликты по поводу цен на иранский газ, спорит по многим другим вопросам со своим восточным соседом, но до уровня военных угроз в адрес Тегерана доходить себе не позволяет даже при общей военной истерии в адрес Ирана.

В этот угрожаемый для Ирана период Турция не позволяет себе солидаризироваться с Израилем на антииранской платформе, тем более военной, как это делает Азербайджан. На фоне реальных военных угроз в адрес ИРИ в феврале этого года министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу, что примечательно во время совместной пресс-конференции с генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном, заявил: «Мы никогда не позволим третьей стране использовать объекты НАТО. Наша позиция будет еще более твердой, если дело будет касаться Израиля». Так, что Турция для Ирана, — не союзник, но реальный партнер, соблюдающий правила и понятия общения с соседом по региональной «коммунальной квартире». А регулярные заявления официальных лиц Турции о территориальной целостности Азербайджана особо иранское руководство не напрягают, «от слов – к делу» — ещё очень далеко.

Поучаствовать в делах Южного Кавказа хочется многим и даже совсем не близким соседям. В прошлом году Германия сыграла ведущую роль в инициировании обсуждений в Брюсселе вопроса по укреплению вовлечения ЕС в конфликт между Азербайджаном и Арменией. Евросоюз выдал мандат Специальному представительству ЕС по Южному Кавказу, что, по замыслу европейцев, должно стать хорошей базой для расширения их участия в кавказских делах. Министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле в этой связи отмечал, что «это участие нацелено на поддержку и дополнение деятельности Минской группы ОБСЕ, например, в сфере построения доверия. Настало время достичь решения этого конфликта, который является препятствием на пути процветания и мирного развития всего региона». Речи о поддержке одной из сторон конфликта Европа также не ведет.

Сделав ставку на военно-технический союз с Израилем и пожертвовав ради этого нормальными отношениями с Ираном, Азербайджан, похоже, совершил стратегическую ошибку. До сих пор даже США не позволяли своему ВПК заключать столь крупные контракты по поставкам вооружения Азербайджану, опасаясь спровоцировать новую войну между Баку и Ереваном за обладание Нагорным Карабахом. В данном случае еврейское государство проигнорировало позицию американского союзника. Президент Обама пока никак на «самоуправство» младшего партнера не отреагировал. Израильтяне, учитывая приближающиеся в Соединенных Штатах президентские выборы, имеют возможность оказывать на него давление: либо он поддержит Израиль против Ирана, либо сам лишится поддержки влиятельного еврейского лобби. Новый беспрецедентный по объемам и стоимости этап ВТС с Азербайджаном позволяет Израилю убивать вопреки известной пословице «двух зайцев»: и полтора миллиарда долларов можно получить и со своим вооружением, пусть и в азербайджанских руках, подойти в упор к границам Ирана.

В таких условиях развития межгосударственных отношений в регионе у автора, признаюсь, первоначально возникли сомнения на счет не только положительных результатов визита в Иран министра обороны Азербайджана и искренности сделанных по его итогам заявлений, но и своевременности этой встречи вообще. Она казалась не подготовленной. В итоге сомнения были отнесены к разряду очередной загадки иранской дипломатии. Однако последовавшие за переговорами глав военных ведомств события, можно сказать, вернули все на своё место: Иран отказался изменить свою позицию по Нагорному Карабаху – Азербайджан вскрыл иранскую шпионскую сеть, и тем самым опустил качели ирано-азербайджанских отношений опять до опасной близости открытой конфронтации.

Возвращение отношений Баку с Тегераном на конфронтационный уровень сразу же нашло одобрение в Вашингтоне. В государственном департаменте США заявили о том, что «власти страны высоко оценивают сотрудничество с правительством Азербайджана. Работа с властями Азербайджана будет продолжена с целью обеспечения безопасности посольства США в Азербайджане». Как передает AZE.az, это заявление было сделано в связи с задержанием 22 человек по обвинению в заговоре с целью нападения на посольство США в Азербайджане. В заявлении внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов опять утверждается о том, что «иранская власть выступает спонсором терроризма, именно поэтому не вызывает удивления факт вмешательства в подобные действия в Азербайджане». После таких заявлений Белого дома и столь быстрой реакции Баку уже не кажется абсурдным предположение о том, что отдельными государствами можно манипулировать из Вашингтона, отдавая указания по телефону.

В заключение отметим, что между Ираном и Азербайджаном перемирие опять нарушено. Возврат их двусторонних отношений в русло нарастающего недоверия и враждебности – не в интересах России, которая прилагает огромные усилия по обеспечению стабильности у своих границ в регионе Южного Кавказа.

Николай Кольчугин — эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока, кандидат исторических наук, доцент

По материалам: Iran.ru


Категории: Азербайджан, Главное, Иран

« Не время определит путь к миру в Карабахе
» МГ ОБСЕ: 20 лет и никакого прогресса