ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Тайная война в Турции (II)

Часть I

В 1990 году парижская газета Intelligence Newsletter под заголовком «Истоки «Гладио» в Турции» сообщила, что в редакции имеется «один из недавно рассекреченных оригинальных документов по стратегии, породившей западноевропейскую тайную сеть или «Гладио»: совершенно секретная общая стратегическая концепция Генерального штаба армии США от 28 марта 1949 года». В дополнительном документе JSPC 891/6, раздел «вкладка «B», содержатся конкретные ссылки на Турцию, описывающие, как пантюркистское движение может быть стратегически использовано Соединенными Штатами. Турция, в соответствии с документом Пентагона, является «чрезвычайно благоприятной территорией для создания как отрядов боевиков, так и резервов секретной армии. Политически турки большие националисты и антикоммунисты, и присутствие Красной армии всколыхнет национальные чувства». Intelligence Newsletter впоследствии правильно отметила, что турецкая секретная армия, называемая контрповстанческой, находилась под руководством Управления специальных операций (УСО) и имела пять филиалов: «Группу обучения, в том числе по допросам и методам психологического воздействия; специальное подразделение, специализировавшееся начиная с 1984 года на антикурдских операциях; специальный отдел, проводивший специальные операции на Кипре; координационную группу, также называемую «Третьим бюро»; и административного отдела» (7).

Несмотря на изменение названия во время холодной войны, задачи и стратегии финансируемого ЦРУ Управления специальных операций остались те же. Они состояли в использовании насильственных секретных нетрадиционных методов в ходе выполнения определенных операций в соответствии с директивами ее руководителей. Во время классической операции по созданию напряженности 6 сентября 1955 года турецкие агенты Управления специальных операций бросили бомбу в дом в Салониках (Греция), который использовался в качестве музея Мустафы Кемаля и высоко ценился турками. Турецкие тайные агенты не оставили никакого следа и возложили ответственность за теракт на греческую полицию. Операция «Под чужим флагом» сработала, и правительство Турции и пресса обвинили греков в организации нападения. Вскоре после этого, 6 и 7 сентября 1955 года, группы турецких фанатиков, поощряемые контрповстанческой секретной армией, разрушили сотни греческих домов и магазинов в Стамбуле и Измире. При этом было убито 16 греков, 32 были ранены и 200 гречанок были изнасилованы (8).

Официальной задачей Управления специальных операций и его контрповстанческой секретной армии было «ведение подпольной деятельности в случае коммунистической оккупации» (9). Но поскольку эта функция секретных подразделений пересекалась с задачей внутреннего контроля и операциями «Под чужим флагом», становилось все труднее отличить солдат секретной армии от классических террористов. Военное соглашение между ЦРУ и турецким правительством Аднаном Мендересом в 1959 году подчеркнуло важность внутренних задач секретной армии, указав, что солдаты тайной сети должны быть готовыми к тому, чтобы начать активную деятельность «также в случае внутреннего восстания против режима» (10).

Если в действительности созданная при поддержке ЦРУ секретная армия была создана с целью предотвращения государственного переворота, то со своей задачей она не справилась. Поскольку 27 мая 1960 года в Турции произошел военный переворот, когда 38 офицеров, включая офицера связи ЦРУ полковника Тюркеша, свергли правительство и арестовали премьер-министр Аднана Мендереса. Исследователь секретной войны Селахаттин Джелик позже утверждал, что боевые секретные подразделения предназначались далеко не для защиты турецкой демократии. Управление специальных операций (УСО) было одной из крупнейших угроз для турецкой демократии, потому что за завесой секретности турецкие военные неоднократно готовили заговоры против избранного правительства. Перед назначением в совершенно секретное УСО турецкие военные генералы, как правило, официально «уходили в отставку» для того, чтобы служить, не привлекая внимания, и после этого занять секретный пост (11). Как заключил Джелик, «наиболее важными операциями УСО были три военных переворота» (12).

Хотя точная роль Соединенных Штатов в перевороте 1960 года остается неясной, данные, имеющиеся в настоящее время, позволяют предположить, что Белый дом спокойно отнесся к перевороту, потому что он был уверен заранее, что членство Турции в НАТО не было под угрозой. Фикрет Аслан и Кемаль Бозаи отметили в своем анализе пантюркистского движения: «Хотя Соединенные Штаты сообщили о перевороте и благодаря специальным двусторонним соглашениям даже имели бы правовую возможность вмешаться, они ничего не сделали. Они знали, что большинство путчистов не были против Соединенных Штатов и НАТО» (13). Турецкие путчисты сдержали свое обещание, и сразу после переворота новый правитель Турции генерал Гюрсель публично подчеркнул: «Турция остается верна своему западному альянсу» (14). Эксперт по вопросам секретной войны Селахаттин Джелик тоже считал, что Соединенные Штаты были проинформированы задолго до того, как был осуществлен переворот. «Офицер Самет Куску связался в 1957 году с посольством США в Стамбуле и сообщил, что там будет государственный переворот, он дал имена офицеров, которые планировали осуществить переворот» (15).

После переворота полковник Тюркеш, который контактировал с ЦРУ, стал правой рукой и личным секретарем генерала Гюрселя. Турки контролировали процесс, в котором разрушались демократические структуры. Арестованный премьер-министр Аднан Мендерес был убит вместе с четырьмя политическими лидерами, в то время как 449 высокопоставленных политиков и магистратов были арестованы и осуждены на длительные сроки лишения свободы. После этого 38 офицеров, которые провели переворот, начали спорить между собой о том, как следует продолжать. Пока полковник Тюркеш стремился продвинуть свое пантюркистское видение и вместе с десятком офицеров склонялся в сторону авторитарного режима, большинство осуществивших переворот офицеров были убеждены, что должна быть принята новая конституция и должны были быть проведены выборы для восстановления закона и порядка в стране. Полковник Тюркеш из-за своих радикальных убеждений был фактически устранен с политической сцены: его отправили в качестве военного атташе в турецкое посольстве в Нью-Дели в Индии. Остальные офицеры написали новую конституцию, которую население приняло путем голосования в июле 1961 года.

Не в силах отказаться от идеи пантюркизма, видения, которое вдохновляло его на протяжении всей жизни, полковник Тюркеш после возвращения из Индии в мае 1963 года вместе с офицером Талатом Айдемиром в очередной раз предпринял попытку свержения правительства. Переворот не удался, и Айдемир был приговорен к смерти, в то время как полковник Тюркеш был арестован, а затем освобожден «в связи с отсутствием доказательств» (16). Принимая на себя главенство традиционной турецкой партией правых, Республиканской крестьянской национальной партией (RPNP), полковник Тюркеш сразу же после провала путча вновь вернулся в политику, и в 1965 году основал турецкую крайне правую Партию национального действия (Millietci Hareket Partisi — ПНД). ПНД послужила базой для прихода полковника Тюркеша к власти на ближайшие десятилетия. Имея мало уважения к демократическим процедурам и ненасильственным методам решения конфликтов, полковник Тюркеш возглавил вооруженные правые силы «Молодежная организация» MHP, пресловутых «Серых волков» (Bozkurt). Явно основываясь на пантюркистском движении, «Серые волки» взяли свое название и флаг — голову серого волка — из легенды, что серые волки привели турецкую народность из Азии на родину, в Анатолию. Поскольку 80% населения Турции принадлежат к этнической группе турок, полковник Тюркеш с его националистической правой идеологией смог завладеть сердцами и умами миллионов. Те, кто не восхищался «Серыми волками», боялись их.

«Серые волки» были далеко не молодежной организацией, это была сеть жестоких обученных и вооруженных людей, готовых к использованию насилия для продвижения дела пантюркизма. «Кредо «Серых волков», статья в официальном журнале организации Bozkurt, рассказывала об идеологии и стратегии движения следующим образом: «Кто мы? Мы члены организации «Серые волки». Какова наша идеология? Пантюркизм «Серых волков». Что такое принцип «Серого волка»? «Серый волк» считает, что турецкая раса и турецкая нация превосходят другие. Что является источником этого превосходства? Турецкая кровь». Статья относила читателя назад к корням, возвращаясь к падению Османской империи и разделению Турции на несколько стран, а также подчеркивала пантюркскую борьбу: «Являются ли члены организации «Серые волки» пантюркистами? Да! Это святая цель турок организации «Серых волков» — увидеть, что турецкое государство растет, чтобы достичь 65-миллионного населения. Какие оправдания у вас есть для этого? Представители этого движения давно заявили о своих принципах по этому вопросу: вы не получаете право, вы забираете его сами». Для того чтобы достичь своих целей, «Серые волки» специально готовились к применению насилия: «Война? Да, война, если необходимо. Война — это великий и святой принцип природы. Мы — сыновья воинов. Член организации «Серые волки» считает, что война, милитаризм и героизм должны пользоваться наибольшим уважением и славой» (17).

Это было национальным фашистским движением, которое развивалось и поддерживалось ЦРУ во время работы с секретной армией Турции. После разоблачения секретных армий НАТО по всей Западной Европе в 1990 году выяснилось, что в Турции офицер связи ЦРУ Тюркеш завербовал членов «Серых волков» в секретную армию, которая в Турции действовала под названием контрповстанческой секретной армии. Однако из-за широкой общественной поддержки, которой пользовались «Серые волки», и из-за их известной жестокости даже в 1990-е годы мало кто в Турции осмелился открыто противостоять им. Среди тех, кто все-таки выступил, был генерал Талат Турхан. В 1960 году Турхан вместе с другими офицерами принял участие в перевороте, четыре года спустя он был уволен из турецкой армии в чине генерала. После переворота 1971 года военные пытались покончить с ним, и боевики контрповстанческой секретной армии пытали его, так как он наиболее откровенно говорил о самых страшных тайнах турецкой системы безопасности. Уже тогда он заявил: «Это секретные подразделения стран НАТО, но в контексте холодной войны 1970-х никто не был готов слушать» (18).

Турхан пережил пытки боевиков контрповстанческой секретной армии и посвятил свою жизнь исследованию их тайной сети и секретных операций в Турции, опубликовав три книги по этой теме (19). Турхан вспоминал: «Когда в 1990 году был обнаружено, что в Италии действовала тайная организация под названием «Гладио», организованная НАТО и контролируемая и финансируемая ЦРУ, которая была связана с актами терроризма в стране, турецкие и иностранные журналисты нашли меня и опубликовали мои объяснения, так как они знали, что я исследовал все это 17 лет» (20). Турхан настаивал на том, что, учитывая продолжающиеся убийства в Турции, которые так и не были раскрыты, полное расследование и пояснения по деятельности контрповстанческой секретной армии, ее связи с ЦРУ, турецкой секретной службой и Министерством обороны были бы очень актуальны. Но после трех военных переворотов стало чем-то вроде прописной банальной истины наблюдать, как вооруженные военные и военизированные силы и спецслужбы занимают необыкновенно влиятельное место в турецком обществе и, естественно, никакого расследования в отношении контрповстанческой секретной армии не было проведено. «В Турции общественность называет силы специального назначения в стиле «Гладио» контрповстанческие подразделения, — объяснял Турхан и призывал к проведению расследования со стороны Европейского Союза, сетуя, что, «несмотря на все мои усилия и инициативы политических демократических партий, массовых организаций и СМИ, действия контрповстанческой секретной армии до сих пор не расследованы» (21).

Присутствие «Серых волков» в контрповстанческой секретной армии было обнаружено самим Турханом в печально известных пыточных застенках на вилле Зивербей в стамбульском районе Еренкой. Начиная с 1950-х годов, виллу использовали для «допросов» людей из бывших социалистических стран, особенно Югославии и Болгарии, и именно в этом процессе антикоммунисты из контрповстанческой секретной армии прошли свою первую тренировку по пыточной технике. Также в последующие годы темные камеры виллы широко использовались, поскольку боевики контрповстанческой секретной армии убивали или калечили сотни людей. Турхан вспоминал, как «в пыточной на вилле в Еренкое в Стамбуле команда заплечных мастеров отставного офицера Эйюпа Озалкуса, бывшего начальника отдела Национальной разведывательной службы по допросам (сотрудники отдела принимали участие в борьбе с коммунистами), завязала мне глаза и связала мои руки и ноги. Потом они сказали мне, что теперь я «в руках отряда секретной армии, действующего в рамках высшего командования вооруженных сил вне рамок Конституции и законов». Мне сказали, что они «считают меня военнопленным и что меня приговорили к смерти» (22). Описание мучительных страданий являлось одним из основных направлений в его воспоминаниях, чтобы донести до читателей, через что ему пришлось пройти: «На этой вилле я был связан по рукам и ногам, прикован к постели на месяц, и меня пытали так, что человеку трудно представить себе, — записывал он. — Именно при этих обстоятельствах я познакомился с названием «Контрповстанческая секретная армия», после чего он также узнал про прямое участие «Серых волков»: «Палачи, которые называют себя борцами с повстанцами, в основном состояли из мужчин турецкой секретной службы «Национальная разведывательная организация» и «Серых волков». Хотя эти факты были вынесены на повестку дня парламента, они пока не были выяснены до сегодняшнего дня [1997]» (23).

Ссылки не приводятся.

(Продолжение следует)

Категории: Главное, США, Турция

« Ближний Восток: приговорённые к уничтожению
» Кто стоит за требованиями черкесской диаспоры о сепаратизме?