ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Армения: первые поствыборные изменения во власти

24 мая лидер партии «Процветающая Армения» (ППА) Гагик Царукян выступил с заявлением о том, что возглавляемая им партия набравшая 450 тыс голосов на минувших парламентских выборах не имеет конституционной возможности сформировать правительство и реализовывать свои предвыборные программы. В связи с этим ППА не считает целесообразным участвовать в формировании коалиционного правительства.

Одновременно было указано, что ППА продолжит играть весомую роль в политической жизни Армении и придерживаться строго конструктивной взвешенной позиции.

Интересно, что заявление Г.Царукяна начиналось словами («Братья и сестры!») очень схожими с теми с которыми обратился к своему народу советский лидер И.Сталин после нападения нацистской Германии на СССР.

Таким образом, вторая по численности парламентская фракция (36 мандатов) приняла судьбоносное для себя решение не входить в состав правящего парламентского большинства и формируемого им правительства.

Из слов Г.Царукяна можно предположить, что исходя из численности набранных ею голосов ППА хотела равноправного партнерства с Республиканской партией Армении (РПА) в формируемой коалиции и потребовала для не n-ого числа министерских портфелей, а пост премьер-министра либо спикера парламента. Однако, РПА и ее лидер президент С.Саргсян не пошли навстречу требованиям ППА и теперь сформируют правящую коалицию только с партией «Оринац еркир» / «Страна законности». Кроме того, заявление Г.Царукяна окончательно денонсировало меморандум от 17 февраля 2011 году, в котором партии подписавшие этот документ (ППА, РПА и «Страна законности») брали на себя обязательство поддержать на следующих президентских выборах кандидатуру Сержа Саргсяна.

В связи с произошедшим премьер-министр Армении Тигран Саркисян сделал заявление, согласно которому он очень сомневается в том, что ППА — оппозиционная партия. В связи с этим заметим, что если партия не входит в правительство, то она формально становится оппозиционной, вне зависимости от мнения главы правительства или государства.

Вопрос в том, что оппозиция в Армении может быть разной.

Так, избирательный блок Армянский национальный конгресс (АНК), по- прежнему, не признает легитимность президента С.Саргсяна и подала иск в Конституционный суд с требованием признать недействительными итоги минувших парламентских выборов. В знак демонстрации своей позиции АНК принял решение бойкотировать первое заседание парламента на котором будет присутствовать президент страны.

Позиция ППА и АРФ-Дашнакцутюн иная, т.к. обе эти партии признают легитимность действующего президента. Однако, при этом следует отметить, что АРФ-Дашнакцутюн также делает шаги для того, чтобы занять место в нише радикальной оппозиции.

Что касается ППА, то она, скорее всего, оставаясь вне правящей коалиции, будет занимать в парламенте нишу конструктивной оппозиции, т.е. не участвуя в работе парламентского большинства и правительства она будет сотрудничать с ним в ряде вопросов представляющих взаимный интерес. Одновременно, ППА будет сотрудничать и с оппозиционными партиями. Долгосрочные прогнозы по будущей деятельности ППА делать некорректно, надо просто отслеживать как она будет голосовать в парламенте новой легислатуры.

В целом, как нам представляется, ППА в своем решении не входить в правящую коалицию, имеет определенную внешнюю поддержку, прежде всего, речь идет о российских «коридорах власти». Кроме того, отказ ППА от вхождения в правящую коалицию указывает на то, что партия, весьма вероятно, выставит своего кандидата на предстоящих президентских выборах. Кто именно будет этот кандидат (экс-президент Роберт Кочарян, экс-министр иностранных дел Вардан Осканян либо сам Гагик Царукян) говорить пока преждевременно, но осенью в этом вопросе будет больше ясности.

Расклад сил дает возможность РПА и партии «Страна законности» иметь устойчивое большинство как минимум в 76 (РПА — 70, «Страна законности» — 6) голосов против 55 не вошедших в правящую коалицию. Среди этих 55 депутатов: ППА — 36, АНК — 7, АРФ-Дашнакцутюн — 5, партия «Наследие» — 5. Еще два депутата избранных в мажоритарных округах не присоединились ни к одной из парламентских фракций (один из них избран при поддержке АРФ-Дашнакцутюн, а другой — РПА).

Надо полагать, что в вышеизложенной конфигурации парламент стал чуть больше походить на политический орган и есть надежда на то, что не все законодательные инициативы правительства и парламентского большинства будут с прежней легкостью приниматься Национальным Собранием. Кроме того, нельзя исключать, что депутаты от ППА, АНК, АРФ-Дашнакцутюн и «Наследия» смогут выступить с некоторыми совместными законодательными инициативами. В частности, речь может идти о реальных реформах «Избирательного кодекса» в преддверии президентских выборов и об окончательном отказе от мажоритарной избирательной системы на выборах в парламент.

Изменившаяся конфигурация в парламенте, а точнее невхождение ППА в правящую коалицию, создали новую ситуацию не только в Национальном Собрании, но и в Совете старейшин Еревана. Как известно, по итогам выборов в Совет старейшин столицы 31 мая 2009 года РПА получила 35 мандатов, ППА — 17, а АНК — 13. Три года назад АНК не признал итоги выборов и не взял причитающихся ему мандатов.  Теперь, после выхода ППА из власти, в АНК пересматривается политическое решение трехлетней давности. Возможно, что в этом есть целесообразность, т.к. если фракция ППА перестанет сотрудничать в Совете старейшин Еревана с РПА, а АНК возьмет причитающиеся ему мандаты, то соотношение голосов в Совете старейшин станет 35 против 30 в пользу РПА. Однако, очевидно, что при наличии воли и сотрудничества фракции ППА и АНК могли бы оказывать определенное давление на принимаемые мэрией решениям, прежде всего по весьма актуальным вопросам градостроения, землепользования, охраны природы, а также по финансово — кредитным, экономическим, социальным и иным вопросам.

Почти наверняка это решение АНК будет подвергнуто критике даже внутри самой организации, не говоря уже о «независимой прессе», которая в Армении управляется из одного центра.

Однако очевидно, что начало работы радикальной оппозиции в Совете старейшин Еревана, при условии прекращения сотрудничества ППА с РПА в представительном органе столицы, имело бы определенное позитивное значение на политику мэрии.  Последняя, как известно, продолжает санкционировать бесчисленные действия наносящие ущерб общественным интересам. Эти действия вызывают многочисленные акции протеста, самой известной из которых была почти трехмесячная акция молодежи и «зеленых» в парке проспекта им Маштоца.

Надо полагать, что все вышеизложенное — только первые симптомы того, что общеполитическая ситуация в Армении имеет шанс на перемены, несмотря на то, что формально РПА уверенно контролирует власть. В действительности же очевидно, что власть более не представляет того монолита, как это было 2-3 года назад. Помимо всего прочего у нее появились и актуализировались ряд внешнеполитических проблем, среди которых выделим:

— неожиданно крайне жесткое заявление наблюдательной миссии ПАСЕ по парламентским выборам в Армении. Жесткое настолько, что один из главных «европейцев» в Ереване, глава армянской делегации в ПАСЕ Давид Арутюнян назвал доклад временного Бюро ПАСЕ по парламентским выборам 2012 года в Армении результатом «фокусничества» и необъективным,

— традиционный ежегодный доклад Госдепартамента США по правам человека и тот его раздел, в котором говорится о Нагорном Карабахе и урегулировании нагорно-карабахского конфликта. В докладе, в частности говорится, что «армянские сепаратисты при поддержке Армении продолжают контролировать большую часть нагорно- карабахского региона страны и семи прилегающих азербайджански территорий». Формулировки доклада были жестко раскритикованы армянскими лоббистскими организациями в США и общественными организациями в самой Армении,

— публичные проблемы с Москвой. Впервые за более чем 20 лет межгосударственных отношений между Арменией и Россией новоизбранный хозяин Кремля не пожелал встретиться с президентом Сержем Саргсяном после саммита глав- государств ОДКБ СНГ. Между тем, В.Путин провел встречи с президентами центральноазиастких государств и объявил о том, что свою первую зарубежную поездку он совершит в Беларусь,

— предстоящий визит в Ереван Госсекретаря США Хиллари Клинтон. Уже очевидно, что президента Армении будут призывать быть «более гибким» в вопросе «Мадридских принципов» и продолжить процесс в сторону нормализации армяно-турецких отношений в рамках протоколов подписанных 10 октября 2009 года в Цюрихе. Помимо всего прочего, одной из главных целей визита Х.Клинтон в Ереван, скорее всего, будет стремление прояснить для Вашингтона насколько президент Армении и его команда искренни в стремлении и дальше двигаться в направлении интеграции с НАТО и другими западными структурами.

Скорее всего, встреча президента С.Саргсяна с Госсекретарем США будет иметь важное значение в вопросе его дальнейшей политической поддержки со стороны Вашингтона, прежде всего в преддверии очередных президентских выборов в Армении. Несмотря на все вышеупомянутые проблемы, скорее всего, президент С.Саргсян имеет все шансы для получения этой поддержки.

Давид Петросян — политический обозреватель информационного холдинга «Ноян Тапан»

Опубликовано: «The Noyan Tapan Highlights» N21, June 2012

 

Категории: Армения, Главное

« В странах Южного Кавказа Хиллари Клинтон предстоит выяснять важные вопросы, которые невозможно поручить даже своим послам
» «Отказавшись от ожидания конца света, турецкие мусульмане стали создавать новую реальность…»