РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Азербайджан и Иран: хроника пикирующих отношений

Иран отозвал своего посла в Азербайджане. В качестве причины отзыва иранского представителя источники указывали оскорбление духовного лидера ИРИ аятоллы Хаменеи в ходе недавней акции протеста перед посольством Ирана в Баку. Недавно перед зданием иранской дипломатической миссии в столице Азербайджана прошло сразу несколько акций в знак протеста против «антиазербайджанской политики Тегерана» и «ущемления прав многомиллионного азербайджанского населения Ирана». Не комментируя полные эмоций обоюдные обвинения сторон в СМИ, попытаемся рассмотреть некоторые реальные факты из отношений между Азербайджаном и Ираном в последний период.

При оценке внешней политики Баку нельзя не отметить, что большую часть усилий внешнеполитического ведомства Азербайджана занимают поиски путей урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. Практически всю свою короткую историю независимости Азербайджан находится в состоянии войны, а его молодая дипломатия ориентирована на приоритетное решение проблемы Нагорного Карабаха. Карабахский конфликт стал ключевой темой в отношениях между Азербайджаном и всеми остальными без исключения партнерами. В контактах и с Россией, и с Западом, и с Ираном политики из Баку хотели бы видеть поддержку своим планам, прежде всего, в отношении возвращения Нагорного Карабаха.

Признаем прямо, что внешнеполитическому ведомству Азербайджана добиться этого ни от одной из выше указанных сторон не удалось, ибо, как и у каждого конфликта, у Карабахского тоже есть противная сторона – Армения. Сделать односторонний выбор в пользу Азербайджана никто, по крайней мере, на данный момент не готов. Азербайджанские партнеры выступают за выполнение четырех известных резолюций Совета Безопасности ООН, решений ОБСЕ, Совета Европы и других международных организаций, которые должны привести к определению статуса Нагорного Карабаха. Россия и Иран в этом смысле не являются исключениями. Более того, в условиях реальной военной угрозы для себя со стороны Запада Иран отдал свои симпатии более надежной и союзной с Москвой Армении.

В своей региональной политике Тегеран не ориентируется на безоговорочную поддержку мусульманского, более того идентичного иранцам в лице шиизма, Азербайджана в конфликте с христианской Арменией. В ходе последнего визита в феврале этого года министра обороны Азербайджана Абиева в Тегеран иранские руководители отказались изменить свою позицию по Нагорному Карабаху. В ответ через несколько дней Азербайджан вскрыл якобы иранскую шпионскую сеть, что привело к очередному дипломатическому скандалу с вызовом азербайджанского посла в МИД ИРИ и вручения ему ноты протеста. Не секрет, что любое принципиально новое решение Ирана по Нагорному Карабаху может быть санкционировано лишь высшим руководством Исламской Республики. Пока Иран свою позицию менять не собирается и тегеранской поддержки руководству Азербайджана ожидать нет оснований.

Исходя из этого, в Баку все больше склоняются к выводу о том, что решение армяно-азербайджанского конфликта, во многом зависит сегодня от позиции США и Европы, способных оказывать давление, как на Москву, так и на Тегеран. В отношении России это расчет представляется явно ошибочным, а вот «иранскую карту» в привлечении Запада в число своих союзников Азербайджан уже разыгрывает, и это не остается без внимания иранского руководства, которое в своих ответных мерах, как показывают события последних месяцев, не намерено особо церемониться со своим северным соседом.

В сентябре 2011 года на северо-западе Ирана в непосредственной близости от границ с Азербайджаном были проведены десятидневные учения иранских военно-воздушных сил «Велает-3». Впервые в истории исламского Ирана учения имели, по заявлению военного руководства страны, не столько оборонительный, сколько «предупредительный характер», в том числе и в адрес Баку. Иран поднял в воздух сотни боевых самолетов и убедительно продемонстрировал свое многократное военное превосходство над Азербайджаном, прибегнув, по сути, к известной дипломатии канонерок. Еще до начала учений один их высокопоставленных военных Ирана выразил убеждение, что Израиль может нанести авиационные удары по ядерным объектам Ирана с территории Азербайджана. В Баку подобные обвинения из ИРИ отвергаются как надуманные, хотя факты больше говорят в аргументацию иранских опасений.

К примеру, Вашингтон пытается нейтрализовать так называемую ракетную угрозу, исходящую от ИРИ, созданием на азербайджанской территории системы ПРО. Размещение системы ПРО в Азербайджане означает фактически подготовку к военному нападению США на Иран.

По словам властей США, полное развертывание противоракетного щита завершится к 2015 г. До сих пор правительство Ильхама Алиева своей позиции о размещении элементов ПРО на территории Азербайджанской Республики никак не обозначило. Однако в Иране допускают, что власти Азербайджана не прочь принять на своей территории войска США даже при значительных расходах.

В отношении же продления Россией аренды Габалинской радиолокационной станции (РЛС) Азербайджан занял неконструктивный подход. В начале марта в СМИ появилась информация о том, что Азербайджан требует повысить плату за РЛС в Габале, которую арендует Россия, с 7 до 300 млн. долларов в год. Ничем не обоснованное многократное повышение годовой арендной платы, в несколько десятков раз, вызвало у российской стороны недоумение. Предлагаемая годовая стоимость аренды сопоставима со стоимостью строительства двух новых аналогичных станций на территории России. Требования азербайджанской стороны не соответствуют договоренностям по сохранению российского присутствия на станции, достигнутым в прошлом году на высшем уровне между Россией и Азербайджаном. В силу складывающихся обстоятельств, как считают в Минобороны России, у российской стороны не остается иной альтернативы, кроме как уйти из Габалы. Допускать того, что азербайджанские военные специалисты до такой степени некомпетентны, что не ориентируются в ценах на радиолокационные станции подобного типа, не будем.

В этом году Азербайджан оформил с Израилем крупнейшую в своей истории сделку на приобретение средств противовоздушной и противоракетной обороны, а также беспилотных летательных аппаратов, высокоточного оружия, обучение персонала общей стоимостью 1,6 млрд. долларов. Исполнителем заказа станет компания «Израэль аэроспейс индастри» (IAI). Это станет крупнейшим соглашением двух стран в сфере военно-технического сотрудничества, а Израиль по общему стоимостному объему военного экспорта вооружений в Азербайджан опередит Россию. Реакция Тегерана была скорой. Азербайджанский посол в Исламской Республике Иран (ИРИ) Джаваншир Ахундов был вызван 28 февраля 2012 г. в МИД ИРИ, где власти Ирана потребовали от Д.Ахундова разъяснений по поводу крупной азербайджано-израильской сделки на поставку продукции военного назначения. При этом во внешнеполитическом ведомстве Ирана выразили серьезную озабоченность в связи с «усилением влияния Израиля в сопредельных Ирану странах».

Так, что столь скорое и резкое дипломатическое раздражение иранцев в отношении укрепления военного сотрудничества северного соседа с еврейским государством можно понять. Других примеров военно-технического сотрудничества Израиля с мусульманскими странами Ближнего и Среднего Востока, пожалуй, нет. Иранцам, похоже, вдвойне обидно и то, что исламское единство в этот раз попирается самым близким соседом, близким не только территориально, но и религиозно. Ведь мусульманское население обеих стран — идентичны в лице шиизма, который далеко не на ведущих позициях в исламском мире в целом. Нельзя забывать, что во главе Ирана находится высшее шиитское духовенство, не знающее деления на шиитов-персов и местных шиитов-азербайджанцев (тюрок). Сделав ставку на военно-технический союз с Израилем, и пожертвовав ради этого нормальными отношениями с Ираном, Азербайджан, похоже, совершил стратегическую ошибку. До сих пор даже США не позволяли своему ВПК заключать столь крупные контракты по поставкам вооружения Азербайджану, опасаясь спровоцировать новую войну между Баку и Ереваном за обладание Нагорным Карабахом.

Угроза расширения террористической деятельности против ИРИ с территории Азербайджана также приобретает реальные черты. Известно, что против Ирана ведется «избирательный террор», направленный на уничтожение его научного потенциала в области ядерных исследований и представителей высшего командования Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Напомним, 10 апреля иранские власти сообщили о разгроме «израильской шпионско-диверсантской сети». По данному делу были задержаны пятнадцать человек, в том числе, граждане Ирана и иностранцы. У задержанных изъяли взрывные устройства, огнестрельное оружие и средства связи. В сообщении отмечалось, что руководители сети находились в одной из соседних стран, не называя ее.

А вот Азербайджан обвиняется в пособничестве террористическим организациям открыто. Иранские спецслужбы сообщают, что Израиль пытается разместить отряды членов иранской террористической антиправительственной Организации моджахедов иранского народа (ОМИН) в Азербайджане. Согласно их разведданным, израильское лобби оказывает давление на власти Азербайджана с целью принять террористов на местных базах. Этот вопрос, якобы, обсуждался также в ходе визита главы МИД Израиля Агвидора Либермана в Баку.

Иранскими экспертами отмечается что, в Азербайджане есть 16 заброшенных аэродромов и военных баз, четыре из которых уже реконструированы и, якобы, отданы в аренду Израилю. Азербайджан планирует восстановить остальные объекты с целью их дальнейшего использования. «Израиль, судя по всему, ищет в Азербайджане базы с условиями аналогичным базе Ашраф в Ираке, расположенной в 120 км от границы Ирана, где раньше дислоцировался лагерь ОМИН. Иранцы считают, что вследствие решения правительства Ирака выдворить террористов с иракской территории, США ведут переговоры с Азербайджаном, пытаясь уговорить их принять террористов у себя. Более того, ряд СМИ сообщает о возможном исключении группировки моджахедов из списка террористических организаций США.

Внешнеполитическое ведомство Ирана намерено в резкой форме отреагировать на размещение членов этой террористической группировки в соседних государствах. Об этом заявил на пресс-конференции официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст. По его словам, вопрос перевода боевиков из ОМИН в соседние страны, в том числе в Азербайджан, является весьма важным и щепетильным для Ирана. «Соседние государства должны учитывать этот момент. Они должны осуществлять деятельность таким образом, чтобы не ухудшать отношений с Ираном. Осуществление американо-израильского плана по размещению моджахедов может иметь для них негативные последствия. Эта группировка имеет длинный послужной список преступлений не только против Ирана, но и против иракского народа», — заявил Р.Мехманпараст.

В конце 2011 года состоялся визит в Азербайджан еврокомиссара по внешнеполитическим вопросам Евросоюза Кэтрин Эштон. В интервью спецвыпуску журнала «Business Year», посвященного Азербайджану, Кэтрин Эштон признает Баку важнейшим партнером Евросоюза в вопросах энергетики, именно в этой сфере европейцы сотрудничают с Азербайджаном наиболее плотно. Азербайджан, по ее мнению, является важнейшим игроком на всем Южном Кавказе, что, как считают в Европе, было подтверждено его избранием в непостоянные члены Совета Безопасности ООН. Евросоюз проявляет заинтересованность пока в демонстрации тесного сотрудничества в рамках развиваемого со странами региона Восточного партнерства, выстраиваемого на общности ценностей и стремлений ЕС и Азербайджана. И сам визит еврокомиссара по внешнеполитическим вопросам был скорее направлен на демонстрацию значения, которое Европа придает отношениям с Азербайджаном.

По словам еврокомиссара, стороны также обсудили и нагорно-карабахский конфликт. «Роль Европейского Союза отличается от роли Минской Группы ОБСЕ, которая занимается непосредственно урегулированием конфликта. Я назначила спецпредставителя, который будет заниматься поддержкой этого процесса настолько, насколько это возможно в рамках ЕС, к примеру, в контексте укрепления мер доверия между сторонами», — отмечала она. Напомним, что вмешательство Евросоюза в указанных выше резолюциях и решениях ООН и ОБСЕ не значится.

В ряду внешнеполитических вопросов, наиболее плотно обсуждаемых Эштон в Баку, была ситуация вокруг Ирана. Напомним, что со стороны Европейского Союза она уполномочена вести переговоры с Ираном, в том числе и в составе «шестерки» по вопросам его ядерной программы. Позиция еврокомиссара известна, она убеждена в том, что ИРИ допускает нарушения в вопросах нераспространения ядерного оружия. Декларируемый Евросоюзом устами Эштон подход «двухколейного пути», сочетающий демонстрацию готовности к дипломатическому закрытию «ядерного досье» Ирана и реальное оказание на него давления, в Тегеране не принимается. Баку к ядерной дипломатии напрямую не привлечен, а вот в его содействии в сфере оказания давления у Евросоюза интересы есть. Как представляется, сочувствие по поводу нерешенности карабахского конфликта со стороны Эпшон было лишь поводом для поощрения азербайджанских руководителей к внимательному отношению именно к иранской проблеме. Хотя конкретные решения по этому вопросу по итогам ее визита не были представлены, интерес к Баку как к союзнику в игре против Ирана обозначен был явственно. Азербайджан в ответ уже отрабатывает оказываемое «доверие», в частности на Каспии.

Осенью 2011 года Евросоюз предоставил Еврокомиссии мандат на проведение переговоров между Азербайджаном и Туркменистаном относительно правовой базы Транскаспийского газопровода. Таким образом, ЕС демонстрирует намерение прямо вмешаться в вопрос определения статуса Каспийского моря. Возможность реализации данного проекта, активизируемая заинтересованными силами в США и ЕС, беспокоит не только Россию, но и Иран. Москва и Тегеран выступают против строительства газопровода по дну моря, который к тому же и не разграничен.

В российско-иранских аргументах против этого газопровода чаще всего фигурируют ссылки на трудный рельеф дна и высокую сейсмическую нестабильность данной части Каспия. Для строительства газопровода потребуется согласие всех пяти прикаспийских государств, а Россия и Иран не меняли своего негативного отношения к проекту и в ближайшее время менять не собираются. Представить то, что газопровод начнут строить в условиях отсутствия согласия наших стран, нет оснований, хотя Баку и Ашхабад считают, что для строительства этой инфраструктуры достаточно их согласия. В принятом Европейской комиссией документе «Внешние энергетические связи Европейского союза» отмечается, что соглашение между ЕС, Азербайджаном и Туркменистаном относительно газопровода заложит основу строительства инфраструктуры, которая обеспечит транспортировку туркменского природного газа через Каспийское море.

Азербайджан, несмотря на то, что особой выгоды от транзитных платежей туркменского газа не видит, свой политический выбор сделал в пользу США и Евросоюза, усиленно продвигающих этот проект. Позиция Баку в этом вопросе опять ошибочна, не учитывающая собственные интересы в угоду энергетическим аппетитам Европы. Обострение отношений с Москвой и Тегераном из-за газопровода его не останавливает. Баку готов даже в ущерб собственным экономическим интересам, ведь туркменский газ на рынке Турции усилит конкуренцию с азербайджанским газом, идти и дальше на стратегическое сближение с Западом. Не будем исключать того, что в случае отмены санкций против ИРИ и нормализации отношений с Европой маршрут через иранскую прикаспийскую низменность будет намного предпочтительнее, и с точки зрения себестоимости, и экологии, и технических решений. С чем останется Азербайджан?

Как известно, делить на Каспии Ирану с Азербайджаном есть что и кроме газовой трубы. Россия, Азербайджан и Казахстан подписали трехстороннее Соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря. Документ, утвержденный на уровне заместителей министров иностранных дел, узаконил в трехстороннем формате правовой статус около 60 проц. недр всей акватории моря, то есть, спорных вопросов между этими тремя странами не осталось. В южной части Каспия в треугольнике между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном достичь аналогичных договоренностей пока не удалось. Иран не признает легитимность двусторонних соглашений России по Каспию с Азербайджаном и Казахстаном, а иранские власти не сделали ни одного заявления, которое бы свидетельствовало о пересмотре своих притязаний на 20-процентную долю Каспия.

Главнокомандующий ВМС Ирана Хабибулла Саяри, как сообщало информагентство Мехр, недавно заявил, что «для обеспечения своих интересов в акватории Каспийского моря Иран осуществляет тщательный контроль 20 процентов территории при помощи вооруженных сил». Известно, что в попытке решения каспийского вопроса Тегеран уже доходил до применения военного запугивания Азербайджана. Например, в июле 2001 года иранские эсминцы и боевые самолеты предприняли угрожающие действия в отношении азербайджанского судна, занимавшегося разведкой морского дна. По этому инциденту правительство Азербайджана, как отмечалось тогда, «будет реагировать в меру своих возможностей», но средств дать серьезный отпор военными средствами у Баку не нашлось. «Вам известен уровень боеспособности наших пограничных войск. Мы располагаем недостаточным потенциалом и нуждаемся в военной помощи. В случае возникновения даже незначительного конфликта в регионе все наши работы на Каспии будут остановлены», – признавал главный советник президента Гейдара Алиева Асадов. Действительно, компании BP и Statoil после инцидента с иранцами отказались от освоения спорных участков, 10 лет спустя освоение участка «Алов» так и не сдвинулось с мертвой точки.

Имеющийся у Азербайджана на настоящий момент потенциал на море довольно слаб и способен охватить лишь 30 процентов акватории, на которую претендует Азербайджан. В ноябре 2009 года Иран, несмотря на обещания не делать этого, спустил на воду свою новую платформу «Иран-Алборз» в акватории, оспариваемой друг у друга Азербайджаном и Ираном. Слабый потенциал Азербайджана на море чреват непреднамеренной конфронтацией с Ираном. Ситуация остается напряженной и легко может соскользнуть на применение военной силы.
Таким образом, как представляется, решение окончательно рассорить Иран с Азербайджаном принято американо-израильским альянсом, в фарватере стратегии которых на Южном Кавказе сегодня оказался Баку.

Натравливая Азербайджан на Иран, США не оставляют азербайджанскому руководству ни малейших шансов на самостоятельную политику в отношении Тегерана. Участвуя в реализации американских замыслов, Азербайджан не только не сможет найти пути к примирению с Ираном, но и сам окажется в изоляции от своих ближайших соседей по региону, в том числе и России, для которой сценарии Вашингтона также неприемлемы. Для Баку, в этой связи, видимо, пришло время прагматично и честно посмотреть на корни иранского неприятия нынешнего политического курса Азербайджана. Ведь нельзя всерьез на высоком государственном уровне утверждать, что причиной очередного политического скандала с Тегераном стало проведение в Баку конкурса Евровидения, который не воспринимается официальными властями Ирана по религиозным соображениям.

Николай Кольчугин — эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока, кандидат исторических наук, доцент

По материалам: Иран.ру

Категории: Азербайджан, Главное, Иран, США

« При военной интервенции против Сирии вмешается Иран, что повлияет на регион и на Армению
» Разделительные линии на Южном Кавказе принимают «блоковые» очертания
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»