РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Новые элементы в «коридорной» политике США на Южном Кавказе: опосредованная милитаризация Азербайджана

На отдельном этапе внешнеполитических прoцессов в соседних Южному Кавказу регионах была весьма распространённой версия о его «коридорной» геополитической ценности для плaнов крупнейших внешних акторов. Затем данная версия утратила свою актуальность, отчасти в силу «избитости» в аналитических работах констатации «коридорной» сущности Южного Кавказа в качестве региональной смычки между Чёрным морем и Каспийским бассейном, а также в связи с определёнными попытками таких акторов, как США, пересмотреть свои прежние, во многом прямолинейные подходы по проникновению и закреплению в Черноморско-Кавказском регионе.

На текущем этапе заметно возрастание интереса евроатлантистов к «коридорному» потенциалу Южного Кавказа, который на этот раз имеет некий обратный характер – регион интересен внешним акторам, прежде всего, не по причине проникновения, а в связи с передислокацией и выводом сил из регионов их стратегических интересов. Цифра «2014» приближает вывод американских войск из Афганистана, что делает актуальным «реверсивную» ценность южнокавказского «коридора». Однако было бы весьма поверхностным предполагать, чтo Южный Кавказ будет интересовать США в преимущественно логистической составляющей переброски персонала и грузов из Афганистана. Южнокавказский «коридор» на нынешнем этапе не имеет таких «пропускных мощностей» переправки войск и грузов в Афганистан и из него. Основные логистические маршруты на афганском направлении, как известно, проходят через пакистанскую территорию и территории центральноазиатских республик, составляющих главное звено в т.н. Северной сети поставок (1).

Вместе с тем, приближающийся «реверсивный» откат США из Афганистана на фоне неустранимых ныне и в ближайшей перспективе американо-пакистанских сложностей и нестабильности отношений Вашингтона с центральноазиатскими столицами и Москвой, предоставляет вашингтонским стратегам дополнительные стимулы к поиску замещающих нестабильные маршруты новые пути передислокации и вывода своего контингента из Афганистана.

Европа также старается не отставать от США в проявлении повышенного интереса к «коридорному» потенциалу Южного Кавказа. Более того, как можно понять из слов официальных представителей интересов ЕС на Кавказе, «коридорная» терминология получает всё большее проявление в заявлениях и действиях европейских эмиссаров. К примеру, в ходе своего визита в Ереван 31 мая — 1 июня спецпредставитель ЕС на Южном Кавказе Филипп Лефор отметил потребность для ЕС «работающего южнокавказского коридора».

Рьяные партнёры США на Южном Кавказе уже несколько лет ведут активную работу по принципу «понравиться всеми силами Вашингтону». Такое рвение, прежде всего, заметно у нынешнего грузинского руководства, отправившего значительный по количеству контингент своих военнослужащих в состав коалиции в Афганистане. Однако на одностороннем энтузиазме Тбилиси укрепить свои позиции на Южном Кавказе в ходе «реверсивного» отката Соединённым Штатам недостаточно. Без серьёзного участия Азербайджана в подобных планах Вашингтона проведение «коридорных» проектов в регионе с геополитическими последствиями для него не представляется реализуемым. Отсюда можно предположить, что остающееся до даты «2014» время Вашингтон должен посвятить в т.ч. и заметному усилению связей с Баку, поступательно вводя его в орбиту функциональных планов евроатлантистов в региональных процессах.

Не замечать активизацию Азербайджана с амбициозным уклоном в региональных процессах невозможно. Такая активность имеет проявления по всем сильным и слaбым сторонам Баку в региональных процессах. Напористая энергетическая дипломатия вперемежку с диверсионными вылазками на азербайджано-карабахской и азербайджано-армянской границах подчёркивают настрой Баку на проявление любой активности, только бы не оставаться в состоянии субъекта, который смирился с установившимся региональным статус-кво. Рьяное стремление Тбилиси в евроатлантический клуб и усилия Баку всеми способами и путями изменить статус-кво на Южном Кавказе в целом и в зоне Карабахского конфликта, в частности, как нельзя кстати планам США по усилению своих позиций в Черноморско-Кавказском регионе. США будут искать такого усиления собственных позиций на Южном Кавказе, которое, помимо прочего, должно сыграть в планах вашингтонских стратегов компенсирующую роль после значительного сокращения американского военно-политического присутствия в Афганистане с параллельным отдалением военного потенциала от центральноазиатских границ.

Особый интерес для США представляет факт совпадения их подходов с некоторыми внешнеполитическими установками Грузии и Азербайджана. Для первой такая установка выдержана в одиозных антироссийских тонах, для Баку же одной из приоритетных по значимости (по всей вероятности, стоящей на «втором месте» после карабахской темы) внешнеполитической установкой выступает цель гарантировать себя от «иранской угрозы» с южных рубежей.

Затягивание азербайджанской стороной переговоров с Россией по Габалинской РЛС, ступор в азербайджано-иранских отношениях, получившие новую интенсивность контакты между Баку и Анкарой по военно-политической линии – вот только некоторые подходы Азербайджана в региональных процессах, которые не могут не заинтересовать в предметном плане Вашингтон. Баку, наряду с Тбилиси, всё больше вводится евроатлантистами в функциональные рамки строгой конфронтации с Тегераном и сохранения напряжённости по некоторым вопросам в его отношениях с Москвой.

Азербайджан на данном этапе проявляет особый интерес к своей милитаризации. Это делает его очень похожим на Саудовскую Аравию, которая также имеет экспортно ориентированный энергетический потенциал, неудержимую тягу к приобретению самых современных видов вооружений и военной техники, а также повышенную региональную амбициозность. Милитаризация нужна нынешнему азербайджанскому руководству как для внутреннего пользования (убеждение своих граждан в неминуемом приближении даты «освобождения Нагорного Карабаха от армян»), так и по соображениям надуманного укрепления тем самым своих позиций в региональных процессах и удержания «потенциальных противников» (прежде всего, Ирана) от силовых сценариев против Азербайджана.

В свою очередь, США могут удовлетворить тягу Баку к милитаризации, действуя опосредованным путём – через свои особые отношения с Турцией и Израилем.

Милитаризация Азербайджана уже вызывает нарастающую настороженность у Тегерана, эксперты которого высказывают свои опaсения именно в таком, американо-турецко-израильском контексте. Так, в ходе состоявшейся 14 мая в Институте востоковедения РАН научной конференции на тему «Особенности политики Исламской Республики Иран в период президентства М.Ахмадинежада», один из докладчиков с иранской стороны (Мохаммад Хасан Махдиян) отметил некоторые общие или близкие между Россией и Ираном позиции «по многим международным и региональным вопросам». В числе последних он указал на «милитаризацию Азербайджана, осуществляемую при помощи США, Израиля и Турции».

Удобные возможности по опосредованной и/или скрытой милитаризации Азербайджана, что ещё больше привяжет его к евроатлантической линии от Чёрного моря до Каспийского бассейна, могут предоставиться Соединённым Штатам в ходе «реверсивного» отката из Афганистана, на пути которого вышедшие из пункта «А» (Афганистан) в пункты нового дислокационного назначения вооружения и военная техника могут не дойти до конечного адресата, «затерявшись» где-то на полдороге от Азербайджана до Грузии.

Как представляется, именно в ключе содействия милитаризации Азербайджана и поступательного привлечения Грузии к членству в НАТО вашингтонские стратеги в ближайшие годы будут выстраивать курс на усиление своих позиций на Южном Кавказе.

Арман Микаелян, политический обозреватель

По материалам: Новое Восточное Обозрение

(1) Северная сеть поставок представляет собой сеть транспортных коммерческих маршрутов, проходящих через территорию центральноазиатских государств — Таджикистана, Узбекистана и Казахстана, а также России, Азербайджана, Грузии и Латвии. Она поделена на две части. Южный маршрут предполагает прохождение грузов из Афганистана через Узбекистан и Казахстан к морскому порту Актау, оттуда паромом в Баку и, через территорию Азербайджана и Грузии, в морской порт в Поти. Северный маршрут — пролегает через территории Узбекистана, Казахстана, России и Латвии. По данным независимого американского исследователя Джошуа Кучера, который ссылается на отчёты Вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, пропускная способность Северной сети поставок в Афганистан составляет, по меньшей мере, 500 контейнеров в неделю.

Категории: Азербайджан, Главное, Грузия, США

« О региональной политике Ирана
» «Иранский вопрос»: предыстория и сущность