ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



ЕС — карточный дом?

Остаться ли в Еврозоне или уйти по-английски? Кажется, таков актуальный вопрос, который стоит на повестке дня практически каждого второго современного европейского государства.

Европейские лидеры, взывающие Грецию к чувству долга и шантажирующие тем, что в случае окончательного развала греческой экономики в ходе кризиса суверенного долга, и особенно после его эскалации во второй половине 2011 года, не смогут более подать ей руку помощи, на самом деле немного лукавят. Вопрос экономической состоятельности той или иной участницы европейского единства и братства, далеко не единственное, что останавливает лидеров ЕС от решительных призывов к разрыву отношений. Культурный релятивизм сегодня терпит крах на глазах, дробление государств, представляющих собой сложносочиненную амальгаму и состоящих из отдельных полноценных этнических групп, стремящихся добиться права на сецессию, кажется неотъемлемой частью реалий завтрашнего или уже сегодняшнего дня. Безусловен и тот факт, что этнические единицы и «малые» страны объединенной Европы злоупотребляют этим обстоятельством, пытаясь не только договориться, но и выторговать для себя определенные финансовые послабления и поддержку, что отнюдь не способствует возвращению доверия ЕС к этим странам.

Европа, выказывающая явные признаки цивилизационной стагнации, подкрепленной двумя мировыми войнами, в ходе которых усугубилась ее религиозная и этническая разношерстность, держится сегодня за идеологию общеевропейских универсальных ценностей, которая должна будет спасти ее как  полноценную геополитическую составляющую большого мира. И вот уже лидеры и элиты стран ЕС, осознавая всю шаткость своей диспозиции, готовы рассматривать варианты спасения. Европейский союз реагировал на нужды современности, проводя как конституциональные реформы, так и принимая, так называемые, дополнительные экономические меры.

Экономический аспект, благодаря колебаниям рынка, слабым ВВП стран, переживающих кризис, и другим показателям нестабильности, поставлен во главу угла и грозит разрушить будущее благополучие всей совокупной Европы. Марко Бути, генеральный директор Европейской Комиссии по экономическим и финансовым вопросам, в отчете Еврокомиссии по ситуации в Греции за май 2012 выразил уверенность, что ЕС имеет широкий инструментарий для наблюдения за макроэкономическими процессами в регионе, попутно также заметив, что для корректировки существующего внутреннего и внешнего дисбаланса необходимо провести структурные реформы. Что означает эта ремарка о структурных реформах?

К концу августа в парламенте Греции запланировано голосование по вопросу принятия пакета мер экономии, которая вызвала в феврале бурю общественного негодования и протестные акции, так как, несмотря на заявленный спектр мер, они в первую очередь ударят по социальному сектору, что приведет к урезанию зарплат, пенсий, льгот бюджетников. Именно этим объясняется то обстоятельство, что коалиция ряда греческих левых партий СИРИЗА (SYRIZA), показывающая на выборах прошлых лет не более 5 процентов (5,04% на парламентских выборах 16 сентября 2007 г., 4,6% в 2009 г.) 6 мая 2012 г. на досрочных выборах в парламент набрала 16,78% (более миллиона голосов), заняв второе место. А уже 17 июня 2012 во время выборов в греческий парламент – 26,89% голосов. Такой рывок вперед радикальных левых партий, поддерживаемых греческими профсоюзами, прямо отражает настроение греческого общества, выступающего за отказ от программы европейской помощи и курса жесткой экономии в стране, в то время, как консервативная партия «Новая демократия» значительно потеряла «в весе», а ПАСОК (левоцентристское «Всегреческое социалистическое движение») потеряла примерно половину своего электората. Брюссель надеется, что сформированное правительство не откажется от кредитов ЕС, ЕЦБ и МВФ, что в свою очередь означает также дальнейшее существование Греции в рамках ЕС. Таким образом, продолжающееся уже несколько лет затягивание поясов будет продолжаться и впредь, поскольку ни правоцентристы в лице действующего председателя партии Антониса Самараса, в прошлом ярого евроскептика, ни ПАСОК, ни даже Алексис Ципрас, председатель партии «Синазпизмоз» и лидер СИРИЗА, широко известный своими резкими высказываниями в адрес Брюсселя, по большому счету не заинтересованы в том, чтобы Греция, по уши увязшая в экономической рецессии, выкарабкивалась в одиночестве из сложившейся ситуации. В этом смысле высказывания левых, призванные заполучить одобрение широких слоев населения, выглядят популистскими трюками, так как рано или поздно Греции придется расплатиться за свою беспечность и лучше бы, если бы расплата происходила в твердой валюте международных кредиторов. Впрочем, и тут евроскептики настаивают на своем, считая, что около сотни миллиардов евро, обещанных Греции, вряд ли спасут «отца русской демократии» и через год с небольшим (а по оценкам аналитиков Citigroup и вовсе к 1 января 2013 г.) Греция покинет зону евро, продолжая свое пятилетнее движение по наклонной.

Аналогичная ситуация сегодня наблюдается в ряде экономик других европейских стран. В Испании, к примеру, также велик уровень безработицы, который грозится расти и дальше, а банковская сфера подвергается сейчас необходимой реструктуризации и рекапитализации. В последнем квартале 2011 года страна переживала рецессию, связанную с ухудшением на рынке труда, сокращением госрасходов и ухудшением условий кредитования. Впрочем, прогнозы на рост ВВП на 2013 год для Испании выглядят значительно более обнадеживающими, по сравнению с другими странами, получившими название PIGS. Эти прогнозы, однако, учитывают и то, что Испания в свою очередь рассчитывает в большей степени на помощь соседей по региону в спасении своей банковской сферы от банкротства, в частности, в спасении Bankia от краха, нежели на проводимые структурные реформы.

Борьба с дефицитом бюджета в странах Европы будет продолжаться еще долго, и слабые звенья этой цепи будут, по всей видимости, агонизировать под тяжестью своих долгов и под натиском волн манифестаций возмущенной общественности. Экономические соображения, положенные первоначально в основу создания Европейского Союза, и поныне имеют большое значение, однако интеграционные процессы, начатые более полувека назад, имели своей целью в первую голову предотвращение любых предпосылок для новой мировой войны. То есть консолидация общеевропейских сил имела в свое время очень логичные и понятные причины, которые немного нивелировались и забылись со временем и со сменой поколений. Однако стоит отметить, что опасность ослабления объединенной Европы, а тем самым и возникновение новых вспышек неконтролируемых конфликтов в регионе, которые могут привести к новому его переделу, вполне актуальна сегодня, а значит, Европе предстоит тяжелое и затяжное движение по пути укрепления своего фундамента и изначально обозначенных ценностей и целей.

Все это не исключает некоторого видоизменения формата объединения Европы в рамках тех самых универсальных ценностей, направленных на укрепление своих геополитических позиций. Трансформация функционирования Европы, как уже было отмечено, может происходить (и в известном смысле уже происходит) также путем принятия общеевропейских конституционно-правовых норм, изложенных в провальной Конституции ЕС, в паре доконституционных учредительных документов или в Лиссабонском договоре, подписанном 13 декабря 2007 года и вступившим в силу 1 декабря 2009 года. Лиссабонский договор призван был доработать и заменить собой Конституцию ЕС и, самое главное, институционализировать деятельность Европейского Союза, поскольку объединение Европы только через общий рынок не отвечало, да и не отвечает до сих пор основополагающим требованиям ЕС, стабильности и безопасности в регионе.

Упаднические настроения и в целом стагнирующая ситуация в ЕС сегодня свидетельствует о том, что помимо экономических и социальных дилемм, вставших перед ним, в Европе существует вполне реальный политический кризис, вызванный, как уже было отмечено, рядом давних нерешенных и усугубленных проблем и внутренних противоречий. В имеющихся обстоятельствах ясно то, что в одиночку ни одно из европейских государств не справиться с последствиями своей вековой политики запутывания следов и балансирования на грани фола, особенно в областях, стремящихся к естественному для себя обособлению. Стремление к сецессии, имеющее различный характер в зависимости от страны и его этнических компонентов, логично вытекает из этнополитических процессов, происходивших в регионе. Практически каждую европейскую страну на сегодняшний день можно поделить на несколько условно обозначенных внутренних «государств», или иначе этнических общностей, которые, помимо официального языка, принятого в стране, часто говорят на своем языке или диалекте, имеют свои национальные, конфессиональные, культурные, особенности или суб-этническую идентичность, что и приводит к межэтническим конфликтам и сепаратизму. Следует также отметить, что разные регионы Франции, Италии, Испании, других европейских стран помимо этнокультурных отличий, имеют также ярко выраженные особенности в плане экономического и индустриального развития. Одни части страны, претендующие на культурную автономию, имеют ко всему прочему явное преимущество с точки зрения своего вклада в общий котел. Страна Басков, известная своей высокоразвитой промышленной сферой, в наименьшей степени пострадала от финансового кризиса и значительно опережает по индексу ВВП на душу населения другие регионы Испании. К примеру, в 2009 году он составил 30 тысяч 683 евро, что соответствует среднему показателю для стран Евросоюза. Ломбардия (Южный Тироль), отошедшая от Австрии к Италии по Сен-Жерменскому договору и с тех пор ведущее свое билингвистическое и бикультурное существование в составе Италии, сегодня является самым развитым регионом Италии и шире – это один из наиболее богатых областей всего Евросоюза. ВВП региона в 2000 году составил 229 миллиардов евро, что позволило всемирным рейтинговым агентствам оценить Ломбардию выше всей Италии.

Таким образом, ЕС, делая попытку соединить в себе разные цивилизационные пласты, столкнулась с проблемой, которую можно представить в виде матрешки: Европейский Союз, соединяющий в себе разные по своим характеристикам страны, а также эти самые страны, включившие в себя регионы, имеющие свою отдельную этнокультурную самобытность и автономию или  отчетливо выражающие свои стремления к обретению этой самой автономии. Процесс политического распада и дробления не имеет конца, и, раз вступив на этот путь, остановиться будет очень сложно, для этого понадобиться аккумулировать весь внутренний потенциал, который растрачивался годами. Это прекрасно осознают европейские чиновники, в частности, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и постоянный председатель Европейского совета Херман ванн Ромпёй четко выражают свою позицию, касаясь темы долгового кризиса, охватившего Европу, и мер по борьбе с ним. По их мнению, залогом будущего стабильного экономического роста является не в последнюю очередь поддержка, оказанная кризисным странам, со стороны всей Европы. Они также повторяют из раза в раз, что благосостояние и безопасность Европы в целом напрямую зависит от того, останется ли Греция в Еврозоне. То есть целостность ЕС – это целостность Европы и ее статус, как полноценной геополитической единицы.

Какие же следует предпринять шаги в том случае, если Греция все-таки решится на драхму и выход из Еврозоны, вызывая своим поведением тот самый прогнозируемый «эффект домино»? «Эффекта домино» в ЕС, конечно, опасаются больше всего. Такое развитие ситуации будет означать, что дестабилизацию придется сбалансировать иными путями, то есть политикам и идеологам ЕС придется искать новые ориентиры на континенте. В свою очередь, положение стран, где среднестатистические граждане негодуют по поводу урезания своего бюджета, выражая свое негодование уличными акциями, как в Греции, или забастовкой шахтеров, как в Испании, а элита и политический истеблишмент большей частью настроен проевропейски, несмотря на личные опасения потери подлинно национальных интересов, — это прямое свидетельство того, что высшие эшелоны власти не только опасаются за сохранность своей собственной персоны, но также отчетливо понимают, к чему приведет тотальная разрозненность и изоляция своей страны от остального сообщества. Что касается бастующих граждан, то и они, несмотря на всю полноту своего недовольства, должны понимать, что отказ от Еврозоны, это также отказ от свободного перемещения по Европе, от помощи Германии, которая по сей день является основным донором ЕС, от многих благ, приобретенных, благодаря общности интересов и упрощенности таможенных процедур.

Однако, является ли ЕС в своем сегодняшнем виде единственным вариантом решения задачи благополучного сосуществования европейских стран? Нахождение новой объединяющей структуры прямо вытекает из личных интересов каждого европейского государства, что позволит, действуя сообща, выйти из существующей экономической прострации, а также обеспечить безопасность и стабильность Европы в целом и каждой отдельно взятой страны. Несмотря на все новые и новые симптомы болезни под названием «распад ЕС», целесообразность существования объединяющей структуры настолько очевидна, что в этой связи на сегодняшний день не существует резко полярных мнений. А ЕС в сегодняшнем виде не является полноценным системообразующим фактором, способным послужить гарантом аккумуляции европейского потенциала, так как у него сейчас отсутствуют все необходимые составляющие компоненты системы как таковой. И в случае, если фундамент Евросоюза треснет окончательно, то он может потерять значительное число своих участников, вплоть до того, что при определенном раскладе линия разлома может проходить по тому месту, где находятся страны, которые являются авторами идеи панъевропеизма, то есть ЕС может попросту стать сообществом нескольких стран-инициаторов самого Европейского Союза.

Именно эти страны выстояли в ходе кризиса, по сравнению с остальными членами Европейского Союза, и именно эти страны, не считая Франции, находятся вне зоны действия существующих ныне самых горячих конфликтов. Средиземноморье – регион, полностью охваченный раздорами, при этом север Средиземноморского бассейна переживает пока еще большей частью финансово-экономические затруднения, в то время как на всем юге бушует военно-политическая эпидемия, начавшаяся с «арабской весны». Роль Франции в обострении этно-конфессиональных и политических разногласий, существующих в южной части Средиземноморья, интересна во многих смыслах, но в первую очередь из-за актуализации темы Средиземноморского региона, которую осуществил экс-президент Франции Николя Саркози. Инициировав проект создания Средиземноморского союза, Саркози способствовал в дальнейшем официальному продвижению проекта в широких общественно-политических кругах стран региона. В свое время в прессе широко освещались личные отношения Каддафи и Саркози в не совсем приятном для последнего ключе. Известна также роль Франции в решении вопросов арабской весны и ее участие в резолюциях ООН и политике сдерживания. Получается, президент Франции в значительной мере самолично способствовал впоследствии дискредитации своего детища, Средиземноморского Союза. По большому счету неважно, была ли это намеренная, заранее продуманная дискредитация или вопросы решались по ходу и месту их поступления. Однако понятно, что сегодня можно говорить не просто о последствиях «арабской весны» или кризисе суверенного долга в странах ЕС, но можно прямо утверждать о том, что на данный момент существует отчетливо проступающий именно Средиземноморский кризис, который является фоном  всех этих событий. Средиземноморский регион сегодня представляет собой театр действий, где развертывается давно ожидаемый хаос, который придется уладить не только репрессивными мерами, но и хорошо продуманной и приведенной в действие политикой. Каков будет характер этой политики, внутренние механизмы ее функционирования, а также механизмы управления и интеграции стран?

На эти вопросы попытались также ответить российские идеологи евразийства. При одном взгляде на сегодняшнюю концепцию Евразийского Союза возникает ощущение, что это переделанная версия классического сюжета, некий римейк. Концепцию евразийства, в том или ином виде, активно поддерживали и продвигали Александр Дугин, политики, деятели культуры, в частности, известна позиция Нурсултана Назарбаева, высказанная им в 1994 году во время своего выступления в ChathamHouse в Великобритании. Впоследствии Назарбаев неоднократно выражал свои надежды на положительные подвижки в этом контексте, а также на интеграцию стран СНГ в евразийство. Однако идеи евразийства витали в воздухе еще с начала прошлого века, со славянофилов, с писателей и публицистов анти-либерального толка, с таких философов, как Николай Трубецкой, Петр Савицкий, Константин Леонтьев. Философы прошлого столетия видели путь дальнейшего развития России не в интеграции с западом, а в создании Евразийского Союза, который мог заменить собой Советский Союз, а коммунистическая идеология в свою очередь была бы заменена евразийской. Между тем, поддержка евразийства на таком масштабе, как сегодня, пожалуй, не имеет аналогов в истории развития этой идеи. И если действующий президент такой страны, как Россия, открыто выражает свою позицию по этому вопросу, то это можно рассматривать, как домашнее задание, как призыв для остальных стран региона как минимум задуматься «на тему». Еще буквально пару лет назад Евразийский Союз рассматривался скорее как интеграционная структура, которая соберет вокруг себя среднеазиатские страны в рамках Таможенного Союза. Сегодня география евразийства меняется на глазах, охватывая весь евразийский континент от Тихого океана до Атлантики, от «Лиссабона до Владивостока», и это, безусловно, путинская география евразийства. Серия статей Путина, в которых он излагал свои «подходы к развитию страны», охватила очень многие аспекты российской внешней и внутренней политики, включая также вопросы, касающиеся ЕС и взаимодействия России с этой европейской структурой. Продвигая на страницах своих статей идеи нового евразийства, Путин, попутно выразил мысль о том, что существующий сегодня в международных отношениях «морально-правовой вакуум» и конфликты протяженностью в целый континент, следует решать совместными усилиями в рамках принципиально новых структур.

О заявке новой организации можно судить с разных углов и точек зрения, обсуждая ее достоинства и недостатки в деле стабильности, безопасности и обеспечения развития евразийского континента, как и для каждой отдельно взятой страны, региона, автономии, этнической единицы. Но стоит помнить, что, как некогда справедливо и очень точно заметил Сэмюэл Хантингтон, «флаги имеют значение», и культурная, этническая, религиозная идентификация – это тот фактор, который ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, преобразуя современную ситуацию во что-то еще более новое.

 

[1] Лидеры ЕС не хотят допустить выхода Греции из Еврозоны — http://www.bbc.co.uk/russian/business/2012/05/120523_eu_wants_greece_stay_in_euro.shtml

[2] Встреча директора Департамента международного сотрудничества ТТП России Сергея Васильева с делегацией Правительства Страны Басков — http://www.tpprf.ru/ru/activities/relations/far-abroad/news/index.php?id_12=33263&from_12=5

[3] Лиссабонский договор: как меняется Европейский Союз, Николай Кавешников — http://www.perspektivy.info/oykumena/europe/lissabonskij_dogovor_kak_menajetsa_jevropejskij_sojuz_2009-12-22.htm

[4] Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня, В. В. Путин, «Известия», 3 октября 2011 — http://izvestia.ru/news/502761

[5] Россия и меняющийся мир, В. В. Путин, «Московские новости» — http://www.mn.ru/politics/20120227/312306749.html

[6] Протестное голосование – крах Европы? – http://ru.euronews.com/2012/06/25/the-angry-voters-of-europe/

[7] European Economic Forecast, Spring 2012, European Commission — http://ec.europa.eu/economy_finance/publications/european_economy/2012/pdf/ee-2012-1_en.pdf

Тамара Андриасян, Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона (Армения)

 

 

Категории: Главное, Европейский Союз

« Будущее России: разрушение или восстановление естественных рубежей?
» Кавказский фактор в мировой геополитике (стратегическое значение, гуманитарные аспекты, потенциал культурно-социальных сетей)