ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Ситуация в Сирии и армяно-турецкие протоколы

Острая фаза кризиса в Сирии продолжается уже свыше полутора лет и она унесла десятки тысяч жизней. Число беженцев из Сирии в сопредельные страны измеряется уже пятизначной цифрой.  Однако, конца кризису не видно, а в международном сообществе нет единой точки зрения не только на происходящее в этой стране, но и нет согласованного рецепта на выход из сложившейся ситуации.

Вашингтон, Лондон и Париж, оказывая широкомасштабную политическую поддержку вооруженной оппозиции, которая состоит в основном из представителей радикальных исламских группировок, видят только одновариантное решение проблемы — отстранение от власти любой ценой президента Башара Асада и приведение к власти представителей весьма неоднородного конгломерата радикальных исламских группировок. При этом, в западной электронной прессе строятся виртуальные образы представителей оппозиции как сторонников демократического пути развития Сирии, которые с оружием в руках борются против авторитарного режима Башара Асада. Однако, в эфире западных и международных телекомпаний со стороны вооруженной оппозиции чаще слышится клич «Аллах акбар!» чем какие-то политические постулаты.

Стремление США и их вышеупомянутых союзников добиться смещения Башара Асада любой ценой уже привела к достаточно любопытной ситуации, когда Госдеп США осудил теракт 18 июля с.г., который был совершен против высших должностных лиц в Сирии и в результате которого погиб министр обороны этой страны Дауд Раджха (христианин по вероисповеданию), но, одновременно, Вашингтон дал понять, что «погибли виновные».

Одновременно, в открытых источниках появилось достаточно много проверенной информации об участии в боестолкновениях в Сирии на стороне вооруженной оппозиции подразделений «Аль-Каиды». В глазах наблюдателей в Ереване получается довольно любопытная ситуация: в Афганистане и Йемене США со своими союзниками, в том числе с участием небольшого контингента из Армении, воюют против «Аль-Каеды» и террористов, а в Сирии та же «Аль-Каеда» вместе с вооруженной оппозицией воюет против президента Башара Асада, которого поддерживают все сирийские христиане. Поддержка Б.Асада со стороны сирийских христиан — понятна, т.к. они полагают, что только он может гарантировать их безопасность и неприкосновенность имущества. Отметим также, что в состав правительства Сирии, которое было сформировано по итогам многопартийных парламентских выборов 7 мая с.г., впервые в истории страны, вошла армянка Назира Фарах Саркис. Она стала государственным министром по вопросам охраны окружающей среды.

В сложившейся в Сирии ситуации Армению, более всего, интересует вопрос безопасности почти 100 — тысячной армянской общины, представителей которой она вынуждена все чаще принимать в Ереване в качестве лиц ищущих убежища. В международных организациях, прежде всего в ООН, Армения, обеспокоенная безопаностью своих соотечественников, при голосованиях по сирийской проблематике, оказывается в числе «воздержавшихся»,

Россия, Китай и Иран полагают, что сирийский кризис должен быть решен без вмешательства извне путем мирного диалога между самими сирийцами и главным предусловием такого диалога должно стать прекращение насилия. При этом, отставка Б.Асада в качестве предусловия не принимается.

Говоря о политической поддержке вооруженной сирийской оппозиции со стороны США, Великобритании и Франции, мы должны отметить, что эти страны не концентрируются на оказании массированной военной помощи своим протеже. Они предпочитают использовать спецподразделения и обеспечивать сирийскую вооруженную оппозицию данными разведки. Главным спонсором и главным союзником сирийской вооруженной оппозиции являются Саудовская Аравия, Катар (оба государства достаточно далеки от демократических стандартов) и Турция. Именно с территории последней на территорию Сирии проникают боевые группировки сирийской вооруженной оппозиции. Именно на территории Турции происходит вербовка боевиков, именно на ее территории находятся не только лагеря беженцев которые любят показывать по международным СМИ, но и лагеря подготовки боевиков.

Действия сегодняшней Турции, которая имеет соответствующие договора о добрососедстве и невмешательстве во внутренние дела с Сирией, вызывают все большее недоверие и осуждение в Армении. Фактически Анкара стоит за вооруженными группами радикальных исламских боевиков засылаемых в Сирию, которые представляют прямую угрозу безопасности всем христианам этой страны, в том числе и армянам. Причем антихристианская линия Турции, за которой стоят те же Вашингтон, Великобритания и Франция, не подлежит никакому сомнению. В сложившейся ситуации в Ереване все чаще задаются вопросами:

— как можно иметь дело с таким партнером как Турция, который может пренебрегать имеющимися договорами (имеется ввиду Сирия)?

— как можно ратифицировать армяно-турецкие протоколы подписанные три года назад в Цюрихе, когда Турция фактически поддерживает насилие против христиан (и армян как христиан) в Сирии?

— можно ли доверяться в вопросах безопасности тем странам (США, Великобритания и Франция), которые поддерживают антихристианские/ антиармянские силы в Сирии?

Таким образом можно констатировать, что в результате активного участия Анкары в сирийском кризисе, армяно-турецкие протоколы трехлетней давности можно считать похороненными, а их их ратификацию «в разумные сроки» — труднореализуемым проектом.

То что Армения и Турция должны нормализовать отношения — очевидно, но также очевидно и то, что эти отношения не могут быть нормализованы на основе протоколов трехлетней давности в Цюрихе. Нужны новые переговоры, новые договоренности и новые документы.

Пока же большинство населения Сирии не поддерживает боевиков среди которых много иностранцев (из Ливии, Афганистана, Сомали, Иордании, Чечни и других мест). Вооруженная разношерстная оппозиция по-прежнему не имеет единого командования и она не может рассчитывать на крупномасштабную военную интервенцию со стороны НАТО или создание «бесполетных зон» над территорий Сирии из-за того, что Россия и Китай блокируют все варианты военной интервенции в Совете Безопасности ООН.

Весьма важным для администрации Б.Асада также является то обстоятельство, что большая часть сопредельных стран не поддерживает вооруженную сирийскую оппозицию (речь идет об Израиле и Ираке, а также частично о Ливане и Иордании). Все эти страны являются светскими государствами и в случае прихода к власти в Дамаске исламских радикалов они, как минимум, будут испытывать дискомфорт.

Таким образом, из соседей Сирии лишь Турция согласилась быть плацдармом против Дамаска. Однако и для самой Турции нынешняя ситуация далеко неоднозначна, т.к. она несет в себе обширные проблемы, в том числе и актуализацию курдского вопроса.

Кроме того, видимо следует говорить о кризисе внешнеполитической доктрины «Ноль проблем с соседями» нынешнего главы турецкого МИД Ахмета Давутоглу. Многие соседи Турции восприняли эту доктрину как неприемлемый для них неосманизм. Во многом поэтому Анкара столкнулась с достаточно серьезными проблемами по всему периметру своих границ.

Так что история с армяно-турецкими протоколами может быть представлена лишь как одна из не самых больших проблем внешней политики Турции и ее втягивания в сирийский кризис.

Давид Петросян — политический обозреватель информационного холдинга «Ноян Тапан»

Категории: Армения, Главное, Сирия, США, Турция

« К вопросу о понятии экстрадиции в правоприменительной деятельности
» С-300, судебные тяжбы, российский ВПК и профессиональная некомпетентность