РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Черкесский участок нового «Шёлкового пути»

Интеллектуальный центр тяжести проекта Великой Черкессии находится вне границ проживания черкесского народа, что само по себе наводит на размышления. Виной здесь не так называемая «деструктивная позиция Кремля», а стратегические устремления третьих игроков, заинтересованных в нагнетании напряжённости на Северном Кавказе. Даже если бы Кремль дал полную свободу приверженцам Великой Черкессии на российской территории, в России бы обосновались лишь информационно-политические структуры второго звена, ведомые «генератором мысли», который так и остался бы вне пределов Российской Федерации.

Из иностранных государств, опекающих проект «Великой Черкессии», своей активностью выделяются Соединённые Штаты. Свои аналитические доклады черкесской тематике посвящают сразу несколько наиболее известных американских экспертных центров, связанных со спецслужбами: Джеймстаунский фонд, корпорация РЭНД,   университет Джона Хопкинса, Институт черкесской культуры, Центр изучения фактов геноцида, конфликтов и прав человека университета Нью-Джерси Ратджерс  и т.д. Да и некоторые черкесские активисты с удовольствием фотографируются на фоне звёздно-полосатого флага, ничуть не смущаясь службой чужому политическому идолу.

Обращает на себя внимание активность черкесских общественных организаций, расположенных, прежде всего, на территории США. Они странным образом практически одновременно прониклись идеей Великой Черкессии, и проявляют при этом удивительную геополитическую смекалку, несвойственную большинству обывателей, что наводит на мысль о наличии суфлёров, определяющих со стороны тактику и стратегию их действий.

Институт черкесской культуры (Circassian Cultural Institute), несмотря на название, культура черкесов интересует менее всего. Главное – политика. Поэтому на странице института культуры можно прочесть материалы о динамике увеличения присутствия российских ВС и политике российских властей на Кавказе, а  также многочисленные ссылки на всё тот же Джеймстануский фонд.

Увлечённость американцев Великой Черкессией – составная часть более масштабного геополитического проекта по обретению контроля над Великим шёлковым путём, в древности соединявшим Восток и Запад. Тогда один из маршрутов Великого шёлкового пути проходил через Северный Кавказ и Черное море.

Геополитическое переформатирование евразийского пространства с распадом СССР позволило Западу поднять вопрос о возрождении древней торговой артерии под видом ТРАСЕКА – международного транспортного коридора (железнодорожного, воздушного, автомобильного и морского) Европа – Кавказ – Азия.  Этот коридор иногда именуют «новым Шёлковым путём», т.к. он соединит Европу с Китаем в обход России. Автоматически от перспективных маршрутов отгородят и Иран, разрубив одним махом гипотетическую ось Тегеран – Москва. Её пока нет, но она то и дело вырисовывалась пунктиром в ирано-российских отношениях последнего времени, что вызывало явное раздражение Вашингтона.

Активность американской дипломатии в этом направлении припадает на конец 1990-х, когда Вашингтон вёл переговоры на эту тему с правительствами кавказских, среднеазиатских и черноморских государств, но сам проект актуален и сегодня. Поэтому не удивляет совместное проведение Джеймстаунским фондом и Институтом Центральной Азии и Кавказа в стенах университета Джона Хопкинса в октябре 2012 г. конференции, посвящённой Олимпиаде в Сочи 2014 г. и черкесскому вопросу в рамках т.н. Программы изучения Шёлкового пути.

Институт Центральной Азии и Кавказа (Central Asia — Caucasus Institute) – трансатлантический политико-исследовательский центр со штаб-квартирами в Вашингтоне и Стокгольме. Как заявлено на официальной странице этого заведения, сложность  и широта изучаемой проблематики способствовала слиянию Института и Программы изучения Шёлкового (Silk Road Studies Program) пути в единый многопрофильный экспертно-аналитический центр, приютивший профессиональных аналитиков, учёных, журналистов-международников и представителей крупного бизнеса. Во главе стоит Фредерик Старр, связанный со всё тем же университетом Джона Хопкинса. Ф. Старр — соучредитель Института Кеннана (The Kennan Institute), чья миссия – «соединять идеи и общественную практику, обсуждая политические, социальные и экономические вопросы, влияющие на ситуацию в России и республиках бывшего СССР». В спонсорах Института Центральной Азии и Кавказа значатся правительство США, МИД Швеции, множество банков и неправительственных фондов.

Иными словами, великочеркесский проект – один из многих винтиков в механизме по оттеснению России от перспективных мировых торговых маршрутов, особенно с учётом постепенного смещения центра экономической тяжести с Запада на Восток. Соединить Китай, Монголию и другие азиатские страны с Европой и США, заперев Россию в «экономическом гетто» — таков будет финал этой игры. Лишённая экономической привлекательности, предельно маргинализированная Россия подвергнется небывалой внутренней энтропии, вплоть до раскола по национальным швам в силу социального недовольства национальных окраин. Такая Россия напрочь лишится интеграционного потенциала, и о консолидации евразийского пространства придётся забыть.

Некоторым новшеством можно считать «распыление» черкесского вопроса по странам и континентам. Так, Международная ассоциация исследователей геноцида (The International Association of Genocide Scholars) объединяет целый ряд экспертно-аналитических и научно-образовательных институтов из Аргентины, ЮАР, и, в первую очередь, США, специализирующихся на изучении всевозможных «геноцидов» — «геноцид» косовских албанцев, черкесов и т.д., т.е. исключительно в регионах, к которым Вашингтон проявляет стратегический интерес. Президентом этой ассоциации является американец Александр Хинтон, связанный всё с тем же Центром изучения фактов геноцида, конфликтов и прав человека университета Нью-Джерси Ратджерс (The Center for the Study of Genocide, Conflict Resolution, and Human Rights).

Международная ассоциация исследователей геноцида проводит регулярные конференции, посвящённые в том числе и черкесскому вопросу, при этом её повестка дня и формат задаются американцами.

По схожей схеме работает турецкий экспертно-аналитический портал «Стратегическое обозрение» (The Strategic Outlook), привлекающий к сотрудничеству аналитиков из Португалии, России, Азербайджана. Некоторые из них связаны с разноликими американскими неправительственными фондами и организациями

Плюсом зарубежных пропагандистов Великой Черкессии является эластичность их политико-пропагандистского дискурса. Они не избегают щекотливых фактов, а, напротив, с готовностью приступают к их освещению со своей точки зрения, представляя в нужном ключе работы даже тех зарубежных историков по черкесской проблематике, которые не высказывались однозначно в пользу версии о легитимности существования Великой Черкессии.

Например, мнение Рика Смитса о том, что единой Черкессии никогда не существовало в изложении португальского эксперта Тиаго Ферейра Лопеса из Института ориенталистики (Tiago Ferreira Lopes, Orient Institute) преподносится так, что это не значит, будто черкесы не пытались создать каких-либо форм национального объединения. Не отрицая заинтересованность британцев в XIX в. в создании Великой Черкессии, как буфера между Турцией и Россией, Тиаго Ферейра Лопес утверждает, что вряд ли британцы брались бы за это предприятие, не будь на этом месте более ранних форм общечеркесской консолидации. Данные прото-государственные формы, следовательно, могут служить основанием для создания полнокровного черкесского государства.
Не уходит португальский эксперт и от, казалось бы, неудобного для него факта браков между русской и черкесской знатью. Если черкесская знать не была обществом благородных правителей, почему же с нею желала породниться русская аристократия – высшее сословие российского государства? То, что наличие знати и прото-государственных форм не равнозначно существованию окончательно оформленного законодательно и территориально государства, португальский исследователь не учитывает.

Знать и прото-государственные формы существовали у подавляющего большинства народов, даже не помышляющих сегодня о создании собственной державы. Маори в Новой Зеландии, индейские конфедерации США и Канады не побуждают Веллингтон, Вашингтон и Оттаву к созданию отдельных маорийских или индейских государств. Более того, в отличие от русских, англосаксонская знать, пропитанная расовыми предрассудками, не помышляла даже теоретически о браках с индейцами и маори.

Американцы подталкивают зарубежных черкесов к расселению в строго определённых регионах РФ: на Ставрополье, в Краснодарском крае, Калмыкии и Астрахани. Астрахань – портовый город на Каспийском море, расположенный на противоположной стороне от черноморского Сочи. Пространство между ними занимают как раз Ставрополье, Краснодарский край и Калмыкия. С фланга черноморско-каспийский коридор Сочи – Астрахань «подпирается» Карачаево-Черкессией, Кабардино-Балкарией, Северной Осетией и республиками, из которых русское население выдавлено практически полностью — Ингушетией, Чечнёй и Дагестаном. Эти республики, в свою очередь, соседствуют с Грузией, уже официально признавшей «геноцид черкесов», и Азербайджаном, отношения которого с Москвой складываются не всегда гладко (в Баку располагается секретариат ТРАСЕКА). Если геополитические грёзы американцев сбудутся, то «сухопутный мост» между Чёрным и Каспийским морем погрузится в хаос, а Россия будет отброшена до Ростова и Волгограда, откатившись сразу от двух морей — Каспийского и Чёрного, без доступа к «новому Шёлковому пути».

«Черкессия» же погрузится в социально-экономическую стагнацию вместе со всей Россией. Ей не стоит надеяться на лучшую долю в рамках американского проекта.

Владислав ГУЛЕВИЧ, по материалам: kavkazoved.info

Категории: Главное, Россия, Северный Кавказ, США, Черкесский вопрос

« США-Армения: прагматизм налицо, а где «идеализм»?
» Объявление Инициативы по предотвращению ксенофобии
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»