ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Кто сеет вражду между русскими и черкесами?

Когда в диалог лезет со стороны третий, стремясь навязать собеседникам свою точку зрения, вряд ли удастся закончить дело миром. Такова ситуация с т.н. черкесским вопросом, за которым маячит тень Вашингтона и Брюсселя. Их требования созвучны требованиям представителей зарубежной черкесской диаспоры – Россия обязана позволить вернуться на родину потомкам кавказских мухаджиров,  в т.ч. черкесов.

Краткая историческая справка: мухаджиры – переселенцы-мусульмане, покинувшие Кавказ после поражения в Кавказской войне. Черкесы – общее наименование адыгов, кабардинцев, шапсугов и, собственно, черкесов, проживающих ныне в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее и Краснодарском крае.

В настоящее время зарубежная черкесская диаспора насчитывает более 5 млн. чел.  Больше всего черкесов проживает в Турции – более 2 млн. Немалое их количество есть в Иордании (около 170 тыс.), Сирии (150 тыс.), Египте (100 тыс.), Ливии (10 тыс.), Израиле (4 тыс.), т.е. в бывших владениях Османской империи. Это не удивительно, ведь османы всячески подталкивали горцев к переселению в Турцию после окончания Кавказской войны.

Сегодня нет недостатка в публикациях, посвящённых черкесскому мухаджирству, где роль Турции изображается в розовых тонах. Параллельно с этим такие работы переполнены агрессивными упрёками в адрес России и обвинениями в геноциде черкесского народа, в результате которого большинство черкес вынужденно покинули родину, что было для них настоящей гуманитарной катастрофой.

Во-первых, пусть это была катастрофа, но почему же ближайшие союзники горцев – османы содействовали увеличению масштабов этой катастрофы, подстрекая их к переселению? Агитируя горцев на мухаджирство, Турция оказалась не в состоянии должным образом организовать приём переселенцев. В карантинных лагерях не было налажено необходимое питание и размещение прибывших, которые находились долгое время в антисанитарных условиях. Доходило до того, что горцы, находясь в этих лагерях и страдая от голода, продавали своих детей и жён. Турецкие капитаны, перевозившие мухаджиров в Турцию морем, набивали ими трюмы сверх всякой меры. Это часто приводило к смертям в пути от крушений и болезней.

Принимая к себе кавказцев, турки преследовали свои цели, поселяя их на передовых рубежах противостояния со славянами и греками. Неутолённую злобу мухаджиров против христиан турки тоже умело использовали, натравливая на болгар, сербов и греков. У Ф.М. Достоевского в «Дневнике писателя» есть свидетельства приезда болгарских детишек в Россию, спасавшихся от турок. Среди приехавших была девочка, боявшаяся вида сырого мяса. Это случилось с ней после того, как на её глазах родителей покрошили на куски турецкие ятаганы.

Во-вторых, царское правительство, увидев, какие масштабы приняло переселение, призывало горцев остаться под скипетром России. Кое-кто согласился и тем самым сохранил и язык, и культуру. Именно в России Шора Бекмурзин Ногмов, кабардинский историк, филолог и офицер русской армии, создал в 1840 г. «Начальные правила адыгейской грамматики» – первой грамматики в истории адыгов. В России творил Кази Атажукин, педагог, считавший себя последователем Константина Ушинского. В России он создал кабардинский алфавит и первый кабардинский букварь. В России же писали черкесский писатель Магомет Дышеков и поэт Хусин Гашоков. Многие же из тех, кто уехал, забыли родной язык и помнят лишь о своём происхождении.

В-третьих, некорректно изображать горцев смиренными пастухами, а русских – кровожадными колонизаторами. Горцы, придерживаясь набеговой тактики, регулярно грабили казачьи станицы, грузинские и калмыцкие поселения. В ответ калмыки шли походом на черкесов, черкесы отвечали калмыкам, на тех и других нападали крымские татары, и, в довершение всего, горские племена превращались в политическую игрушку в руках могущественной Османской империи в её планах против России.

В-четвёртых, нелепо рассматривать события ХІХ в. с позиций сегодняшнего дня и примерять к ним понятия прав человека, демократических свобод, геноцида, т.е. понятия, рождённые современной дипломатией. На самом деле «геноцидность» черкесскому вопросу придали западные стратеги, желающие руками черкесов обеспечить себе геополитические выгоды. Университет Нью-Джерси Ратджерс, Джеймстаунский фонд – это лишь некоторые из экспертно-аналитических площадок в США, занимающиеся черкесским вопросом. Американцы даже сообразили карту Великой Черкессии, которая простирается от Калмыкии до черноморского побережья, включив в себя территорию Кабардино-Балкарии, Адыгеи, Карачаево-Черкесии, части Ставропольского и Краснодарского края. Предназначение Великой Черкессии – перекрыть России выход в Чёрное море.

Но для Великой Черкессии необходимы человеческие ресурсы, поэтому с началом гражданского противостояния в Сирии зарубежные черкесские активисты и их заокеанские кураторы стали выдвигать более настойчивые требования к Москве дать безоговорочное согласие на репатриацию потомков мухаджиров, проживающих в Сирии. На данный момент там проживает не только 150 тыс. черкесов, но и 6 тыс. чеченцев, несколько тысяч представителей дагестанских народностей и около 800 осетин-мусульман. Поскольку их жизни угрожает опасность, Россия, убеждают заокеанские доброхоты, просто морально обязана их приютить (всех сразу!) как своих соотечественников.

При этом потенциальные переселенцы проявляют странную привередливость: несмотря на то, что их жизни и жизни их детей угрожает гибель, они требуют переселить их исключительно на Кавказ и отказываются жить в других регионах России. Сирийские осетины при этом не желают селиться в Южной Осетии, поскольку там всё осетинское население сплошь христиане, и требуют расселить их в Осетии Северной. Что можно сказать в ответ?

1. Кавказские республики сплошь дотационные, и массовый наплыв беженцев ляжет тяжким бременем на местный и федеральный бюджеты. Резкий приезд 150 тыс. сирийских черкесов, 6 тыс. сирийских чеченцев, 800 сирийских осетин и ещё нескольких тысяч сирийских дагестанцев просто спровоцирует социальный взрыв в регионе.

2. При царящей на Кавказе безработице у переселенцев, не владеющих русским языком и не знакомых с местной спецификой, шансов трудоустроится немного. В кавказских городах и сёлах появятся тысячи праздношатающихся молодых людей.

3. Лояльность приезжих – тоже не последний вопрос, как бы ни усматривал Запад в действиях Москвы идеологической подоплёки. В тех же США при получении гражданства получатель обязан поклясться в верности американским идеалам и американской державе. Введённая польскими властями т.н. Карта поляка (даёт зарубежным полякам  ряд льгот при посещении Польши, предусматривает скидки при пользовании пассажирским транспортом, учёбе в польском вузе и лечении) тоже даётся не каждому поляку. Это видно на примере белорусских поляков, где в получении карты было отказано известным польским общественным активистам только из-за того, что они не участвуют в польских проектах по свержению А. Лукашенко.

Некоторые же из молодых зарубежных черкесов в интервью западным СМИ бахвалятся тем, что готовы вернуться в Россию и напомнить русским, кто есть кто. Москва вполне может взять пример с Варшавы, которая не считает себя обязанной отчитываться, отчего да почему некоторым лицам польского происхождения отказано в получении Карты поляка.

4. Ссылки на то, что зарубежных черкес Россия обязана принять в соответствии с Государственной программой переселения соотечественников, тоже некорректны. По этой программе на территорию России въехать может не каждый, а лишь обладатели профессий, востребованных на российском рынке труда, и их родные. Такой соотечественник поселяется в одном из регионов-участников программы, а не там, где захочет сам переселенец. Зарубежные же черкесы требуют селить всех на Кавказе, упирая на то, что это – их историческая родина. Никто это не оспаривает, но ведь десятки тысяч черкесов проживают по всей России – от Петербурга и Москвы до Сибири и Дальнего Востока и чувствуют себя вполне комфортно. Или они не такие черкесы, как черкесы Сирии?

5. Зарубежный опыт репатриации говорит нам, что этот процесс не должен быть бездумным и бесконтрольным. Немецкое происхождение жителя СНГ никак не гарантирует ему права на ПМЖ  в Германии, особенно после того, как часть наших бывших соотечественников не совсем вписались в германскую действительность.

Наплыв крымско-татарских репатриантов в Крым послужил причиной острого социального кризиса, не разрешённого до сих пор. Киев лавирует между славянами и крымскими татарами, стараясь угодить обоим и в итоге нарывается на критику с обеих сторон. Земельные самозахваты, требования оставить определённый процент должностей в СБУ, МВД, прокуратуре крымским татарам – таковы крымские реалии сегодня. Появилась информация, что из Средней Азии в Крым могут переехать ещё несколько десятков тысяч крымских татар, что вовсе не радует местное население.

Обвинения России в равнодушии к судьбе зарубежных черкесов, мягко говоря, натянуты. В 1990-х Москва эвакуировала из Косово несколько десятков адыгейских семей. Для репатриантов был возведён аул Мафэхабль («Счастливый аул»), каждой семье выделили по 3 га земли. Несколько сотен черкесов и чеченцев уже также смогли из Сирии переехать на историческую родину.

Кроме того, русские и черкесы не так враждебны друг другу, как хотелось бы Западу. Сегодня численность черкесов в России увеличивается, несмотря на «геноцид». Москва всегда была против вмешательства НАТО в ситуацию в Ливии и Сирии. Ливийские и сирийские черкесы тоже придерживаются проправительственной ориентации. Поэтому русские и черкесы в состоянии сами решить взаимные проблемы, без назойливых посредников.

Но никаких аргументов российской стороны западные правозащитники выслушивать не хотят. Их задача – стравить черкесов и русских, столкнуть лбами Русский мир и российский ислам. Таскать каштаны из огня чужими руками – излюбленная тактика Запада.

Владислав ГУЛЕВИЧ, по материалам: Русское Единство

 

Категории: Ближний Восток, Россия, Сирия, Турция, Черкесский вопрос

« Азербайджан: криминальное начало предвыборного марафона
» Экстрадиция Сафарова как одно из звеньев в цепи политики по подрыву региональной безопасности