ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Россия как большая Сирия

Главная тема на повестке международных СМИ — что будет с Сирией? От исхода конфликта между президентом Асадом и его противниками зависит как минимум будущее Ближнего Востока. Чем Сирия так важна для нас? Кто и зачем пестовал ваххабитское подполье в России? Что такое джихад-искусство и в чем его опасность? Ответы на эти вопросы дал руководитель Приволжского филиала Российского института стратегических исследований, политолог Раис Сулейманов.

Что роднит Россию и Сирию в историческом и геополитическом смысле?

Исторически Сирия очень тесно связана с русским православием. В Дамаске христиане живут еще со времен апостола Павла, который принес туда веру. На сирийской территории множество святых мест, естественно, представляющих интерес для православного человека. Традиционные маршруты, по которым паломники шли в Святую землю из Российской империи, всегда пролегали через территорию Сирии. В сирийской столице верующие идут поклониться захоронению головы Иоанна Крестителя, это cвятыня, которую чтут и христиане, и мусульмане. Многие стремятся посетить Сайднайский женский монастрырь, основанный в VI веке, с чудотворной иконой Божьей матери. Сегодня христиане составляют примерно десять процентов населения страны. Однако сейчас им страшно: несмотря на поддержку президента Асада, они бегут оттуда, как бежали из Египта, потому что в случае победы радикальных исламистов, ваххабитов, их ждёт геноцид.

Голова Иоанна Крестителя

Второй момент, который сближает Россию и Сирию, это традиция суфизма в исламе. Суфизм — путь очищения души от скверных качеств, одно из основных направлений ислама — распространена по всему мусульманскому миру начиная с 8-го века. Сегодня, последователи различных суфийских тарикатов (то есть орденов) есть и в России. Рамазан и Тауфик аль-Бути — два крупных сирийских богослова, отец и сын, имеют большое влияние на мусульман нашего Поволжья. В мае этого года Тауфик приезжал в Татарстан, священно окормлял своих последователей. Остальные суфии в основном последователи дагестанского шейха Саида, убитого в августе. Есть еще суфийский шейх в одной из деревень под Казанью.

Третий, важнейший на сегодня момент — политический. Сегодня Сирия является тем ключевым звеном, которое препятствует агрессии западной цивилизации. Запад использует в своих целях радикальных исламистов, манипулирует ими. Если падёт Сирия, следующим будет Иран, ну а дальше в этом списке Россия. Может, не сразу, а после свержения власти еще в нескольких странах, например, в КНДР и Белоруссии.

А что происходит с радикальным исламом в России? У сирийских фундаменталистов есть союзники здесь?

Если мы зайдём на русскоязычные проваххабистские ресурсы, то увидим, что они кишмя кишат посылами: «Cвергнуть режим Башара Асада!», «Башар Асад угнетает мусульман!». Под мусульманами подразумевается фундаменталисты: это подмена понятий, потому что на самом деле Асад строит мечети, но это ваххабиты не учитывают. Часть наших соотечественников с Поволжья и Кавказа отправляются воевать в страны Ближнего Востока. Мы их видели в Афганистане, Пакистане, а сейчас российские фундаменталисты участвуют в вооруженных действиях в Сирии. Недавно сын чеченского боевика Руслана Гелаева погиб, воюя против Башара Асада. Иногда ваххабиты терпят поражение и часть из них возвращается в Россию, например, в тот же Татарстан. Эти люди имеют боевой опыт и вполне могут присоединиться к местному ваххабитскому подполью.

Тауфик Рамазан аль-Буты, сын известного исламского богослова Мухаммада Саида Рамазана аль-Буты

Какова новейшая история этого подполья? Судя по всему оно стало подниматься еще под прикрытием перестройки?

Да. Ваххабитское лобби в России создавалось еще на закате советской эпохи. В 1990-м году была такая исламская партия «Возрождение», её след наблюдался в Астрахани: это была первая попытка создать исламистскую организацию, которая действует с политическими целями. Она развалилась, но ряд ее последователей продолжает присутствовать в политическом пространстве страны, это, например, философ Гейдар Джемаль.

Правящая королевская династия Саудовской Аравии (там ваххабизм является официальной религией — прим. ВКурсе), Саудиты, в 1992 году инициировала курс по разрушению единого Духовного управления мусульманами в Европейской части России, которое существовало со времен Екатерины II. Сегодня единого муфтията больше нет. В 1996 году от общего управления откололась группа людей и образовался Совет муфтиев России, который возглавляет шейх Равиль Гайнутдин. Эта организация начала активно лоббировать различные проваххабитские выступления. В информационном пространстве она стала раскручивать идею легализации ваххабизма в России, искать различные смягчающие обстоятельства даже для террористов. Активно этим занимался и занимается Максим Шевченко — антизападник, сторонник неоевразийства, которое подразумевает необходимость объединяться с религиозными радикалами только потому, что они против Запада. Позиция эта ущербная, потому что она приведет к развалу страны.

Вот этот радикальный путь, он популярен среди мусульманской молодежи?

Идея борьбы за создание халифата находит отклик в душах российской исламской молодёжи, она поддается её обаянию. Сегодня у ваххабизма есть даже своё джихад-искусство. Его лидер Тимур Муцураев, бард чеченского происхождения. Это что-то вроде Владимира Высоцкого, его голос с такой же хрипотцой, это такой ваххабитский шансон. Тимур поёт свои заунывные песни о нелегкой судьбе моджахедов, которые борются против неведомого врага, или конкретного врага — России. Их героический подвиг романтизируется и становится популярным, как ни удивительно, даже среди русских националистов!

Здесь любопытно то, что сами ваххабиты выступают против музыки и песен, считают что это нечто харамное, запретное, но в то же время Муцураев очень популярен, у него даже есть подражатели, хотя и весьма бледные на его фоне. К джихад-искусству также можно отнести целую сеть карикатур на российскую власть, антироссийские демотиваторы, и, конечно, видеоролики. Я поражаюсь, как они качественно сделаны. Мы ведь знаем, что любое искусство — это одна из форм пропаганды.

Демотиватор с изображением Тимура Муцураева

Как вы полагаете, у российского руководства есть понимание, что сдача Сирии подольёт масла в огонь радикальных исламистов?

К сожалению, вероятность того, что Россию продавят и она сдаст Сирию, все же очень велика. Мы помним ситуацию с Ливией, когда даже на уровне дуумвирата власти, президента Медведева и премьера Путина, не было однозначности. Возобладала позиция Дмитрия Анатольевича не бороться за Ливию: думаю, это было его самостоятельное решение, принятое из желания понравится Западу на фоне резкого антизападника Путина. Выглядело это очень странно и глупо. Сейчас мы видим, что позиции по Сирии у Медведева нет никакой. При этом в самой России набирает силу жесткое антибашаровское лобби. Целая серия ваххабистских митингов прокатилась по России: от Нижневартовска до Махачкалы, Казани и Москвы. Экстремистские радикальные организации по сути вышли из тени и ведут пропаганду среди мусульман на фоне активного белоленточного движения, которое поддерживает ту же линию. И может сложиться ситуация, когда власти сдадут позиции, чтобы как-то остудить этот антиправительственный пыл внутри страны.

По материалам: «ВКурсе»

Категории: Ближний Восток, Главное, Ислам, Россия, Сирия, Татарстан, Христианство, Эхо Ближнего Востока

« Армения: вперед к селективному правосудию!
» Исламская Республика Иран в евразийской политике Российской Федерации