ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Россия, Турция и — Черное море

Черное море — самое закрытое море, еще чуть-чуть, и стало бы оно огромным озером. Оно, хоть и несет в своем названии не лучшую эмоцию, все же не агрессивное, не злое, хотя и ласковым его не назовешь. Тем не менее оно дает работу миллионам людей, которые тысячелетиями селились на его берегах. Люди разные, разной веры, с разным разрезом глаз, с разными мыслями и стремлениями.

А чего они на самом деле хотят? Мира? Или войны? Кто ж хочет войны, воскликнете вы — но ведь Грузия тоже имеет выход к Черному морю, и совсем недавно случилось 08.08.08…

В Симферополе [16 ноября] начал свою работу международный круглый стол «Стабильность в Причерноморском регионе: внешние и внутрирегиональные угрозы и пути их преодоления». Мы еще будем возвращаться к темам и людям, с которыми познакомились на этом ученом собрании, которое организовал Центр изучения проблем безопасности и сотрудничества в Причерноморском регионе. Скажем только, что в отличие от первого такого разговора, который состоялся в далеком уже 2008 году, представительство ученых и экспертов было куда более обширным: Украина, Россия, Турция, Грузия, Молдавия, Болгария.

Четыре года назад сенсацией стало выступление Таракчи Нежата — профессора Измирского университета. Он заявил, ни много ни мало «Нужно признать независимость Крыма или отдать его России — так будет спокойнее для всех». И обосновал сей посыл неслабыми аргументами.

Нынешний его доклад все слушали с повышенным вниманием. Назывался он «Влияние российско-турецких отношений на региональную безопасность: разногласия, риски, возможности». Поскольку считаем его интересным для наших читателей, приведем его близко к тексту.

Профессор Таракчи считает, что исторически так сложилось, что главную ответственность за состояние безопасности на Черном море несут две страны — Турция и Россия. Поскольку турки и русские остаются соседями на протяжении более 300 лет, их судьбы переплелись. Например, Османская и Российская империи исчезли с карты мира примерно в одно и то же время. Если бы Мустафа Кемаль не остановил войска стран Антанты на Дарданеллах в 1915 году, не исключено, что царская Россия продолжила бы свое существование по сей день.

Профессор напоминает, что как независимые и внеблоковые государства, СССР и Турция противостояли империализму. СССР, а затем его преемница Российская Федерация и Турция бесконфликтно сосуществуют уже около столетия.

Пограничная линия между СССР и Турцией была определена Московским договором (16 марта 1921 года) в ходе национально-освободительной войны / Турецкой революции. Со стороны Советской России договор стал выражением политической поддержки Турции в ее противостоянии империализму.

В 1925 году был подписан другой важный договор – «О ненападении и нейтралитете», который затем неоднократно был продлен и в результате действовал на протяжении двадцати лет. Все лидеры, правившие СССР и Турцией после Ататюрка (1938), оказались не в состоянии осознать исключительную важность советско-турецких отношений. Профессор Таракчи сожалеет, что в период между 1938-47 гг. и в России, и в Турции отсутствовали достаточно одаренные и умелые лидеры, способные поддерживать доверительные и стабильные отношения между двумя странами.

С началом Второй Мировой войны отсутствие в стране лидера масштабов Ататюрка стало ощутимо не только в самой Турции, но и за ее пределами. С высокой вероятностью можно предполагать, что Ататюрк открыл бы проливы и поддержал СССР. Случись так, сегодня мы наблюдали бы в регионе совершенно иную геополитическую картину.

19 марта 1945 года СССР заявил о денонсации договора «О ненападении и нейтралитете», мотивируя свое решение тем, что Турция позволяла немецким подводным лодкам проходить в Черное море. Затем СССР неоднократно отправлял Турции суровые декларации, включая требования от 7 июня 1945 г. Годом позже, 8 августа 1946 года, СССР направил Турции ноту с требованием установления коллективного управления проливами.

В то время советские политические деятели были не в состоянии осознать, что Конвенция Монтро является вполне совершенным регулятором безопасности в Черноморском регионе. Не исключено, что тогдашнее поведение СССР явилось эмоциональной реакцией на недавний военный опыт.

Презентация доклада


titleТакие перемены волей-неволей заставили Турцию обратить взор в сторону западного блока. Турция подписала первое военное соглашение с США в 1947 году, в 1950-м направила своих военнослужащих в Корею, а в 1952-м стала членом НАТО.

Несмотря на то, что впоследствии СССР осознал собственные политические промахи и 30 мая 1953 года направил Турции ноту, в которой отозвал все требования и претензии, сделанные после окончания 2-й Мировой войны. Этой инициативы оказалось недостаточно, чтобы полностью восстановить доверие турецкой стороны.

До середины 1960-х гг. Турция продолжала развивать свою внешнюю политику с ориентацией на внешнеполитический курс США. Претензии СССР продолжали оказывать влияние на внутреннюю и внешнюю политику Турции в течение еще долгого времени, говорит профессор.

Баланс морских сил

Баланс морских сил является определяющим для глобального баланса сил по той причине, что ВМС способны легко достичь любых пунктов назначения и наглядно продемонстрировать свою мощь. Советы остро ощутили недостаток своего влияния на море в период Кубинского кризиса 1962 года.

США располагают 11 авианосцами и 865 базами по всему миру. Их военные расходы составляют около US$ 700 млрд. Лидирующие позиции США в мире во многом определяются их уникальными военно-морскими силами. По этой причине любые развивающиеся ВМС в любой точке планеты являются потенциальным врагом и целью для США.

Турция, Япония или любая страна НАТО с легкостью может стать врагом США, если она располагает мощными военно-морскими силами. Потери России и СССР в двух мировых войнах не в последнюю очередь связаны с отсутствием ВМС в Средиземном море.

В 1970-х гг. СССР поддерживал прекрасные отношения с Кипром, что позволяло ему сохранять баланс морских сил в противостоянии с Западом в Средиземном море. СССР также представлял собой достаточный противовес для США во всех других морях планеты.

В 1979 году СССР провел весьма успешные военно-морские учения, задействовав в них все морские пространства планеты. Эти учения вызвали настоящую панику в США и на Западе в целом. Советские атомные подлодки совершили тур вокруг территории США.

Однако Средиземное море оказалось даже более важным, поскольку здесь сосредоточены национальные интересы США и Запада, связанные с Ближним и Средним Востоком. По этой причине Кипр не мог более оставаться в сфере советского влияния и контроля. 15 июля 1974 года произошел переворот, в результате которого Турция оккупировала северную часть острова.

Цели США были достигнуты: СССР лишился присутствия на Кипре, а британские базы, напротив, были спасены от депортации.

Безопасность в Черноморском регионе

Безопасность в регионе Черного моря не может быть отделена от безопасности в Средиземном море и на Ближнем и Среднем Востоке. Посему любая дестабилизация, любой кризис здесь непосредственно воздействуют на состояние Черноморского региона. После распада СССР советский флот покинул Средиземное море, что привело к образованию своего рода вакуума влияния. И этот вакуум был заполнен силами НАТО.

Затем возник проект «Союза для Средиземноморья» — под руководством Франции. Увы, проект оказался мертворожденным. США стали доминирующей силой в Средиземном море, что обеспечило им неограниченные возможности для оперативной маневренности. Неблагоприятные последствия такого состояния дел уже ощутили на себе Тунис, Ливия, Египет, Сирия.

При наличии в Средиземном море достаточно мощных российских ВМС, которые поддержали бы Ирак, насколько легкими были бы Война в Заливе в 1991-м и вторжение в 2003-м? — задается вопросом докладчик.

После 2000 года президент Путин принял решение последовательно развивать российские ВМС. Началось строительство атомной подлодки класса Акула II. Оборонный бюджет вырос на 50% в 2001 году и еще на 20% в 2002-м. Русские подлодки типа Дельта III снова начали патрулировать побережье США.

Целью всех этих мер было за короткое время восстановить баланс морских сил в Средиземном море. Однако ничего подобного не произошло. Ливия была потеряна, и ситуация в Сирии остается неопределенной.

Вместе с тем геополитическая и геостратегическая ценность Средиземного моря продолжает расти. В 2008 году огромные запасы газа и нефти были обнаружены в его восточной части. Побережья Ливана, Кипра, Израиля, Сирии, сектора Газа и их 200-мильные зоны стали по-своему проблемными районами. Восточное Средиземноморье теперь называют новым заливом Басра.

НАТО – это проект политической и военной интеграции США и ЕС

Россия поддерживает специфические отношения с НАТО с 1997 года. Их сотрудничество сфокусировано, главным образом, на [разрешении] кризисов вторжения, логистической поддержке и гуманитарной помощи, поскольку НАТО и в особенности США нуждаются в логистической поддержке России в их операции в Афганистане (где за 10 лет Штаты потеряли уже 25 тысяч человек).

Тем не менее, в глобальном масштабе США и Россия остаются геополитическими соперниками.

Россия и НАТО

Предположим, что в неопределенном будущем Россия подаст заявку на вступление в НАТО. Будет ли она принята или отвергнута? Конечно, отвергнута – потому что две стороны отстаивают разные ценности и следуют совершенно не совместимым идеалам.

Как члену НАТО России, возможно, придется слишком часто пользоваться своим правом вето. Таким образом система принятия решений НАТО будет блокирована.

Турция и НАТО

Можно сказать, что Турция вполне довольна своим членством в НАТО на протяжении 60 лет. Тем не менее, всё имеет свою цену. Например, Турция была против вторжения НАТО в Ливию. Кроме того, она не поддержала кандидатуру нынешнего генсека НАТО м-ра Расмуссена, однако должна была согласиться как с одним решением альянса, так и с другим.

Сегодня для нас снова актуален вопрос, возможно ли было бы вступление Турции в НАТО в нынешних обстоятельствах – и ответ на него представляется крайне затруднительным!

Полагаю, что наилучшей альтернативой для Турции является ЕС. Однако ЕС не обладает политическим единством, как не интегрирован он и в плане безопасности – и в среднесрочной перспективе эти недостатки вряд ли будут устранены.

Члены ЕС также являются членами НАТО, что позволяет им не беспокоиться об общеевропейской безопасности. Несмотря на не вполне удовлетворительные отношения с ЕС, в последнем докладе Европарламента Турция была названа стратегическим партнером ЕС и ей было предложено координировать с ЕС свою внешнюю политику.

Новые политические и военные формирования могут возникнуть в регионе. После завершения операции в Афганистане США, вероятно, могут сфокусировать свое внимание на Черноморском и Прикаспийском регионах.

Отношения Турции с Израилем расстроены и вряд ли стоит ожидать, что они могут быть налажены в ближайшем будущем.

То же самое относится к отношениям с Южным Кипром, Болгарией, Румынией, Грецией и Грузией.

Экспансия НАТО

Планы НАТО по расширению присутствия в Причерноморском регионе тревожат: Румыния и Болгария присоединились к альянсу в 2004 году. Фактически Турции не следовало этого допускать (поскольку, оставаясь единственным членом НАТО в Черноморском регионе, она располагала определенными преимуществами, отвечавшими ее национальным интересам и задачам региональной безопасности). Однако Турции недостало политической воли, чтобы предотвратить расширение НАТО.

Политический вес Турции заметно снизился после распада СССР, поскольку баланс сил в регионе радикально изменился. Однако сейчас он [вес] снова начинает нарастать. В 2002 году появился Совет Россия-НАТО. Его главной целью было создание консультационного механизма по актуальным проблемам безопасности и сотрудничеству в сферах общих интересов.

Стратегическая концепция НАТО 2010 года подчеркивает важность реального стратегического партнерства с Россией. Важность добрых отношений с Россией снова была подтверждена на саммите НАТО в Чикаго (2012).

Насколько реалистичны все эти декларации? Представляется, что необходимость российской поддержки для успешного продолжения операции НАТО в Афганистане – главная причина такого отношения… Послужили ли благой цели консультации НАТО и России по вопросам Сирии и Ирана? Ответ: нет!

Украинский фактор

Сейчас значительную часть северного Причерноморья занимает Украина. Поэтому она довольно широко представлена в докладе профессора Нежата Таракчи: Украина – третья (после России и Турции) в списке ключевых игроков в вопросах безопасности в Причерноморском регионе. Обладание Крымом не в последнюю очередь определяет такое ее положение. Сохранение статуса Крыма до 2044 года – весьма полезный вклад в обеспечение региональной стабильности.

Другая важная тема – обеспечить приоритет вступления в ЕС вместо участия в НАТО. Геополитическая реальность диктует Украине и России необходимость политической и экономической интеграции.

Всё то же справедливо и в отношении пар Турция-Россия и Турция-Иран.

Для безопасности и стабильности Черноморского региона Украина, Грузия, Азербайджан и Армения должны стать членами ЕС, а не НАТО. Ведь совершенно ясно, что руководство НАТО следует стратегиям США.

Все эти страны находятся в статусе PfP – они участники программы НАТО «Партнерство ради мира» / Partnership for Peace. Целью программы является обеспечение стандартизации войск для операций ООН. Однако взаимодействия в рамках программы все больше смещаются в сторону торговли оружием; хотя, конечно, остается и пространство для политической поддержки.

Кавказ

Напряженность между Азербайджаном и Арменией, равно как и между Грузией и Россией, сохраняется. Жизненно важной становится задача защиты кавказских государств (Грузии, Азербайджана, Армении, Абхазии) от манипуляций со стороны глобальных акторов. И в этом – миссия России. Первым шагом в ее осуществлении должно стать решение проблемы Нагорного Карабаха, считает докладчик.

Для мира и стабилизации на Кавказе страны региона нуждаются в бОльшей политической, экономической и коммерческой интеграции. Это проект, над которым Россия может работать совместно с Турцией.

Сегодня стало невозможно долгое время сохранять национальную экономику полностью закрытой. В контексте этого замечания Армения представляется существенным бременем для России. Кроме того, существование в соседних странах различных экономических систем [моделей] становится неприемлемым и создает серьезные проблемы в управлении.

О текущей ситуации

Будучи членом Совета безопасности ООН, Россия обладает существенным политическим весом в глобальном масштабе. Черноморские страны являются составными частями различных систем безопасности, однако после 1991 года большинство из них вошло в единую экономическую систему, которую принято называть глобальной либеральной экономической системой. К примеру, Турция была полностью интегрирована в эту систему в 2005 году.

В списке крупнейших экономик мира Россия занимает 9-ю позицию, Турция – 16-ю. Объем внешней торговли в первой половине 2012 года составил US$ 16 млрд. Ведущим торговым партнером Турции является Германия (US$ 17 млрд.), второе место занимает Россия (US$ 16 млрд.), третье – Иран (US$ 13 млрд.). Такой порядок можно считать приемлемым для региональной геополитики.

Тем не менее, суммарный объем торговли (US$ 46 млрд.) не является достаточным для создания нового и эффективного политического механизма, как и механизма безопасности для названных государств, поскольку они должны быть готовы – в случае кризиса или конфликта – с легкостью приносить сопоставимые по объему финансовые жертвы.

Турция находится в энергетической зависимости от России, Азербайджана и Ирана – в этом ее главная слабость. К концу 2012 года выплаты за энергопоставки достигнут US$ 55 млрд. (что составляет 7% ВВП Турции). При желании Россия, Иран и Турция могли бы конвертировать эту зависимость в политический союз, основанный на взаимном доверии и сотрудничестве, И таким образом они смогли бы предотвратить проникновение в регион сторонних сил.

Последние исследования выявили на побережье Крита запасы природного газа в объеме порядка 3,5 триллионов кубометров. (Такого объема достаточно для обеспечения ЕС в течение шестилетнего периода.) Нам представляется возможным сотрудничество Турции и России на стадиях бурения скважин и транспортировки газа. Возможно также включение в эти проекты Греции.

Участие России в энергетических проектах в Восточном Средиземноморье будет страховкой ее продолжающегося политического и военного присутствия в регионе. В этом контексте [сирийский] порт Тартус становится жизненно важным для России. Россия должна во что бы то ни стало сохранять свои стратегические позиции в Восточном Средиземноморье.

Отношения России и Турции

Мир и стабильность господствуют в Причерноморском регионе уже долгое время, и нельзя позволить разрушить их.

Как России, так и Турции приходится иметь дело с уникальными внутренними проблемами. Турция сражается с террористической по сути Рабочей партией Курдистана, платя за эту войну тысячами молодых жизней и миллиардами долларов. Россия пережила схожую ситуацию на Кавказе.

Автор этого доклада сам родом из Причерноморья, Синоп – его родной город. В этом регионе нет недостатка в энергии, воде или продуктах. Он известен своей уникальной природой, море и реки издавна кормят его жителей. Россия и Турция – редкие страны в том плане, что они носят потенциально самодостаточный (автаркический) характер.

Третьи страны, в своих глобальных устремлениях нацелившиеся на Россию или Турцию, фактически наносят вред всем Причерноморским государствам. Турция – как открытая дверь в мир для многих стран Кавказа, Причерноморья и Прикаспия. Регион испытывает насущную потребность в сохранении доверительной атмосферы и стабильности.

СССР и Россия не могут быть квалифицированы как имперские государства. Их экспансия была нацелена лишь на то, чтобы уравновесить баланс сил на планете.

Фактор доверия

Россия и Турция – ключевые страны для региональной безопасности. Вопрос доверия – наиболее важный фактор, определяющий характер отношений в регионе уже долгое время. Проблема усугубилась после вступления Турции в НАТО. Отношения с альянсом влияли и на советские инвестиции в Турции (как, например, в случае со сталелитейным заводом в Искендеруне и алюминиевым – в Сейдишире).

Германия и Россия были непримиримыми противниками в двух мировых войнах. Тем не менее, проблема доверия между ними была разрешена – страны сумели найти общий язык в вопросах прямой транспортировке нефти и газа, других серьезных проектах экономической кооперации.

Германия сыграла важную роль в том, что Украине и Грузии было отказано во вступлении в НАТО. Уверен, такой подход является политическим отражением добрых отношений сотрудничества, сложившихся у Германии с Россией.

Итак, Голубой поток, Южный поток, проекты атомных станций… Почему же со стороны Турции не наблюдается сколько-нибудь схожей активности с привлечением России? Причина в том, что Германия фактически является лидером ЕС, а кроме того обладает мощной экономикой, что дает ей известную свободу в принятии внешнеполитических решений.

Иначе обстоят дела в Турции: ее географическое окружение нестабильно, двусторонний характер отношений с США доминирует во внешней политике – и это серьезно сковывает ее свободу действий.

Вдобавок к сказанному курс Турции на вступление в ЕС не столь однозначен. По этой причине отношения Турции с Россией волей-неволей зависят от отношений Турции с США. После 1946 года Турция и США подписали немало двусторонних соглашений и договоров (в том числе в рамках их участия в НАТО). Общая политическая история двух стран не может не оказывать влияния на современную внешнюю политику Турции.

В 1920 году Уинстон Черчилль сказал, что большевизм был создан, чтобы уничтожить мир. Во время Холодной войны обе стороны пытались скрывать факты и манипулировать обществом, поддерживая атмосферу враждебности. К примеру, советских граждан убеждали, что все мусульмане в СССР готовы к коллаборационизму с Турцией. В то же время турецкое население пугали советской оккупацией восточных областей страны и военным прорывом к заливу Искендерун.

Тем не менее, когда речь заходит о Турецкой революции / национально-освободительной войне, поддержке и помощи, которую СССР оказал тогда Турции, уделяется должное внимание. Полагаю, схожий подход действует и в России.

От исторической теории — к практике: на начало 2012 года в Анталии насчитывалось около 18 тысяч русских женщин, состоящих в браке с гражданами Турции. Подрастает целое новое поколение – шесть тысяч прекрасных смышленых ребятишек, результат смешанных браков.

Противоракетный щит и Сирия

А вот мнение профессора Нежата Таракчи по поводу ситуации в Сирии: Последние события породили споры и разногласия между двумя странами, касающиеся в первую очередь установок противоракетной защиты в Турции и гражданской войны в Сирии. Противоракетный щит – это проект НАТО. Вполне очевидно, что нацелен он на защиту от возможного ракетного удара со стороны Ирана. Непримиримо жесткая позиция России в этом вопросе удержала США от установки противоракетного радара и батарей в Чешской Республике и Польше.

Конечно, противоракетный щит поможет защитить от иранских ракет и Израиль. Противоракетные корабли США будут дислоцированы в Восточном Средиземноморье. Эти корабли периодически могут заходить в Черное море. Главный вопрос, однако, в том, что планируется установка противоракетных систем в Румынии и Болгарии. Эти системы могут напрямую угрожать региональной стабильности и заставить Россию установить ответную защиту.

Что касается Сирии, этот вопрос не может быть решен только Россией и Турцией: множество стран так или иначе вовлечены в проблему, и все преследуют разные цели, руководствуются разными интересами. Тем не менее Турция на правах соседа и Россия могут оказаться более эффективными по сравнению с другими странами. Поэтому необходимое самое тесное взаимодействие двух стран в решении сирийской проблемы.

И, наконец, заключение и предложения профессора

После разрешения карабахской проблемы турецко-армянская граница должна быть открыта. России не следует опасаться такой прозрачности границ, поскольку это лишь поможет Армении нарастить экономическую мощь и предоставит огромные преимущества самой России.

России также нужно восстановить отношения с Грузией.

После политической стабилизации региона следует рассмотреть возможность и перспективы создания Кавказского Союза (в составе Азербайджана, Армении, Грузии, России и Турции).

России нужно усилить свое влияние и присутствие в Средиземном море.

Для развития российско-турецких отношений и создания нового измерения взаимного доверия две страны могли бы подписать Договор о дружбе и ненападении; Россия могла бы обеспечить поставки энергии и военных материалов в Турцию; Россия может разрешить проблему Карабаха; Турция и Россия могли бы создать механизм двусторонних консультаций и сотрудничества.

Военно-морские учения, аналогичные проводимым в Черном море, должны быть проведены и в Средиземном море (с посещением турецких портов). Греция также должна иметь возможность принять участие в этих учениях.

Россия должна признать РПК террористической организацией и лишить ее всякой поддержки.

России следует поддержать желание Украины и кавказских государств присоединиться к ЕС. Более того, России и самой не мешает всерьез задуматься о вступлении в ЕС.

Россия должна поддержать Турцию в ее стремлении стать членом Шанхайской организации сотрудничества / ШОС.

России следует уделить особое внимание проведению сбалансированной политики в отношении Южного Кипра, Греции и Турции.

В России и Турции должны быть созданы институты культурных исследований.

России следует поддержать Турцию в вопросах, касающихся Кипра. К примеру, Россия могла бы признать Турецкую Республику Северного Кипра.

Проекты совместных предприятий могут быть реализованы как в Турции, так и в Северном Ираке (такие, например, как нефтеперерабатывающий завод в Джейхане) (…)

Наталья Гаврилева, по материалам: Крымское Эхо

Категории: Ближний Восток, Главное, Россия, США, Турция

« Азербайджан: нефтяной эксцесс на фоне назревающей в регионе эскалации
» Россия – Абхазия — Турция: «черкесский фактор» не стал серьёзным антироссийским проектом в Черноморско-Кавказском регионе