ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Саудовская Аравия и Катар переформатируют Ближний Восток под свои и Запада интересы

Интервью академика, Почетного консула Македонии в Армении Араика Саргсяна,  посвящённое актуальным проблемам Ближнего Востока

Существует предположение, что ракеты, которыми из сектора Газа обстреливали Израиль — иранского производства. Что можно сказать по этому поводу. И не связаны ли нынешние события в Газе с недавним визитом на эту территорию главы Катара?

Такие предположения действительно имеют место быть, более того, они высказываются с вполне определённой целью. Тем не менее, я хотел бы обратить внимание на подлинные причины военной акции Израиля против Сектора Газа, начатой 14-15 ноября и временно приостановленной 21-го. На мой взгляд, мы имеем дело с логическим продолжением действий Тель-Авива, начатых недавно, 24 октября налётом израильских ВВС на склад готовой военной продукции в пригороде Ярмук вблизи столицы Судана Хартума. Скорее всего, ракеты (или их подобие, как увидим ниже), которыми обстреливались израильские населенные пункты, были изготовлены именно в Судане и караванными тропами переправлены в Газу. С другой стороны, военная акция против Газы была использована в целях предвыборной консолидации израильского общества, внимание которого очевидным образом отвлечено от экономических проблем. С другой стороны, ХАМАС продемонстрировал свои возможности, проведя акцию возмездия за уничтожение вышеуказанного объекта в Хартуме.

В связи с происходящим нельзя не обратить внимания на некоторые аспекты сугубо военно-прикладного характера. То, что летит со стороны Газы, можно назвать «ракетами» весьма условно. По большому счёту, это – болванки. Военные специалисты прекрасно понимают, что дальность таких «ракет» весом не более 95 кг (боеголовка) не превышает 75 км. Это далеко не ракеты «Юритер» и не ракеты, состоящие на вооружении израильской армии. Одна израильская ракета по своей поражающей мощи эквивалентна 73-75 палестинских ракет, выпускаемых из Газы. Это обязательно надо иметь в виду при оценке и сопоставлении боевого потенциала сторон, и Россия абсолютно справедливо настаивает на соразмерности ответа имеющимся угрозам.

В связи с этим охарактеризуйте, пожалуйста, роль и место организации ХАМАС в событиях, разворачивающихся в регионе.

Не стоит забывать, что ХАМАС ушел из Сирии, и его штаб-квартира вот уже полгода располагается в столице Катара Дохе. Катар, являющийся одним из основных спонсоров воюющих против правительства Башара Асада боевиков и террористов, взял на себя обязательство финансировать эту организацию, являющуюся на вполне законных основаниях правящей партией в Газе. Кстати, её укреплению, начиная с середины 2000-х годов, немало поспособствовали США, объявившие эру «тяжёлой работы демократии» на Ближнем Востоке. Тогда, в результате выборов, ХАМАС (у истоков создания которого стояла в том числе израильская разведка, искавшая противовес ООП Ясира Арафата) пришел к власти в этой части Палестинской автономии вполне легитимным путём.

Факт активизации связей Газы с Катаром в последние месяцы (и в частности, недавний визит туда эмира ат-Тани) никак нельзя объяснить простой случайностью. Скорее всего, мы имеем дело с очередным раундом региональной игры не только Дохи, но и выступающего с ней в тандеме Эр-Рияда, настойчиво добивающимися свержения законного правительства Сирии. Мне представляется, что вспышка насилия вокруг Газы самым непосредственным образом связана с продолжающимся в Сирии кровопролитием.

С другой стороны, речь идёт не просто о войне между израильской армией и некоторыми группировками внутри Газы, но – о полномасштабном военном конфликте между Израилем и Газой. Возвращаясь к визиту туда катарского лидера, замечу: от того, кто будет править Палестиной, во многом зависит и то, кто будет в целом контролировать арабский мир, в известной мере став его лидером. Зная менталитет лидеров арабских стран, можно предположить, что их возможные вложения в Палестину связаны прежде всего со стремлением извлечь геополитические, экономические и иные дивиденды.

Эти процессы непосредственным образом затрагивают интересы христианского мира на Ближнем Востоке, ставшего одной из основных жертв так называемой «арабской весны». Стратегической целью определённых сил остаётся полное выдавливание христиан из региона, и здесь Израиль, Турция, Катар, Саудовская Аравия, несмотря на возможные тактические разногласия, в общем и целом едины.

Реально ли в связи с событиями в Газе обострение ситуации на Синайском полуострове — например, в случае если Израиль заявит о своем праве на обстрел этой египетской территории в целях преследования боевиков ХАМАСа?

Сохранение хотя бы относительной стабильности на территории соседей, казалось бы, непосредственно отвечает интересам Египта и покровителей новых властей этой страны. Вовсе не случайной мне показалась информация о том, что за посредничество в урегулировании кризиса вокруг Газы Мохаммеду Мурси было обещано несколько (около шести) миллиардов долларов (вовсе не лишних для испытывающей огромные трудности экономики страны). Но выделение этих денег — ещё не решает всех проблем, а вот в том, что на Синае появилась новая, неизвестно кем контролируемая военизированная сила, способная сместить региональный баланс – это несомненный факт. Появлявшиеся в региональной и европейской печати разрозненные сведения о происхождении действующих на Синае боевиков лишь усиливают интерес к происходящему в этом регионе со стороны тех, чьи интересы прямо затронет возможная дестабилизация обстановки. Каким образом она себя проявит – это вопрос будущего, которое, впрочем, надо начинать исследовать уже сейчас. Пока же констатируем, что перемирие между Израилем и Газой остаётся очень хрупким, и никто не может дать гарантий того, что боевые действия не возобновятся с новой силой уже в самое ближайшее время.

Если вслед за Газой Израиль двинется в Ливан с целью ослабить Хизбаллу и обеспечить себе ближние тылы — можно ли это будет рассматривать как свидетельство неизбежного  уже в ближней или среднесрочной перспективе поддержанного американцами удара этой страны по Ирану?

Региональные наблюдатели ожидали наземной операции в Газе, в случае начала которой прогнозировался приход на помощь палестинцам отрядов Хезболлы. Поводом для начала очередной операции Израиля на юге Ливана вполне могла стать (и такая вероятность остаётся) вполне сознательная провокация. Цель такой операции вполне очевидна – реванш за неудачную в целом операцию «Литой свинец» в 2006 году, укрепление позиций Израиля на юге Ливана, ослабление позиций шиитской организации Хизбалла. Тем не менее, несмотря на ожидания, такой сценарий пока не реализовался, что, на мой взгляд, имеет под собой финансово-экономическую подоплёку. По некоторым данным, операция против Газы обошлась Израилю в полтора миллиарда долларов, и компенсировать эти расходы своему основному союзнику в значительной мере предстоит американцам. Вовсе не случайно, согласно некоторым данным, Хиллари Клинтон уговаривала Израиль не начинать наземние военние действия против Газы. Однако именно США теперь должны будут поставить 2 дивизиона систем Пэтриот с целью укрепить систему Израиля «Железный купол». В этом контексте можно предположить, что на такую серьёзную акцию, как начало войны с Ираном, у Израиля сил тем более не хватит, а его союзники, прежде всего США, могут его не поддержать, отдавая приоритет испытанным методам расшатывания политической и экономической ситуации изнутри, диверсионно-террористической деятельности и т.д.

Вопрос о ситуации в Ливане, откуда Вы недавно вернулись. Неизбежен ли исход армянской общины из этой страны, балансирующей на грани очередной гражданской войны, и какова оптимальная модель поведения армянских партий и общественных организаций в этой страны в нынешней непростой ситуации?

Серьёзным событием в жизни Ливана стал взрыв 18 октября, в результате которого был убит весьма осведомлённый и опытный генерал местных спецслужб Висамааль-Хасан, связанный с лидером антисирийских политических сил страны Саадом Харири, сыном Рафика Харири, убитого в результате теракта в 2005 году. Висама Аль-Хасан предотвратил готовящийся теракт в Ливане, заказанный бывшим министром информации этой страны Мишеля Самаха, и обвинения в адрес сирийских спесцлужб, связанные с его гибелью, не имеют под собой никакой почвы.  Этот терак скорее всего была совместная операция спец слуб Франции и Израиля, для создании политичекого хаоса в Ливане. Вообще, всё происходящее в Ливане, включая громкие теракты, так или иначе связано с убийством Рафика Харири, тесно связанного с Саудовской Аравией и являвшегося саудовским проектом в Ливане. Здесь надо немного вспомнить историю, а именно – подписание в 1976 году в Эр-Рияде соглашений, для обеспечении мира и стабилности в Ливане. Многие свидетели заключения этого документа (среди них и Ясир Арафат, Анвар Садат, Элйас Саркис и Хафез Асад, и вышеупомянутый аль-Хасан), гарантировавшего безопасность Ливана на долгие годы, в связи с разными обстоятельствами уже ушли из жизни. Между тем, в соглашении, одобренном основными региональными внешнеполитическими акторами, чётко фиксировалось, что за безопасность Ливана отвечает Сирия, разместившая там свой воинский контингент. Однако впоследствии саудиты настойчиво пытаются изменить ситуацию, в связи с чем в Ливан и был «заслан», в частности, Рафик Харири. Его сын Саад Харири из Парижа продолжает антисирийское дело отца, стремясь путем различного рода провокаций окончательно повернуть события в выгодном саудитам направлении, несмотря на то, что соглашение 1976 года формально продолжает действовать. Вне всякого сомнения, с открытием крупного морского месторождения газа «Левиафан» на стыке территориальных вод Ливана, Сирии и Кипра будет означать новый раунд борьбы за «страну Кедра» — небольшое, но весьма важное ближневосточное государство.

Армяне Ливана являются одной из немногих консолидированных диаспор, способных отстаивать свои кварталы, имеющие свои квоты, что они вполне продемонстрировали в прошлую гражданскую войну. Сейчас у местных армянских организаций, несмотря на некоторое численное сокращение общины, также имеются необходимые ресурсы для отстаивания своих прав – в том, конечно, случае, если они не станут объектом успешных внешних манипуляций. Здесь я хочу вернуться к тому, о чём упоминал и ранее в этом интервью, и в предыдущем нашем интервью.

Потеря христианских общин приведет к окончанию присутствия у Гроба Господня, что будет иметь глубоко символические, духовно — идиологическое значение. Столетиями христиане обеспечивали развитие Ближнего Востока, и вот уже несколько миллионов (свыше 4,2 млн.) их уехали. Так, со времени начала «арабской весны» Египет покинуло около полутора миллионов коптов. Задача укрепления христианства в регионе должна оставаться приоритетом – в том числе и для российской внешней политики.

Как бы Вы могли оценить происходящее сейчас в Армении в связи с предстоящими президентскими выборами?

Если коротко – то цели политиков весьма прозрачны: быть переизбранными и не потерять имущества, накопленного непосильным трудом. Исходя из этого, могут разыгрываться различные комбинации, и здесь Армения не уникальна.

Впрочем, об этом мы поговорим в следующий раз…

Категории: Армения, Ближний Восток, Главное, Египет, Израиль, Ливан, Сирия, США

« Реконструкция Степанакертского аэропорта: право свободного передвижения
» Армения наращивает контакты и с НАТО, и с Россией