РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Новое нашествие янычар. Турция усиливает влияние на постсоветском пространстве

Пока в российском обществе продолжается спор о применимости к нашей стране западных ценностей, планах США и НАТО по оккупации и расчленению нашего Отечества, Россия все больше оказывается в зоне интересов государств, коих в качестве нашего возможного «сюзерена» представить еще совсем недавно было немыслимо. Одно из таких государств – Турция. В умах ее руководителей жива давняя идея так называемого пантюркизма – выстраивания единого евразийского пространства на основе объединения тюркских народов. Ради осуществления сей парадигмы официальная Анкара постоянно пытается расширить своё влияние во многих регионах. И многие из этих территорий находятся в России и около её границ.

В столице Абхазии на днях состоялся митинг солидарности с абхазо-адыгской диаспорами Сирии. Акция проходила у открытого два года назад памятника махаджирам – представителям народов, решивших после окончания Кавказской войны в 1864 году перебраться в мусульманские страны к своим единоверцам. Многие из них были адыгами, которые, по принятому сейчас в России делению, также включают в себя абхазов, кабардинцев, черкесов, убыхов и шапсугов.

– В Абхазии уже долго идет процесс репатриации, – говорит абхазский политолог Астин Логуа. – Из Турции за последние 20 лет вернулось много людей, которые сегодня живут в Абхазии. Что касается Сирии, то оттуда в Абхазию уже приехали 40 семей, им выделено жилье. 

Идея так называемого «махаджиринга» – собирания этнических адыгов, – уже много лет обсуждается в Абхазии на самом высоком уровне. Оправдывается она малонаселенностью республики (сегодня в стране живет чуть более 200 тысяч). Количество только потомков уехавших в Турцию из Абхазии оценивается в 800 тысяч, а всех адыгов – до 3 миллионов. И вполне логичны опасения, что массовый приезд людей, выросших в другой культурной среде, может значительно изменить политический расклад в Абхазии и переориентировать ее с России на Турцию. Тогда колоссальные затраты РФ, связанные с признанием этой страны и восстановлением ее экономики, окажутся напрасными. Или даже лягут в фундамент строительства вблизи наших границ союзника совсем другого государства. Не будут ли охраняющим сегодня абхазскую независимость от возможной грузинской агрессии российским пограничникам кричать завтра «Убирайтесь домой! Не мешайте воссоединению с нашими братьями!»?

– Те, кто возвращается из Турции и Сирии, по своему мировоззрению больше абхазы или турки и арабы? – спрашивает «СП» у Астина Логуа.

– За 150 лет они не забыли своего родного языка. Те, кто забыл, стараются его быстро выучить и выучить русский. Они ни в коей мере не считают себя турками или арабами, многие из них работают на государственных должностях на благо Абхазии. Вообще абхазы не смотрят на другие страны, кроме России. Тем более что Турция не признала нашу государственность. Есть и религиозный фактор. У нас очень мало мусульман, большинство жителей – православные христиане.

Известно, что у многих представителей кавказских народов обострено чувство исторической родины, которое проносится сквозь поколения. Однако нельзя не учитывать материальный.

Сегодня в Сухуме можно увидеть огромное количество автомобилей. Недорогих иномарок, колесящих по России, практически нет. В основном — БМВ, Мерседесы, Ауди, Лексусы. Почти все с «красивыми» номерами. Эти немного поддержанные машины прислали многочисленные родственники из Турции. Таможенных пошлин нет – снимай с баржи и катайся (правда, если потухнет фара, то чинить её далеко не всякий найдет деньги). Это – одно из проявлений материального фактора.

Духовный фактор заключен в том, что хоть Россия и признала Абхазию, но не предложила ей включиться в какой-нибудь масштабный проект развития. Не подняла знамя, ради которого стоит жить и умирать. Без глобальной идеи вроде «Москва – Третий Рим» или «Москва – Третий Интернационал» живут и все в России. Но долго ли в этом состоянии захотят жить в Абхазии?

Только что состоялась встреча, посвященная подписанию договора о побратимстве между Сухумом и турецким Сиде. Министр иностранных дел Абхазии Вячеслав Чирикба предложил восстановить прямое транспортное сообщение между двумя странами, включая воздушное (турецкие суда давно прибывают в Абхазию, вызывая в Тбилиси каждый раз возмущение нарушением прежних договоренностей).

Как говорит директор Института политических исследований Черноморско-Каспийского региона Владимир Захаров, интересы Турции сегодня распростерлись далеко за пределы Анатолии и Румелии:

– Влияние Турции на соседние страны всегда было немалым, но стремительно стало увеличиваться после войны в Южной Осетии 2008 года. Дело в том, что США необходимо было создать прецедент, способный подвергнуть сомнению принцип нерушимости границ, установленный на Ялтинской конференции в 1945-м году. Такой прецедент был создан признанием Косово большинством западных стран. Но США и их союзникам необходим был еще один прецедент. И многие стали думать об образовании такого государства как Курдистан. Вот тогда уже всполошилась Турция, потому как курды претендуют чуть ли не на половину территории этой страны. После признания Россией Абхазии и Южной Осетии официальная Анкара решила «показать зубы» мировому сообществу. Признание этих республик не входило в планы США, и Турция использовала это обстоятельство. Именно тогда турецкие посланники отправились для консультаций в Россию, а военные корабли США не были допущены в Черное море.

Сегодня Турция вкладывает большие деньги в Дагестан, в другие республики региона. Внешне все выглядит безобидно: они открывают учебные заведения, организуют факультеты турецкого языка, создают религиозные центры.

Началась активная работа Турции в Татарстане, на территории компактного проживания мусульман. Происходящее последние три года в этом регионе граничит с государственным переворотом. Оттуда активно пытаются выдавить русских, делают их ненавидимыми. При этом распространение ислама там идет в турецко-саудовском варианте, то есть ваххабитском. Сейчас эта зараза сильна в Саудовской Аравии, в Египте. И те наши ребята, что едут туда учиться, возвращаются обратно полностью подготовленными для ведения ваххабитской пропаганды.

Использует Турция и проблему махаджиров. Подчеркиваю, что Россия никого не изгоняла, все уходили добровольно. Многие из них перебрались в Турцию, некоторые люди там жить не смогли и ушли в Сирию. Я встречался с некоторыми из их потомков. Они себя продолжают считать кабардинцами, убыхами, черкесами, абхазами. Многие достигли неплохих карьерных высот. Сейчас так называемый «черкесский вопрос» активно используется против России. Много в этом направлении делал Михаил Саакашвили в Грузии, проводя различные конференции и издавая книги по, якобы, имевшему месту быть «геноциду черкесов». И мало кто знает, что каждую пятницу перед консульством России в Стамбуле собираются толпы людей с плакатами вроде «Россия устроила геноцид черкесам».

Сейчас активно против России начал выступать Азербайджан. В стране формируется общественное мнение, что Россия – враг. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть публикации азербайджанской прессы. Более того, под предлогом защиты нефтепровода Баку-Эрзурум, Азербайджан обратился к НАТО с просьбой разместить в стране войска. И НАТО ответило согласием.

«СП»: – Ради какой идеи Турция пытается расширить свое влияние в других странах? Речь идет о построении единой «большой Турции» или о сеянии хаоса в других странах?

– Хаос, конечно, будет посеян, но он будет сопутствующим элементом. На самом деле, идея у Турции одна – это создание великого халифата. Она очень активно работает с интеллигенцией Татарстана, уже удалось заставить играть в свои игры многих руководителей республики. Планируется построить могучее государство от самой Турции до Волги, включив Закавказье и Северный Кавказ.

«СП»: – Но во главе исламского мира хочет быть не одна только Турция. На эту роль претендует и Иран, и Саудовская Аравия, нельзя списывать со счетов монархии Персидского залива. Кстати, общество в Турции намного более светское, чем в вышеназванных государствах.

– В последнее время в Турции происходят колоссальные перемены: страна идет по пути быстрой исламизации. При этом необходимо различать исламские страны. Есть Иран, где нет ни одного ваххабита. В Турции идеология наполнена ваххабизмом. Важно сказать, что и Саудовская Аравия много вкладывает сегодня денег в Северный Кавказ. Турция отказываться от идеи стать лидером исламского мира не собирается.

«СП»: – Однако в Турции действует принцип, что все граждане государства являются турками. Строя халифат, Турции придется отказаться от этой идеи?

– Думаю, что не откажется. Просто турками станут и поволжские татары, и все другие народы.

«СП»: – Но даже через 150 лет черкесы продолжают называть себя черкесами.

– Только между собой, выступать против государства себе дороже. Но как конкретно может выглядеть новое турецкое государство, сказать пока сложно. Весь вопрос в том, удастся ли нам остановить эту экспансию. Если нет, то итог для нас будет плачевным. А как будут себя именовать жители другой страны, не так уж и важно.

«СП»: – Во главе такого проекта, как построение халифата, должны стоять неглупые люди. Неужели им не виден опыт других государств? Даже США не удается в мире так легко осуществлять свои проекты, как того задумывают. А ведь Турция на несколько порядков отстает от Америки или Евросоюза в экономическом плане, в техническом, в научном потенциале. Да еще и соседи являются конкурентами на лидерство в исламском мире.

– Они мыслят иначе, нежели мы. Они не высчитывают последствия своих шагов. Они просто действуют согласно своей идеи пантюркизма, которая существовала у них всегда. На нее накладывается идея халифата. Не одно поколение в Турции выросло на идеи светского государства Кемаля Ататюрка, и от этих идеологем внешне не отказываются. Но параллельно идет активная исламизация. Мне пришлось познакомиться со многими людьми из окружения нынешнего премьера Реджепа Тайипа Эрдогана, все они правоверные салафиты (Салафия – направление в исламе, проповедующее понимание религии так, как ее понимали первые мусульманские общины. К салафитам многие исследователи относят и ваххабитов – СП).

«СП»: – На Северном Кавказе традиционно был распространен суфизм, сейчас появляется все больше салафитов. Это касается и Дагестана, и Карачаево-Черкесии, и Кабардино-Балкарии. К этому процессу причастна Турция?

– Да, это результат турецкого вмешательства. Очень много молодых людей из Дагестана сегодня обучается в Турции. Они приезжают домой, зараженные идеями салафизма. Я был в Дербенте, когда там строился исламский университет – огромная территория с мечетью и многоэтажными постройками. Я спросил у местных властей, откуда у них такие большие деньги? Они честно в приватном разговоре сказали: «Турция дает». Предлагают иногда отремонтировать то или иное учебное заведение, а потом открывают в нем турецкое отделение. Это и в Пятигорске можно наблюдать, и во многих других местах Северного Кавказа.

«СП»: – Может быть, турецкое руководство пытается использовать идеи пантюркизма и халифата, чтобы отвлечь собственное население от проблем бедности?

– Это тоже верно. Очень удобно говорить своим гражданам: «Потерпите, затяните пояса, не расстраивайтесь – мы помогаем нашим братьям-тюркам и братьям-единоверцам в других уголках мира (…)

По материалам: Свободная Пресса

Категории: Ближний Восток, Главное, Регион, Россия, Турция

« Армении может представиться возможность стать более весомым геополитическим игроком…
» Легенда советской разведки Юрий Дроздов: Россия для США – не поверженный противник
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»