РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Маргинальные амбиции Бухареста

Геополитические изменения, произошедшие в Европе в конце 80-ых — начале 90-ых годов прошлого века, связанные с распадом так называемой мировой системы социализма и развалом самого мощного сегмента этой системы — Союза ССР, помимо прочего, привели к возрождению феномена «геополитического маргинализма». Последний представляет собой главным образом совокупность идей и конкретных действий во внешней политике тех государств, которые, исходя из объективных возможностей и прежде всего дефицита у них необходимых ресурсов, не представляют из себя действительно знаковых величин в регионе, позволявших бы им стать региональными лидерами.

Такие страны, с одной стороны, активно и целенаправленно замещают отсутствие вышеупомянутых возможностей мифологизированной эксплуатацией отдельных страниц истории  своих стран, как правило, — тех, которые позволяют тешить национальное сознание воспоминаниями о прежнем величии.  А, если при этом эти государства  имели в прошлом непростые отношения с Россией, то отдельные аспекты этих отношений геополитические маргиналы регулярно нарочито навязчиво актуализируют не только в ходе двусторонних сношений, но и активно используют в более широком контексте – в политике тех объединений и структур, в которые данные страны вошли после распада соцлагеря и в которых им позволяют торговать их антироссийским статусом. Подчас при этом геополитические маргиналы с готовностью берутся выполнять «черную работу» ведущих геополитических держав Запада по сдерживанию Москвы.

С другой стороны, не добились действительно существенных, впечатляющих результатов в ходе трансформации плановой системы экономики в рыночную, страны пояса «геополитического маргинализма» в Восточной Европе оказались инкорпорированными в экономическую структуру Европейского союза в качестве вспомогательных, а соответственно малодоходных сегментов, что вызывает дополнительную необходимость у правящих элит этих стран изобретать оправдание перед собственным населением фактической несостоятельности экономического курса, проводимого с 90-ых годов ХХ века,  и которое (оправдание) эти элиты пытаются найти в русле антироссийской риторики.

В Восточной Европе сформировались три наиболее яркие подобные единицы «геополитического маргинализма»: страны Прибалтики, Польша и Румыния. Между ними существует как явная координация деятельности по противодействию осуществлению интересов России, так и определенная специализация. Длительный период на лидерство в такой политике претендовала Польша. Варшава стремились даже бросить перчатку Берлину, претендуя на некое «кураторство» всей восточной политики ЕС. Однако этот тренд за последние годы существенно уменьшился, хотя, безусловно, не исчез совсем. Свою роль в такой метаморфозе сыграли перемены в умонастроениях поляков после событий, связанных с катастрофой президентского самолета под Смоленском и недавним визитом Патриарха РПЦ Кирилла в Польшу.

В этой связи становится все заметнее тенденция в политике властей другой восточноевропейской страны – Румынии. Власти Бухареста пытаются не только активно действовать на «юго-восточном участке антироссийского фронта», но и стараются перехватить у Варшавы лидерство в целом применительно к данному региону. В своем пылу Румыния уже переплюнула Польшу, когда из уст первых лиц государства прозвучали оправдания и действиям фашистских правителей и явным планам аннексии чужой территории.

Анализу данного феномена посвящен очередной доклад одного из ведущих научных учреждений — Российского института стратегических исследований (РИСИ) «Румыния: исторические истоки и современное состояние внешнеполитического позиционирования государства». Авторы объемного – стостраничного доклада постарались исследовать внешнюю политику Румынии на восточном направлении с разных сторон, выявить те риски и угрозы интересам  России, которые явным образом присутствуют в избранном властями Бухареста курсе.

Устойчивой доминантной чертой внешней политики Румынии с момента образования её как единого государства в середине XIX в. было последовательное и неуклонное преследование идеалов великодержавного национального объединения всех румын, что одновременно мыслилось как естественный способ превращения Румынии в ведущую страну балканско-черноморского региона. Для достижения этих целей румынская правящая элита всегда беспринципно использовала особенности текущей международной обстановки, лавируя между великими державами и военно-политическими блоками того времени, играя на противоречиях между ними и охотно примыкая к лагерю, имеющему преобладающее влияние.

Весь исторический опыт реализации внешнеполитических устремлений Румынии позволяет заключить, что главным «яблоком раздора» в российско-румынских отношениях и неизменным объектом экспансионистских  устремлений румынского политического класса была, есть и будет территория Днестровско-Прутского междуречья, то есть историческая Бессарабия, освобожденная Россией из-под владычества Османской империи и находившаяся под ее юрисдикцией с 1812 года. В те периоды истории, когда международная обстановка не позволяла Румынии открыто ставить бессарабский вопрос на текущую внешнеполитическую повестку дня, он неизменно оставался важной часть румынского научно-политического дискурса и средством мобилизации общественных настроений со стороны русофобских настроенной значительной части румынской элиты.

В настоящее время, несмотря на вхождение в НАТО и ЕС, Румыния  переживает некое гибридное состояние.  С одной стороны,  она прошла   определённый путь  социально-экономической трансформации и демократизации по западному образцу, а с другой, в стране не только сохраняются нерешённые проблемы на этом пути, но и дают о себе знать глубинные болезни румынского общества. К ним относится непропорциональная ставка на национализм, приобретающая порой черты националистического эгоцентризма, что проявляется не только в падении интереса к европейской интеграции, но и  в таком  явлении  как ностальгия по прошлому, о чём свидетельствуют опросы общественного мнения, проведённые за последнее время.

Население Румынии так и не получило тех широко разрекламированных выгод от членства в ЕС, которые так щедро были обещаны политиками этой страны в недавнем прошлом. Через пять лет после присоединения к ЕС в Румынии по-прежнему есть населенные пункты, не имеющие электричества и горячей воды. Каждый четвертый гражданин Румынии не имеет достаточных средств существования. Сегодня средняя заработная плата в стране составляет 350 евро или 4,2 евро в час. По последнему показателю хуже дела обстоят только в Болгарии (3,5 евро в час). Для сравнения: аналогичный показатель в Бельгии составляет 39,3 евро, во Франции – 34,2 евро в час. Из-за реформ в здравоохранении страну покинуло 11,5 тысяч врачей. Приток прямых иностранных инвестиций в 2012 году составляет лишь половину от докризисных показателей. Инвесторы практически полностью разочаровались в Румынии.

Так немалое беспокойство вызывает политика Бухареста по молдавской проблематике, которая уже не пытается скрывать экспансионистскую компоненту. Официальные лица Румынии многократно публично высказывались против укрепления интеграционных связей Молдовы с Россией. Так Посол Румынии в Молдове Мариус Лазуркэ 22 ноября 1012 года раскритиковал предложенный российским руководством план создания Евразийского экономического союза как «виртуальный» «проект, которого даже не существует». Особое раздражение румынского посла вызвали общественные настроения простых молдаван, выявленные в результате социологического опроса, который показал, что идею вхождения Молдовы в Таможенный союз России-Белоруссии-Казахстана  поддерживают 55,8% респондентов, против — 27,1%. В случае же гипотетического выбора между Таможенным союзом и ЕС, 22,5% граждан Молдавии высказались бы в пользу Таможенного союза, и лишь 16,1% — в пользу Евросоюза. Дочь нынешнего президента Румынии – Елена Бэсеску с парламентской трибуны ЕС в Страсбурге требует от ЕС предоставить Молдове перспективу членства в ЕС.

Осенью 2012 года в ходе предвыборной кампании румынские политики – сторонники поглощения Румынией Молдовы приняли в качестве предвыборной платформы так называемый «Пакт для Бессарабии». Данный документ состоит из перечня действий, которые должны привести к утрате Молдовы ее государственности и независимости. В частности, Пакт предусматривает, чтобы кандидаты в депутаты румынского парламента публично выступили с идеей поддержки объединения двух стран, а также с признанием того, что молдавской нации не существует. Авторы Пакта ратуют за автоматическое предоставление румынского гражданства всем, кто заявит о себе, как об этническом румыне, а также за отмену необходимости представления наличия 500 евро для получения румынской визы.

Отдельно унианисты потребовали создания государственного департамента по объединению двух стран, подчиненный премьеру Румынии, внесения в евро-атлантическую стратегию Румынии пункта об объединении с Бессарабией и ее роли в обеспечении безопасности восточного фланга НАТО, выделения на поддержку департамента по связям с диаспорой суммы, эквивалентные на поддержку национальных меньшинств в Румынии, и пр. Примечательно, что под данным Пактом подписались свыше 100 румынских политиков.

Нельзя в этой связи не отметить, что подобные акции унианистов поощряются и спонсируются Вашингтоном. Так 21 ноября 2012 года Министерство иностранных дел Румынии и Агентство США по международному развитию (USAID) подписали Кишиневе соглашение о финансировании программы «Партнерство в целях развития между Румынией и Республикой Молдова».

В связи с румынской политикой и присущими последней притязаниями на аннексию становится очевидно, что российское присутствие в Приднестровье является наиболее надежной гарантией сохранения независимости самой Молдавии. В этом контексте эксперты РИСИ предлагают провести настоятельно необходимую проработку вариантов такого приднестровского урегулирования, которое бы в долгосрочной перспективе соответствовало российским интересам.

В выстраивании стратегического курса своей политики в отношении Румынии Российская Федерация должна руководствоваться следующими соображениями. В румынском обществе, в его политическом классе и интеллектуальной элите существуют значимые и укоренившиеся антироссийские силы. Русофобия является константой для настроений части населения и властей Румынии. В кратко- и среднесрочной перспективе у данной части румын выбор в пользу активного участия в евроатлантических структурах и выстраивании американской системы безопасности в Юго-Восточной Европе и на Черном море выглядит как безальтернативный. Россия пока не имеет достаточных эффективных рычагов для того, чтобы изменить этот определяющий вектор внешней политики Румынии. Однако официальные структуры Российской Федерации должны стремиться к тому, чтобы максимально заинтересовать румынские элиты в развитии межгосударственных двусторонних отношений, вместо выстраивания их в рамках отношений по линии Россия–НАТО и Россия–Евросоюз. Румынским властям и обществу должна последовательно и неуклонно внушаться мысль о том, что, выступая в качестве «форпоста» или «авианосца» ЕС и особенно НАТО в регионе восточных Балкан и Черного моря, Румыния неизбежно становится заложницей процесса развития отношений между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном, а следовательно – принимает на себя все риски, связанные с вполне вероятным охлаждением в этих отношениях, особенно в случае возникновения международных кризисов или региональных конфликтов (подобных российско-грузинской войне 2008 года).

Игры геополитических маргиналов, как показывает опыт истории, обычно заканчиваются для них плачевно.

Аждар Куртов

Категории: Главное

« Франция пытается выстроить собственную геополитическую ось на Южном Кавказе
» Протянутая рука Тбилиси – что за ней стоит? Взгляд из Тбилиси (II)
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»