ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Рост российско-азербайджанского недопонимания

Несомненно, что 2012 г. был трудным для развития российско-азербайджанских отношений, особенно в области безопасности. Так, серьезное недопонимание в России вызвал контракт на поставку в Азербайджан израильских вооружений на сумму в $1,6 млрд. (уровень ежегодного военного бюджета страны). Согласно этому контракту, предполагается в ближайшем будущем поставить национальной армии беспилотные летательные аппараты, зенитные ракетные комплексы и средства противоракетной обороны.

О причинах закупки израильских вооружений свидетельствует следующая информация, приведенная на сайте Wikileaks: «Благодаря своим тесным контактам с Израилем, Азербайджан получает доступ к высококлассным системам вооружений, требуемым для укрепления своей армии, которые не может закупать ни в США с Европой по причине целого ряда ограничений, ни у своих бывших советских поставщиков, Беларуси и Украины».

Азербайджанское руководство имело полное право на подписание указанного контракта. Однако у многих военных экспертов сложилось мнение, что Москву только проинформировали о свершившемся событии. И это несмотря на то, что Россия, как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, всячески воздерживается от поставок современных вооружений своему союзнику — Армении. Подтверждением этого служит факт использования ее национальной армией вооружений китайского производства.

Следует заметить, что масштабная закупка израильских вооружений не только ведет к гонке вооружений на Южном Кавказе, но и может подтолкнуть влиятельные силы в Баку к попытке силового решения проблемы Нагорного Карабаха. Но это не приведет к легкой победе, несмотря на значительное превосходство Азербайджана в личном составе, количестве бронетанковой и авиационной техники. Скорее всего, возникнет затяжной вооруженный конфликт, который обязательно выйдет за пределы Нагорного Карабаха.

В этом случае Россия, имеющая обязательства по защите армянской территории, окажется втянутой в рассматриваемый конфликт. В сложное положение попадет Турция, имеющая аналогичные обязательства перед Азербайджаном. От этого конфликта не сможет уклониться и Тегеран, особенно если Грузия закроет границу с Арменией. Сохранение иранского транспортного коридора станет для Еревана жизненно необходимым. В результате вооруженный конфликт за Нагорный Карабах приобретет региональный масштаб, что в Баку стараются не замечать.

Возможен и худший сценарий, предполагающий вовлечение Азербайджана в силовое противостояние США с Ираном в рамках масштабной операции по типу иракской (2003 г.) с массированными ракетно-авиационными ударами и вводом войск на иранскую территорию. Ее цель состоит в разрушении экономики, вооруженных сил, государственного управления Ирана и, в конечном итоге, смены режима, как гарантии необратимого уничтожения ядерной программы и вывода страны из числа значимых держав региона.

В этом случае, который сразу поставит под угрозу безопасность на Южном Кавказе, реакция России будет достаточно жесткой. Она не ограничится созывом внеочередного заседания Совета Безопасности ООН и проведением двусторонних и многосторонних консультаций. Скорее всего, Россия примет меры политического и военно-технического характера, которые даже в условиях полной блокады Армении сделают для Азербайджана крайне проблематичным возврат Нагорного Карабаха силовым путем.

Указанный сценарий несет для всего региона самые тяжелые последствия. Предотвратить его Москва вряд ли сможет. Речь может идти только о снижении негативных последствий, включая проблему беженцев. Конечно, их появление в значительных количествах не является неизбежным. В тяжелые годы ирано-иракской войны 1980-1988 гг. это не наблюдалось, несмотря на применение Багдадом химического оружия. В то же время, вооруженные силы США, стараясь ослабить сопротивление иранцев, обязательно разрушат транспортную инфраструктуру страны. Это приведет к нехватке продуктов питания и предметов первой необходимости, что спровоцирует массовое перемещение, в первую очередь этнических азербайджанцев, на территорию Армении и Азербайджана.

Однако их конечной целью станет именно Россия из-за крайне ограниченного потенциала указанных государств. В настоящее время даже в Азербайджане проживает всего 9,5 млн. чел., из которых около 1 млн. работают в Российской Федерации. Как показали трагические события первой половины 90-х гг., поток беженцев в Азербайджан порядка 700-800 тыс. становится критичным для социальной инфраструктуры страны. При этом следует учитывать, что в Иране проживает не менее 25 млн. этнических азербайджанцев.

Очевидно, что крупномасштабный конфликт между США и Ираном не может возникнуть внезапно. Ему обязательно будут предшествовать ограниченные по времени (2-5 суток) и масштабам ракетно-авиационные удары Израиля по критическим узлам ядерной инфраструктуры, а также по ряду военных объектов, от нейтрализации которых зависит эффективность подавления ядерных целей. В развитие этого сценария или независимо от него США могут нанести ракетно-авиационные удары по расширенному составу целей в течение нескольких недель и даже месяцев с постепенным наращиванием интенсивности боевой операции (по аналогии с войной в Югославии). Для осуществления таких действий может быть сформирована коалиция государств ограниченного состава.

В период, предшествующий крупномасштабной операции, Россия сможет значительно усилить свою группировку войск не только на Северном, но и Южном Кавказе. В первую очередь это касается военной базы в Гюмри (Армения), чье географическое положение требует заблаговременного накапливания вооружений и военной техники, горюче-смазочных материалов, продовольствия и многого другого, что необходимо для ведения боевых действий в условиях полной блокады транспортных коммуникаций. В зависимости от складывающейся ситуации, Россия может пойти не только на увеличение группировки сухопутных войск, но и развернуть в Армении оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер».

Еще одна проблема, которая усилила взаимное недопонимание, обусловлена арендой Габалинской радиолокационной станции (РЛС). Неожиданно сумма арендной платы за использование этого военного объекта была увеличена с 7 до $300 млн., т.е. в 42 раза. Очевидно, что такая плата была чрезмерной. Для этого достаточно, например, сопоставить запрошенную сумму с арендной платой за использование Центра транзитных перевозок США в аэропорту «Манас». Она составляет $60 млн., т.е. в 5 раз меньше, чем азербайджанская сторона запросила у России. Военная же ценность этих объектов просто несопоставима.

Российское руководство ожидало подобного развития событий. Именно поэтому под Армавиром стал строиться второй блок РЛС высокой заводской готовности типа «Воронеж». Он будет работать в метровом диапазоне волн в секторе Габалинской РЛС. При соизмеримой дальности обнаружения целей (порядка 5 тыс. км), новая РЛС будет иметь более высокую точность определения их местоположения и параметров движения. Намного ниже у нее и эксплуатационные расходы.

Таким образом, недопонимание между Москвой и Баку нарастает, что уже привело к закрытию в Азербайджане единственного российского военного объекта – Габалинской РЛС. Это практически никак не повлияло на обороноспособность Российской Федерации, но нанесло тяжелый удар по взаимоотношениям с Азербайджаном в чувствительной сфере военного сотрудничества. Последствия этого события нашим государствам еще только предстоит оценить.

Владимир Евсеев – директор Центра общественно-политических исследований

По материалам: «Новое Восточное Обозрение»

 

Категории: Азербайджан, Армения, Главное, Иран, Россия, США

« Уход России из Габалы, или Как Азербайджан делит шкуру неубитого медведя
» Прагматизм Иванишвили идет вразрез с планами Баку