ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Турция-Сирия: милитаризация региона делает развитие событий неконтролируемым

Отвлечённое на несколько дней с сирийского конфликта на очередную фазу конфронтации между Израилем и палестинским движением ХАМАС внимание политиков и экспертов возвращается в привычное русло. В последние дни ноября Сирия вновь заняла первое место в условном списке самых актуальных ближневосточных проблем.

Такому своему возвращению в шорт-лист острых региональных тем Сирия не в последнюю очередь обязана новому всплеску активности турецкой стoроны в ближневосточных делах.

Турцию не допустили до позиций ведущего посредника в урегулировании недавнего конфликта между Израилем и ХАМАС, на что были свои объективные причины. Возможно, что свою «обделённость» на палестино-израильском миротворческом направлении турецкая сторона попыталась скомпенсировать очередным провокационным обращением к «сирийской теме». На этот раз, после известного инцидента в сирийско-турецком приграничье в начале октября с.г., который затем вылился в серию обстрелов турецкой стoроной приграничной сирийской территории, Анкара решила самым предметным образом поднять в системе НАТО вопрос размещения на своей границе с Сирией комплексов «Пэтриот».

События в рамках поднятого Турцией вопроса по «Пэтриотам» развивались по достаточно противоречивому сценарию. Первые сообщения констатировали неполучение Североатлантическим альянсом запроса от Турции о размещении комплексов. Правда, уже тогда в сводках СМИ значилось слово «пока» (т.е. отмечалось, что «запрос пока не получен»). 5 ноября с.г. генеральный секретарь НАТО А.-Ф.Расмуссен заявил, что «если бы мы получили такой запрос, союзники рассмотрели бы его».

Такой запрос со стороны Турции был получен во второй половине ноября, сразу после заключённого перемирия между Израилем и ХАМАС.

С этого времени источники НАТО уже стали говорить о развернувшихся в Альянсе обсуждениях вопроса о дислокации «Пэтриотов» вдоль сирийско-турецкой границы, при этом приводился следующий основной аргумент Анкары в деле инициирования данного вопроса: «в связи с угрозами, исходящими от продолжающегося кризиса в Сирии».

20 ноября, в день, когда министр иностранных дел Турции А.Давутоглу находился в Газе с визитом солидарности и поддержки палестинцев в их очередном обострении конфликта с Израилем, в Брюсселе прошло совместное заседание глав европейских внешнеполитических и оборонных ведомств, в ходе которого обсуждался вопрос поставок в Турцию «Пэтриотов».

На следующий день в НАТО получили официальный запрос Турции и сразу прозвучали позитивные сигналы в пользу перспективы его реализации. Генсек НАТО обозначил этот позитив, указав, что «размещение комплексов повысит возможности противовоздушной защиты населения и территории Турции, и будет способствовать деэскалации кризиса вдоль юго-восточной границы НАТО».

Турецкие источники сразу же поделились некоторыми деталями ожидаемого удовлетворения запроса Анкары. Ими указывалось на предположительный срок поступления комплексов в Турцию и их заступления на боевое дежурство (от 15 до 30 суток) и отмечались возможные места их дислокации (приграничные с Сирией провинции Хатай и/или Килис). Число комплексов нуждалось в своём уточнении, но уже в начале третьей декады ноября отмечалось, что Германия готова поставить две батареи комплексов, а Нидерланды – одну (среди европейских стран-членов НАТО комплексы «Пэтриот» состоят на вооружении Германии, Нидерландов, Испании и Греции).

Запрос Турции был воспринят в НАТО с плохо скрываемым энтузиазмом. Это дало серьёзную почву для предположений о том, что противоракетный запрос Турции был инициирован при активном направляющем участии НАТО и ведущих сил в рамках данного военно-политического блока.

В Дамаске противоракетную инициативу Турции оценили как очередную провокацию Анкары, направленную на реализацию внешнего военного сценария вмешательства в сирийский конфликт.

Москва выразила свою принципиальную озабоченность развернувшимися в НАТО обсуждениями вопроса размещения комплексов ПВО/ПРО американского производства на территории Турции, вдоль её границы с Сирией. Одновременно последовал запрос в адрес руководства блока для уточнения деталей, причин и целей такой противоракетной активности Альянса в сторону Сирии.

Позиция российской стороны была выдержана в предельно корректной дипломатической форме, дабы не обострять и без того осложнившиеся в последнее время отношения Москвы и Анкары. Глава МИД России С.Лавров заявил о вероятности неконтролируемого развития событий, к чему может привести милитаризация на сирийско-турецкой границе.

Но даже такая корректная формулировка вызвала достаточно неадекватную реакцию турецкого руководства. Премьер-министр Турции Р.Эрдоган 23 ноября назвал реакцию России на размещение «Пэтриотов» ошибочной. По его словам, Россия пытается представить внутренний вопрос Турции «как свою проблему».

Налицо очередное проявление турецкого внешнеполитического стиля последнего времени, когда Анкара приписывает заинтересованным в мирном разрешении сирийского конфликта государствам собственные фобии и ошибки. Это Турция стремится всеми силами представить продолжающийся конфликт в соседней стране, как «свой внутренний вопрос», а себя — в качестве пострадавшей стороны в рамках этого «внутреннего вопроса».

Мы уже обращали внимание в одной из наших прошлых работ на принимающий в последнее время (особенно после инцидента с гражданским авиалайнером рейса Москва-Дамаск 10 октября с.г.) неприемлемый для дипломатической практики отношений партнёрских государств тон политического руководства Турции в сторону России.

Создаётся впечатление, что Анкара преднамеренно повышает градус осложнения в российско-турецких отношениях, действуя по принципу: чем сложнее будут её отношения с Москвой, тем большую свободу действий она получит от НАТО в Сирии.

Такая преднамеренность турецкой стороны выглядит тем более деструктивной в преддверии проведения отложенной в своё время встречи в верхах с Россией.

Если Турция решила найти удобный для себя формат объявления итогов тендера на приобретение средств ПВО/ПРО дальнего радиуса действия, то это не означает, что привязка решения по вероятному победителю в данном тендере в лице американских компаний «Raytheon» и «Lockheed Martin» к вопросу дислокации производимых ими комплексов «Пэтриот» вдоль сирийско-турецкой границы должна происходить на фоне неадекватных реакций на конструктивные заявления Москвы.

Турция находится в активном поиске комплексного решения таких актуальных для неё региональных вопросов, как признание внешним миром особых возможностей Анкары в сирийском конфликте, выход на «легитимные» основы в решении вопросов создания над Сирией бесполётной зоны, отдание предпочтения в крупных военных контрактах для нужд своих вооружённых сил партнёрам по НАТО. Но данный поиск не должен происходить в ущерб интересам России и стабильности в соседних регионах.

Михаил Агаджанян, внешнеполитический аналитик

По материалам: Новое Восточное Обозрение

Категории: Ближний Восток, Главное, Сирия, Турция

« Кипящая Аравия
» Иран в стратегических планах США