ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Убийство Ибрагима Дударова: подрыв единства Осетии?

Вечером 26 декабря в селе Чми Пригородного района Северной Осетии было обнаружено тело заместителя муфтия Северной Осетии Ибрагимова Дударова. Причиной его смерти стали многочисленные огнестрельные ранения в голову.

В настоящее время ведется следствие. Возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч 1. Ст 105 («Умышленное убийство» и ч 1. Ст. 222 («Незаконный оборот оружия»). Представители следственных органов отрабатывают сразу несколько версий – криминальную, бытовую, профессиональную.

Однако почти сразу же появились политики, которые начали весьма вольно трактовать происшедшее.

Так, например, глава Исламского Комитета России Гейдар Джемаль заявил буквально следующее:

«Я думаю, это (убийство Дударова – Ред) следствия разжигания местными правоохранителями тех исламофобских настроений, которые и так развиты в регионе. Конфликт между представителями ислама и немусульманскими жителями республики, в основном из Южной Осетии, существовал всегда, а после попыток посадить местного муфтия в 2011 году противостояние еще больше обострилось. Скорее всего, убийство заместителя муфтия – это расправа со стороны исламофобских групп республики».

Более того, Джемаль считать, что правоохранительная система фактически ответственна за рост напряженности в республике:  «Если она своими действиями не будет провоцировать новые столкновения, возможно, ситуация наладится, но обстановка там остается крайне напряженной».

На самом деле в своих заявлениях Джемаль также исказил и суть происходящего конфликта. Фактически он противопоставил осетин-мусульман из Северной Осетии осетинам-христианам из Южной Осетии. Действительно в Южной Осетии нет мусульман, а в Северной Осетии мусульмане есть среди двух основных осетинских субэтнических групп – иронцев и дигорцев.

Однако никаких религиозных трений между осетинами-мусульманами и осетинами-христианами не случалось. Реальный конфликт, который имеет место в последние годы, идет между осетинским социумом и частью мусульманской общины республики, которая исповедует радикальную версию ислама и отрицает осетинские национальные ценности и осетинскую идентичность, которые равно дороги как осетинам-христианам, так и осетинам-мусульманам.

В Северной Осетии многие возмущены не только заявлением Джемаля, но и отсутствием реакции на него как со стороны российских официальных органов, так и со стороны общественных кругов, в том числе – исламских, которые призваны заниматься предотвращением межконфессиональной розни.

Ситуацию комментирует старший научный сотрудник Института социальных и политических исследований Черноморско-Каспийского региона Андрей Арешев: «Мягко говоря, заявление Джемаля отражает его личную точку зрения. И, мягко говоря, оно больше напоминает провокацию. Пока не установлены причины убийства Дударова, пока не установлены непосредственные заказчики и исполнители этого преступления, делать подобные заявления – это значит разжигать межконфесииональную рознь в Северной Осетии. Отдельно следует выделить в заявлении Джемаля его стремление посеять рознь между населением Северной и Южной Осетии. Заявление Джемаля вызвано его личными предпочтениями и вряд ли отражает мнение каких-то кругов. Г-н Джемаль давно уже представляет самого себя.

Что же касается отсутствия реакции федеральных структур на это заявление, то оно, на мой взгляд, связано, с одной стороны, с растерянностью, с другой стороны, с расхлябанностью. Хотя провокационный тон этого заявления очевиден. Мое предположение: отсутствие реакции связано со стремлением не делать огласки и игнорировать персону господина Джемаля. Однако стоит отметить, что российское информационное пространство вполне доступно для сторонников Джемаля, которые уже начали транслировать его заявление не только по новостным лентам, но и в социальных сетях. Поэтому реакция на данное заявление просто необходима».

По мнению научного сотрудника Центра социально-экономических исследований СОГУ Игоря Дулаева, «точка зрения Джемаля имеет место и право быть как одна из многих. Почему нет? Отсутствие реакции на это заявление, по моему мнению, связано, видимо, с тем, что г-н Джемаль является представителем достаточно маргинального направления в политическом исламе.

Однако мне хотелось бы  отметить, что подобного рода заявления разжигают противостояния между мусульманским и немусульманским населением Северной Осетии. После Беслана определенное недоверие немусульманской части населения Северной Осетии к радикальным мусульманам (не к исламу вообще, а именно к радикальным мусульманам!) вполне оправдано. Меня также удивляет в заявлении Джемаля также его стремление противоспоставить осетин-мусульман жителям Южной Осетии. Я бы вообще не делил бы осетин на субэтнические группы. Кстати, именно многочисленные религиозные неофиты, прозелиты и ренегаты, переходящие в ислам сегодня в Северной Осетии, зачастую являются именно южными осетинами. И именно эти неофиты-южнане зачастую являются объектами проповеди исламских радикалов».

Как считает Дулаев, именно версию Джемаля – убийство как результат деятельности исламофобов – «будет сейчас пропагандировать исламская умма. Но мне хотелось бы верить, что следствие будет рассматривать все версии и все возможные варианты. Убийство Ибрагима Дударова – это, безусловно, огромная трагедия. Он был умным человеком. И вот теперь его не стало».

По материалам: irontimes.com

Категории: Главное, Россия, Северная Осетия

« Чрезмерное усиление Турции не особо устраивает Европу и США — эксперт
» Переломный момент сирийского противостояния