ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Грузино-турецкие отношения: реалии и перспективы (III)

Предыдущая часть

Попытки турецкого внедрения в религиозную сферу

В данной сфере турецкая сторона пытается опираться главным образом на конфессиональную близость аджарцев исповедующих ислам и в гораздо меньшей мере – на азербайджанцев Квемо-Картли (меньшей, по той причине, что последние являются шиитами, а не суннитами,  а также потому, что для решения своих задач в Квемо-Картли и Самцхе-Джавахети турецкая сторона пытается активизировать несколько иные факторы). Одними из первых, проникших на территорию Аджарии турецких проповедников, являлись приверженцы небезызвестного Фетхуллаха Гюлена. (32) Уже к середине 2000-х гг. в Аджарии религиозную пропаганду осуществляли представители не только движения Гюлена, но и приверженцы Сулеймана Хильми Тунахана (1888-1959 гг.) – другого достаточно автономного последователя проповедника Саида Нурси (1873-1960 гг.). Аспекты их деятельности, и в, первую очередь приверженцев Гюлена довольно многогранны (и, зачастую, непубличны) и включают в себя пропаганду ислама в собственной интерпретации, рекрутацию молодых людей с целью посылки их на учебу за рубеж, распространение исламской литературы, проведение различных благотворительных мероприятий, помощь при постройке новых мечетей и восстановление старых, основание медресе и т.д. Так, приверженцы ученика Сулеймана – Мустафы Сунгура к началу – середине 2000-х гг. имели в пригородах Батуми 6 медресе, ученики Гюлена – 1. (33) Кроме данных неформальных организаций, пыталась активизировать свою деятельность также небольшая группа накшбандийцев, предводительствуемая Махмудом Устаосманоглы. (34)

Практически параллельно деятельности вышеотмеченных организаций, в Аджарии, начали свою работу и представители Управления по делам религии Турции (Diyanet Isleri Baskanligi), установившие связи с официальным органом, представлявшим интересы аджарских мусульман – муфтиятом. Посредством турецкого консульства в Батуми, Diyanet также начал распространять литературу по исламу, посылать священнослужителей в мечети, избирать студентов для учебы на богословских курсах и факультетах Турции. (35) Так, например, в 2006 г. на учебу в одно из духовных заведений (в Инеголе) Турции было направлено 29 молодых аджарцев. (36) В 2008 г., главный муфтий Союза мусульман Аджарии Бекир Болквадзе принял решение об отправке из региона 49 молодых людей в Турцию для получения мусульманского образования, в частности изучения Корана. (37) Таким образом, отсутствие собственных учебных заведений и географическое соприкосновение с Турцией привели к тому, что первое, постсоветское поколение молодых мусульман вынуждено было получать религиозное образование на турецкой территории, становясь тем самым в определенной степени проводником  интересов турецких клерикальных кругов, что не могло не вызвать опасений со стороны грузинских светских и духовных кругов.

Параллельно этому, увеличивалось и  количество различных построек, приспособленных под культовые и образовательные нужды мусульман Аджарии. Согласно данным Р. Барамидзе, полученным в результате проведенных ценных полевых исследований с 2003 по 2008 гг., их число превышало полторы сотни. Так, количество мечетей-школ насчитывало 95, просто мечетей – 41, исламских учебных заведений – 18, иных построек – 2.  (38) И хотя деятельность ГПЦ и лимитировала в определенном смысле активность турецкой стороны в этом направлении, тем не менее, просочившиеся в прессу некоторые подробности о турецко-грузинских переговорах касательно восстановления в Батуми мечети Азизие и мечетей в Ахалцихе, свидетельствуют, что турецкая сторона, несмотря на частичные неудачи в этом направлении, тем не менее не обирается пускать дело на самотек.

Взаимодействие в гуманитарной сфере

Помимо межгосударственного  взаимодействия, контакты в данной сфере в определенной степени развиваются посредством укрепления связей между разными частями этнических грузин (например, переселившихся в разное время в Турцию аджарцев), и их собратьями, проживающими собственно в Грузии. Более эффективное восстановление контактов восходит к началу 90-х гг. XX в., а очередной, серьезной вехой в этом деле стало основание в 2000 г. турецко-грузинского фонда образования и культуры, призванное упорядочить связи между проживавшими в Турции грузинами и их соотечественниками. Среди учредителей фонда числились такие известные личности, как Рефайдин Шахин (Лордкипанидзе) – бывший госминистр Турции, крупный бизнесмен Исмет Аджар, руководитель грузинской католической общины Стамбула Симон Зазадзе и еще свыше тридцати иных лиц. Симптоматично, но факт, что под крышей этого фонда удалось собрать целый ряд разрозненных частичек отличавшихся разным вероисповеданием и иными особенностями турецких грузин. Фондом или отдельными его участниками проводятся ряд культурных и иных мероприятий. Традицией также стали проведение ансамблей «Чвенебури», дальнейшее налаживание связей со своими соотечественниками (39). В Тбилиси в свое время также была учреждена Ассоциация грузино-турецкой дружбы и сотрудничества, ставившая своей целью углубление взаимоотношений между народами двух стран. По словам тогдашнего министра по делам диаспоры Ю.Гагошидзе, после августовской войны 2008г., турецкими грузинами было собрано около 250 тыс.евро в целях оказания помощи (40).

На государственном же уровне, турецкая сторона действует и посредством TIKA (Turk Isbirligi ve Kalkinma Ajansi) – турецкого международного агентства по сотрудничеству, оказывающим помощь в финансировании ряда проектов в сфере образования. Ее Грузинский координационный офис был открыт в 1994 г., в соответствии с «Протоколом о сотрудничестве», заключенным между МИД-ом Турции и МИД-ом Грузии. Так, 27 ноября 2006 г., на совместной встрече президента TIKA Х.Пидани и замминистром образования и науки Грузии Б. Ципурия, было объявлено о завершении полной реабилитации 170 школ Грузии при непосредственной финансовой поддержке TIКA. (41) Цифра конечно очень большая, но так это или нет – сказать наверняка – затруднительно.

(Продолжение следует)

Владимир ИВАНОВ, по материалам: kavkazoved.info

Примечания

(32) См.: Киреев Н.  Турция  в  начале XXI века: основные  ориентиры  политического  ислама // Центральная  Азия  и  Кавказ, № 2 (26), 2003, С. 95.
(33) См.: Balci B. Is  there  a  place  for  islam  in  Michael  Saakashvilis  Christian  Georgia? [http://www.caucaz.com/home_eng/breve_content.Php?id=180.25.08.2005].
(34) См.: Bayram Balci, Raoul Motika, Religion et Politique dans le Caucase post-sovetique, Paris, 2007, P. 243.
(35) См.: Мкртчян С. Мусульмане Грузии. [http://www.religions.am/index.php?option=com_content&view=article&id=2999: Мусульмане Грузии &catid=1:2009-02-27-03-45-54&Itemid=11] (на арм. яз).
(36) Cм.: [http://www.sngnews.ru. 25.01.2006].
(37) См.: Кетеван едет в Турцию? [http://www.golos.am.22.07.2008].
(38) См.: Барамидзе Р. Ислам и мусульмане Аджарии (Историко-этнографические и социально-культурные аспекты). Батуми, 2008, С. 167 (на грузин. яз). См. также нашу публикацию: Иванов В. Религиозное измерение политики Турции в Аджарии и деятельность Грузинской Православной Церкви. http://www.ca-c.org/journal/2011-03-rus/07.shtml
(39) http://www.turkgurcuvakfi.org/english/tarihce.asp.
(40) Юлон Гагошидзе: грузинская даспора доказала, что она политическая сила, с которой нужно считаться // http://streampress.com/index.php?option=com_content&view=article&id=3918:2008-12-23-11-13-18&catid=14:-&Itemid=35.
(41) При поддержке «Администрации международного сотрудничества Турции» завершилась реабилитация 170 школ Грузии. http:// www.turtsia.ru. 28.11.2006. В данном контексте следует отметить, что официальный сайт TIKAданную информацию не содержит. (Никак не подверждает, и не опровергает).

 

Категории: Аджария, Главное, Грузия, Ислам, Турция

« Иран не вступит в диалог с США «под дулом пистолета»
» Региональный контекст нефтяного спора между Багдадом и Эрбилем