ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



О цене для России войн Грузии против Абхазии и Южной Осетии (II)

Часть I

Об иных издержках для России войн Грузии против Южной Осетии и Абхазии. Как неоднократно отмечалось в официальных заявлениях Президента России В.В.Путина, палат Федерального Собрания Российской Федерации и главы российского МИДа С.В.Лаврова, возобновление боевых действий в зонах конфликтов на постсоветском пространстве приведет к массовым жертвам среди жителей соответствующих территорий, которые в своем большинстве являются российскими гражданами. Другим пагубным последствием возобновления боевых действий здесь будет ситуация, близкая к гуманитарной катастрофе, когда на территориях, охваченных боевыми действиями, не будет продуктов питания, лекарств, перевязочных материалов, медперсонала и еще многого из того, что необходимо для спасения и лечения раненых и искалеченных, среди которых и те, кто никакого участия в боевых действиях не принимал. Наконец, как это было во время прошлых грузино-осетинской, грузино-абхазской и молдавско-приднестровской войн, возобновление боевых действий вновь вызовет из мест, охваченных войной, поток беженцев, которые, за редким исключением, направятся в Россию, создавая ей серьезные проблемы.

Кампания по удалению из республики негрузинского населения, начавшаяся в Грузии в конце 80-х годов прошлого века, в условиях развернувшихся в декабре 1990 года боевых действий против Южной Осетии приняла особо угрожающий характер в отношении осетин как в самой упомянутой автономии, так и в собственно грузинских городах и районах с осетинским населением. Спасаясь от преследования распоясавшихся вооруженных молодчиков, прежде всего осетины, а затем и многие представители других народов покинули Грузию, бросив все свое имущество. В связи с разрушением в результате грузинской бомбардировки свыше ста сел и города Цхинвали в качестве беженцев покинули места своего проживания десятки тысяч осетин. В результате число прибывших только в Северную Осетию беженцев к ноябрю 1991 года достигло ста тысяч человек. Итоги реализации основных положений Республиканской долговременной программы «Миграция» (Приложение № 7 к Федеральной миграционной программе) показывает, что число беженцев из Приднестровья, Южной Осетии и Абхазии, эвакуация и прием которых организованы в условиях чрезвычайной ситуации, то есть в условиях начавшихся и там и там боевых действий, составили соответственно 50, 30 и 40 тысяч человек (35). Повторим: 120 тысяч человек, обустройство которых тоже очень недешево обошлось российской казне, – это только те из покинувших зоны молдавско-приднестровского, грузино-югоосетинского и грузино-абхазского конфликтов, которые в организованном порядке эвакуированы и приняты в России. Указанная цифра не учитывает неменьшее число беженцев, прибывших туда стихийно и в той или иной форме дополнительно обременивших российские федеральный и региональные бюджеты.

В связи с проблемой беженцев, хлынувших в Россию из бывшей Грузинской ССР и создававших немалые трудности в местах их размещения, еще 31 марта 1991 года третий (внеочередной) Съезд народных депутатов РСФСР принял постановление «О положении в Южной Осетии», в котором, в частности, отметил, что «считает возможным заключение договорных соглашений между РСФСР и Республикой Грузия после возвращения беженцев на прежние места жительства» (36). Повторно рассмотрев положение в Южной Осетии, Съезд народных депутатов Российской Федерации в своем постановлении от 1 ноября 1991 года предложил «Совету Министров РСФСР в десятидневный срок решить вопрос дополнительного предоставления Северо-Осетинской ССР материально-технических и финансовых средств для оказания помощи беженцам и потребовать от Республики Грузия возместить сумму расходов, в которую обошлось РСФСР оказание помощи беженцам из Южной Осетии и других районов Грузии» (37). Остается дождаться момента, когда Россия начнет добиваться возмещения материального ущерба, причиненного ей авантюрными действиями грузинского руководства в начале 90-х годов прошлого века, что приобретает особую актуальность в свете акции, предпринятой Грузией 26 марта 2007 года – широко разрекламированной подачи в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге иска о возмещении ущерба, якобы причиненного депортацией на родину грузинских граждан, длительное время проживавших в Российской Федерации в нарушение российского миграционного законодательства.

Поскольку в силу всех перечисленных факторов на территориях, подвергшихся нападению непризнанных государств, начнет складываться обстановка, угрожающая гуманитарной катастрофой, Россия вновь окажется вынужденной направлять свои усилия и средства на минимизацию такой угрозы. Сказанное легко проиллюстрировать фактами, сопутствовавшими войнам, которые Грузия и Молдова в начале 90-х годов прошлого века вели соответственно против Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья. Так, распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 сентября 1992 года № 11656-р «в целях реализации соглашения о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта и достигнутых договоренностей о выполнении первоочередных восстановительных работ в Южной Осетии» Минторгресурсу России предписывалось «обеспечить в 1992 году поставку в Южную Осетию необходимых материально-технических ресурсов по согласованному перечню общей стоимостью 400 миллионов рублей» (38). Распоряжением же от 23 октября 1992 года № 1992-р «в целях оказания гуманитарной помощи на финансирование первоочередных восстановительных работ в Южной Осетии в 1992 году» Правительство России выделило из республиканского бюджета Российской Федерации 400 миллионов рублей АО «Росконтракту» на закупку материально-технических ресурсов и 100 миллионов рублей Совету Министров Северо-Осетинской ССР на финансирование восстановительных работ в Южной Осетии (39).

На оказание Южной Осетии гуманитарной помощи Россия и позже выделяла немалые средства. В частности, распоряжением российского правительства от 23 мая 1994 года № 721-р выделено «в 1994 году МЧС России 2 миллиарда рублей из резервного фонда Правительства Российской Федерации для оказания гуманитарной помощи населению Южной Осетии, пострадавшему от грузино-осетинского конфликта». При этом поручалось «МЧС России, МИДу России и Минсотрудничеству организовать в установленном порядке оказание гуманитарной помощи населению Южной Осетии» (40).

Следующим своим актом Правительство России (распоряжение от 19 июня 1994 года № 942-р) обязало Минфин России «обеспечить в 1994 году выделение финансовых средств в сумме 5 миллиардов рублей для оплаты материально-технических ресурсов и строительства жилищно-гражданских и других объектов в соответствии с программой восстановительных работ, подготовленной грузинской и югоосетинской сторонами и согласованной с Российской комиссией по вопросам экономического восстановления районов Южной Осетии. При этом первоочередному финансированию подлежит строительство объектов, ввод в действие которых способствует возвращению беженцев» (41).

Позже Правительство России оказало адресную гуманитарную помощь пенсионерам, проживающим в Южной Осетии и являющимся этническими россиянами. Своим распоряжением от 17 мая 1996 года № 797-р оно выделило «МЧС России 154,5 миллионов рублей для закупки, формирования и доставки гуманитарного груза (продовольствия, медикаментов, мини-пекарней) за счет средств, предусмотренных в федеральном бюджете на 1996 год по разделу «Международная деятельность» на оказание помощи соотечественникам за рубежом в расходах на реализацию других межгосударственных соглашений». Российское правительство этим же распоряжением обязало «Минсоцзащиты России, ФМС России и МИД России решить вопрос о предоставлении в домах престарелых и инвалидов, расположенных на территории Российской Федерации, мест для остро нуждающихся этнических россиян, проживающих в Южной Осетии, в случае их согласия» (42).

Вторжение грузинских войск в Абхазию произошло 14 августа 1992 года, а 28 августа того же года своим распоряжением № 1586-р Правительство Российской Федерации поручило «председателю Государственного комитета по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий С.К.Шойгу провести консультации с грузинской и абхазской сторонами по урегулированию грузино-абхазского конфликта» (43). Оплату расходов ГКЧС России в сумме 470 тысяч рублей по организации перелета группы координаторов, направленных с 29 августа по 2 сентября в зону грузино-абхазского конфликта для решения оперативных вопросов, произведена за счет резервного фонда Правительства Российской Федерации (распоряжение от 17 сентября 1992 года № 1725-р (44)). Распоряжением от 17 сентября 1992 года № 1726-р Правительство России «в целях оказания гуманитарной помощи населению, пострадавшему в результате грузино-абхазского конфликта» обязало выделить ГКЧС России для отправки в зону конфликта: Минздрав России – 5 тонн сухого молока, 0,5 тонны детского молочного питания, 20 тысяч условных банок мясных и 5 тысяч условных банок молочных консервов. Транспортировка этого груза была поручена Минобороны России, а все расходы, связанные с оплатой перечисленных материальных ценностей, были отнесены за счет резервного фонда Правительства Российской Федерации. Одновременно Правительство России просило ЦК Общества Красного креста Российской Федерации обеспечить сопровождение и передачу гуманитарной помощи (45).

В дальнейшем интенсивность мер, принимавшихся Россией по оказанию гуманитарной помощи населению, пострадавшему в зоне грузино-абхазского конфликта, приходилось наращивать, о чем свидетельствует распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 июня 1993 года № 1045-р:

«1. В целях обеспечения проведения согласованных операций по доставке грузов гуманитарной помощи и эвакуации пострадавшего населения из зоны конфликта в Абхазии предоставить председателю ГКЧС России Шойгу С.К. право решения вопросов, связанных с осуществлением этих операций.

2. Минобороны России, МИДу России, МБ России, Минтрансу России, Минфину России, Федеральной миграционной службе России принять необходимое участие в проведении согласованных операций по доставке грузов гуманитарной помощи и эвакуации пострадавшего населения из зоны конфликта в Абхазии и направить полномочных представителей в состав оперативной группы ГКЧС России» (46).

Можно лишь предположить, во что должны были обойтись России широкомасштабные мероприятия по доставке грузов гуманитарной помощи и эвакуации пострадавшего населения из зоны конфликта в Абхазии, в осуществлении которых были задействованы представители шести министерств и ведомств страны. После заключения при российском посредничестве Соглашения о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением от 27 июля 1993 года (47) Россия разработала широкую программу по реализации указанного Соглашения, которая была воплощена в постановлении Правительства Российской Федерации от 5 августа 1993 года № 754 «О неотложных мерах по реализации Соглашения о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением от 27 июля 1993 года» (48). Обращает на себя внимание уже один состав членов российской части Объединенной комиссии по урегулированию в Абхазии, созданной указанным постановлением: Шойгу С.К. – председатель ГКЧС России (руководитель Объединенной комиссии), Громов Б.В. – заместитель министра обороны Российской Федерации (заместитель руководителя Объединенной комиссии), Пастухов Б.Н. – заместитель министра иностранных дел Российской Федерации, личный представитель Президента Российской Федерации по координации действий по урегулированию конфликта в Абхазии (заместитель руководителя Объединенной комиссии), Беджанов Н.Б. – депутат Верховного Совета Республики Адыгея, Бодня С.М. – начальник оперативно-диспетчерского отдела Минтранса России, Воронов В.В. – начальник отдела Закавказья Госкомсотрудничества России, Воронцов Е.Л. – начальник управления МБ России по Краснодарскому краю, Еризов Т.Н. – представитель Правительства Кабардино-Балкарской Республики, Ермаков А.Е. – специалист-эксперт Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, Измоденов А.В. – заместитель начальника управления МБ России, Карпов Н.И. – глава администрации г. Сочи, Котов Ю.А. – начальник управления Минобороны России, Ламов Ф.А. – заместитель командующего Пограничными войсками Российской Федерации, Моисеева О.В. – председатель Сочинского комитета Общества Красного Креста Российской Федерации, Носов В.А. – начальник отдела МБ России, Регент Т.М. – руководитель ФМС России, Федосов Г.И. – посол по особым поручениям МИДа России, Фельдман В.М. – заместитель начальника Северо-Кавказской железной дороги МПС России, Цаголов К.М. – заместитель председателя Госкомфедерации России, Чувиляев В.В. – главный инспектор Главного управления обеспечения общественного порядка МВД России, Шуйков В.А. – председатель подкомитета Комитета Верховного Совета Российской Федерации по вопросам обороны и безопасности.

Постановлением предлагалось «Министерству обороны Российской Федерации, Государственному комитету Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуация и ликвидации последствий стихийных бедствий выделить согласованное количество подразделений из состава Вооруженных Сил Российской Федерации и Войск гражданской обороны Российской Федерации для участия в реализации соглашения о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением с последующим возможным включением их в состав миротворческих сил Организации Объединенный Наций (49) « Пункт 3 постановления обязывал Министерство иностранных дел Российской Федерации: «Провести в Организации Объединенных Наций работу, связанную с направлением в зону конфликта международных наблюдателей и миротворческих сил, и выделить для них по заявке Объединенной комиссии необходимое количество переводчиков; согласовать с компетентными органами Республики Грузия порядок ввоза, вывоза и организации охраны специальной техники для обеспечения связью российской части Объединенной комиссии, а также порядок ввода и вывода обслуживающего указанную технику личного состава; продолжить переговоры по подготовке проекта Соглашения о полномасштабном политическом урегулировании конфликта в Абхазии» (50). Постановлением предусматривались также меры по возвращению беженцев из Абхазии в места их постоянного проживания, для чего Федеральной миграционной службе России предлагалось «обеспечить проведение организационных мероприятий по возвращению с территории России беженцев, покинувших зону конфликта, в места их постоянного проживания». При этом предусматривалось, что расходы по содержанию беженцев в местах приема и временного размещения, их перевозке на территории Российской Федерации осуществляет Федеральная миграционная служба России в пределах ассигнований, выделенных из республиканского бюджета Российской Федерации на оказание помощи беженцам» (51). Далее обязывались: Министерство транспорта Российской Федерации, Министерство путей сообщения Российской Федерации и Министерство обороны Российской Федерации – выделять по заявке Объединенной комиссии в ее распоряжение необходимое количество транспортных средств для перевозки беженцев, членов российской части Объединенной комиссии и грузов гуманитарной помощи; Министерство топлива и энергетики Российской Федерации – оказать содействие в выделении Объединенной комиссии в соответствии с ее расчетами необходимого количества топлива для обеспечения передвижения временных контрольных групп и миротворческих сил, вывоза беженцев и доставки грузов гуманитарной помощи; глава администрации г. Сочи – обеспечить размещение, необходимые условия работы и выделение автомобильного транспорта для российской части Объединенной комиссии, а Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации – обеспечить правительственной связью руководителя российской части Объединенной комиссии на время его пребывания в г.Сочи.

Расходы на содержание и обслуживание работников российской части Объединенной комиссии, ее рабочих органов, временных контрольных групп и других лиц, занимающихся урегулированием конфликта в Абхазии, были отнесены за счет резервного фонда Правительства Российской Федерации на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. Для этого были выделены в 1993 году Государственному комитету Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий из резервного фонда Правительства Российской Федерации на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций 600 миллионов рублей, используемых на формирование и доставку грузов гуманитарной помощи.

Осуществление этих мероприятий пришлось приостановить 16 сентября 1993 года, когда между противоборствующими сторонами в Абхазии возобновились боевые действия, на что Правительство России отреагировало распоряжением от 19 сентября 1993 года № 1641-р: «МБ России, Минобороны России, МВД России и ГТК России принять соответствующие меры к пресечению незаконных передачи и продажи с территории Российской Федерации абхазским вооруженным формированиям вооружения и военной техники; органам исполнительной власти республик в составе Российской Федерации, краев и областей Северо-Кавказского региона, МБ России, МВД России и Минобороны России осуществить необходимые меры по обеспечению нормальной обстановки в указанном регионе и недопущению распространения конфликта на территорию Российской Федерации» (52).

Когда в начале 1994 года в стране, вышедшей из кровопролитной и разрушительной войны, сложилось критическое положение с продовольствием, «в целях оказания помощи населению Абхазии» Правительство России приняло распоряжение от 28 февраля 1994 года № 264-р о выделении в 1994 году Совету Министров Республики Абхазия из резервного фонда Правительства Российской Федерации на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций 2,5 миллионов рублей для проведения ремонтно-восстановительных работ, закупки продовольствия и топлива. Акционерному обществу «Росхлебопродукт» было поручено обеспечить в 1994 году отгрузку в Абхазию 25 тысяч тонн муки второго сорта, выработанной из зерна федерального фонда, и 5 тысяч тонн крупы, в том числе в первом полугодии 1994 года 10 тысяч тонн муки и 5 тысяч тонн крупы, а МПС России и акционерному обществу «Росхебопродукт» совместно с ГТК России – обеспечить своевременную доставку в Абхазию муки и крупы в указанном количестве. (53)

Уже после ввода российских миротворческих сил в зону грузино-абхазского конфликта Правительство России распоряжением от 8 августа 1994 года № 1244-р (54) (с изменением распоряжением от 3 ноября 1994 года № 1743-р (55)) выделило Минобороны России целевым назначением 10 миллиардов рублей для проведения операции по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта за счет прочих расходов федерального бюджета.

Абхазии, испытывавшей нужду во всем, в июле 1995 года стихийное бедствие причинило значительный вред, на что откликнулась Россия, которая распоряжением Правительства Российской Федерации от 12 июля 1995 года № 949-р (56) в целях оказания гуманитарной помощи населению Абхазии, пострадавшему от стихийного бедствия», обязала выделить МЧС России в июле 1995 года следующие продукты питания для формирования и отправки грузов гуманитарной помощи: Роскомрезерв – 100 тонн сахара, 150 тонн масла растительного, 100 тонн масла животного, 50 тонн соли и 20 тонн детского питания; акционерное общество «Росхлебопродукт» – 1000 тонн муки и 500 тонн круп; МПС России – осуществить доставку грузов гуманитарной помощи, указанных в пункте 1 настоящего распоряжения, а Минфин России – выделить из резервного фонда Правительства Российской Федерации на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций 10 миллиардов рублей для компенсации расходов, связанных с формированием и доставкой указанных грузов гуманитарной помощи.

В дни, когда силы самообороны Приднестровья, истекая кровью, оказывали отчаянное сопротивление вооруженным силам Молдовы, пытавшимся силой оружия сломить волю населения края самим определять свою судьбу, Россия не оказалась безучастной к бедствиям жертв вооруженной агрессии. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 24 июня 1992 года № 1119-р (57) «в целях оказания гуманитарной помощи населению Приднестровья Минздраву России» вменялось «для оказания экстренной медицинской помощи пострадавшему населению развернуть в районе г.Тарисполя полевой госпиталь с запасами медикаментов и медицинского имущества на 1000 раненых и пораженных. ГКЧС России» обязывалось «организовать доставку и обеспечение работы полевого госпиталя, а Минобороны России» поручалось «выделить самолет Ил-76 для транспортировки полевого госпиталя в район г.Тирасполя, обеспечить размещение полевого госпиталя на территории воинских частей Тираспольского гарнизона и его охрану. Расходы, связанные с оказанием гуманитарной помощи населению Приднестровья, отнесены за счет резервного фонда Правительства Российской Федерации. В целях выполнения распоряжения Президента Российской Федерации от 15 октября 1992 г. № 582-рп «Об организации посреднической деятельности России по урегулированию конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова» (58) было принято распоряжение Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1992 года № 2306-р (59), которым осуществление расходов по финансированию работы полномочного представителя Президента Российской Федерации, а также российской делегации в Контрольной комиссии по урегулированию вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова и группы экспертов при ней отнесено за счет резервного фонда Правительства Российской Федерации.

Россия оказала Приднестровью и адресную гуманитарную помощь, предназначенную участникам и инвалидам Великой Отечественной войны, пенсионерам и малообеспеченным гражданам Приднестровской Молдавской Республики. В этих целях Правительство России Распоряжением от 16 марта 1997 года № 381-р (60) обязало Минтопэнерго России и Минсельхозпрод России закупить и доставить в Приднестровье соответственно угля на 5 миллиардов рублей и продовольственного зерна также на 5 миллиардов рублей.

Все изложенное в этой и в предыдущей частях данной записки о цене для России войн Грузии против Южной Осетии и Абхазии в начале 90-х годов прошлого века соблазняет на сомнительное применительно к истории сослагательное наклонение. Хочется, однако, позволить себе одно мысленное допущение: чтобы в геополитическом треугольнике – Россия, Грузия и две жертвы вооруженных нападений Грузии – вместо России были бы США и боевые действия грузинских вооруженных сил против абхазов и осетин дестабилизировали бы общественно-политическую обстановку хотя бы в одном американском штате (в России в разной степени были взбудоражены по меньшей мере пять республик, два края и одна область, что соотносимо с восемью американскими штатами), а бремя эвакуации, приема и обустройства беженцев, вынужденно покидавших зону боевых действий, легло бы на американскую казну. Хорошо зная обыкновение американцев решительно сокрушать всякого, кто может хотя бы невольно и лишь потенциально создавать угрозу их интересам, легко предположить, каким бы санкциям, в том числе силовым, подверглась бы Грузия, если бы от упомянутых военных авантюр последней натерпелись бы они, а не Россия.

Но Россия, как известно, – о чем нередко приходится сожалеть, – не США: ее более чем нерешительное обхождение с нарушителем своей безопасности этому свидетельство.

Правда, есть симптомы того, что необходимые выводы из уроков прошлого Россия сделала, и она внимательно следит за тем, чтобы не допустить повторения Грузией ее авантюр против Южной Осетии и Абхазии. Соответствующие заявления по этому поводу Президента Российской Федерации В.В.Путина и министра иностранных дел России С.В.Лаврова у всех на слуху.

Сошлемся лишь на некоторые из них. Так, отвечая на один из вопросов, заданных ему во время «прямой линии» 25 октября 2006 года, В.В. Путин уделил много внимания агрессивному характеру политики нынешнего грузинского руководства по отношению к Абхазии и Южной Осетии: «Люди в Абхазии, в Южной Осетии очень обеспокоены милитаризацией Грузии. И мы в России обеспокоены этим. Ухудшение российско-грузинских отношений связано именно с попыткой или с подготовкой возможного решения югоосетинской и абхазской проблемы силовым путем. Если руководство Грузии решится на это – это будет большой ошибкой, и не думаю, что пойдет на пользу грузинскому народу. Ни в коем случае нельзя допустить подобного развития событий». Вернувшись к возможности развития событий по этому сценарию, он добавил: «Мы не можем допустить кровопролития в этом регионе. И все действия, которые мы предпринимаем в отношении Грузии в последнее время, обусловлены только одним – стремлением предотвратить кровопролитие» (61). Отвечая на вопрос другого своего абонента, В.В. Путин вновь сказал об очевидных намерениях Грузии применить силу в целях урегулирования конфликтов, имеющихся у нее с Абхазией и Южной Осетией: «Нас очень тревожит курс, взятый нынешним руководством [Грузии] на решение своих территориальных проблем с помощью силы. Вот что нас беспокоит прежде всего, вот что мы должны предотвратить» (62). Сказал он и о наборе средств, которые Россия использует для предотвращения указанной угрозы: «Это мы делаем как в диалоге с грузинскими нашими коллегами, так и на международном уровне, в ОБСЕ. Мы принимаем активное участие в миротворческих операциях там, стараемся предотвратить конфликт» (63).

Во время делового завтрака в редакции «Российской газеты» 27 февраля 2007 года глава МИД России С.В.Лавров сделал заявления более решительного характера: «Последние два года мы наблюдали постоянные провокации против наших миротворцев, постоянные попытки подорвать существующие переговорные и миротворческие механизмы и наращивание военных мускулов в масштабах, которые могут свидетельствовать только о том, что грузинская сторона готовила силовое решение и той, и другой проблемы» (64). Не очень считаясь в данном случае с дипломатическими условностями, российский министр сообщил: «Мы жестко предупредили и Грузию, и тех, кто, несмотря на все эти факты, активно приглашает Грузию в НАТО, о том, что этого не допустим» (65). При этом сослался на абсолютно безупречную мотивацию этой жесткой российской позиции: «Мы подчеркнули, что, помимо общей безопасности в этом соседнем, важнейшем для стабильности российского юга регионе, есть такой аспект, как наличие десятков тысяч граждан Российской Федерации и в Южной Осетии, и в Абхазии. Мы за них несем ответственность» (66).

Остается лишь надеяться на то, что эти заявления подтверждаются и действительной решимостью сокрушить возможные попытки грузинского реванша, и надлежащей для этого готовностью, что способно остудить горячие головы в Тбилиси.

Между тем Россия в очередной раз проигрывает Грузии пропагандистскую войну, хотя оснований для этого у последней нет. Это как говорят в футболе: если не забиваете вы, то забивают вам. Так, Грузия после широковещательной кампании подготовки, рассчитанной на максимальный пропагандистский эффект, 26 марта 2007 года подала в Европейский суд по правам человека в Страсбурге иск к России о возмещении ущерба, якобы причиненного депортацией на родину грузинских граждан, длительное время проживавших в Российской Федерации в нарушение российского миграционного законодательства. Этот запланированный по надуманным основаниям иск имеет шанс на шумный успех только потому, что призван по замыслу его закулисных евроатлантических дирижеров и лоббистов показать всему миру «варварство» России.

Широко разрекламированная подготовка иска объясняется не только стремлением усилить призванный унизить Россию эффект от ожидаемого решения, но и тем прежде всего, что грузинская сторона от соответствующих зарубежных сил уже получила твердые заверения: ее иск безусловно будет удовлетворен. Заставить Грузию отказаться от этой по сути своей провокационной антироссийской затеи можно было бы, в частности, не менее широковещательной кампанией по подготовке и подаче в тот же Европейский суд по правам человека российского иска к Грузии о возмещении расходов, которые понесла и все еще продолжает нести Россия в связи, например, с приемом и обустройством беженцев из зон грузино-югоосетинского и грузино-абхазского конфликтов. Кстати, беженцы, в результате этой войны покинувшие Южную Осетию (села, подконтрольные Грузии) и города и сёла собственно Грузии, к местам своего изначального проживания до сих пор не возвратились и Грузия никаких мер к этому не предпринимает. Из-за разрушенной грузинской агрессией инфрастуктуры многие беженцы не могут вернуться даже в ту часть Южной Осетии, которая подконтрольна югоосетинским властям. Не меньший положительный для России эффект имела бы также широковещательная кампания по подготовке и подаче в Европейский суд по правам человека иска к Грузии, препятствующей туркам-месхетинцам, мыкающимся в российских регионах, вернуться в места, откуда они были выселены в 1944 году Сталиным и Берия в целях превращения их малой родины в моноэтническое грузинское государство.

Когда эти контрмеры России создадут для Грузии опасность предстать перед лоббирующими ее интересы Европой и США во всей своей неприглядной наготе в плане приверженности гуманизму и правам человека, она будет вынуждена унять свою прыть.

Примечания

(35) Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 18. Ст. 2065.

(36) Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 14. Ст.483.

(37) Там же. № 44. Ст.1437.

(38) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 11. Ст.982.

(39) Там же. № 17. Ст.1447.

(40) Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 5. Ст.538.

(41) Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 9. Ст.1075.

(42) Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 22. Ст.2733.

(43) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 10. Ст.794.

(44) Там же. № 12. Ст.1005.

(45) Там же. № 13. Ст.1065.

(46) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 24. Ст.2359.

(47) Дипломатический вестник. 1993. №№ 15 – 16. С. 21 – 22.

(48) Там же. 1993. № 32. Ст. 3024.

(49) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 30. Ст.3024.

(50) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 30. Ст.3024.

(51) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 30. Ст.3024.

(52) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 38. Ст.3595.

(53) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1994. № 9. Ст.770.

(54) Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 16. Ст.1930.

(55) Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 29. Ст.3084.

(56) Там же. № 29. Ст.2849.

(57) Документ опубликован не был.

(58) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 16. Ст.1316.

(59) Там же. № 24. Ст.2197.

(60) Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 13. Ст.1588.

(61) http://chimp.ruhelp.com/index.php?showtopic=1102&st=160&

(62) Там же.

(63) Там же.

(64) «Российская газета» 2007. 28 февраля.

(65) Там же.

(66) «Российская газета» 2007. 28 февраля.

Георгий КОЛБАЯ

Категории: Абхазия, Главное, Грузия, Южная Осетия

« О цене для России войн Грузии против Абхазии и Южной Осетии (I)
» Современный Ближний Восток: основные тенденции развития (ВИДЕО)