РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Турция в геополитической ловушке Запада

Турция – ключевой союзник Соединённых Штатов на Востоке. Вашингтон, продолжая линию британской политики, видит в Турции эффективный заслон продвижению российского влияния в регионе, ведь эта страна является активным членом НАТО и амбициозным региональным лидером.

Тем неприятнее для американских ушей прозвучала новость о нападении группы молодых турок на семерых солдат бундесвера (одетых в гражданское) 22 января 2013 г. в г. Искендерун (немцы прибыли в составе контингента НАТО для установки систем «Пэтриот» у сирийско-турецкой границы). Около 30 турецких парней попытались надеть немцам на голову чёрные мешки, демонстрируя тем самым, что они не забыли о том, как американские солдаты сделали то же самое с 11-ю турецкими военнослужащими в иракском г. Сулеймания в 2003 г., которых американцы подозревали в подготовке покушения на местного градоначальника.

Германцам пришлось укрыться в ближайшем магазине, откуда их вывозили уже под охраной полиции. Нападавшие были активистами Турецкого молодёжного союза – организации, не питающей особых симпатий к Вашингтону. Поэтому лозунги они выкрикивали антиамериканские, а на немцев напали, либо перепутав их с янки, либо как на союзников тех же янки.

Происшествие в Искендеруне не отразится на отношении Турции с НАТО. Во-первых, Брюсселю невыгодно муссировать эту тему. Во-вторых, Турция активно включилась в процесс «урегулирования» Западом сирийской проблемы, тесно взаимодействуя с Западом. Весь вопрос в том, почему Турция решила поучаствовать в этом процессе. Анкара просто вынуждена была так поступить. Спокойная дружественная Сирия – лучший для Турции сосед. Так оно и было, пока Запад не приступил к реализации плана Большого Ближнего Востока, предусматривающего реконфигурацию границ более 20 ближневосточных государств. Учитывая заинтересованность американцев в создании курдского государства (в Ираке им это частично удалось), одной из жертв может оказаться и Турция.

Сирия интересует Турцию как государство, 10% населения которого составляют курды. Примечательно, что наиболее непримиримо к прозападной сирийской оппозиции настроены как раз  курды – члены партии «Демократический союз», связанной с Рабочей партией Курдистана (РПК), ведущей борьбу с турецкими властями за создание независимого курдского государства. Для сирийских курдов Свободная армия Сирии и сопутствующие ей исламистские группировки – проводники турецкой политики в регионе. Анкара сделала на них ставку, дабы заглушить импульс, исходящий от сирийских курдов, которые, проживая у самой турецкой границы, становятся всё сплочённее, а представители РПК уже заявили, что окажут всякое содействие своим соплеменникам в Сирии.

Анкара не хочет предоставлять привилегию решения сирийской проблемы Западу, потому что опасается появления из сирийского хаоса независимого курдского государства, которое «отщипнёт» по кусочку и от Сирии, и от самой Турции. Тем более что сирийские курды уже пытаются взять под контроль транспортные артерии, соединяющие Сирию с Турцией, и обособиться, требуя, чтобы оппозиция, если та хочет воевать против Башара Асада, делала это не в районах, контролируемых курдами.

Нападение на солдат бундесвера под антиамериканские лозунги напоминает ситуацию, предшествующую т.н. Кровавому воскресенью 1969 г. в Стамбуле. Тогда люди вышли на улицы,  чтобы выразить протест против присутствия в турецких водах военных кораблей 6-го флота США  и в целом против сближения Анкары с Вашингтоном. Многотысячная демонстрация прорвалась сквозь полицейские кордоны, но подверглась нападению ультраправых молодчиков, вооружённых холодным оружием. Началось избиение безоружных демонстрантов в наказание за их антиамериканские лозунги. Два человека были убиты. Путём подобного запугивания инакомыслящих проамериканской хунте удалось удержаться у власти в Турции.

Турецкую геополитическую мысль не следует воспринимать однобоко, т.е. как изначально антироссийскую. Несмотря на многочисленные русско-турецкие войны, Турции и России выгоднее быть союзниками, чем врагами. Русско-турецкий стратегический союз поставил бы крест на гегемонии Запада как в Черноморском бассейне, так и на Ближнем Востоке. Это прекрасно осознавали в Лондоне и Париже и стремились поэтому любыми путями спровоцировать столкновение двух империй. Сегодня не допустить сближения Анкары с Москвой пытаются Соединённые Штаты.

В свою очередь, среди турецкой элиты раздражение американской политикой особенно стало проявляться после крушения Советского Союза. Существование такого мощного геополитического образования, как СССР, заставляло Анкару ориентироваться на Вашингтон и искать членства в Североатлантическом альянсе.

С исчезновением СССР с карты мира турки оказались перед лицом угрозы иного типа: Москва больше не являлась экзистенциальным противником, а вот Вашингтон значительно укрепил своё присутствие в регионе, перекраивая границы ближневосточных государств на свой лад. Наметился крен в турецкой политике в пользу континентализма, намечалось сближение не только с Россией, но и оздоровление ирано-турецких отношений. Это был период востребованности геополитического наследия эпохи Ататюрка, когда Турция, ставшая светским государством, желала сближения с Советской Россией.

Теперь же мы видим, что Турция, так долго и успешно придерживавшаяся доктрины «ноль проблем с соседями», угрожает Дамаску и рвётся в бой. Автоматически это означает ухудшение отношений с Москвой и Тегераном. Тут же воскресают идеология пантуранизма и османизма.

Первая построена на противопоставлении Турана, древней страны к северо-востоку от современного Ирана, будто бы населённой тюрками и извечно противостоявшей персидской «экспансии». На самом деле слово Туран – иранского происхождения, и туранцами называли ираноязычное население этой страны. Ввиду близкого фонетического оформления слов «Туран» и «тюрок» сторонники всемирного тюркского единения подменили истинный смысл слова «Туран», придав ему необоснованную ассоциацию с тюркскими племенами. Идеология пантуранизма – это идеологический инструментарий для подрыва иранского и, по ходу дела, российского влияния в зоне интересов Турции, прежде всего в Центральной Азии.

Вторая зиждется на ценности исторического наследия Османской империи, и Анкара проводит активную политику в тех регионах, которые некогда были частью Османской империи (от Сербии до Африки). Как выразился глава МИД Турции Ахмет Давутоглу, «обведите на карте вокруг Турции круг диаметром 1000 километров — в него попадет 20 стран, обведите круг диаметром 3000 километров — в него попадет 70 стран…Турция будет интересоваться своим окружением».

И пантуранизм, и неоосманизм оспаривают у России её влияние в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Разница в том, что пантуранизм ставит акцент на этническое происхождение, неоосманизм – на причастности разных народов и стран к общему политико-культурному наследию османов. Но, главное, и пантуранизм, и неоосманизм устраивают Запад, поскольку направлены против оппонентов западной гегемонии – Ирана и России. Анкара не осмелится выдвинуть полноценную геополитическую доктрину, направленную в ущерб американским интересам (не те «весовые категории»). Те же представители турецкой военной и политической элиты, которые попытались сделать первые шаги в этом направлении, были тут же арестованы и заключены в тюрьму (дело «Эргенекон»).

Тем временем антиамериканские настроения в турецком обществе становятся всё заметнее. Антиамериканизм турок «упакован» в их критичное отношение к Западу как целому. Сказывается и безрезультатное многолетнее топтание Анкары у дверей Евросоюза, и преступления американской военщины в исламском мире. Всего 34% турок позитивно относятся к американцам, а сотрудничество с Североатлантическим альянсом считают конструктивным только 38% (1). Если в 2008 г. членства в Евросоюзе жаждали 69% турецких граждан, то сегодня – 43% (2). Наблюдается расхождение во мнениях между властями и гражданами Турции. В то время как Обама и премьер Турции Эрдоган поддерживают плотный деловой контакт, население противится сближению с США, особенно религиозные консерваторы, националисты и левые движения.

1) «Turcja: Napaść na niemieckich żołnierzy» (Ośrodek Studiów Wschodnich, 2013-01-30)
2) Там же

Владислав Гулевич, по материалам: Фонд стратегической культуры

Категории: Ближний Восток, Главное, Россия, США, Турция

« «Каменные сны» Акрама Айлисли: покаяние перед геополитическим коллапсом?
» США меняют тактику достижения своих целей в Сирии и на Ближнем Востоке
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»