РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



За кулисами «арабской весны»: Турция и новый политический альянс на Ближнем Востоке

Наиболее заметным последствием «арабской весны» стало укрепление политических позиций радикального ислама на Ближнем Востоке и Северной Африке, особенно там, где произошла смена правящих режимов (Тунис, Ливия, Египет, Йемен). Даже в западных странах, с энтузиазмом требующих устранить президента Б. Асада, признают, что в Сирии большинство повстанцев, сражающихся против регулярных правительственных войск, являются членами радикальных исламистских организаций, включая небезызвестную откровенно джихадистскую группировку «Фронт ан-Нусра», которая признана в США террористической ячейкой, связанной непосредственно с «Аль-Каидой».

Сразу после того, как в марте 2011 года протестное движение со стандартными требованиями смены по¬литической власти дошло до сирийской территории, Турция активно подключилась к кампании по поддержке противников правящего руководства САР. Премьер-министр Р. Эрдоган недвусмысленно заявил, что «события в Сирии превращаются во внутреннее дело Турции». Повстанческая армия (т.н. «Сирийская свободная армия») комплектуется в лагерях беженцев, расположен¬ных на турецкой территории на границах с Сирией. Вербовка и подготовка волонтеров осуществляется инструкторами турецких спецслужб. Турецкими властями был установлен режим полной эконо¬мической блокады южного соседа, однако именно через турецкие границы в основном осуществляется переброска вооруженных диверсионных групп в Сирию.

В этой связи напрашиваются следующие вопросы: почему Анкара столь стремительно пошла на отказ от Джейханского соглашения, которое было подписано при международном посредничестве после длительных и многотрудных переговоров 21 октября 1998 года и которое, кстати, устраняло все спорные вопросы между Турцией и Сирией (территориальный спор из-за района, прилегающего к г. Александретта, курдский вопрос и проблемы распределения вод реки Евфрат)? Почему премьер-министр Турции Р. Эрдоган, подписавший в Дамаске во время официального визита в 2004 году ряд договоров, нацеленных на позитивное развитие двусторонних отношений, столь же поспешно в одностороннем порядке инициировал эскалацию напряженности на турецко-сирийской границе и подключился к кампании по свержению действующего президента Сирии?

На мой взгляд, основная причина антисирийских настроений в правящей элите Турции все же связана с глобальным изменением ближневосточной политики США и их основных региональных союзников. Факт того, что новая политика США на Большом Ближнем Востоке будет строиться на принципах противостояния Ирану и сотрудничества с исламскими фундаменталистами, был подтвержден, в частности, одним из наиболее авторитетных американских специалистов по проблемам борьбы с терроризмом Э. Маккарти. В недавно вышедшей книге с весьма примечательным названием «Весенняя лихорадка: иллюзия исламской демократии» он отмечал, что американцы хорошо уяснили после вторжения в Ирак и Афганистан, что для мусульманского мира самое главное — это ислам. В то же время люди, выражающие готовность следовать по пути модернизации и продвигать в исламском обществе общедемократические ценности, составляют не более 20%, то есть меньшинство. Отсюда следовал вывод: исходя их объективной реальности, надо делать ставку на развитие взаимного сотрудничества с наиболее популярными исламистскими организациями, в том числе «Братьями-мусульманами» в Египте и Ливии, партией «Ан-Нахда» в Тунисе, коалицией радикальных антиправительственных группировок в Сирии, Партией справедливости и развития во главе с премьер-министром Турции Р. Эрдоганом, который активно поддерживает исламизацию страны и превращение ее в лидера исламского мира.

США и Турция, поставившие во главу угла своей внешней политики концепцию недопущения Ирана к любым разработкам в области ядерных технологий, объективно заинтересованы в ликвидации режима Б. Асада — основного союзника Тегерана в регионе.

В этом же заинтересованы арабские монархии Персидского залива, прежде всего, Саудовская Аравия и Катар, лидирующие сейчас в ЛАГ и рассматривающие устранение Асада как важный шаг на пути ослабления враждебного им Ирана, шиитского влияния и угрозы выступлений шиитов против суннитских монархий.

Со своей стороны, Турция в не меньшей степени заинтересована в дестабилизации внутренней обстановки в Иране и Сирии, равно как и в установлении своего контроля над районами проживания сирийских, иракских и иранских курдов. В этой политике США и их региональные союзники, в том числе Турция, особую роль отводят радикальным боевым исламским формированиям.

Саудовская Аравия, Катар и другие арабские нефтедобывающие государства Персидского залива уже давно финансируют и вооружают исламистские партии и группировки в целях усиления позиций консервативного ислама в арабском мире и противодействия шиитской (иранской) экспансии. Только за последние несколько лет исламским фундаменталистским организациям была перечислена с Аравийского полуострова фантастическая сумма, превышающая 100 миллиардов долларов.

Как известно, Израиль — основной стратегический союзник США — также считает, что для него основная угроза исходит из Ирана. Израильское политическое руководство открыто заявляет, что первоочередная военно-стратегическая задача состоит именно в уничтожении иранских ядерных объектов.

Таким образом, на фоне «иранского синдрома» идет формирование нового политического альянса. Причем наиболее экстравагантный участник этого политического союза — Израиль — уже дал отчетливо понять, что он готов сосуществовать с исламскими режимами и оказывать им содействие в борьбе против шиитской экспансии, если те будут проявлять лояльность по отношению к еврейскому государству. В официальной речи на сессии СБ ООН, посвященной проблемам защиты мирного населения в ходе вооруженного конфликта, посол Израиля в ООН Рон Просор ясно дал понять, что израильское правительство официально требует положить конец преступлениям Асада и настаивает на проведении операции по введению иностранного контингента войск для «осуществления конкретных и решительных действий».

Подтверждением того, что «арабская весна» была операцией, которая тщательно планировалась американской администрацией, является секретный документ, опубликованный в экспертном материале Б.Рубина, ведущего аналитика Центра изучения международных проблем (Gloria Center) при Междисциплинарном центре в Герцлии (Израиль). Текст документа не оставляет сомнений в том, что советники по внешней политике подготовили в августе 2010 года по распоряжению президента Б.Обамы план в отношении ряда арабских стран, который предусматривал реализацию под эгидой США и в интересах США сценариев устранения при содействии религиозных оппозиционеров авторитарных режимов в странах, которые относятся к числу американских союзников. Основываясь на этом документе, Б.Рубин доказывает, что перераспределение власти в Египте в пользу «Братьев-мусульман» было частью стратегического плана американской администрации, разработанного еще до начала «арабской весны».

Все указывает на то, что Турция готова поддержать новый американский альянс. Свидетельство тому — телефонный разговор израильского премьер-министра Б. Нетаньяху и турецкого премьера Р. Эрдогана, состоявшийся по требованию и в присутствии президента США Б. Обамы.

Во время разговора Б.Нетаньяху выразил сожаление в связи с гибелью людей во время рейда израильского десанта на турецкое судно «Мави Мармара» и дал согласие выплатить денежные компенсации турецким семьям, потерявшим близких в результате действий израильских коммандос. При этом Б. Нетаньяху указал: «После трех лет разлада в турецко-израильских отношениях я решил, что настала пора их реабилитировать. Изменяющаяся реальность вокруг нас вынуждает постоянно пересматривать отношения с другими странами региона. За прошедшие три года Израиль делал неоднократные попытки примирения с Турцией. Факт заключается в том, что для меня главным фактором стал сирийский кризис».

Со своей стороны, Р.Эрдоган принял извинения израильского премьера, обязался закрыть уголовное дело в отношении израильских спецназовцев, участвовавших в рейде, и подчеркнул «важность тесного сотрудничества и дружбы между турецким и еврейским народами». Белый Дом с удовлетворением констатировал в отчете об итогах визита Б. Обамы в Израиль: «Соединенные Штаты глубоко ценят тесные партнерские отношения с Турцией и Израилем, и мы придаем большое значение восстановлению позитивных отношений между ними в целях содействия региональному миру и безопасности».

Изложенное выше позволяет сделать однозначный вывод: пока радикальные исламисты и их спонсоры ведут совместными усилиями борьбу против режимов, которые относятся к числу неугодных США, Турции, Израилю и аравийским консервативным монархиям, последние будут поддерживать программу уничтожения своих противников руками тех, кто им противостоит. Участников нового ближневосточного альянса объединяет и более чем устраивает, прежде всего, вектор современной направленности радикального ислама, а этот вектор сейчас направлен в сторону Ирана, Северного Кавказа и Центральной Азии, что также соответствует стратегическим интересам региональных партнеров США. Предпринимаемые сейчас странами НАТО и Petro-исламскими государствами шаги по устранению Б.Асада — очередной жертвы «арабской весны» — не только усугубят и без того крайне нестабильную ситуацию в Сирии, но и создадут реальную перспективу для продвижения фронта радикального ислама в направлении границ Российской Федерации.

Крылов Александр Владимирович — ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМИ МГИМО, Окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ, кандидат исторических наук.

По материалам: портал МГИМО, iran.ru

Категории: Ближний Восток, Главное, Израиль, Сирия, США, Турция

« Радио «Голос Талышистана»: взгляд из Москвы
» Генерал-майор Владимир Тимошенко: герой или предатель?
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»