ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Чечня и Ингушетия: кому выгоден территориальный конфликт?

Ситуация в Чеченской Республике в последние несколько лет отличается позитивными темпами восстановительных работ и политической стабильностью. Главе республике Р.Кадырову удалось построить систему власти в республике, которая была бы эффективна.

Однако, вместе с тем, эксперты указывают на отрицательные аспекты этой деятельности, которые с течением времени могут стать опасными для федерального центра. В первую очередь, можно указать на идущую арабизацию Чечни. Элементы арабской музыки, стиля одежды (например, женщины уже практически не появляются в общественных местах без хиджаба), архитектуры все больше проникают в чеченскую жизнь. Вместе с этими элементами в Чечню проникают и специфические черты образа жизни арабских стран, включая исламизацию.

Кроме того, не может не настораживать и идущая сейчас игра вокруг территориального передела на Кавказе, в которой активно участвуют и чеченские политики. Так, мы видим, что руководство Чечни активно участвует в территориальном споре с Ингушетией. Некоторые северо-кавказские  эксперты уверены, что претензии Чечни к Ингушетии усилились, после официального заявления президента Ингушетии Евкурова по Пригородному району.

Отметим, что территориальный спор между Ингушетией и Чечней уже вылился в пограничный инцидент от 18 апреля 2013 года, когда группа чеченских полицейских и жителей Чечни попыталась организовать в ингушском селении Аршты митинг, в результате чего произошла стычка между чеченскими и ингушскими полицейскими, а сама ситуация стала предметом обсуждения Совета Безопасности Республики Ингушетии 19 апреля.

20 апреля съезд ингушского народа единогласно объявил нынешнюю административную границу между Чечней и Ингушетией незыблемой.

Отметим, что позиция чеченских руководителей страдает двусмысленностью. Нынешняя административная граница существует уже 20 лет. Многочисленные формальные и неформальные договоренности чеченских и ингушских руководителей за эти годы подтверждали эту границу. Однако почему-то именно сегодня поставлен вопрос о ее переделе.

Кроме того, руководители Чечни не могут не понимать, что их претензии к Ингушетии (а в перспективе – и к Дагестану) не могут не вызвать встречных претензий. А именно претензий Ставропольского края на Наурский и Шелковской районы, которые в 1957 году были включены в состав Чечено-Ингушской АССР.

Упреждая возможные претензии, спикер чеченского парламента Д.Абдурахманов заявляет, что «они нам из Ставропольского края нам не передавались. Они нам передавались из Грозненской области»

Действительно Наурский район Чечни с 1944 по 1957 годы входил в состав Грозненской области. Однако с 1935 года (с момента создания!) по 1944 годы Наурский район был частью Ставропольского края. Шелковской район так же был частью Грозненской области с 1944 по 1957 гг. Однако с 1937 до 1944 года Шелковской район был частью Ставропольского края. При этом Шелковской район был создан в 1923 году в составе Дагестана.

Более того, сама Грозненская область, к которой апеллирует Абдурахманов, была создана 22 марта 1944 года после депортации чеченцев и ингушей и включала в себя территорию ЧИАССР и некоторых районов Ставропольского края. При этом с 7 по 22 марта 1944 года территория бывшей Чечено-Ингушетии именовалась Грозненским округом и входила в состав Ставрополья. Апелляция к теме Грозненской области двусмысленна, так чеченцы там не жили.

По логике чеченских и ингушских политиков, в 1957 году Северная Осетия должна была вернуть ЧИАССР Пригородный район. Но почему-то эта же логика не говорит им о том, что в таком случае ЧИАССР должна была вернуть Ставропольскому краю Наурский и Шелковский район.

Более того, некоторые специалисты по этнополитике считают, что передача из Грозненской области в ЧИАССР этих двух районов была сделана для того, чтобы на этих территориях расселились ингуши. Однако в результате политике именно «чеченской фракции» в руководстве ЧИАССР этого сделано не было.

Эксперты считают, что этот территориальный спор имеет отношение не только к  отношениям двух республик, но и к предстоящим осенью 2013 года выборам главы Ингушетии. Некоторые источники считают, что окружение Кадырова пытается активно задействовать против действующего главы Ингушетии Ю-Б.Евкурова экс-руководителей этой республики Р.Аушева и М.Зязикова. А это обстоятельство может послужить основой для политической раскачки в Ингушетии.

Однако ряд аналитиков считает, что само окружение является объектом манипуляций тех ингушских кланов, которые мстят главе Ингушетии Евкурову за его позицию по сохранению Пригородного района в составе Северной Осетии. По мнению экспертов, вышеуказанные ингушские круги пытаются показать слабость Евкурова в глазах ингушского общества и обосновать требования замены его на «более сильного» и «национально ориентированного лидера».

Все эти факторы могут быть использованы Р.Кадыровым и его окружением для выдвижения условий федеральному центру. Например, по объединению Чечни и Ингушетии в составе единой Чечено-Ингушской республике с дальнейшим выдвижением территориальных претензий уже к Северной Осетии, Республике Дагестан, Ставропольскому краю.

Такое развитие событий повлечет за собой «эффект домино» в виде требований передела административно-территориальных границ по всему Северному Кавказу. Что не может не вызвать дестабилизацию накануне и во время Сочинской Олимпиады 2014 года.

Александр Иванов, по материалам: irontimes.com

Категории: Главное, Ингушетия, Россия, Чечня

« Предвыборный Азербайджан: от Нардарана до Вашингтона
» Израиль на Южном Кавказе: коррекция регионального курса