РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Организационные и политические аспекты эффективного функционирования коммуникационных коридоров в интересах России, Ирана, Армении и Китая

Растущая потребность в межконтинентальных транспортных перевозках государств Азии, стран Индокитая, Ближнего Востока и Европы, конкуренция на рынке международных транспортных услуг заставляют рассматривать новые экономически выгодные варианты транспортных сообщений между Европой и Азией. В этой связи вопрос о коммуникационной связи между Россией и Арменией стоит достаточно остро – в силу относительной изолированности республики, усугубившейся после августовской войны 2008 года с Грузией. Даже топливо для российской военной базы в Гюмри приходится доставлять из Ирана. В случае дальнейшего охлаждения отношений Москвы и Баку ситуация может еще более усугубиться. А охлаждения эти неизбежны, как бы ни хотелось в это не верить, и что бы ни говорили аналитики, политологи и прочая публика. Ильхам Алиев уже давно нашел нового хозяина в лице США и ее сателлитов (в данном случае – Израиля, через которого идет вся американская военная помощь и поддержка). И если для кого-то размещение американских военнослужащих в Азербайджане является тайной, то для многих этот секрет Полишинеля уже не существует. То, что территория республики готовится под большую военную базу перед предстоящей войной с Ираном, не секрет не только для Исламской Республики Иран, но и для многих государственных деятелей, политологов и аналитиков в разных странах мира. Да и сам Азербайджан вооружается с небывалой мощью. Для кого готовится это смертоносное оружие? Только ли для возвращения Карабаха? Как об этом твердят в Баку на каждом перекрестке. А для каких действий, с каким врагом собираются в Азербайджане «солдаты удачи», наемники из разных стран. Среди них лица разных национальностей от славян и прибалтов, до жителей разных арабских государств. Азербайджан проводит не только усиленную вербовку желающих, но и серьезные тренировки на месте, которые возглавляют опытные западные специалисты.

Проверка России на «вшивость» была проделана Азербайджаном весьма виртуозно. Это история с пролонгацией договора об использовании Габалинской РЛС. Нет никакого сомнения, что решение по этому вопросу принималось не в Баку, а, скорее всего, по прямому приказу из Вашингтона, от новых хозяев, которым сейчас служит Ильхам Алиев. В этой связи руководство России должно понимать, что Азербайджан для нашей страны вовсе не друг, как они себя пытаются представить, а затаившийся хитрый враг, уже полностью перепрофилировавшийся на США и Израиль, последний выступает прикрытием Америки в государствах Южного Кавказа.

Свертывание российского военного присутствия в Габале было заранее просчитано азербайджанской стороной и её сателлитами, ставя Россию в такие условия, когда попросту грабительские условия, выдвигаемые официальным Баку, ставили тормоз в дальнейшем сотрудничестве. Азербайджан усиленно и планомерно, наращивает политическое и военно-техническое сотрудничество с США и НАТО, хотя тщательно скрывает это. Не просто эфемерность, но бессмысленность какого-либо торга с Азербайджаном в вопросах, касающихся национальных интересов Российской Федерации была очевидна и ранее. Сейчас же, по мере роста внешнеполитических амбиций азербайджанских лидеров, густо замешанных на оголтелой армяно-, ирано- и (во всё возрастающей степени) русофобии их деструктивная деятельность против России принимает все более явственные очертания. Уверений в дружеских отношениях режима Алиева к России не остается. Азербайджан усиленно готовится к предстоящей войне – как с Нагорно-Карабахской Республикой, так, в большей степени, с Исламской Республикой Иран.

В этих условиях российско-иранские и российско-армянские контакты с перспективой формирования устойчивой геополитической и экономической оси Москва–Ереван–Тегеран имеют особое значение, равно как и актуализация применительно к новым условиям наработанных ранее методик. В ближайшие 5–7 лет ожидается рост в 1,5–2 раза внешнеторгового оборота между странами Европы и Азии. И в этой связи для активизации армяно-российских торгово-экономических и иных связей между двумя странами потенциально может быть восстановлен и эффективно функционировать паромный маршрут Астрахань / Оля (Россия) – Энзели (Иран) и далее по суши до армянского города Мегри. Данный маршрут успешно, хотя и относительно недолго, работал во время войны в Нагорном Карабахе в первой половине 1990-х годов.

Об укреплении торгово-экономических связей между Ираном и Арменией свидетельствуют следующие цифры. В 2007–2011 гг. объем товарооборота вырос с $180 млн. до $323 млн.

Некоторые новые возможности появились в связи с подписанием в сентябре 2000 г. Россией, Индией и Ираном межправительственного соглашения о создании международного транспортного консорциума «Север–Юг». Документ вступил в силу 16 мая 2002 года, он предусматривает поддержку тремя странами транзитного транспортного сообщения от Балтийского до Аравийского моря и индийских портов. Этот путь проходит через территорию России, Каспийское море, Иран и Персидский залив – по суше и по воде. Пока только обозначенный как направление, коридор «Север-Юг» сулит крупнейший переворот во всей евроазиатской торговле. Россия (видимо, в рамках данного проекта) подписала в 2004 г. с Ираном «Соглашение об организации транспортного маршрута между портами Астрахань и Энзели».

Неудивительно, что в свое время успешный опыт работы каспийского парома, в контексте вступления в силу вышеотмеченного документа вызвал активные обсуждения. В этом контексте некоторые эксперты усмотрели серьезную возможность решения проблемы выхода Армении из коммуникационного тупика и налаживания регулярной связи с Россией. В середине 2000-х гг. даже прозвучала идея о создании на Каспии ОАО «Каспийское морское пароходство», в числе учредителей которых могли бы выступать помимо напрямую заинтересованных стран (Россия, Иран, Армения), также и Европа и США. В связи с вероятными планами по реализации этой же идеи отмечалось, что это пароходство (являясь не собственником, а арендатором кораблей) обеспечивало бы грузоперевозки по маршруту Энзели – Астрахань, а дальше по Волге и Дону и другим судоходным рекам России в Европу. Очевидно, в обратном направлении могли бы транспортироваться грузы для Армении, перевалка которых на автомобильный транспорт осуществлялась бы в том же пору Энзели, расстояние от которого до Армении, особенно в случае завершения строительства тоннеля Мегри – Каджаран (при организационном и финансовом содействии Ирана) была бы эквивалентна, примерно, одному световому дню. Первоначальная идея паромной переправы была трансформирована в предложении использовать суда типа «река-море», которые, по мнению ряда аналитиков, являются наиболее дешевыми и универсальными видами водного транспорта, способными «обеспечить экономические связи Армении с огромным географическим пространством».

Наряду с европейским направлением, по мнению некоторых специалистов, использование порта Энзели также обеспечит экономические связи Армении с государствами Центральной Азии. Проект также мог бы иметь также институциональное значение, став важным прецедентом в целях «самоорганизации нации для решения общеармянских проблем, действенным стимулом к объединению усилий соотечественников за рубежом».

Власти Ирана по причинам, о которых можно только догадываться, не дали ход реализации проекта. Возможно, свою роль сыграли также недостаточная скоординированность действий других армянских организаций и официального Еревана, а также внешний фактор – наличие у данной идеи влиятельных противников. И хотя этот вопрос регулярно поднимается в ходе двусторонних встреч и неформальных обсуждений, однако он не получил окончательного положительного решения. Причин много, это и недостаточно активное задействования имеющихся лоббистских возможностей, наступление финансово-экономического кризиса, падения интереса со стороны инвесторов, в связи с обострением политической ситуации вокруг Ирана и т.д.

Тем не менее, возвращение к данной идее вполне возможно, но, оно должно решаться на новом уровне. Необходимо учитывать, что объективным недостатком маршрута Астрахань-Энзели является его протяженность и, как следствие, значительная затратность. В то же время его геополитическая роль для укрепления позиций России не только на Южном Кавказе, но и на Ближнем Востоке (Иран) чрезвычайно важна. И это, видимо, как раз тот случай, когда национальные интересы органично дополняются экономическим прагматизмом. Возобновление работы маршрута не только создаст дополнительные возможности для Армении, блокируемой Турцией и Азербайджаном, но и даст дополнительный импульс российско-иранской торговле (чему, без сомнения, будет активно сопротивляться произраильское и прозападное лобби).

Развитие транспортно-транзитного комплекса Астрахань-Энзели будет иметь еще и принципиальную важность. Дело в том, что его проекты имеют межгосударственную, общефедеральную важность, тесно взаимосвязаны с развитием экономики и социальной сферы субъектов региона. Сегодня портовые комплексы Азово-Черноморского и Каспийского бассейнов перерабатывают свыше 31 млн. тонн грузов (без нефти), а могут в два раза увеличить переработку. Основными задачами для обеспечения национальных интересов здесь являются:

1) опережающее развитие коммуникаций, связывающих транспортные сети России и стран Средней и Центральной Азии (в том числе с использованием паромных переправ Каспия);

2) подключение транспортного маршрута, соединяющего Каспийское и Черное моря по Волго-Донскому каналу, к системе евроазиатских транспортных связей (водное кольцо «Европа-Россия»).

По оценкам экспертов, грузопоток «Волга-Дон-Дунай» из стран Каспийского бассейна, Среднего Востока, Персидского залива, Юго-Западной Азии в Россию, страны СНГ и Европы составит порядка 20 млн. тонн, при этом сроки перевозки грузов по сравнению с существующими транспортными схемами (мимо Африки) при значительном снижении издержек сократятся в два – три раза.

К сожалению, все морские порты Юга России подлежат основательной реконструкции, предстоит более чем наполовину обновить Российский флот. Намечено продолжить строительство новых портов – Оля в Астраханской области и Лагань в Калмыкии.

Как указывают специалисты, северо-западная часть акватории Каспийского моря, как составная часть региона, располагает благоприятными условиями для развития международных транспортных коммуникаций, способных обеспечить связь по кратчайшему маршруту европейских стран со странами Ближнего и Среднего Востока, Индией и Китаем.

Через южные морские порты осуществляется по многим товарным позициям до 70 процентов внешнеторгового грузооборота страны. В этом районе сосредоточены крупные запасы углеводородного сырья, разработка которых должна вестись в рамках международного сотрудничества.

Агропромышленный комплекс регионов обеспечивает пятую часть валового сельскохозяйственного производства страны. Потенциальные возможности позволяют обеспечивать продуктами питания население всей Европейской части Российской Федерации.

В регионе развит санаторно-курортный и туристско-рекреационный комплекс, располагающий бальнеологической базой и курортами мирового значения».

По-другому ситуация в Южном округе России характеризуется в информационно-аналитическом материале «Тенденции и перспективы социально-экономического развития юга России». В документе приводятся следующие данные: «крайне слабо развита внешнеэкономическая деятельность ЮФО и его территорий по таким показателям как экспорт и импорт. Она находится на очень низком уровне. По этим показателям удельные веса ЮФО соответственно составляют всего лишь 4 и 5% от общего объема по РФ, а удельные веса национальных республик в составе ЮФО по этим показателям практически на уровне нуля.

В результате остается законсервированным огромный внешнеэкономический потенциал ЮФО и его территорий, и они несут в свою очередь большие убытки в виде издержек упущенных возможностей».

Развитее морских портов и открытие паромной дороги на Энзели окажет существенное влияние на развитие экономики Юга России.

В последнее время Иран предпринимает меры по упрочению логистических связей: снабжения, производства, сбыта, в том числе – в северном направлении, и здесь подобный маршрут в Россию мог бы быть весьма удобен.

Конечно, могут возразить, что в ситуации, когда происходит нагнетание вокруг иранской ядерной программы в частности, и всего Ирана в целом, возрождение, а уже тем более реализация данной идеи представляет определенные затруднения. Тем не менее, следует учитывать и то, что сама информация во многом носит пока пропагандистский характер. То же самое происходит и вокруг Сирии, где-то даются средствами западной информации «картинки» из других стран, то всячески раздуваются с определенной целью масштабы происходящего. Кроме того, следует учитывать, что во всех отношениях Иран – это далеко не Ирак, не Египет и даже – не Сирия. Наряду с этим, отметим также, что в условиях малоэффективных, но все-таки применяемых санкций – в реализации данного проекта будет чисто политически (в качестве своеобразного выхода из международной изоляции) заинтересован в первую очередь сам Иран. О России и об Армении в данном контексте и говорить не приходится, ибо это приведет к возрождению геополитического аспекта уже проекта Север-Юг, который в этом ключе сумеет составить и существенную альтернативу явно анитроссийскому и антииранскому проекту (уже давно активно осуществляемому в регионе) Восток-Запад. Возвращаясь же к чисто финансовому аспекту, отметим лишь, что даже при наличии большей затратности (а ведь теоретически, полагаем, можно найти все-таки формы гибких тарифных ставок), в сугубо геополитическом аспекте его роль окажется несравненно большей, и явно будет стоить тех денег, которые в него будут вложены.

Предметом особой проработки является возможное привлечение к проекту (в том числе и в сухопутной его части Энзели-Мегри) китайских инвесторов. Суда по ряду косвенных признаков, Китай, понесший в последние годы ряд серьезных потерь в Северной Африке и на Ближнем Востоке, готов играть на Южном Кавказе в направлении, как минимум, не противоречащем интересам Еревана и Степанакерта. Кроме того, интересы Москвы, Тегерана и Пекина в сдерживании американской и турецкой экспансии на Кавказе объективно совпадают. С технологической точки зрения, у Китая есть серьезные возможности по прокладке железных дорог в условиях сложного горного рельефа местности, что является актуальным, в том числе в плане возможной прокладки железной дороги от Мегри до восточной оконечности Араратской долины.

Армянские и иранские власти официально утвердили проект железной дороги Мегри-Ерасх в 2009 году. Но до сих пор не определены конкретные источники финансирования для 470-километровой железной дороги, которая будет в основном проходить через территорию Армении. По неофициальным оценкам, её общая стоимость менялась от $ 1 до 4 млрд. долл. Примечательно, что именно Китай рассматривается правительством Армении здесь в качестве потенциального источника финансирования. Министр транспорта РА Манук Варданян еще в 2010 году заявил о стремлении Еревана привлечь под соответствующие цели около 1 млрд. долларов китайских кредитов. Министр иностранных дел Китая Ян Цзечи обсуждал этот вопрос с премьер-министром Тиграном Саркисяном в феврале 2011 во время своего визита в Ереван. Пресс-служба Саркисяна указала на проявленный китайской стороной интерес, отказавшись раскрыть подробности. Дополнительными экономическими аргументами для Пекина было бы приобретение еще одного экспортного выхода китайских товаров на европейские и постсоветские рынки.

В России, враждебная политика южного соседа стала понятной уже давно. Именно поэтому в 2012 году значительно возросла интенсивность боевой подготовки подразделений 102-й российской военной базы в Армении, проводится пополнение Каспийской флотилии.

По информации, опубликованной на ИА REGNUM, в пресс-службе Южного военного округа, в течение прошедшего учебного года на базе было проведено около 400 боевых стрельб отделений и взводов, более 40 ротных и батальонных тактических учений, а также одно командно-штабное учение. В результате по сравнению с аналогичным периодом 2011 года число занятий по выполнению практических стрельб выросло на 25%.

Также личный состав 102-й базы принял участие в совместном учении Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ «Взаимодействие-2012». Бойцы зенитного ракетного дивизиона базы, несущего боевое дежурство в рамках объединенной системы ПВО стран СНГ, на полигоне Капустин Яр в Астраханской области успешно выполнили зачетные боевые стрельбы из зенитных ракетных комплексов С-300В и переносных зенитных ракетных комплексов «Игла» по различным типам воздушных целей.

В то же время ИА REGNUM сообщила, что весной и летом начавшегося года Каспийская флотилия в соответствии с госпрограммой вооружения пополнится пятью боевыми надводными кораблями и катерами и двумя вспомогательными судами. В частности, в состав флотилии будут переданы два малых ракетных корабля «Углич» и «Град Свияжск», а также три десантных катера на воздушной подушке типа «Серна». Сообщается, что новые малые ракетные корабли обладают водоизмещением 949 тонн, что вдвое превосходит водоизмещение заменяемых артиллерийских кораблей проекта 21630. Новые боевые суда оснащены ракетным оружием и развивают скорость хода до 25 узлов. Катера «Серна» предназначены для транспортировки и высадки на необорудованный берег личного состава с вооружением, техники и грузов общей массой до 45 тонн, их скорость может превышать 30 узлов.

Также в соответствии с концепцией развития вспомогательного флота до 2020 года состав Каспийской флотилии будет пополнен двумя морскими и одним рейдовым буксиром и плавучим краном. Два вспомогательных судна флотилия получит уже в нынешнем году.

Известно, что проводимые долгосрочные мероприятия по укреплению Каспийской военной флотилии, повышению уровня боевой и тактической подготовки российской военной базы в Армении ведутся на фоне сложной военно-политической ситуации на Ближнем Востоке в целом и вокруг Сирии и Ирана – в частности. А это свидетельствует о серьезности намерения Москвы существенно укрепить свои позиции в Закавказье на фоне растущих рисков и вызовов, связанных с дестабилизацией примыкающего к южным рубежам нашей страны обширного региона.

В.А. Захаров

Категории: Армения, Главное, Иран, Россия

« Армяно-греческий вызов Эрдогану
» Словацкий журналист: В Европе царит бюрократия, а в Нагорном Карабахе – демократия
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»