РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Берт Гуртуев – честь и совесть балкарского народа

27-29 мая 2012 года в Турции в городах Анкаре, Конья, и Эркен-Шахаре прошли вечера памяти балкарского поэта и писателя Берта Гуртуева, которые были организованы международной культурной организацией, объединяющей тюркоязычные страны «Тюрксоем», Культурной ассоциацией Кабардино-Балкарии и «Российским Лермонтовским комитетом». С основным докладом «Берт Гуртуев – честь и совесть балкарского народа», выступал директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, Сопредседатель Российского Лермонтовского Комитета В.А. Захаров. Генеральный секретарь «Тюрксоя» Дюссен Касеинов вручил В.А. Захарову памятную плакетку. А «Современная Гуманитарная Академия» – наградила В.А. Захарова орденом «Почетный профессор СГА».

Сложную и непростую жизнь прожил простой балкарец Берт Гуртуев, родившийся 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1910 года, в ауле Ак-Су в семье бедняка-скотовода.

Как вспоминала дочь Берта Измаиловича – Мариям Гуртуева: «Оставшись в 9-летнем возрасте круглым сиротой, Берт Гуртуев рано познал горькую долю суровой жизни. Она закалила юношу, никакие трудности не сломили его стремления к знаниям. Благодаря не только таланту, но и свойственному ему упорству и трудолюбию, беспредельному стремлению к познанию и творческому любопытству, он стал одним из лучших балкарских писателей, чьи произведения возвысили художественное слово и обогатили балкарское литературное наследие. Берт Измаилович прошел большой и славный путь. Постоянно работая над собой, он добился творческих высот».

В одном из своих стихотворений Берт Гуртуев выразил свое творческое кредо:

С рожденья завещано предками мне
Беречь каждый камень в родной стороне,
Хранить чистоту ее чести,
Всегда быть во всем с нею вместе.
Немало я видел таких городов,
Где был бы и сыт и одет без трудов,
Но скромность родимого края
Милей чужеземного рая.

В этих словах выражена большая любовь Берта Гуртуева к своей Родине.

Поистине, жизнь и творчество Б. Гуртуева стало примером служения своему народу. Честь и совесть балкарского народа – так можно охарактеризовать его жизнь, его поступки, его творчество.

Он окончил педагогическое училище, работал в системе народного просвещения, много сил отдал созданию первых учебников для балкарских школ, активное участие принимал в кампании по ликвидации безграмотности. И уже тогда он много пишет. Его творческий почерк отличался стилистикой и художественно-образной системой, которые были созвучны народному мироощущению.

Как писал Джансох Налоев – известный писатель и литературный критик Кабардино-Балкарии: «литературный дар Берта раскрывался быстро и вскоре он, по общему признанию своих современников, был признан первым поэтом Балкарии. Стихи молодого поэта, становясь песнями, облетали все ущелья Балкарии. Благодаря неподдельной напевности и строго размеренному ритму строк, они обладали побудительной силой, организуя сознание слушателей. Народ подхватывал стихи-песни молодого поэта о радости свободного труда, о героизме народа, лучших народных традициях, узнавал в них свои планы и достижения. Песня и обличала невежество, шарлатанство, бескультурье…» Поэта окружала многонациональная среда людей творческого труда: учитель и наставник Джансох Налоев, который в организованном им литературном кружке заметил незаурядные поэтические возможности молодого курсанта Берта Гуртуева; Али Шогенцуков, с которым его связывала личная дружба и общий дух новаторства в поэзии; русский друг и коллега Евгений Ростокин и целая плеяда композиторов, в т.ч. А. Авраамов, А. Покровский и молодые в то время Арам Хачатурян и Вано Мурадели.

В 1934 году, когда ему было всего двадцать четыре года, Берт Гуртуев как поэт, был известен не только в своей республике, его творчество было известно и в Москве. В такие молодые годы он уже занимал пост заместителя Председателя Правления Союза писателей республики, и являлся уполномоченным Литфонда СССР по КБАССР. Гуртуев был избран делегатом первого учредительного съезда Союза писателей СССР, и в том же году был принят в Союз писателей СССР, созданный М. Горьким. В Москве из рук пролетарского писателя и за его подписью Берт Измайлович получил членский билет, чем всегда гордился.

Вернувшись из Москвы, он с удесятиренной силой продолжает писать, его новые стихи становятся песнями. В 30-х годах прошедшего века популярность песен Берта Гуртуева особенно возрастает, многие из них становятся народными. Этому помогала его творческая связь с композитором Арсением Авраамовым, классиком музыкальной культуры Кабарды и Балкарии. Кропотливо изучал Арсений Михайлович народные песни кабардинцев и балкарцев, тесно сотрудничая при этом с Али Шогенцуковым и Бертом Гуртуевым. Создавались хоровые формы исполнения народной и авторской песни, а также новые оригинальные произведения в результате их обработки А.М. Аврамовым.

Творческий путь писателя начинался с поэзии. В 1935 году в авторской редакции вышла первая книга его стихотворений под названием «Красные голоса». Она была удостоена республиканской премии. «Красный цвет» был в те годы особым символом в стране, он становится доминантой всей пролетарской поэзии. Биография эпохи, как в зеркале, видится в «Красных голосах» Берта Гуртуева. Вся последующая литературная деятельность Берта Измайловича принадлежит времени, как и все, чем живет советская власть, начиная от гражданской войны, индустриализации и т.д.

В годы Великой Отечественной войны Б. Гуртуев, как и другие деятели культуры и искусства Кабардино-Балкарии, вступает в ряды действующей армии. На фронте он был политруком стрелковой роты, а позже преподавателем пулеметно-минометного училища. За успехи в мирной жизни и ратном труде Гуртуев был награжден тремя орденами и тринадцатью медалями.

В годы Великой Отечественной войны Берт Гуртуев в каждую свободную минуту не тратил зря, он продолжал отдаваться своему любимому занятию, писал стихи. Он живо откликается на все исторически значимые события. В его стихах неприкрытая агитационность, гражданская стилистика, патриотическая мелодика. И в то же время, его стихи наполнены любовью к родным, удивительным жизнелюбием. Вот, к примеру, одно знаменитое стихотворение «Я скучаю по тебе (письмо на фронт)»

Ты в трудном походе,
А я на заводе,
Но вместе мы служим стране.
Всегда дорога нам
Отчизна родная,
А ныне дороже вдвойне.

Тебе нелегко
В бесконечной разлуке,
В жестоком, смертельном бою,
Но Родине клятва
Дана боевая,
И сдержишь ты клятву свою.

Я помню тебя,
Мой далекий, мой милый,
Я вижу и ночью, и днем,
Как ты неустанно
Все дальше на запад
Идешь, опаленный огнем

И если признаться
Тебе откровенно,
То боязно мне иногда;
Все мучит тревога:
Здоров ли? И жив ли?
А, может, случилась беда?

Встаю на рассвете,
Гляжу на дорогу,
Тоскуя, волнуясь, любя.
Хороший подарок
Готов почтальону,
Но весточки нет от тебя.

Я счастлива буду,
Когда, долгожданный,
Ко мне ты вернешься опять,
И скажешь, что часто
Меня вспоминал ты,
Да некогда было писать.

В его судьбе была и та трагическая страница тюркских народов Северного Кавказа, которую называют словом депортация.

Весной 1944 года прошло более года со дня освобождения Кабардино-Балкарии от фашистских захватчиков. Республика залечивала военные раны, продолжала самоотверженно помогать фронту громить врага. Настрадавшиеся люди ждали конца войны, возвращения к мирной жизни. Никто не предполагал, что готовится их выселение с родных мест.

День 8 марта балкарский народ считает днем своего национального траура. Более полувека назад в этот день, согласно постановлению Государственного комитета обороны, все балкарцы были насильственно выселены со своих исконных земель в отдаленные районы страны – Казахстан и Киргизию. Несколько раньше такая же участь с таким же огульным обвинением в пособничестве оккупантам, постигла другие народы Северного Кавказа – карачаевцев, калмыков, чеченцев и ингушей. Решения о ликвидации автономий этих и других репрессированных народов были продолжением господствующего в тоталитарном государстве беззакония, явились крупнейшим политическим преступлением ХХ века. Лишенные государственности, эти народы на десятилетия были превращены в спецпереселенцев, ограниченных в гражданских правах и свободе передвижения, получили запрет на национальное самоопределение, на обучение на родном языке, на проведение любых культурных мероприятий, на самую возможность этнического саморазвития.

Как пишет доктор исторических наук Кабардино-Балкарского университета Хаджи-Мурат Сабанчиев, главная причина депортации народов была связана со сталинизмом и сложившейся при нем системой, открывшими с конца 1920-х годов широкий простор для репрессий и террора в отношении советских людей. Как закономерное развитие имевшегося, сталинизм стал благодатной почвой для новых преступлений – выселения целых народов. Тем самым сталинизм возвел национальные репрессии в ранг государственной политики (1).

На рассвете 8 марта во всех пяти ущельях Балкарии загрохотали приклады, прозвучали резкие окрики и грозные приказы. Солдаты с автоматами врывались в дома, не давая времени собраться в дорогу, подгоняли людей без вещей, без продовольствия. Уезжать никто не хотел, но сопротивляться было не только бесполезно, но и смертельно опасно. Поднятым с постели старикам, женщинам и детям было приказано собраться в считанные минуты. Их погрузили в заранее подготовленные студебеккеры, и доставили к железнодорожной станции Нальчик. Операция по выселению балкарцев длилась всего 2 часа. Она проводилась под руководством заместителей Наркома внутренних дел Союза ССР генерал-полковника И.А. Серова и генерал-полковника Б.З. Кобулова. Транспортации подверглись все без исключения – активные участники Гражданской и Отечественной войн, инвалиды войны, родители, жены и дети фронтовиков, депутаты Советов всех уровней, руководители партийных и советских органов. Вина депортируемого определялась исключительно его балкарским происхождением. Вина за национальность механически переносилась и на рожденных уже в депортации детей.

Берт Гуртуев, как и тысячи его соплеменников, только что вернувшиеся с фронта, увешанные медалями и орденами, в считанные часы были выгнаны из собственных жилищ и в считанные часы отправлены в места, назначенные балкарцам для высылки. Он стойко ее перенес все тяготы и невзгоды «спецпереселенцев» вместе со своим народом нахлебался горя. Но и там его знания оказались востребованными – верой и правдой служил он народу на ниве просвещения. Там в далекой Киргизии, он не бросил своего основного занятия, и продолжал воспитывать детей в школах, рассказывая тайком об их родине, о прекрасных горах и ущельях.

Когда вчитываешься в строки сохранившихся документов того времени, понимаешь в каких нечеловеческих условиях жил этот удивительный человек, несмотря на то, что только что защищал свою Родину – честно, храбро и отчаянно дрался с врагом, не искал никаких поблажек на фронте, не раз был на передовой. Оказавшись в ссылке со своим народом, Гуртуев испытывал унижение, слежку, необходимость постоянных отметок у властей о своем передвижении. Даже выехать на базар за покупками, требовалась справка. Вот скупые строки документа тех лет:

РАЗРЕШЕНИЕ № 1139

Действительно только в пределах Кантского р-на.

Выдано высел. Гуртуеву Берту с сыном, проживающ. в совхозе Киршёлк, в том что ему разрешен временный выезд в раб. пос. Кант на базар сроком на один день на 12/VI–49 г. По истечении срока разрешение подлежит сдаче в с/к № 26.

Комендант с/к № 26 Кантского РО МВД Ц в и р к у н о в

11 июня 1949 г. (2)

О тех тревожных днях народный писатель Берт Гуртуев вспоминает в книге «Зорлукъ» («Насилие»): «Кулиев Кайсын, я и Керим Отаров написали заявление о тяжелой жизни народа руководителям партии и правительства. Во Фрунзе приехала писательница М. Шагинян. Свое заявление мы отправили не по почте, а через Шагинян.

Гуртуев принимал активное участие, вместе с другими балкарскими, карачаевскими, ингушскими патриотами, в возвращение так называемых «спецпереселенцев» домой, в родные края, к родным очагам. Он пишет с другими такими же молодыми людьми письма в ЦК КПСС, в которых объясняет неправильное решение властей СССР, обосновывает необходимость исторической справедливости – возвращения тюркских народов на свою родину – на Северный Кавказ.

Те карачаевские студенты, которые в то время учились в Киргизском госуниверситете: Сеитбий Лайпанов, Абдул Каитов, Умар Байрамкулов, Умар Байрамуков, Азрет Боташев и другие услышали о приезде ответственного работника ЦК КПСС Федотова в ЦК КПСС Киргизии. 27 марта 1956 года приложив неимоверные усилия попадают к нему на прием. Они спрашивают у московского гостя, что решил съезд о спецпереселенцах, в том числе о балкарцах и карачаевцах. Федотов тепло встретил эту инициативную группу студентов карачаевцев и сообщил им, что конкретного решения пока еще нет, и посоветовал написать письма от имени участников ВОВ, жен, матерей и сирот красноармейцев в адрес ЦК КПСС, если возможно, то послать делегацию, что поможет ускорить решение вопроса» (3).

13 марта 1956 г. постановлением Советского правительство впервые было разрешено некоторым спецпереселенцам вернуться в родные края. Но уже апреле 1956 г. появился Указ Президиума Верховного Совета СССР о снятии ограничений по спецпоселению с балкарцев, крымских татар, турок-месхетинцев и членов их семей. Однако права вернуться на родину этот Указ не давал. Тем не менее, балкарцы, истосковавшиеся по родным местам, массами возвращались домой. С мая по декабрь 1956 г. возвратилось более 4,5 тыс. человек. Самовольное возвращение репрессированных народов Кавказа ускорило принятие официальных решений о восстановлении их упраздненной государственности. 24 ноября 1956 г. было принято постановление ЦК КПСС «О восстановлении национальной автономии калмыкского, карачаевского, чеченского и ингушского народов».

9 января 1957 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О преобразовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР». 11 февраля 1957 г. Указ обрел силу закона, и началось плановое возвращение балкарцев на родину.

В 1957–1959 гг. возвратились 9522 балкарские семьи, или 35 982 человека. Правительство и хозяйственные органы РСФСР и КВАССР выполнили большую работу по решению нелегких жилищно-бытовых и социально-культурных вопросов, связанных с возвращением балкарцев.

Еще в 1956 году Гуртуев собрал и издал первый сборник писателей находившихся в ссылке. А в 1958 году Гуртуев с семьей возвращается в Кабардино-Балкарию и до ухода на пенсию работает в Союзе писателей КБАССР, где он был назначен ответственным секретарем правления Союза писателей КБАССР, редактором альманаха «Шуёхлук» («Дружба») и главным литературным консультантом.

Берт Измайлович был удостоен почетных званий «Заслуженный деятель искусств Кабардино-Балкарской Республики» и «Народный писатель Кабардино-Балкарской Республики».

На родине творчество Берта Гуртуева обретает новую силу и вдохновение. Он активно пишет: вновь тема колхозного строительства на острие пера поэта и писателя. Его герои устремлены к добрым свершениям. Книги «Щедрость», «Белая голубка», «Чаша дружбы», «Избранное» и уникальное издание «Книга миниатюр» являют нам зрелого Берта Гуртуева, обратившегося к созданию эпических полотен. Его роман «Новый талисман» « одно из самых резонансных произведений в литературе того периода.

Отдельная страница творчества переводческая деятельность народного писателя, с авторитетом которого считаются К. Кулиев, К. Отаров, А. Кешоков, Ад. Шогенцуков. Кайсын пишет: «Он стоял у истоков родной советской литературы не только как счастливый свидетель ее зарождения, но и как активный строитель». Его перу принадлежат переводы на балкарский язык Пушкина, Шиллера, Лермонтова, Райниса, Сулеймана Стальского, Чавчавадзе, Маяковского, Навои и др. Порою только творческий человек может по-настоящему увидеть, ощутить, прочувствовать, придать истинное значение тому, что есть в самых обыденных, казалось бы, вещах и что мы не в состоянии заметить. Именно так сумел прочувствовать творчество Берта Измайловича писатель Салих Гуртуев. Он раскрыл удивительную картину ярких выразительных образов и сюжетных линий его произведений, заставляя присутствующих в зале всей душой ощутить изысканность и неповторимость художественного мастерства писателя.

Берт Гуртуев внес большой вклад в становление и развитие национальной литературы, проложил путь новому ее поколению. Плеяда Гуртуева родила поколение шестидесятников, поднявших национальное художественное слово на новый уровень.

Память о великом сыне балкарского народа трепетно сохраняется в Кабардино-Балкарии. О нем знают и многие представители зарубежной балкарской диаспоры. 27 апреля 2010 г. библиотекой Кабардино-Балкарского государственного университета был организован вечер, посвященный 100-летию со дня рождения народного писателя КБР Берта Измаиловича Гуртуева. На памятном вечере собрались поклонники таланта писателя, его друзья и родные. Выступая на конференции, доктор философских наук профессор Салих Эфендиев, сказал:

«Без имени Берта Гуртуева невозможно представить балкарскую литературу. В его творчестве отразились все этапы идейного роста не только самого писателя, но и всей национальной художественной словесности XX века. Являясь одним из ярчайших представителей великой плеяды писателей 30-х годов, он внес большую лепту в развитие литературного наследия. Эта была великая плеяда людей, которые научили эстетическому восприятию культуры, а культура, как известно, главный вектор воспроизводства нравственности и духовной энергии человечества».

Обращаясь к участникам встречи, Салих Ибрагимович выразил свою обеспокоенность тем, что ослабевает роль нравственных приоритетов в сознании подрастающего поколения. Он подчеркнул, что эта всеобщая боль, и призвал не допускать равнодушия к окружающему миру, к своей родной культуре. «Равнодушие – это паралич души, преждевременная смерть», – говорил не раз Антон Чехов. Поэтому мы должны прислушаться к мудрым мыслям людей, которые, несмотря на тяжелейшие жизненные испытания, не сломились, не сетовали на судьбу, а строили, созидали, а самое главное – оставались всегда высоконравственными людьми. Именно о таких людях, как Берт Гуртуев, слагаются потомками слова признательности и народной гордости. «Это был человек редкого душевного благородства, воспитанности, деликатности при необыкновенной искренности и простоте, при редкой правдивости. Он никогда не упускал момента для конкретного, вполне земного участия в судьбах людей», – вспоминает о нем доктор филологических наук, профессор Зейтун Толгуров. «Его творчество отличает глубокая человечность чувств, тонкий психологизм в раскрытии характеров, искренний тон повествования, лиризм, непринужденность, естественность».

Ректор Современной гуманитарной академии Али Атабиев, являясь Президентом Кавказской Академии наук, культуры, образования и бизнеса Кавказа, вручил медали и грамоты: классику кабардинской советской музыкальной культуры Хасану Карданову, заслуженному деятелю КБР культуры, поэту Салиху Гуртуеву, заслуженному деятелю культуры КБР, директору библиотеки КБГУ Розе Уначевой, доктору педагогических наук, директору педагогического колледжа КБГУ Нине Байчекуевой директору МОУ «СОШ №15» Зое Бабаевой. Общественная академия наук, культуры, образования и бизнеса Кавказа учредила грамоту и медаль за заслуги в сохранении культурного наследия республики.

Сто медалей с изображением силуэта Берта Гуртуева к 100-летию со дня его рождения отчеканены в Гонконге по заказу Академии. Тридцать таких медалей предназначены деятелям Кабардино-Балкарской республики. На обратной стороне медали высечены слова Гуртуева: «Россия велика, когда народы друг другу братья».

Природа щедро наделила Берта Измаиловича талантом, светлой любовью к родной земле, бесконечной преданностью своему делу и художественному слову. В основу современной балкарской художественной культуры легли первые книги Берта Измаиловича – «Бекир», «Ясное утро», «Светлые дали». Первый сборник стихов «Къызыл енле» (Красные голоса) вышел в свет в 1935 г. За него поэт был удостоен республиканской премии. Глубоко патриотичны его стихи о войне.

Сборник стихов «Светлое утро» (1958 г.) пронизан глубоким чувством любви к родному краю.

Земли родимой – слаще хлеба нет,
Вода земли родимой, – что щербет.
Так сладостна отчизна человеку,
Он ею горд и счастлив с ней от века.
Печальна участь, если нету родины,
Глаза изгоя мукою зашорены.

Колыбелью трепетной любви и тоски воспеты стихи, написанные в годы тяжелых испытаний в изгнании. Поэт верит в жизнь, до тех пор, пока не иссякнут силы исцеления и праведности, он продолжает служить своему народу.

В 1960 году вышел в свет его новый сборник «Светлые дали». Вызывают восхищение и его последующие работы: сборники стихов «Среди друзей», «Горы зовут», «Щедрость», «Избранное», «Белая голубка», «Чаша дружбы», «Книга миниатюр», рассказы: «Брак Асият», «Басият», «Горящие могилы», повести: «Бекир», «Адильгерий», роман «Новый талисман». Очень трогают циклы его детских стихов «Детям». Его сотрудничество с детским журналом «Нюр», в котором печатались его стихи, свидетельствуют о его неравнодушном отношении к подрастающему поколению. Ведь дети – будущее, в которых он видел продолжателей дел отцов и дедов.

На вечере в Нальчике прозвучало много теплых слов, обращенных к светлой памяти Берта Гуртуева, замечательного человека – мастера пера и слова, творчество которого пронизано тонким пониманием окружающего мира и глубоким осмыслением ценности жизни. Писатель Ибрагим Гадиев с теплотой вспомнил о Берте Гуртуеве как о человеке высокой планки, исключительно мудром, заслуживающем глубокого уважения. И.Гадиев вспомнил о его душевном отношении к людям, о его бескорыстном внимании к каждому, кто нуждался в поддержке. «Все мы были захвачены необыкновенным обаянием его личности, его простотой, умением протянуть руку помощи абсолютно без всякой корысти», – вспоминает он. Он рассказал о нем, не только как о классике литературного жанра, но и как о переводчике.

Недавно в Нальчике вышла книга «Звени, напев веселый», она имела подзаголовок «Песни на стихи Берта Гуртуева».

Б.И. Гуртуев (1910–2001) – народный писатель Кабардино-Балкарии, почетный гражданин города Нальчика прожил длинную и достойную жизнь, оставив след в народной памяти. Строчки стихов его продолжают звучать в школьных классах на уроках родной литературы, песни на его стихи по-прежнему часто исполняются по радио и это вполне объяснимо – пером Берта Измаиловича водило сердце.

Интерес к песенному творчеству пробудился у него еще в детстве, когда он слушал своего отца Измаила, исполнявшего народные песни на торжествах в родном селе. Как пишет составитель сборника дочь поэта Марьям Гуртуева:

«Очарованность народной песней углублялась в воображении Берта песнями отца, обладавшего прекрасным голосом, нежными колыбельными песнями, которые напевала мать его Хадижат над колыбелью младшей сестренки. Но прервалась семейная идиллия: родители умерли почти в одночасье, а пятеро детей осиротели. Берту шел тогда лишь девятый год. Начались тяжелые годы сиротства и батрачества. В самые трудные дни отчаяния шел подросток на отцовскую поляну, которую все называли гуртуевской, потому что Измаил всегда первым успевал скашивать здесь траву для домашнего скота, и предавался воспоминаниям. О родителях, о былом семейном уюте, доброте материнских рук, гладивших сына по голове, об отцовских песнях, о чудных переливах свирели пастуха, у которого он был подпаском. И отступала тяжесть бытия, он ощущал вокруг себя родную природу, утешался ею. Задорно журчал ручей, в котором поблескивали разноцветные камушки, ласково сияло солнце. Обласканный музыкой природы, Берт создавал свои первые песни».

Как мы помним, в годы Великой Отечественной войны Берт Гуртуев создал яркие образы солдата-защитника и людей тыла, самоотверженно помогавших фронту («Две Катюши», «Я скучаю по тебе», «Недописанный стих», «Не скучай, родная»). Проблемы, вставшие перед народом после его реабилитации, подсказали Берту Гуртуеву идею обращения к нации. И он обратился к ней с песней «Балкарская походная». Известный певец Омар Отаров окрылил песню маршевой мелодией.

С конца 1950-х годов и до последних своих дней в начале нового века, Гуртуев активно сотрудничает с известными композиторами Кабардино-Балкарии – Трувором Шейблером, Хасаном Кардановым, Артемием Шахгалдяном, Анатолием Рахаевым, Владимиром Моловым, Мухадином Баловым, Николаем Пахомовым, Зауром Жириковым, Нихатом Османовым, Абидином Байчекуевым, Махмудом Кочкаровым и первым профессиональным композитором Балкарии Мустафиром Жеттеевым. Песни, сложенные на его слова, начиная с 20-х годов и до конца прошлого века, исчисляются десятками.

Отрадно и то, что некоторые лирические песни на слова Берта Гуртуева («Смотрю я вдаль», «Песня счастья», «Очарован тобою», «Мы с тобой на разных берегах») исполняются современными молодежными вокально-инструментальными группами во многих республиках Кавказа. Жизнь поэта в песне продолжается.

Владимир Захаров, профессор, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона.

(1) Хаджи-Мурат Сабанчиев. Выселение балкарского народа в годы Великой Отечественной войны: причины и последствия // Центральная Азия и Кавказ. 2001. №3. С.153-154.
(2) Берт Гуртуев: Жашау ызы, оюмлары, тенглери…: (туугъанлы – 100 жыл). Нальчик, 2010. С. 129.
(3) Цит.: Байрамукъ улу Умар (Къарачайлы). Возвращение из каторги. URL: http://real-alania.narod.ru/bayrmU/pravo.htm

Категории: Главное

« Вечер памяти поэта Берта Гуртуева
» К чему приведёт «Турецкая весна»?
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»