ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Гюленcкое движение в Азербайджане: современная ситуация и тенденции

21 января 2013 г. в Казани Российский институт стратегических исследований организовал круглый стол по вопросам распространения и влияния нурсизма, или гюленского движения, в Российской Федерации и странах СНГ. Гюленское движение довольно активно как в тюркоязычных республиках Центральной Азии, так и ряде субъектов РФ, особенно в Татарстане и Башкоркостане (1). Правоохранительные органы РФ держат под серьезным контролем учреждения и организации этого движения. Еще в 2002г. Федеральная служба безопасности (ФСБ) РФ заявила, что на территории РФ пресечена деятельность турецкой религиозной организации «Нурджулар». Глава ФСБ Н.Патрушев заявил, что созданные этим движением фонды и учреждения занимались разведывательной деятельностью, проводили панисламскую и пантюркистскую пропаганду. В апреле 2007г. Верховный суд РФ запретил деятельность действующего под руководством Ф.Гюлена религиозно-политического движения «Нурджулар». Согласно российским СМИ, движение имело довольно хорошо организованную институциональную сеть в РФ и действовало под названием фондов «Серхат», «Эфлак», «Торос», «Толеранс», «Уфук» [1, сс. 29-30].

В начале марта 2013 г. в результате проведенных ФСБ РФ в Санкт-Петербурге оперативно-розыскных мероприятий были выявлены и задержаны 10 членов религиозного движения «Нурджулар», четверо из которых были гражданами Азербайджана. У них была конфискована запрещенная на территории РФ литература религиозного содержания (на турецком и русском языках). Согласно российским спецслужбам, деятельность религиозного движения «Нурджулар» отличается тем, что имеет тесные связи с турецкими спецслужбами и действует в пользу турецкой разведки (2).

Гюленское движение сосредоточило основное внимание, в частности, на тюркоязычных странах СНГ. Только в странах Центральной Азии и Азербайджане по положению на 1997-1998 гг. число гюленских школ превосходило 80 [2, сс.105-107]. С течением времени, однако, число действующих в Центральной Азии школ существенно сократилось. Во-первых, власти Узбекистана, постоянно ощущая опасность распространения исламских течений и движений, закрыли гюленские школы, а в Туркменистане в последние годы они были национализированы. Учрежденные в Азербайджане гюленистами школы продолжают действовать по сей день (3).

Внешнее развертывание движения поощрялось Турецкой Республикой, в том числе, тогда, когда у руля власти стояли светские силы. И это умещалось в рамках внешнеполитических целей Турции. В данном случае гюленское движение можно рассмотреть с точки зрения культурно-идеологической гегемонии Турции. Оно считается одним из важнейших инструментов осуществления этой внешней политики, в частности, в вопросе взаимоотношений с тюркоязычными обществами. Движение рассматривалось одним из важных инструментариев применения «мягкой силы» (soft power) во внешней политике.

После обретения Азербайджаном независимости гюленское движение, или, как его еще принято называть, учение нурси, начало активно проникать в эту страну и довольно быстро смогло основать свои ячейки под названием различных учреждений. Это было обусловлено, в первую очередь, доброжелательным отношением президента Гейдара Алиева, поскольку в бытность его руководителем Нахичеванской Автономной Республики гюленское движение оказывало ему довольно серьезную помощь. Для властей новонезависимого Азербайджана деятельность этого движения рассматривалась как важный фактор развития отношений с Турцией, особенно в контексте культурно-образовательной модели [3]. И сегодня это движение – одно из самых активных в Азербайджане и имеет тенденции повышения продолжительного влияния. Деятельность гюленского движения в Азербайджане, можно сказать, замаскирована и не идет на прямую конфронтацию с религиозной шиитской системой и светским режимом. В основе деятельности движения положен принцип медленной и мягкой деятельности, что намного эффективнее. В большую повестку гюленского движения входит распространение и приобретение влияния в государственной и образовательной системе Азербайджана. Сегодня в Азербайджане действует принадлежащий гюленской секте университет «Qafqaz», а также 12 средних школ и гимназий в Баку, Сумгаите, Мингечауре, Губе, Нахичеване и других городах, 11 вузовских подготовительных курсов, общее число студентов которых составляет около 5000 человек [4]. Действуют радио-телевидение «Xa-zar», телеканал «Samanyolu», радиостанция «Burc», издается газета «Zaman», ряд газет и журналов. Активны также компании и организации общественной и бизнес-сферы. Нынче нет точных данных о числе последователей нурсизма в Азербайджане. Согласно информации азербайджанских СМИ, их численность превосходит 40 тысяч человек. Азербайджанский исследователь А.Юнусов в своем труде отмечает, что, согласно полевым исследованиям, их число в Азербайджане вряд ли превосходит 10 тысяч человек [5, с. 50].

Гюленское движение в Азербайджане широко распространяется, в частности, среди городского населения, благодаря хорошей организованности образовательных, информационных и бизнес-организаций и, таким образом, по своим возможностям отличается от других исламских течений, пытающихся приобрести влияние в этой стране. Оно, в отличие от других исламских течений, напрямую или открыто не вовлекается в острые политические обсуждения по вопросам роли и места религии в Азербайджане [3]. Гюленское движение привлекает, в частности, молодежь Азербайджана своими умеренно исламскими и пантюркистскими идеями как альтернатива и противовес светскому режиму и радикальному ваххабизму Баку или же иранскому шиизму [3].

Гюленское движение в Азербайджане довольно активно и решает несколько проблем. Во-первых, это движение главным образом отличается так называемой исламской и турецкой повесткой, т.е. в его деятельности переплетены исламский и турецкий национализм или, иными словами, турецко-исламский синтез. С другой стороны, Турция также поощряет развертывание этого движения в Азербайджане в качестве противовеса другим исламским течениям – ваххабизму и, что самое главное, считающемуся традиционным для этой страны шиизму, который рассматривается как серьезный фактор иранского влияния. Гюленское движение имеет также четкие политические мотивы.

Гюленизм в Азербайджане имеет одну важную особенность: он действует достаточно осмотрительно и сравнительно пассивно с чисто религиозной точки зрения, избегая открытой конфронтации со светскими устоями и кругами, поскольку властная элита также считает себя светской. Хотя и было несколько азербайджанских публикаций, свидетельствующих о том, что это только внешняя светскость и повестка этого режима намного религиознее, чем кажется на первый взгляд. Даже некоторые азербайджанские эксперты отмечают, что это движение в Азербайджане стремится заменить шиизм суннитским течением, к тому же – турецким. Несмотря на оказываемое на гюленистов давление азербайджанских властей, движение постепенно расширяет свою деятельность в важнейших сферах. Согласно азербайджанским СМИ, в прямой или косвенной связи с движением находятся высокопоставленные чиновники и депутаты Азербайджана, известные журналисты и представители образовательной сферы. Согласно некоторым сведениям, сыновья руководителя администрации президента Азербайджана Р.Мехтиева учились в гюленских учебных заведениях. По словам директора Азербайджанского фонда возрождения и развития культуры Шамиля Тагиева, гюленское движение широко распространяется также среди азербайджанцев России. В Москве активной пропагандой нурсизма занимается руководитель центра солидарности России Намиз Шахпеленгов, в фокусе внимания сторонником нурсизма в основном азербайджанские студенты, обучающиеся в престижных российских вузах. Они делают основной акцент на азербайджанцев, которые в дальнейшем могут занять ответственные должности в государственных и бизнес-кругах (4).

Хотя ранее гюленское движение как таковое не представляло для властей Азербайджана угрозы в плане распространения исламской системы ценностей и светских устоев, нынче ситуация определенным образом меняется. Особенно в годы правления Ильхама Алиева, наряду с повышением роли исламского фактора в политической жизни страны, изменилось также отношение властей к этому движению, начались преследования и аресты [4, с. 49]. Посредством движения некоторые круги азербайджанской общественности еще более склоняются к консервативной религиозной системе ценностей, и в этом случае фактор распространения и влияния общей исламской системы ценностей может создать благодатную почву для деятельности более радикальных течений, например, ваххабизма. Для Азербайджана религиозная повестка с течением времени может стать более опасной. В данном случае речь идет об одновременной распространении и утверждении в этой стране нескольких исламских течений. В Азербайджане находят распространение несколько исламских течений, что обусловлено внешними силами (5). С одной стороны, это государственное шиитское течение – основное религиозное учение, с другой – набирающий влияние, в частности, на севере страны салафизм и другие радикальные течения. Гюленское движение, в свою очередь, распространяет суннитское течение турецкого ханафитского мазхаба, более умеренное и нацеленное в том числе на пресечение дальнейшего распространения радикальных течений. В том числе этим можно объяснить определенную толерантность властей Азербайджана к этому движению, хотя они уже проявляют осмотрительность и предпринимают демонстративные действия (например, произведенные в последние годы аресты). Согласно авторитетной американской аналитической организации «Stratfor», именно эти три основные исламские течения и движения могут представлять угрозу для Азербайджана (6). Усугубляющаяся религиозная разношерстность этой страны со временем может стать опасной и неуправляемой. Их возможная конфронтация, в свою очередь, может вылиться в вооруженную борьбу и терроризм. Довольно жесткое и отрицательное отношение к гюленскому движению проявляют, в частности, ваххабиты. То же самое можно сказать также об азербайджанском шиитском духовенстве. В этом плане будущее Азербайджана весьма туманно.

Исламский фактор для властей Азербайджана весьма опасен, и власти делают все возможное, чтобы снизить влияние исламских течений в стране. Но, несмотря на это, в общественных слоях роль религии постепенно растет, и это по большому счету неизбежно. А действия властей дают обратный эффект. Это движение имеет большие возможности стать серьезным политическим фактором в Азербайджане, что и беспокоит алиевский клан. Вполне возможно, что в преддверии следующих парламентских выборов движение приобретет больший политический вес, и эта тенденция будет увеличиваться (7). Это можно объяснить также влиянием нынешней властной системы Турции. Политическая стратегия гюленского движения становится более ясной после заявления Гюлена (1999 г.), в котором он представил свое видение исламизма в Турции, отметив, что члены движения должны незаметно проникнуть в государственную систему, укрепиться там, пока не наступит удобный момент для приобретения рычагов власти. Согласно Гюлену, преждевременные шаги могут быть пагубными, как это было в Алжире, Сирии и Египте [6]. Гюленское движение в Азербайджане также не может быть лишь культурно-образовательным: политическая повестка зависит от совмещения времени и ресурсов, для чего необходимо подготовить соответствующий фундамент.

Следует учесть негативное отношение духовного предводителя Азербайджана А.Пашазаде к гюленскому движению [7], и не исключено, что произведенные в последние годы азербайджанскими властями аресты, как и закрытие турецких мечетей в Баку, провоцировал именно он. В этом контексте, несмотря на предыдущие годы, режим Алиева может предпринять резкие шаги по пресечению влияния гюленского движения, и признаки этого уже есть. С одной стороны, режим Алиева хочет рассчитаться с гюленским движением, но, понимая, что это поставит под угрозу отношения с Турцией, все еще не предпринимает существенных шагов. С другой стороны, распространение гюленского учения и влияния с течением времени становится более опасным для того же режима. Так, профессор американского университета Джорджа Мейсона П.Мандевил, отмечая, что исламские течения представляют серьезную опасность в Азербайджане, причислил к их числу также гюленское течение, констатировав, что азербайджанская элита всерьез озабочена этим (8).

Некоторые специалисты, однако, отмечают, что возможности распространения религиозной составляющей гюленского движения ограничены, и это обусловлено многообразием азербайджанского общества – светские слои, адепты шиизма, нетюркские меньшинства и пр. [3]. Учитывая также то обстоятельство, что с точки зрения чисто религиозной идеологии движение в Азербайджане довольно пассивно, можно заключить, что его стратегия построена на политических целях: посредством своих агитационно-образовательных заведений вырастить интеллектуальную элиту (из городского населения) и путем ее внедрения в политическую и государственную систему добиться серьезного влияния на правящую элиту Азербайджана. В остальных случаях, согласно наблюдению за деятельностью гюленского движения в Азербайджане, становятся бессмысленными и безрезультатными огромные инвестиции, которые делают гюленисты в этой стране. Следовательно, можно утверждать, что повестка гюленского движения в Азербайджане носит скорее политический, нежели религиозный характер. А в случае осуществления вышеупомянутых целей на политическом уровне религиозная повестка может выявиться более открыто и беспрепятственно.

Левон Овсепян — научный сотрудник Института востоковедения НАН РА
По материалам: Нораванк

(1) Саид Нурси и нурсизм в России и Татарстане: идеология, распространение, конфликтный потенциал, http://www.riss.ru/?activityId=152.

(2) Взяли с прочитанным, http://www.rg.ru/2013/03/05/extreme.html.

(3) Саид Нурси и Фетхуллах Гюлен в Центральной Азии: влияние на религию и образование после распада СССР, http://www.fergananews.com/articles/7598.

(4) Саид Нурси и нурсизм в России и Татарстане: идеология, распространение, конфликтный потенциал, http://www.riss.ru/?activityId=152.

(5) Arzu Geybullayeva, Is Azerbaijan becoming a hub of radical Islam?, http://www.esiweb.org/pdf/esi_turkey_tpq_id_110.pdf.

(6) Islamism in Azerbaijan, http://www.euractiv.com/europes-east/islamism-azerbaijan-analysis-512554.

(7) Səbinə Əliyeva, Azərbaycanda nurçuların «2015» hədəfi bilindi, http://www.milliyyet.az/index.php?do=read_news&id=912.

(8) Власти Азербайджана опасаются религиозных течений, http://www.radioazadlyg.org/content/article/2178213.html.

Источники и литература

1. Լ.Հովսեփյան, Ռուսաստանի Դաշնությունում թուրքական հատուկ ծառայությունների գործունեության ու ակտիվության շուրջ, Դրօշակ, Նոյեմբեր N. 11, 2010:

2. Ա.Շաքարյան, Արարատից այն կողմ. ապակոդավորելով Թուրքիան, Եր., 2011:

3. F.Aliyev, The Gulen Movement in Azerbaijan, http://www.currenttrends.org/research/detail/the-gulen-movement-in-azerbaijan; Э.Мамедов, Азербайджан: оценивая отношение Баку к движению Гюлена, http://russian.eurasianet.org/node/59185.

4. Birol Topuz, The Gulen inspired Turkish schools in Baku, Azerbaijan, and mystery of their successes, http://www.internationalconference.com.my/proceeding/icm2011_proceeding/084_316_ICM2011_PG1182_1191_TURKISH_SCHOOLS.pdf.

5. А.Юнусов, Исламская палитра Азербайджана, Институт мира и демократии, Баку 2012.

6. Ա.Փաշայան, Արդարություն և զարգացում կուսակցության իսլամական հենարանը, http://www.noravank.am/arm/articles/detail.php?ELEMENT_ID=513.

7. А.Пашаян, Исламские процессы в Азербайджане, http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=1986.

Категории: Азербайджан, Главное, Ислам, Россия, Турция

« Спасёт ли Путин Эрдогана?
» Армения – Франция: рост отношений без претензий на политические прорывы