РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Турция против радикализации общества

Всю прошлую неделю мир наблюдал настоящее побоище, устроенное турецкими силовыми структурами мирным демонстрантам, вышедшим на улицы крупных городов, прежде всего, Анкары и Стамбула. Искра, разожженная локальным протестом против застройки стамбульского парка Гези, «подожгла» 48 городов Турции, выведя на их улицы сотни тысяч демонстрантов. Экологические требования очень быстро сменились на политические, носившие глобальный характер – отставки, либо коренного изменения политики турецкого правительства, возглавляемого Реджепом Тейипом Эрдоганом.  Фактически, сотни тысяч людей публично и открыто выразили свое недоверие правительству.

Турецкий народ против радикализации страны

Прежде всего, кабинету Эрдогана «припомнили» его весьма странную и неуклюжую политику по исламизации страны. Не лишенные креатива флеш-мобы, митинги и демонстрации наткнулись на неожиданно жестокий ответ властей. Полиция применила силу, что сразу же привело к многочисленным жертвам. Демонстранты не остались в долгу, отстаивая в рукопашных схватках со стражами порядка свои права и атаковав в ряде городов представительства правящей Партии справедливости и развития. По последним данным, в уличных «сражениях» погибло четыре человека (среди них – один страж порядка), не менее 2800 граждан получили ранения разной степени тяжести, а примерно 2,3 тысячи протестующих были задержаны. Буквально на днях новостные ленты мировых СМИ «взорвались» сообщением об аресте 24 блогеров, которых турецкие власти посчитали виновными в организации протестов. Еще 14 проявивших активность в интернете граждан находятся в розыске. Всем им не более 25 лет. Что же случилось за эти несколько дней? Что вывело тысячи людей на улицы, толкнуло их под полицейские дубинки и заставило гибнуть и попадать в тюрьмы? Почему была столь жестока полиция «европоподобного», светского и «демократического» государства?

На первый вопрос ответить, пожалуй, проще всего. Недовольство политикой Партии справедливости и развития, Реджепом Эрдоганом и президентом Абдуллой Гюлем копилось в обществе уже достаточно давно. Открытый, беспардонный религиозный фундаментализм партии, позиционировавшей себя ранее как умеренная и приверженная принципу светскости Турции, на протяжении последних 11 лет все больше и больше раздражает турецкое общество. Многим воспитанным на идеалах секуляризма и кемализма гражданам не может нравиться беспардонное вмешательство государства в семейные отношения и навязывание «семейных ценностей», подаваемых, естественно под религиозным «соусом».  Настоящая борьба правительства и ПСР за отмену ставшего традиционным со времен Ататюрка дресс-кода в учебных заведениях имело явной целью внедрение в общественную жизнь хиджаба, что в перспективе серьезно урезало права женщин. Еще один «фронт» наступления на права лучшей половины человечества – право на аборты.  Благодаря стараниям правительства Эрдогана, любая турчанка не может теперь сделать данную операцию без уведомления членов ее семьи. Даже достаточно прозаические ограничения на продажу алкоголя не очень вяжутся с идеалами демократического общества и государства, всеми правдами и неправдами пробивающего себе дорогу в Евросоюз.

Неудивительно, что более всего подобные ограничения ударили по самой нуждающейся в свободе части населения – творческой интеллигенции, деятелям культуры, бизнеса, специалистам наиболее высокотехнологичных отраслей, так называемому «креативному классу». Именно его представители составляют большинство протестующих в Турции. Эти привыкшие к светскому обществу люди вдруг обнаружили, что это самое общество начало утрачивать присущие ему черты. В него все глубже проникает религия, тесня науку, образование, культуру и права человека. При этом в стране серьезной ломке подверглась и политическая система.

Внутренняя политика Эрдогана: избавление от противников своего курса

Последний тезис необходимо пояснить. Эрдоган, пришедший к власти в 2002 году, привлек население в основном своей экономической программой. Последняя, к слову, в краткосрочной перспективе дала некоторые результаты – уровень жизни турецких граждан несколько вырос.

Вместе с тем, правительство Эрдогана инициировало и провело целый ряд весьма одиозных политических реформ – ограничило полномочия Конституционного суда, всерьез потеснило военное руководство. Против последнего была, к слову, организована настоящая травля, закончившаяся арестом 250 высокопоставленных офицеров, в числе которых – 72 генерала. Этими шагами премьер-министр уничтожил две силы, которые могли бы стать серьезными препятствиями на пути проводимого им курса на исламизацию страны. Усилился прессинг в отношении оппозиционных политических партий, которые в настоящее время также не представляют собой серьезной силы.

Сейчас в Турции даже журналисты не в состоянии заявить о том, что происходит – это чревато серьезными проблемами.Страна вышла на первое место по количеству томящихся в тюрьмах сотрудников СМИ – их число достигло 49. Это – мировой рекорд. Между тем, в данном списке нет упомянутых выше арестованных блогеров… Внутренняя политика Эрдогана имеет все черты скатывания в диктаторское правление, основанное на господстве исламского радикализма и постепенного отрицания принципов лаицизма, являвшихся ранее столпами государственного устройства современной Турции.

Внешняя политика: поддержка исламских радикалов

Внешняя политика при Реджепе Эрдогане оказалась столь же одиозной. Последовательная поддержка сирийских оппозиционеров на первых порах видевшихся миру «демократами» и «либералами» еще могла вписываться в идеологию турецкой республики. Однако когда пальму первенства в сирийском оппозиционном движении перехватили исламские радикалы, салафиты, ратующие за построение шариатского государства, позиция  светской Турции оказалась поистине странной. Страна, стремящаяся в Евросоюз, являющаяся этаким бастионом светскости и европейского образа жизни среди религиозных и коррумпированных мусульманских государств-неудачников, вдруг стала помогать гражданам, устраивающим теракты, убивающим и насилующим невиновных людей, а, как свидетельствуют последние видеозаписи, промышляющих и людоедством (командир бригады «Фарук», противостоявшей сирийским правительственным войскам в городе эль-Кусейр, Халид аль-Хамад  прямо на камеру вырезал и съел сердце «врага»).

Ранее звучали даже предложения предоставить сирийским бандитам турецкое гражданство. К слову, эти «граждане» были бы не совсем бесполезны для Эрдогана – они, скорее всего, дружно проголосовали бы за него на очередных выборах. Свою верность турецкому премьеру «гости» из Сирии доказали – во время волнений в Аднане они, не задумываясь, напали на курдских манифестантов.

При этом Башар Асад и его режим, с которым руками оппозиционеров борется Эрдоган, также вполне светский и, несмотря на некоторые имеющиеся еще с колониальных времен территориальные противоречия, по сути своей близкий турецкому. Более того, после известных событий «Арабской  весны» это – едва ли не единственный такой режим во всем арабском мире, полном монархий и теократий.

Если вспомнить поддержку Эрдоганом также и египетских  «братьев-мусульман», выступивших против столь же светского режима Мубарака, можно задаться вопросом  — чем, как не самоубийством является современная внешняя политика Турции? Этот вопрос мог бы быть актуален, если бы турецкий премьер был настоящим поборником светскости и демократических ценностей. Но, из всего вышеперечисленного можно сделать логичный вывод, что это – не совсем так. Реджеп Эрдоган не хочет быть подобием египетского Мубарака или Садата – он хочет стать, как минимум, вторым Мурси.Премьер-министр Турции поддерживает сирийских исламистов именно потому, что его цель на деле – воплотить похожий на египетский или сирийский проекты в своей стране.

«Грязные» страницы биографии турецкого премьера

Надо сказать, что опыт политических махинаций, обмана и «грязной игры» у Эрдогана – изрядный. Не просто так, будучи мэром Стамбула, он был осужден за хищения из бюджета города. Данная судимость помешала будущему премьеру войти в турецкое Великое Национальное собрание. Однако уже вскоре судимость тем же собранием у Эрдогана была снята (что неудивительно, учитывая, что большинство депутатов к тому времени было членами Партии справедливости и развития), после чего один из парламентариев неожиданно ушел в отставку. Вместо него в Великое Национальное собрание попал Реджеп Эрдоган.  Именно с этого не совсем честного и не совсем прозрачного эпизода началось восхождение Эрдогана на политический Олимп.

Вместе с тем, турецкий премьер всю свою политическую карьеру был известен как ярый сторонник генерального секретаря партии «Рифах» и ярого сторонника исламизации Турции Наджметдина Эрбакана, смещенного военными в 1996 году с поста главы правительства страны. Не удивительно, что и ПСР многие турки воспринимают не иначе, как наследницу исламистской «Рефах».

Народ спутал карты

Казалось бы, для проведения задуманного курса у Партии справедливости и развития нет серьезных препятствий. Однако ее функционеры забыли о турецком народе. О простых, но, вместе с тем, неглупых людях, которых  совсем не устраивала перспектива превращения Турции в халифат. И здесь совершенно не важно, что стало бы поводом для выплескивания этого недовольства. Экологический протест – ни в коем случае не причина, а лишь повод для выхода на улицу сотен тысяч несогласных с политикой турецкого правительства.

И вот, тот самый протест, который столь рьяно поддерживал Эрдоган в Египте, Ливии, Сирии, однако, в отличие от этих стран – вполне мирный и цивилизованный, без стрельбы и провокаций, предстал перед его глазами на улицах крупнейших турецких городов. О массовости движения говорит хотя бы тот факт, что половина провинций Турции поддержала протестующих в Анкаре и Стамбуле.

Эрдоган и мирные протесты

Как же охарактеризовал протесты премьер-министр? Он, вернувшись из североафриканского турне, заявил, что они противоречат демократии и превратились в вандализм. Выходит, мирные протесты демократии противоречат, а поедание сердец врагов, не осужденное премьером, столь пристальное внимание уделяющим Сирии, – не противоречит. Двойные стандарты были обнажены господином Эрдоганом в последнюю неделю настолько явно, что даже представители его администрации и иностранные покровители не могли не попытаться унять, по-видимому, всерьез запаниковавшего премьера. Так, вице-премьер Турции Бюлент Арынч принес свои извинения демонстрантам, отметив чрезмерную жестокость полиции и оправданность некоторых из их требований. Видимо, даже в правительстве Эрдогана еще остались люди, признающие, что разгонять водометами и газовыми гранатами мирную демонстрацию – методы не самые демократичные.

Уполномоченный по расширению Евросоюза Штефан Фюле, в свою очередь, также назвал действия полицейских в отношении демонстрантов чрезмерно жестокими, и потребовал расследования ряда инцидентов. Ранее осудить разгон демонстраций призвала турецкое руководство канцлер Германии Ангела Меркель.

А вице-президент Сирии, той самой, которая постоянно подвергалась критике со стороны Эрдогана, на днях предложил самому турецкому премьер-министру оставить свой пост и просить политическое убежище у Катара. Однако  в чем нельзя обвинить Реджепа Эрдогана – так это в недостатке упорства. Он не только обвинил Европу в двойных стандартах, но и заявил, что демонстранты поддерживаются «извне». Кто желает «свалить» столь любимого на Западе и, в частности, в США, премьер-министра Турции, он не уточнил.  Действительно, кто мог бы стать «архитектором» турецких беспорядков? Иран? Сирия? Однако, если бы эти страны имели желание мстить Турции, ситуация в этой стране приобрела бы совершенно иной характер.

Не следует забывать, что шиитский Иран и алавитская Сирия имеют серьезное влияние на турецких шиитов и алавитов, которых могли бы попытаться «поднять» против Эрдогана. Более того, Сирия уже показала свое влияние на «курдский вопрос». Надо иметь в виду что, если бы турецкие протестующие «работали» на Иран и Сирию, турецкое правительство, наряду с мирными демонстрациями, уже могло бы получить гражданскую войну. Эрдогану следует быть благодарным Асаду и Ахмадинежаду за то, что те пока не разыгрывают турецкую карту. А буквально днем раньше Эрдоган назвал участников демонстраций грабителями и… предложил выйти на улицы своим сторонникам… К чему может привести встреча тех и других – можно представить…

Турция выходит из игры

Что же несет для Ближнего Востока и всего мира внезапная политическая нестабильность в Турции? Во-первых, она доказывает старую пословицу «не рой другому яму…». Правительство Эрдогана столкнулось с таким же протестным движением, которое оно яростно поддерживало в других странах. Только турки, в отличие от сирийских и ливийских оппозиционеров, выступили против исламизации – за светскость и европейский образ жизни. С другой стороны – на лицо двойные стандарты Анкары. Со «своими» демонстрантами Реджеп Эрдоган вовсе не так лоялен, как с иностранными.

Сейчас на Ближнем Востоке решается судьба светских режимов, которые представлены, фактически, лишь Сирией и Турцией. Будучи противниками в вопросе сирийского противостояния, тем не менее, эти две страны и правящие в них режимы оказались «в одной лодке» в борьбе с исламским радикализмом и экстремизмом. Сможет ли в этой борьбе выжить как политик Эрдоган – вопрос сложный, однако, если Турция все же останется светской, его политическое будущее точно будет под вопросом.  Пожалуй, этим и объясняется жесткая реакция премьера на демонстрации и полная неготовность к диалогу с протестующими. (К слову, тот же Башар Асад всегда был готов к диалогу, отрицая лишь переговоры с преступниками, на руках которых  — кровь мирных сирийцев).

Нельзя не отметить, что происходящее в Турции несет несомненную выгоду, прежде всего, Сирии. Один из основных внешних противников Башара Асада теперь, как минимум, на некоторое время, «вышел из игры», сосредоточившись на внутренних проблемах. Турции теперь будет значительно сложнее оставаться базой для боевиков Сирийской свободной армии, тренировать, лечить и размещать их на своей территории, а также поставлять им оружие – как свое, так и чужое. Скорее всего, и турецкие спецслужбы в значительной мере переключатся на «внутренний фронт». Можно ожидать и некоторого снижения внешнеполитической активности Турции, в последнее время направленной на арабскую республику. Фактически, сирийские боевики лишаются, как военной поддержки со стороны самого близкого из дружественных им государств, так и его дипломатического прикрытия. Для Сирии и союзного ей Ирана, особенно учитывая победу в эль-Кусейре, настало весьма благоприятное время, которое можно использовать, чтобы окончательно «додавить» мятежников. Стоит отметить, что и общественное мнение европейских стран после турецких событий (равно как и после съеденного сердца), скорее всего, будет становиться лояльнее к Асаду и его сторонникам.

В этой связи важна реакция Запада на турецкие события. Европа и США, столь яростно осуждавшие действия сирийского правительства с 2011 года и иранского – в 2009-м году, по логике должны быть столь же непримиримыми к своему союзнику Эрдогану. Возможно, Эрдогана, бывшего верным «другом» и проводником инициатив США, даже попытаются «слить». Если это будет так, то это будет откровенным цинизмом и самым грубым проявлением принципов двойных стандартов. Иран, помимо всего прочего, в случае продолжения турецкой нестабильности, лишается, пожалуй, самого крупного и серьезного геополитического конкурента, развязывая себе руки в отношении арабских государств Ближнего Востока и стран Закавказья.

К слову, в последнем регионе также могут произойти серьезные перемены. Азербайджан в своем противостоянии с Арменией, Ираном и косвенно – с Россией, опирается, прежде всего, на братские отношения с Турцией. Мощь турецкой армии служит гарантом стабильно враждебной позиции Баку по отношению к этим странам. Однако пусть даже временное «выключение» Турции может стать серьезным фактором, к примеру, пересмотра позиции Азербайджана по Габалинской РЛС, нефтяных месторождений Каспийского моря и карабахскому вопросу. Курс Азербайджана имеет все шансы сделаться значительно более «миролюбивым» по отношению к соседям.

События в Турции имеют значение и для России

Влияние Турции в Закавказье и ее временное переключение на внутреннее проблемы сможет поспособствовать серьезному укреплению позиций России в данном регионе. Не для кого не секрет, что Тбилиси в числе своих основных союзников в противостоянии с РФ рассматривает, наряду с США и Евросоюзом, и Анкару. Текущее положение дел может сделать правительство Иванишвилли значительно более сговорчивым.

Приостановится на некоторое время и влияние Турции в Абхазии, которое с каждым годом становится все больше и почему-то мало тревожит Москву. В перспективе Сухум имеет все шансы и вовсе переориентироваться с России на Турцию, однако сложное внутриполитическое положение последней, по крайней мере, отсрочит данный сценарий, если не уничтожит его совсем.

Стоит учесть и то, что определенное значение турецкие события имеют и для внутреннего положения России. Они не только облегчают противостояние Сирии и Ирана с экстремистами, но и показывают, что выступления российских оппозиционеров в 2011-2012 гг., а также реакция на них российских властей – не что-то экстраординарное. По сравнению с Эрдоганом и его спецслужбами, московская полиция выглядит едва ли не ангельски, что подвергает некоторым сомнениям заявления западных представителей о серьезных нарушениях прав человека и отсутствии плюрализма в нашей стране.

Сергей Никитин, по материалам: Иран.ru

Категории: Ближний Восток, Главное, Ислам, Сирия, США, Турция

« В Ираке и Сирии запущена новая форма геноцида посредством самоуничтожения
» Шаварш Кочарян: позиция Баку приближает признание Нагорного Карабаха
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»