РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Турция: внутренние волнения как следствие неоднозначного внешнеполитического курса

От редакции. Западные эксперты, представляющие антиглобалистский лагерь сдержанно оценивают ситуацию в Турции, но все-таки надеются на позитивную направленность происходящего.. Левые и антиглобалисты составляют важную часть протестного движения, и, разумеется, некоторые их оценки представляются весьма дискуссионными. Однако роль глобальных медиа, неоднозначная, мягко говоря, роль турецких властей в разжигании сирийского кризиса, а также некоторые другие моменты внешнего влияния отражены ими, как представляется, весьма верно.

* * *

О развитии ситуации в Турции в интервью порталу «Евразия» рассуждают главный редактор журнала Eurasia Клаудио Мутти (Италия), главный редактор журнала Zuerst! Мануэль Оксенрайтер(Германия) и лидер Американского фронта Джеймс Порраццо.

— В Турции началась всенародная революция. Каковы, на Ваш взгляд, ее движущие силы? Кто сражается и с кем?

Клаудио Мутти: Лозунги о «правах человека» и «демократии», перформансы Femen, выражения солидарности Мадонны и других голливудских звезд, антифашистская риторика, приправленная «Белла чао» (народная итальянская песня, исполнявшаяся участниками движения Сопротивления во время Второй мировой войны) в качестве саундтрека — все это скорее симптомы «оранжевой революции» или «Турецкой весны», чем всенародной революции. На текущий момент невозможно определить, возникли ли неприятности спонтанно или действительно иностранные агенты спровоцировали их, как утверждает Эрдоган. Но мы должны учитывать, что посол США Фрэнсис Риккардоне в течение двух дней дважды повторил свое сообщение в поддержку протестующих, и что Джон Керри составил декларацию о праве на выражение протеста. Разумеется, среди протестующих есть также военные и национальные активисты, анти-атлантисты и участники про-евразийского движения (как, например, Рабочая Партия — İşçi Partisi), но я не думаю, что они занимают ту позицию в этой разнородной массе, чтобы вести ее к всенародной революции.

Мануэль Оксенрайтер: Демонстрации и беспорядки в городах Турции показали глубокий разрыв, существующий в турецком обществе. Но действительно ли это «всенародная революция»? На первый взгляд кажется, что группы, противостоящие Эрдогану и его Партии справедливости и развития, представляют собой очень красочную смесь идеологий и идей. Там митингуют турецкие националисты, тут коммунисты, мы видим флаги профсоюзов и многих других групп. Но мы не должны забывать, что Эрдоган и его партия никогда не поддерживались теми людьми, которые протестуют сейчас.

Проблема заключается в том, что мы получаем всю информацию о ситуации в Турции через западные мейнстримные медиа-средства. Западные комментаторы и политики с ликованием отмечают возникновение в Турции так называемого «гражданского общества». В Германии, например, почти все основные политические партии поддерживают турецких демонстрантов. В интервью, которые берут у протестующих СМИ, очень мало националистов и коммунистов, но много прозападных «активистов».

Джеймс Порраццо: Сейчас еще не совсем понятно, кто за этим стоит, но наши товарищи из Рабочей Партии Турции и другие евразийские силы выступают против Эрдогана, так что я полагаюсь на их решение, кого мы должны поддерживать. Перспектива вытеснения из турецкой власти глобалистов, капиталистов сионистов должна только радовать.

— Как турецкая революция, на Ваш взгляд, связана с геополитическим противоречием между евразийством (Россия, Иран, Сирия) и атлантизмом (НАТО, США, Евросоюз)?

Клаудио Мутти: Верно, что многих обеспокоило вовлечение Турции в сирийский конфликт. Тем не менее, когда протестующие скандируют: «Мы — дети Ататюрка», они демонстрируют связь с секуляристскими (антирелигиозными) и светскими убеждениями, а не с евразийской позицией. К сожалению, я не вижу значимых анти-атлантистских тенденций в нынешнем протесте.

Мануэль Оксенрайтер: То, что мы наблюдаем сейчас в Стамбуле, мне кажется, имеет мало общего с геополитикой. Есть, конечно, группы и стороны, которые выступают решительно против атлантистской повестки дня.

Но мы не должны забывать одну важную вещь — централизованные СМИ заинтересовались Турцией всего лишь несколько дней назад, когда демонстранты в Стамбуле столкнулись с полицией. Но в Турции проходят масштабные демонстрации против агрессивной политики Эрдогана в отношении Сирии. Эти протесты действительно связанны с геополитикой. Протестующие говорят: «Мы находимся не на той стороне конфликта, мы не должны поддерживать западно-исламистский альянс, действующий с целью свержения правительства Сирии. Мы должны поддерживать правительство Сирии в его борьбе против агрессоров». Они даже подвергают суровой критике членство Турции в НАТО. Но западные мейнстримные СМИ не показывают эти демонстрации, может быть, потому, что лозунги демонстрантов входят в противоречие с политикой, проводимой Западом в отношении Сирии.

По иронии судьбы, Запад продвигал «турецкую модель» (правительство Партии справедливости и развития) в качестве ролевой модели для так называемой «Арабской весны». Элементами этой модели являются: умеренный исламизм, дружба с Израилем, прочные связи с атлантизмом. Западные политики всегда говорили: «Смотри на Турцию, там все работает так хорошо!» Сегодня мы можем сказать: очевидно, что это не так.

Джеймс Порраццо: Определенно, предательские действия Эрдогана против Сирии были одним из катализаторов этого восстания. Можно аплодировать туркам за то, что они не стали закрывать глаза на то, что их страна стала перевалочным пунктом для врагов Евразии в общем, и для Сирии в частности.

— Ваш прогноз на развитие событий в Турции и как это повлияет на положение в Сирии?

Клаудио Мутти: Возможно, турецкий бунт заставит Эрдогана вспомнить выражение «кто сеет ветер, пожнет бурю» и уделять свое внимание больше турецким вопросам, чем сирийским. Возможно, он обратит внимание на тот факт, что американцы всегда готовы отступиться от своих сообщников после того, как используют их. Два месяца назад министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу подписал протокол соглашения с ШОС. Если турецкое правительство хочет быть последовательным в своих решениях, оно должно отказаться от такого типа «нео-оттоманизма», который играет субимпериалистическую роль, выгодную интересам Северной Америки. Более того, если Турция действительно хочет быть важной точкой опоры для мусульман Средиземного моря и Ближнего Востока, она должна порвать свои связи с НАТО и сионистским режимом. Это шизофреническая идея — дестабилизировать Сирию, и, в то же время, обвинять сионизм и Израиль в — по словам Эрдогана — «преступлениях против человечества» и «угрозе миру в регионе».

Мануэль Оксенрайтер: Трудно сказать. Мы можем только сказать, что внутри Партии справедливости и развития происходит, вероятно, какой-то конфликт. Президент Турции Абдулла Гюль публично критикует премьер-министра Эрдогана. Что это значит для Эрдогана и его политического будущего? Руководящие принципы турецкой политики по отношению к Сирии определяются не в Анкаре, а в НАТО. На протяжении последних двух лет Эрдоган превратил Турцию в военную базу для террористов, наемников, джихадистов и просто преступников, которые отправлялись в Сирию, чтобы бороться против правительства. Турция поддерживает их даже тогда, когда они орудуют в Арабской Республике. Турция одобряет хищение промышленных композитов из Сирии и их переправку через турецкую границу. Эрдоган пару раз пытался спровоцировать войну против Сирии. Когда мы говорим обо всех этих актах агрессии против Сирии, мы не должны забывать одну важную деталь: Эрдоган поддерживает насилие не только против сирийских граждан, но и против своего собственного народа. При взрыве в турецком городе Рейханлы погиб 51 человек и более 140 получили ранения. Эрдоган обвинил в этом сирийские спецслужбы, но на сегодняшний день, благодаря утечке документов турецкой разведки, мы знаем, что за этим терактом стоит «Аль-Каида». Группа «Джабхат ан-Нусра» («Фронт победы») организовала эту страшную атаку — вот таким экстремистам Эрдоган и обеспечивает поддержку и убежище.

Ну и что произойдет, если Эрдоган уйдет в отставку? Турецкая политика внезапно изменится? Внутри Партии справедливости и развития произойдут перемены? Будут ли вообще изменения в турецком правительстве означать автоматическую смену геополитической программы? И примет ли это Запад? Я глубоко сомневаюсь.

Джеймс Порраццо: Пока слишком рано говорить об этом. Если подходить к ситуации оптимистически, я был бы рад видеть свержение, суд и казнь Эрдогана, освобождение Догу Перинчека и всех других наших товарищей, которые томятся за решеткой как политические заключенные, и Турцию, присоединившуюся к лагерю антиглобалистских / антиимпериалистских народов. Но более реалистично все-таки то, я полагаю, что беспорядки нарушат планы глобалистов по вмешательству в дела Сирии. Свободная сирийская армия примет ту судьбу, которую она заслуживает.

Опрос провела Натэлла Сперанская (Global Revolutionary Alliance)

По материалам: evrazia.org

Категории: Ближний Восток, Главное, Турция

« «Армянский контекст» событий, происходящих в Турции
» В Ираке и Сирии запущена новая форма геноцида посредством самоуничтожения
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»