РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Нахиджеван: где правда, а где ложь? Ответ бакинскому псевдоисторику

Велик Аллах!…
Ужасна власть шайтана!

М.Ю. Лермонтов

Некоторое время назад, азербайджанский агитпроп, на сей раз в лице некоего Вагифа Абышова выдал очередную порцию беспардонной лжи, направленной против деятельности лично моей, и возглавляемого мной института. Этот самый В.Абышов, подвизающийся в качестве старшего научного сотрудника Института истории им. А.А Бакиханова Национальной Академии Наук Азербайджана, доктора философии по истории (так сказано в статье!!!) решил, как ему показалось, опубликовать «разгромную статью (1).

Ознакомившись с этим, претендующим на «гениальность», опусом понял, что кроме сборища антинаучных тезисов, которыми грешит нынешняя азербайджанская пропаганда, в ней ничего нового не содержится. Автору даже далеко до его собрата по перу В.Сеидова. Но, так как на любую ложь отвечать надо, то попытаемся по пунктам пройтись и по этому опусу, созданному по приказу азагитпропа. Но, чтобы не быть голословным, придется значительную часть всей этой ахинеи для наглядности цитировать (да простят меня за это читатели). Но это нужно сделать, чтобы они понимали, кто сейчас работает в институте истории им. А. Бакиханова НАН Аз. (последний наверное от таких «научных» деятелей в могиле уже не раз перевернулся).

Итак, профессор В. Абышов сначала многословно и безапелляционно утверждает следующее: «Глубокая ненависть, испытываемая армянскими историками к нашему народу известна. Однако мои претензии адресованы господину Захарову и возглавляемому им «Институту». Господину Захарову известно, что если сепаратизм на Южный Кавказ был принесён армянами, то поддержка этому сепаратизму, военная и политическая помощь ему были оказаны Россией. Россия вновь мешает спокойствию соседних государств и продолжает поддерживать, выдвигающих по отношению к ним территориальные претензии, сепаратистов. К концу XX века при близкой поддержке Россией армянских сепаратистов, а также Армении, было оккупировано 20 процентов земель Азербайджана. Обратимся к краткому обзору истории этих событий. Из исторических документов известно, что межнациональный конфликт на Южном Кавказе в 80-е годы XX века был развязан армянами, а поддержка им была оказана российским государством. После умышленного и провокационного выступления в Париже в 1987 году Абела Аганбегяна – советника по экономическим вопросам Генерального Секретаря ЦК Компартии Советского Союза М.С. Горбачева, было, положено начало армянскому сепаратизму в Ереване и в Ханкенди. В тот период Центр не только не предотвратил армянский сепаратизм, но, напротив, в открытой, или в тайной форме, оказал ему помощь. Что получилось в результате? Тысячи мирных азербайджанцев были истреблены, их дома были сожжены, имущество разграблено, а оставшиеся были изгнаны со своих родных земель. В настоящее время 20 процентов земель Азербайджана захвачено вооружёнными силами Армении, и факт оккупации продолжается, и по сей день. Не удовлетворившись этим, Россия и сегодня продолжает разжигать отдельные сепаратистские силы, оказывая всяческую поддержку их анти азербайджанским акциям в Москве. В частности, отдельные Институты России, сплотив вокруг себя армянских, талышских, лезгинских и прочих сепаратистов, проводят различные мероприятия, выпускают книги, направленные против Азербайджана. Сегодня, в момент, когда напряжённость на Южном Кавказе по вине России и Армении достигла высокого уровня, «Институт социальных и политических исследований Черноморско-Каспийского региона» в Москве оказывает поддержку армянскому сепаратизму и шовинизму, публикует книги, наносящие урон миру и безопасности на Кавказе» – конец цитаты.

Да, претензий у автора много, но, увы, мне неизвестно, ни о «глубокой ненависти», испытываемой армянскими и иными историками к азербайджанскому народу, а также неизвестно и о «поддержке Россией армянских сепаратистов». Где и в чем Россия была небеспристрастна? Тем, что российской дипломатии в лице В.Н. Казимирова еле удалось уговорить армянские отряды самообороны не громить азербайджанскую армию и дальше? Тем, что если бы война продолжилась, карабахские армяне стояли бы уже на Куре? Чем же? Или где была эта поддержка во время решения Кавбюро в 1921 г., или же Московского и Карских договоров? То, что часть Армении все-таки не дали сожрать окончательно – это Вас не устраивает? Ну, сколько можно молоть подобную чушь, не пора ли остановиться. Ведь ни один ученый в мире не признает эти россказни азерагитпропа.

Карабахский конфликт не в 80-х гг. ХХ века начинался, а в 1918 г., когда созданная турками (кто там принимал решение о ее создании – Хан-Хойский, или все-таки Нури-паша?) Азербайджанская Демократическая Республика (АДР), (а до этого никакой «древней азербайджанской государственности» не было и в помине, чтобы еще кто-то занимался по отношению к ней «сепаратизмом»), вдруг ни с того ни с сего объявила армянские земли своими. И все знали о том, что требования эти ни малейшего отношения к действительности не имели. Знали тогда, знают многие и сейчас. Не АДР ли, при помощи турок тщетно пыталась завоевать Карабах в 1918–1920 гг. и так ничего и не добилась?

Фраза «Сегодня, в момент, когда напряжённость на Южном Кавказе по вине России и Армении достигла высокого уровня, «Институт социальных и политических исследований Черноморско-Каспийского региона» в Москве оказывает поддержку армянскому сепаратизму и шовинизму, публикует книги, наносящие урон миру и безопасности на Кавказе» – вообще умиляет. Даже если предположить, что Институт и публикует в ограниченном тираже (из-за незначительных средств) труды тех или иных авторов – то каким образом он этим наносит «урон миру и безопасности на Кавказе» – сказать вообще затруднительно.

То, что Азербайджан лихорадочно вооружается, а его агитаторы (в массе своей – они ведь не историки) извращают как собственную историю, так и соседних стран – его видимо не смущает. Кто каждый раз говорит о войне при каждом удобном случае со всех трибун? Кажется, только один Ильхам Алиев всякий раз произносит заклинания на тему войны, как шаман свои камлания. Разве это не угроза миру и безопасности? Кто в своих учебниках, статьях и всякой иной писанине взращивает ненависть ко всем? Это у вас в Азербайджане воспитывают еще с яслей в ненависти к армянам, называя их на всякие лады – врагами. Такого вы не найдете ни в одной стране мира, разве только у каких нибудь папуасов, которые ненавидят соседнюю деревню.

Об оккупации 20% земель – вообще бред. То, что территория НКАО – это вовсе не границы исторического Карабаха – об этом Вы, конечно, знаете, но специально умалчиваете. Скажу больше. Даже если допустить, что они якобы «оккупированы» (как утверждают вам подобные), то и в этом случае, никак 20% не получается. Когда вы научитесь считать, наконец? Ну что такое происходит в Баку?. Считать не умеет, историю знает плохо, а все туда же – лезет манипулировать.

Очевидно, что вранье для этого автора – также и способ самоутверждения. Ну не дотягивает он пока до уровня упомянутого Вугара Сеидова (чтобы мастерски мешая ложь с правдой манипулировать и фальсифицировать). Очевидно, что и до Джамиля Гасанлы (ну у того финансовые возможности велики, коли за него пишет целый коллектив безымянных фальсификаторов, так как для того, чтобы мастерски фальсифицировать, нужно историю знать все таки) ему далеко.

Но идем дальше. Поводом для этого очередного псевдопатриотического опуса, как стало понятно из изложения, стала презентация Институтом двух трудов – сборника статей «Нахиджеван» и книги Тамары Варданян «Азербайджанцы: история одного незавершенного этнопроекта». И тут Вагиф Абышов пишет: «В книге говорится об «уничтожении в XX веке армянского населения Нахиджевана турецкой регулярной армией и мусаватистами». Тогда как, существует достаточное количество документов, связанных с коварными планами армян, а также, с массовыми погромами, учинёнными в 1918–1920 годах бандитскими формированиями Андраника против азербайджанцев на территории Нахичевани. Обратимся к некоторым из этих документов: генеральный консул России в Турции Маевский В.Ф. пишет в своих воспоминаниях, что он пришёл к такому убеждению, что «зверства» свойственны и относятся отнюдь не туркам, а тем же самым «христианам» (под «христианами» он подразумевал армян – А.В.) Востока. Вначале они изощрённо творят эти зверства, совершенствуются в них, а обострив, сваливают всё на турок. (Воспоминания Генерального Консула России в Ване и Эрзеруме Маевского. Баку: Восток-Запад, 1994, 38 с. С. 31). В 1918 году армянская газета «Мшак» писала: «До сих пор наша общественно-нравственная направленность была такова, что мы всегда были замкнуты от своих мусульманских соседей, жили отдельно, не старались создать с ними добрых, дружественных отношений. Наша интеллигенция, а особенно, та, которая стоит во главе национальной политики, «лезла из кожи вон», чтобы привить нашему народу, демократии вражеское отношение к туркам, мусульманским народам, проводить реакционную политику в отношении их» (Газ. «Азербайджан», № 4, 1918). «22 декабря 1918 года жители города Ордубад Салман бек Аскерханов, Мешади Гусейн Исмаилов и Мирза Джаббар Гасаналиев обратились к губернатору Гянджи с жалобой на грабежи, погромы, убийства и произвол, чинимые армянской армией, возглавляемой Андраником» (АРГА, ф. 894, оп. 4, д. 65, лл. 129-134) В другом документе отмечается, что «Вооружённые отряды Андраника разгромили в Нахичевани сёла Шихмахмуд, Дидивар, Узуноба, Джахри, Тумбул, Чешамабасар, Гахаб, Сираб, Наджахир, Аразин, Джамалдин, Гызылджа, Бананияр, Солтан, Кырна и десятки других деревень, где проживали азербайджанские турки. С особой жестокостью умертвив сотни мирных жителей, разграбив их имущество, скот и домашнее хозяйство, они осуществили разбой и преступления геноцида, массового убийства» (Газ. «Азербайджан», № 37, 1918).» – конец цитаты.

Теперь перейдем к анализу «анализа» В. Абышова. Во-первых, два из трех приведенных высказываний никакого отношения, к указываемому вопросу (ситуация в Нахиджеване в 1918–1920-х гг.) не имеют.

Интересны и записки некоего Маевского, на которого ссылается Абышов. Я стал искать Владимира Феофиловича Маевского, автора записок, изданных в Баку в 1994 г. В Интернете при их публикации сообщалось место и год издания: Тифлис, но в одном случае указан год издания 1912, в другом 1915 (Записки генерального консула России в Эрзеруме и Ване генерала Маевского. Типография Штаба Кавказского Военного Округа. г. Тифлис. 1912. (2)

В бакинском издании приводится два послесловия к запискам, первое датировано 20 декабря 1908 года. Вот оно:

«Прошло более 2½ лет с тех пор, как были написаны эти страницы. Перечитывая их теперь снова, я еще с большей настойчивостью могу утверждать, что «Дашнакцутюн» и ему подобные общества являются главными источниками бедствий армянского народа, как в Турции, так и на Кавказе. Эти тайные армянские организации совершенно видоизменили прежние добрые отношения, как армян к русским, так и обратно. И дальнейшее существование «Дашнакцутюн», «Гнчака» и других обществ будет вечно грозить армянскому населению все новыми и новыми бедствиями, даже и в конституционной теперь Турции».

Второе 1 июля 1915 года. Привожу и его: «Перечитывая еще раз эту рукопись, я невольно опять задаю себе те же вопросы: сколько слез, сколько страданий, сколько человеческих жертв, не говоря о жертвах материальных, стоило для армян деятельность их тайных организаций? И каким бы благоденствием, каким бы блестящим положением пользовалась армянская нация, если бы не существовало Дашнакцутюна и ему подобных обществ?… И если бы армяне не сходили с того пути, на котором они находились во время Лорис-Меликова, Тергукасова, Лазарева, Делянова и других лучших своих представителей!…

Не было бы теперь и несчастных беженцев, не было бы нового возмутительного кровопролития в Ванском, Битлисском и других вилайетах Азиатской Турции. Примером сему могут служить греки – у них нет никаких тайных организаций… и только благодаря отсутствию таковых, они повсюду в Турции пользовались вполне достаточным благополучием, даже в эпоху открытого вооруженного столкновения Греции с Турцией в 1897 и 1912 гг. Таким же положением могли бы пользоваться армяне, если бы у них за спиной, волею судеб, не появились совершенно непрошеные, заморские друзья-предатели, наградившие армянскую нацию такими идеями о коих в Англии забыли уже давно, но пагубное действие коих для армян сказывается еще и поныне».

Но простите, в 1915-16 году было убито от полутора до двух миллионов армян в Турции, о чём писал весь мир, писали и многочисленные российские газеты. Но странным образом все эти трагические события прошли мимо господина «Маевского», а он, как мы помним, занимал довольно высокий дипломатический пост, был, как указано в бакинском издании вице-консулом России в Ване и Эрзеруме (!!!)

Ищем его в интернете. Увы, Владимира Феофиловича не находим. Есть вот такой – Маевский Владимир Теофилович (1857 г. — ?). Образование: Киевская ВГ 1874, АВУ 1876, АГШ 1888. Подполковник с 1892, генерал-майор с 1916. С 23 июня 1916 по 1917 генерал для поручений при главнокомандующем Кавказской армией. В 1900—1905 годы в качестве вице-консула в Ване в Турции служил вовсе не Маевский, а Александр Григорьевич Туманский. В Эрзеруме, в отличие от Вана, был свой консул, имевший чин Генерального консула. В конце XIX века им был  В. Максимов. С 1904 по 1909 гг. был  Николай Александрович Скрябин

Но простите, дипломаты в царской России не были военными и не имели воинских званий. Они все были на ГРАЖДАНСКОЙ службе. Но дальше – больше. Оказалось, что все упоминания Маевского и его «Записках» имеются только на азербайджанских сайтах. Ни на одном другом имя такого дипломата не встречается! А некий Гусейн Гусейнов даже написал роман «Солнечный огонь», в котором Маевский фигурирует как бывший дипломат то в Тифлисе, то в Баку, и в его разговорах звучат те же слова и мысли, которые помещены в той самой книжке, автором которой он якобы являлся. Все события происходят во время правления на Кавказе И.И. Воронцова-Дашкова. Но Илларион Иванович был назначен Наместником Кавказа 27 февраля 1905 г. и пробыл там более десяти лет. Что в это время делал на Кавказе подполковник Маевский? Как он там оказался? На эти вопросы ответа не существует даже во всемирной паутине.

Для меня эта книга, как и другие издания, обильно выходящие в Баку – фальсификат, сделанный, на первый взгляд, хоть и умело, но ослиные уши азагитпропа видны за версту.

Вряд ли стоит им верить или их проверять, в Баку, развелись мастера подтасовывать целые книги. Ещё Зия Буниятов этим занимался в годы советской власти – где слово, где фразу заменит. Вот и сейчас в Баку то некоего никому не известного «Маевского» сочинят, то вдруг найдут изданную академиком И.А. Орбели книгу, весь тираж которой он якобы скупил и уничтожил, а вот азербайджанские следопыты нашли единственный уцелевший экземпляр. Примеров подобной лжи уже приводилось учеными не мало. Вот и сейчас Ризван Абышов­, назвавший себя доктором философии по истории – ну чем не анекдот!!! – пытаемся нам втюрить очередную фальшивку. Совесть  у Вас, господин «историко-философ», есть? Или Вам такое понятие не известно.

Нельзя не остановиться на еще одном весьма интересном факте, в вышеприведенной цитате Абышова, в которой явно видны попытки «переврать» действительность, которые имели место еще давно. К сведению читателей – газета «Азербайджан», так же как и её идейный наследник «Каспий» – «источники» настолько мутные и лживые, что их и тогда мало кто воспринимал всерьез. Так, А.Топчибашев настолько лживо и предвзято освещал события 1905–1906 гг. что потребность остановить эту ложь почувствовали представители русской прессы.

Приведем вполне характерный пример. Однажды, Российское Телеграфное Агентство (с подачи А. Топчибашева) вдруг передало следующее: «Баку, 21 августа. 16-го августа в Шуше армяне внезапно напали на мусульман, живущих и торгующих в армянской части города, и всех их вырезали. Армяне подожгли затем целый поселок в 40 домов у Эриванских ворот… Мусульмане, в числе 100 человек, имея во главе бывшего владетельного хана и председателя комитета по умиротворению Джеванширского уезда, прошли в армянскую часть, чтобы успокоить население, но армяне, напав на них, ранили многих, а остальных взяли в плен. Подъезжающего на помощь и.о. губернатора Барановского армяне поранили. Мусульмане взяли раненого губернатора в город и, возмущенные насилием, начали отбивать армянские нападения. К тому времени из окружных селений к мусульманам… подошла помощь; тогда армянское духовенство, бездействовавшее до того времени, выступило с просьбой о прекращении насилия».

Содержание телеграммы вызвало скандал. А скандал оно вызвало потому, что в ней почти полностью извращались имевшие место события. «Тифлисский листок», например, отметил по ее поводу следующее: «Мы не можем не обратить внимание на напечатанную в сегодняшнем №-ре телеграмму… о шушинских событиях. Не говоря уже о том, что это сообщение резко расходится с действительностью, извращает ее и совершенно не соответствует другим сообщениям из различных частных, административных и официальных источников, крайняя тенденциозность этой телеграммы слишком явна и бросается в глаза каждому безпристрастному читателю, мало-мальски знакомому с положением дел на Кавказе и хоть немного понимающему истинный смысл татарско-армянской распри. Но и полное несоответствие и крайняя тенденциозность телеграммы… понятны; телеграмма эта – сочинение бакинского агента, редактора «Каспия» Али Мардан-бека Топчибашева. По наведенным нами в официальных сферах справкам губернатор совершенно здоров и никем не ранен» («Тифлисский листок», 23.8.1905).

Константин Пономарев, обращаясь на страницах «Сына Отечества» к содержанию этой же телеграммы отмечал: «Но, несмотря на факты, известные всему Кавказу, и частью засвидетельствованные официально… появились телеграммы, искажающие факты и исходящие от татарско-исламистской партии, группирующейся вокруг газеты «Каспий». Видные представители этой партии… продолжали в течение весны и лета агитировать против несчастных армян, измышляя события вроде, будто бы, сожжения в бане армянами татарских женщин, нападений на мулл, ограбления мечетей. Измышления эти были опровергнуты… уважаемым на Кавказе мусульманским писателем Султановым. О них ни слова так же не говорилось ни в донесении… генерала Алиханова, (мусульманина), ни сменившего его принца Людовика-Наполеона… “Сторонники «Каспия» – это “группа, которой единственно только на руку все эти ужасы, тогда как несчастный мусульманский народ оплачивает их своей кровью и потом» («Сын Отечества» 23. 8.1905). Вот что на самом деле представляли собой как газета «Каспий», так и ее идейный последователь – газета «Азербайджан».

Что касается третьего и четвертого «документов», приведенных Абышовым. Они также относятся к серии переворачивания событий наизнанку. Мы уже отмечали, что газета «Азербайджан», своей «правдивостью», ничем от «Каспия» не отличалась. Что же было в действительности?

В действительности же, как и было изложено в сборнике (статья Иванова В. о деарменизации Нахиджевана-Шарура) имел место геноцид армянского коренного населения. В том, что исторически край являлся армянским, и его автохтонное население тоже было армянское (несмотря на то, что в XX веке оно в силу ряда факторов, к некоторым из которых обратимся ниже, оказалось в меньшинстве) – никто до вас и не сомневался никогда. Если вас не устраивают армянские источники, то хотя бы ознакомьтесь с европейскими, и перестаньте обманывать читателей. У Иосифа Барбато, Джона Кортрайта, Энтони Дженкинсона, Геогра Тектандера, Александра де Рода, Тавернье, Антонио ди Гувеа, Жана Шардена есть достаточно упоминаний о крае и его населении. В конце концов, о его исторической принадлежности «кричит» буквально каждый камешек в регионе!!! Но вы и это хотите «исправить». Вот, взяли, и уничтожили хачкары (когда лопнули все беспомощные попытки приписать их авторство древним албанцам, к которым ваша пропаганда долгое время пыталась привязать вопрос этногенеза) в Старой Джуге. Вопросы эти весьма неприятны – не так ли?

Из серии хромающей логики и утверждение о том, что В. Иванов попытался изменить этно-демографическую картину края. Так, В. Абышов пишет: «В сборнике в статье Владимира Иванова «Деарменизация Нахиджевана в ХХ веке (специальный обзор)» предпринята попытка изменения этнической карты Нахичевани в пользу армян». Однако… Каким образом? Самостоятельно изменить этническое состояние края (да еще в начале ХХ века, когда он еще даже не родился!!!) в своей статье – автор явно не в состоянии. Это уже (хотя и очень грустно, за состояние исторической науки в Азербайджане) почти что анекдот. В. Иванов не шах Аббас в конце концов (который в силу своих возможностей как раз этого и добился в XVII веке). В Иванов, всего лишь, опираясь на ряд источников, привел численность коренного армянского населения Нахиджевана, (в канун резни в 1918–1920 гг. – около 40% от численности всего населения), указав, насколько сильно оно сократилось к 1926 г., (около 11%), вкратце представив в своей статье (с опорой опять же на достоверные источники) факторы, вследствие которых армянское население Нахиджевана так сильно сократилось. А сократилось оно, как и видно из фактов, (с опорой на источники) как раз из-за осуществленного геноцида в отношении армянского коренного населения и его последствий (голода, холода, изгнания, эпидемий и т.д.). Философ от истории видно явно не понимает значения используемых им слов и терминов. Если таковы доктора наук в Азербайджане – то я уже давно академик.

Что же, Иванову следовало написать, что армян там никогда не было? Извините, но исследователь не должен представлять историю так, как это бы устроило в данном случае Баку, именно только потому, что последнему так хочется. Это уже не научный материал – а фальсификация. Вы бы, наверное, так бы и поступили. Откинули бы в сторону все данные дореволюционных переписей и, наверное бы, написали – что там, издревле, жили одни азербайджанцы. Понятно, что вся вина В. Иванова, моя и всех остальных авторов, состоит в том, что они представили действительное положение вещей. Так, как оно и было на самом деле. Ну, сколько же можно обманывать читателей, придумывая несуществующее. Ну не было там никаких азербайджанцев. Среди многих народов, населявших эту территорию, были и такие, которых называли – кавказские тюрки.

Этническая история формирования тюркоязычного населения Закавказья (то есть тех, кто себя сейчас называет азербайджанцами) хорошо известна мировой науке. Не секрет также, что название “Азербайджан”, “азербайджанцы” в применении к известной республике и ее населению имеет весьма недавнюю историю. Переименование закавказских областей Арран и Ширван, действительно входивших до VII века в состав древней Албании (арм. Алуанк), произошло после 15 сентября 1918 года, т.е. после оккупации Баку турецкими войсками под командованием Нури-паши и переезда в этот город из Гянджи мусаватистского правительства.

Для чего это делалось? И тогда, и сейчас подоплека этого далеко идущего политического решения общеизвестна. Дело в том, что этот акт предполагал объединение в дальнейшем новообразованной республики и иранской провинции Азарбайджан, большая часть населения которых говорит на сходных тюркских диалектах.

Не хочется цитировать ответ известного русского востоковеда академика В.В. Бартольда на вопрос одного из студентов Бакинского университета. Он стал настолько хрестоматийным, что его знают все. Тем не менее, в Азербайджане делают вид, что такого мнения не существует.

Повторяю, этноним – азербайджанцы, как и топоним – Азербайджан, было изобретено в 1918 году Нури-пашой. И только в 1930-х годах этноним и топоним закрепились за этой местностью.

Между тем, В. Абышов продолжает извращать действительность Так, он пишет: «В статьях книги, написанных русскими и армянскими «историками» «со ссылкой на архивные материалы и другую историческую литературу… освещается история выдавливания армян из региона и основные этапы этого процесса в ХХ веке». Однако указанные Захаровым «архивные материалы и другая историческая литература» относятся только к армянским авторам и источникам, и никогда не смогут отразить историческую действительность». Между тем, любой беспристрастный читатель, ознакомившийся со сборником увидит, что сказанное Абышовым, насчет опоры исключительно на армянских авторов – тоже полнейшая ложь. Приведенные выше выдержки – они не из армянской прессы, кажется? Цитируемые в сборнике (в частности, в статье В. Иванова) Луиджи Виллари, Иван Шопен, Констатин Пономарев, Шехтман, Амфитеатров, Старцев и многие иные – кажется ведь тоже не армяне? А в цитируемых документах из армянских архивов, а также из Архива Внешней Политики России (в отличие от значительной части азербайджанских, неоднократно подловленных на лжи) – сомневаться не приходится. В сборнике есть ссылки и на турецких авторов. В частности – выдержки из мемуаров Али Фуада Джебесоя (статья А.Авагяна). И заметим, в отличие от некоторых, которые очень любят приводить цитаты, что называется, «ни к селу, ни к городу» – там все к месту, и в контексте.

Так что, был геноцид коренного армянского населения Нахиджевана-Шарура, был пантюркизм. Все это было (и, к сожалению, эти человеконенавистнические идеи существуют и сегодня, расцветая пышным цветов в писанине многих азербайджанских авторов). Ведь вам хорошо известны творения Зия Гек Альпа и многих иных? Только не нужно опять бессовестно врать читателям, что якобы вы ни о каком пантюркизме и не слыхали. Не надо. Вот «панармянизма» не было. Словосочетание это, которое искусственно пытаются ввести в оборот азербайджанские пропагандисты, ни на чем не основано. В то время как пантюркизм, как известно, достаточно разработан в теории и на практике, в среде тюркских народов.

Перечисленные газетой «Азербайджан» села, якобы разгромленные Андраником, также как массовые уничтожения татарского населения –  тоже из серии пропаганды. Так, известно, что во время пребывания Андраника в Нахиджеване, ряд татарских сел, при подстрекательстве мусаватистской и турецкой агентур действительно, с целью загородить ему путь – попытался оказать ему противодействие. Естественно, при этом столкновении были жертвы. Но – это не было, ни в коем случае, «массовыми погромами, учинёнными в 1918–1920 годах бандитскими формированиями Андраника против азербайджанцев на территории Нахичевани». Не было и указанных в списке газеты «Азербайджан» разгромленных сел. К слову сказать, осенью 1919 г. Андраника уже не было на территории Нахиджевана. А с конца 1919 г. – и вообще на территории Республики. Он, конфликтуя с правительством Республики Армения, уже к тому времени находился в США. Если Бакинскому «патриотически-настроенному философу» этого не ведомо (таких деталей) – то уж лучше бы вовсе не садился за статью. А вот свидетельство бойца личной охраны Андраника Т. Геворкяна об отношениях отряда с местным мусульманским населением: «В конце мая 1918 года Андраник со своим отрядом, насчитывавшим около 3 500 бойцов, вышел на помощь и выручку ванским армянам, окруженным турками. Ввиду того, что железная дорога Ереван-Нахичевань была захвачена и частично разрушена местными шарурскими мусульманами, Андранику пришлось однодневный переход (Семеновка-Севан-Селим-Джульфа) совершить почти за месяц. 17 июня (н.с.) отряд Андраника из Султанбека (Даралагязский уезд) спускался в Нахичеванский уезд. На его пути находились мусульманские села, через которые должны были пройти 3.500 вооруженных бойцов, преимущественно турецких армян, кроме этого многотысячная толпа беженцев из Васпуракана и Тарона… Перед Андраником стояла очень трудная задача: организовать переход всего этого разношерстного, еще малодисциплинированного народа через мусульманские села, так, чтобы избежать инцидентов, столкновений, насилий и грабежа. Ведь среди такой многочисленной людской массы не могло не оказаться любителей легкой наживы и несознательных элементов. Путь от первого мусульманского села Бадамлу до Джульфы (более правильно – мусульмано-населенного, т.к. настоящее название – Оцоп) отряд и беженцы прошли в течение нескольких дней без единого инцидента, нарушения порядка. Это удалось благодаря принятию Андраником строгих эффективных мер. И бойцы, и беженцы были предупреждены, что за нарушение порядка, за насилие и грабеж в отношении мусульман, единая и неминуемая кара – расстрел. По всему пути следования отряда, в районах мусульманских сел, Андраником были установлены посты, во главе которых стояли дисциплинированные, сознательные офицеры, следившие за порядком движения частей отряда и беженцев. Такое отношение к мусульманам не вытекало из временных и конъюнктурных соображений, а исходило из принципов Андраника по отношению к мирному мусульманскому населению. Надо подчеркнуть, что даже кадровым дисциплинированным частям в военное время не всегда удавалось миновать села без единого инцидента а тут у Андраника был наспех сколоченный отряд, к тому же еще тысячи голодающих беженцев… По окончании 23.06. победоносного сражения на подступах Хоя у армянского села Сейдавар стало известно, что ванским армянам удалось прорвать окружение турок, уйти в Иран и теперь они находятся на пути в Хомадан… Цель похода нашего отряда, само собой разумеется, отпала… Этим объясняются дальнейшие события, в силу которых Андраник отступил из Хоя. Прибыв в Джульфу, Андраник намеревался через Гохтан-Кафан-Горис пробраться в Карабах и к Евлаху на соединение с частями Красной армии Бакинской коммуны и продолжать борьбу против турок. Когда наши части подошли к мусульманскому селению Яйджи, яйджинцы преградили путь и потребовали крупной суммы, чтобы пропустить войско. Как видно яйджинцы предполагали, что отряд Андраника разбит турками под Хоем и им предстоит легкая добыча, иначе едва ли они осмелились бы напасть на нас… Ультиматум яйджинцев, конечно был отвергнут и завязался бой. Хотя яйджинцы были хорошо вооружены и по нашему отряду стреляли из пушек и пулеметов, однако, не устояв даже одного часа, они в панике всем селом до последнего человека бросились в Аракс и перешли на иранский берег. Ясно, что многие из них утонули… В последующие дни отряду Андраника пришлось пройти через другие мусульманские села и нигде никаких инцидентов не произошло. Вообще, за все время пребывания Андраника в нахичеванском уезде, до объявления уезда советским, кроме яйджинского инцидента, других, даже незначительных случаев вражды не было… Затем Андраник созвал совещание, на котором по предложению Андраника было решено, на основании Брест-Литовского договора, Нахичеванский уезд объявить неотъемлемой частью советской России, а отряд Андраника передать в распоряжение Советского правительства… До этого момента нахичеванские ханы и беки были лояльны в отношении Андраника. Но как только они узнали о приказе Андраника, в ту же ночь отправили своих представителей в Шахтахты и связались с турецким командованием, прося их немедленно прийти и занять нахичеванский уезд, а также помочь в борьбе против Андраника, поддерживающего большевиков. Вследствие этого, регулярная турецкая армия вступила в нахичеванский уезд… Создалось такое положение, что только силами Андраника принять генеральное сражение было бы совершенно рискованно. В Нахичевани, которая была связана железной дорогой с главными силами турецкой армии, а, следовательно, турки имели возможность в течение 1-2 суток перебросить в Нахичевань крупные силы и технику, оставаться Андраник счел невозможным и бессмысленным… Андраник со своим отрядом, а также беженцами и нахичеванскими армянами отошел в зангезурский уезд, сохраняя свою живую силу. Я слышу теперь разговоры о мнимых зверствах в нахичеванском уезде. Будто бы учиненных Андраником. Это наглая ложь. Ибо этого не было. Возможно, где-нибудь тайком от Андраника имели место частичные единичные случаи насилия над мусульманами, но это, ни в коем случае нельзя приписывать Андранику. И вообще, чтобы совершить массовые избиения, надо было занять какой-либо населенный пункт. А отряд Андраника во время пребывания в Нахичеванском уезде не занимал ни одного мусульманского села. Что касается селения Яйджи, то когда бойцы отряда вошли в него, оно было пустым. А через 15-20 минут был дан приказ оставить село и двигаться дальше к селению Аза». (Андраник Озанян. Документы и материалы. Ереван, 1991. С. 301–304).В корреспонденции русских офицеров (капитана Борта и поручика Колмакова) в редакцию газеты «Знамя труда» от 12 декабря 1919 г. как раз сообщения мусаватистского официоза «Азербайджан» и названы лживыми. Они свидетельствуют, что «согласно приказу генерала Андраника, который расклеивался по всем селениям, под страхом расстрела было запрещено трогать мусульманское население и их имущество, а так как дисциплина в отряде была суровой, то, безусловно, приказы эти исполнялись». (Там же. С. 320).

Далее, в статье В. Абышова вновь идут уже привычные пропагандистские штампы, без которых, как видно, ни один лже-патриот в Баку, конечно же, обойтись не может. Стоит вновь повторить это многословие, чтобы по пунктам по нему пройтись. Так, В. Абышов говорит: «Всем известно, что после Туркманчайского договора 1828 года привезённые российским государством на Южный Кавказ армяне свыше 200 лет занимаются присваиванием обычаев, земель, культуры народа Азербайджана. Согласно историческим документам, в том числе и фактам из исследовательских трудов российских учёных, после заключения между Россией и Ираном Туркманчайского договора в 1828 году армяне с территорий Ирана – Хоя, Салмаса, Мараги, Тебриза и других, были переселены в места Северного Азербайджана – Нахичевань, Эривань, Карабах и прочие населённые пункты. Остановим внимание на следующих фактах: в 1833 году в книге изданной В.Н. Григорьевым «Статистическое описание Нахичеванской провинции. Составленное… В.Н. Григорьевым». (Санкт Петербург, 1833, 263 с.) уделено место вопросу о расселении армян в различные регионы Азербайджана, в том числе и в Нахичевань, после Туркманчайского договора 1828 года. Согласно представленным здесь фактам, в целом, в область Нахичевань из иранских армян было переселено 2551 семей, из них 416 семей – в город, 1869 семей – в деревни Нахичеванского округа, в Ордубадский округ было переселено 266 армянских семей, армяне также были распределены и на другие территории Азербайджана. Армянский исследователь З.Т. Григорян в своём труде «Присоединение Восточной Армении к России в начале XIX века» пишет, что на протяжении 1828 года из Ирана в азербайджанские ханства было переселено 35566 армян. Если до переселения на территориях Эриванского и Нахичеванского ханств проживало 25151 человек армян, то на второй год переселения эта цифра достигла 82377 человек. В 1830 году уже более 100 000 армян было переселено из областей Турции – Ван, Битлис, Муш, Ардахан, Карс, Эрзурум, Баязит – на территории Гянджинского, Эриванского, Карабахского ханств. Из проживавших в 1831 году на Кавказе 161 тысячи армян 125 тысяч были из переселенных сюда в 1828-31 годах из Ирана и Турции. Приток армян из Ирана и Турции продолжался до конца XIX века, этот приток ещё более усилился в 1853-1856, 1877–1878 и в 1894–1896 годы. Если в 181 (???) году на Кавказе была 161 тысяча армян, то в 1897 году на Кавказе уже жило 1148673 человек армян (Григорян З.Т. Присоединение восточной Армении к России. Москва, 1959, c.160.). Русский исследователь Н.И. Шавров в книге «Новая угроза русскому делу в Закавказье» изданной в Санкт-Петербурге в 1911 году, писал: «…После окончания войны 1826–1828 гг. в продолжении двух лет, с 1828 по 1830, мы переселили в Закавказье свыше 40 000 персидских и 84 600 турецких армян и водворили их на лучшие казенные земли Елизаветпольской и Эриванской губернии …Из 1 млн. 300 тыс. душ, проживающих ныне в Закавказье армян более 1 млн. не принадлежит к числу коренных жителей края и поселены нами» (Шавров Н. Новая угроза русскому делу в Закавказье. СПб, 1911, c.59)».

В. Абышов, повторяет старую выдумку бакинских историков, которые считают, что это армяне появились на Кавказе совсем недавно, и переселил их туда Грибоедов из Персии в XIX веке, после заключения Туркманчайского мира… А вот азербайджанцы-то в отличие от армян самые что ни на есть коренные жители Кавказа.

Я хочу обратить внимание В. Абышова, на статью заведующего отделом Института Рукописей НАНАз. Фарида Алекперли, опубликованную в августе 2009 года. Поднимая вопрос о национальной идеологии, о том, какой она должна быть в современном Азербайджане, автор совершенно справедливо ставит самые животрепещущие вопросы: «Кто мы, от кого произошли и куда идем?» «Какие национальные идеалы мы отстаиваем?» «Какими ценностями руководствуемся?» «Какова наша этническая и культурно-историческая ориентация?» «Каково наше место в истории региона и мира?» «В чем заключается глобальная миссия нашего народа?» «Какова стратегия нашего национального развития?» «Каким мы видим наше будущее?»

Тюрки – один из древнейших народов мира, и отказываться от своей истории тюркам-азербайджанцам не только стыдно, но и не к лицу. И Фарид Алекперли совершенно прав, говоря, что без национальной самоидентификации нет национальной идеологии. Прежде чем пытаться сформировать национальную идею, нам надо твердо определиться со своим самоназванием и этнической принадлежностью. «В этом смысле выбор у нас небольшой, — пишет современный азербайджанский ученый. – Есть только два реальных варианта, из которых нужно выбирать. 1. АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ (AZERBAYCANLI). Если мы будем формировать национальную идеологию, отталкиваясь от этнонима «азербайджанец», появившегося по инициативе Сталина только в 1930-х гг, получим то, что получили. То есть зайдем в тупик или сформируем нежизнеспособную, искусственную национальную идею придуманного народа. 2. ТЮРК (TURK). Если же мы, тюрки Азербайджана, вернем себе свое естественное самоназвание turk (Azэri turklэrи), которым называли себя сотни лет вплоть до конца 1930-х годов, то разрубим завязанный Сталиным «гордиев узел» и вернемся в русло нормального, естественного национального существования. В итоге на многие сложные вопросы найдутся простые ответы, и многие, казавшиеся неразрешимыми, проблемы решатся сами собой. Вывод: национальную идею Азербайджана невозможно сформировать, не вернув государствообразующей нации ее истинное и законное самоназвание – turk» (Алекперли Фарид. «Кто мы, от кого произошли и куда идем?» // «Зеркало». 2009.08.08.).

Теперь по-порядку пытаемся восстановить причинно-следственную связь, которую В. Абышов предусмотрительно предпочел не заметить. Во-первых, касательно приводимых им данных (за исключением предвзятых выводов Н. Шаврова): то, что коренное армянское население на территории собственно Восточной Армении (практически везде, кроме Карабаха) к моменту присоединения к Российской империи было (в особенности, в численном выражении) в весьма неблагоприятном состоянии по отношению к пришлому населению – не является особой новостью. Ни один историк этого нигде не отрицал. Большинство при этом предпочитало пользоваться данными И.Шопена, как наиболее достоверными и полными. Но тут вопрос в ином: почему так произошло? В. Абышов, давая искаженную трактовку и без причинно-следственной связи перепрыгивая сразу на факт переселения армян пытается создать у неосведомленных читателей ощущение того, что армяне не были автохтонами. Это – обычный и излюбленный прием многих представителей нынешней азербайджанской историографии. Зациклиться на одном лишь переселении и, тем самым, опустить другие факты, дабы извратить подлинную канву событий. Но значительная масса армян и в самом Иране не «с воздуха появилась», как пытается за своими собратьями вновь представить В.Абышов.

Масштабное изменение (причем резкое) этнодемографической картины региона произошло в результате следующего события: массового переселения (известного в ряде источников под названием «Великий Сургун»), предпринятого в 1604 г. шахом Аббасом I. Тогда, по некоторым оценкам, персами было переселено свыше 300 тыс. человек. О том же, насколько сильный ущерб нанесло вышеупомянутое насильственное переселение армян, сопровождавшееся уничтожением населенного пункта и имущества, довольно красноречиво свидетельствуют различные источники. Так, один из современников, член испанской дипломатической миссии Антонио ди Гувеа отмечал, что «Считая только те дома, которые были таким образом сожжены и уничтожены, считали более 60.000 семей, что, конечно, никого не удивит. Кто знает, сколько деревень было в данной провинции, без учета многолюдных городов и многочисленных поселков, имевших более 2.000 населения». (Цит. по: Наджарян Г. Турецко-иранская война начала XVII века и выселение армян. – Ереван, 1959. С. 45 (на арм. яз).

А Аракел Даврижеци перечисляет подробно области, население которых подверглось тотальному угону в Иран войсками шаха Аббаса: «начиная с границ Нахичевана через Ехегадзор, вплоть до берегов Гегамских, Лорийский и Хамзачиманский гавары, Апаран, Шарапханэ, Ширакван, Заришат и часть селений Карса, все ущелье Кахзвана, всю область Алашкертскую, селения Маку и область Ахбак, Салмаст, Хой и Урмию и всех чужбинников и странников, оставшихся в городе и селениях Тавриза, всю долину Араратскую, город Ереван, землю Кырхбулахскую, ущелье Цахкунуц, ущелье Гарни и Урцадзор. А еще до того, разграбив и заполонив, изгнали [население] гаваров Карина и Басена, Хнуса и Маназкерта, Арцкэ и Арчеша, Беркри и Вана – добычу и пленных доставили в Ереван и погнали дальше вместе с другими». (Аракел Даврижеци. Книга историй. Пер. Л.А. Ханларян. М., 1973. С. 71–72). Кроме того, еще около 100 тыс. армян были взяты в плен наступавшими турками и проданы на рынках Египта и др. стран. (Саркисян Г. Население Восточной Армении в XIX – начале XX вв. Этнодемографическое исследование. Ереван. 2002. С. 18).

Но и после этого положение оставшегося коренного населения ничуть не улучшилось. Продолжавшиеся с переменным успехом на громадной территории (и, в том числе, Восточной и Западной Армении) турецко-иранские войны, налоговый гнет, правовой произвол, неоднократные переселения на место коренного армянского – пришлого мусульманского населения – все это не могло не оставить свой отпечаток на общей этнической картине региона (об этно-демографической ситуации с сопутствующими политическими тенденциями, более подробно, см, например: Иванов В. Этнополитические и этно-демографические процессы в Нахиджеване сквозь призму истории (XVII-XX вв.) // Нахиджеван: некоторые вопросы истории и современности. Аналитические записки. Ереван: Институт политических исследований. Выпуск 4, 2010. С. 94–119).

В связи с этим, трудно не придавать важное значение Туркманчайскому договору в жизни армянского народа. К моменту присоединения Ереванского и Нахичеванского ханств, там была настолько в этно-демографическом смысле катастрофическая ситуация, что изучавший регион непосредственно после его присоединения к Российской империи И. Шопен, выражает удивление по поводу не численности оставшегося коренного населения, а тому, что при наличии таких чрезвычайно неблагоприятных факторов оно вообще могло там сохраниться: «Армяне-старожилы. Мы уже имели случай заметить невероятность, чтобы в области могло сохраниться какое-либо число армян-старожилых, аборигенов края; бедственные опустошения, которыми почти без отдыху терзалось несчастное их отечество… должны были принудить большую часть здешних старожилов искать себе спокойствия в выселении и, таким образом, рассеялась семья армянская по всей Европе и Азии». (Шопен И. Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ея присоединения к Российской Империи. СПб. 1852. С. 706).

Таким образом, по условиям этого договора, армянам из Ирана позволялось вернуться на территорию той части Восточной Армении, которая вошла в состав Российской империи. Но заметим – вернуться. А вовсе не переселиться на совершенно новое место жительства. В сборнике в статье В. Иванова как раз (с опорой на предыдущие исследования и первоисточники) и подчеркивается, что они не перекочевывали по условиям заложенного договора, а именно возвращались на свою историческую родину. Вот и все. И не надо бесстыдно врать читателям.

Что же тогда доказывают приводимые вами данные о численности и составе населения? Ровным счетом ничего. Вы просто вырвали их из контекста и бесстыдно манипулируете. Нет ни одного историка, который бы отрицал, что да, в самом деле, коренное армянское население сильно пострадало. В армянской историографии потому и относятся положительно (несмотря на то, что российский колониализм тоже был колониализмом) к моменту присоединения Восточной Армении к Российской империи, что коренному армянскому населению наконец-то удалось избегнуть угрозы окончательного физического уничтожения и свободно вздохнуть…

Что касается Карабаха, то его вообще почти переселение не затронуло. Как жили там армяне до того, так и, к великому Вашему неудовольствию, наверное, и продолжают жить. Ситуация там, в силу ряда факторов, в отличие от большинства иных областей Восточной Армении хотя тоже (в канун заключения Туркманчайского договора) не была благоприятной, однако, в этнодемографическом смысле, все-таки (особенно – в его горной части) не была столь плачевной. Так, например, в одном документе, поданном 5 ноября 1724 г. в Государственную коллегию иностранных дел отмечалось:

«А их всего Армянского народу, военного и протчаго, одной Карабахской провинции, которые желают притти под протекцию его императорского величества, будет со сто тысяч дворов, кроме другой армянской провинции, зовомой Капан, которая между Карабахской провинции и Эривана, от них 3 дни езды, и армяня той Капанской провинции с ними в одном согласии и такожде под протекциею его императорского величества быть желают; а народу Армянского в той Капанской провинции более, нежели в Карабахской…». (см.: 1724, ноября 5-го. Запись заявлений, сказанных в Государственной коллегии иностранных дел присланными от армянского воинства о присылке вспомогательного войска или же об отводе мест для поселения в прикаспийских областях (Эзов Г. Сношения Петра Великого с армянским народом. СПб., 1898, С. 387–388). Капанская провинция, к слову – это часть того самого Зангезура на который не устают претендовать азербайджанские пропагандисты. И даже (судя по выступлениям) сам Ильхам Алиев.

Но уже в конце XVIII – самом начале XIX в., численность коренного населения Арцаха (остававшегося на местах, т.к. временные мигранты вряд ли входили в эту оценку) составляла, по данным князя П. Цицианова, до 40 тыс. домов. Так, в своем рапорте императору Александру I от 22 мая 1805 г. он писал: «Людность онаго владения в настоящем положении дел весьма различна с прежнею, ибо до нашествия Ага-Мамед-хана, яко эпохи падения Карабагскаго владения, одних Армян находилось до 40 т. домов. Я же, имея обязанность в привлечении прочих ханов, сего новаго верноподданного В.И.В. деятельным образом покровительствовать намерен, у Мустафа-хана Ширванского сей осени взять всех Карабахских жителей, от прихода Ага-Мамед-хана туда бежавших, коих число простирается до 8.000 домов…». (см.: Всеподданейший рапорт кн. Цицианова, от 22 мая 1805 года, № 19/ АКАК, Том II. Тифлис, 1868. С. 703).

О количестве коренных карабахцев-армян до переселения из Ирана можно составить общее представление и по камеральному описанию (хотя к данным камеральных описаний следует относиться с большой осторожностью) 1823 г., согласно которому там насчитывалось 5107 дворов армян. Из переселенцев в Карабахе было поселено 700 семей, из числа которых 300 семей вернулось обратно, а значительная часть оставшихся вымерла в результате эпидемии чумы». (см. например: Описание Карабахской провинции, составленное в 1823 г. действительным статским советником Могилевским и полковником Ермоловым 2-ым». Тифлис, 1866 (без пагинации).

Таким образом, все утверждения азербайджанской историографии о неавтохтонном характере армян в Восточной Армении в целом, и арцахских в частности не соответствуют действительности. Интересно, что в рескрипте Николая I, опубликованного 21 марта 1828 г. по поводу заключения Туркменчайского договора сказано там буквально следующее: «Храброе воинство Наше покорило Эривань, дотоле неприступный, и за Араксом на высотах Арарата утвердило свои знамена и, углубляясь далее во внутренность Персии, овладело самым Тавризом и страною ему сопредельною. Ханство Эриванское по обе стороны Аракса и Ханство Нахичеванское – часть древней Армении – пали во власть Победителя» (см.: Собрание Актов, относящихся к обозрению истории Армянского народа. Часть I. М., 1833. С. 265–270). А ведь в Российской империи были очень хорошо осведомлены об исторических реалиях.

Приведу еще один пассаж из статьи В. Абышова: «В заключение, хочу сказать, что осуждаю «Институт социальных и политических исследований Черноморско-Каспийского региона» за создание условий для публикаций книг анти азербайджанской направленности, и считаю своим долгом довести до сведения господина Захарова, что если возглавляемый им «Институт» и дальше будет продолжать исследовать историю народов Кавказа с проармянских позиций, то в регионе никогда не будет положен конец межнациональным конфликтам».

Я хочу вам сказать, что я историк, и как меня учили мои уважаемые учителя, необходимо, прежде всего, быть объективным в своих исследованиях. Что же видим на деле. Прилавки книжных магазинов Москвы заполнены книгами и брошюрами азербайджанских и проплаченных ими московских авторов, повторяющих измышления бакинских пропагандистов. Нам известны их имена, не хочу здесь их повторять. Но тот антиисторический бред, который содержится в их опусах, не делает чести им как историкам.

По поводу моих так называемых «проармянских позиций», могу Вам  сказать, что я не только не въездной в Азербайджан, но не въездной и в Армению. Несмотря на происки высокопоставленных чиновников, работающих на американскую и британскую разведки, я придерживаюсь только одного принципа – только историческая правда, какая бы она не была неудобной для кого-то, должна быть в исторических исследованиях. Армяне еще в 301 году объявили христианство – государственной религией. Объявили на той территории, где они проживали – на Кавказе. Вы – тюрки, которые появились на Кавказе только в XI веке, и никакого отношения к кавказским албанцам (а их государство прекратило свое существование в VII веке, когда ваши племена были слишком далеко от Кавказа), вы не имеете. Занимайтесь историей своего народа, не приписывайте себе историю всех соседних народов: персов, армян, лезгин, талышей и т.д. Я помню, как в прошлом году посещал библиотеку Тегеранского университета, там мне показывали рукописи Низами, написанные в XIII веке на его родном языке – на фарси. Я их держал в своих руках. И директор библиотеки с улыбкой сказала – Это произведения нашего поэта, которого в Азербайджане называют своим. С каких это пор тюрки стали говорить на фарси?

Как говорит священное писание: «Рече безумец в гневе своем – нет Бога». Вот так же поступают и ваши азербайджанские лидеры, отдающие приказы историкам, что и как писать. Установив памятник Низами Гянджеви в одном из парков Рима, бакинская власть ничтоже сумняшеся написала на постаменте, что это азербайджанский поэт. Комментируя в интервью официальному информагентству «ИРНА» этот факт, замминистра культуры и исламской ориентации Ирана Бахман Дари заявил: «Имеющиеся факты свидетельствуют о том, что Низами Гянджеви – иранский поэт, и необходимости в доказательстве этого нет. Но приписывать себе культурные ценности другой страны не считается достойным поступком. Не имея культурных ценностей, Азербайджан вынужденно присваивает ценности других стран. Такой шаг со стороны Азербайджана ни чем иным, как культурной кражей, нельзя назвать».

А председатель Организации культурного наследия ИРИ Мохаммад Джавад Адаби в интервью то же информагентству «ИРНА» отметил, что фальсификации, связанные с классиком персидской литературы, одним из крупнейших иранских поэтов Низами Гянджеви, говорят о скудости культуры Азербайджана.

* * *

Вас, наверное, удивил эпиграф, который я поставил к этой статье: «Велик Аллах!… ужасна власть шайтана!» Эти слова великого сына России – Михаила Лермонтова, на творчестве которого учились ваши выдающие сыны, подошли как нельзя кстати. Это в Тифлисе Мирза Фатали Ахундов учил поэта татарскому языку. Лермонтов сам об этом написал в 1837 году в своем письме С.А. Раевскому: «Начал учиться по-татарски, язык, который здесь, и вообще в Азии, необходим, как французский в Европе, – да жаль, теперь не доучусь, а впоследствии могло бы пригодиться…»

Но, знаете, ничего случайного не бывает.

Я вспомнил недавнюю встречу со своим азербайджанским другом, известным ученым, я не могу назвать его имя. Когда мы были одни, он сказал: ты не сердись на нас. Мы находимся в Баку под таким тяжким гнетом, который вы и представить себе не можете. Президент и его окружение требуют от нас писать то, что я как историк не могу делать. Но здесь находится моя семья, мои родственники, и даже если бы я уехал со своей семьей из Азербайджана, и стал бы писать правду, то ответ перед властями и службами нацбезопасности держали бы мои родственники, а я не могу их подставлять. Прости нас.

Да власть шайтана, стоящего во главе вашей республики, поистине ужасна. И ужасна она в первую очередь для всех вас, ведь из-за него ваши исследования не только в России, но во всем мире, никто из ученых не принимает во внимание.

Не знаю, следует ли обращаться повторно к опровержению той чуши, которую провозглашает двоечник от истории Ильхам Алиев, и которую теперь повторяют все азербайджанские авторы, что все нынешние территории и Карабах включительно, были якобы когда-то подарены АДР Еревану? Стоит ли? Как кажется, сказанного достаточно, чтобы читатели убедились, что имеют дело с очередной попыткой азербайджанских псевдоисториков, обличенных всякими научными званиями, заняться искажением истории региона.

В.А. Захаров — кандидат исторических наук, профессор, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона

Дополнено 23 июля 2013 г.

Сноски

(1) см.: Абышов В. Армянские пристрастия «Института социальных и политических исследований Черноморско-Каспийского региона» // http://strategiya.az/?m=xeber&id=15212

(2) http://www.kurdist.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=130

(3) http://karabakh-doc.azerall.info/ru/istoch/is010.htm

Категории: Азербайджан, Армения, Главное, Нахиджеван

« Дотационные люди Яраг-Казмаляра
» Визит Ахмадинежада в Ирак: в Багдаде не «все спокойно»?
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»