РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Большой Ближний Восток: начало новой «игры» — эпицентр потрясений перемещается в Иран и на Кавказ

Министры иностранных дел РФ и Ирана Сергей Лавров и Мохаммад Джавад Зариф обсудили в Нью-Йорке дальнейшее продвижение диалога «шестерки» по иранской ядерной программе, а также проблему химического оружия в Сирии. «Министры условились координировать подходы в рамках ООН и Организации по запрещению химического оружия, в том числе в плане создания условий для скорейшего политического урегулирования сирийского кризиса», — так говорится в официальном сообщении МИД России. Помимо этого главы внешнеполитических ведомств двух стран «обсуждали условия для скорейшего политического урегулирования сирийского кризиса».

В ближайшие дни глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон и глава МИД Ирана встретятся с «шестеркой» международных переговорщиков по иранской ядерной программе. Надо полагать, что эта встреча будет плодотворной, поскольку ее участники дают понять о появлении реальных шансов на «снятие обеспокоенности о характере иранской ядерной программы».

В то же время в Нью-Йорке прошла еще одна встреча. Заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов и первый заместитель главы МИД Турции Феридун Синирлиоглу провели консультации по ситуации вокруг Сирии. По сообщениям, эти консультации как никогда носили «углубленный характер, и касались выработке общих мер в интересах реализации российско-американских договоренностей о ликвидации химического оружия в Сирии и скорейшего созыва международной конференции «Женева-2». Напомним, что Турцию на «полях» 68-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН представляет президент Абдулла Гюль и глава МИД Ахмет Давутоглу. Так что диалог Россия-Турция, в отличие от Россия-Иран, прошел на другом, более низком уровне.

Возможно, что контакты на уровне глав МИД России и Турции в Нью-Йорке все же состоятся. Но, как считает бывший посол Турции в Вашингтоне Фарук Логоглу, «Анкара продолжает с явным подозрением относиться к перспективам мирного урегулирования сирийского кризиса, и не очень довольна таким развитием событий». По его же словам, «сирийская политика правящей Партии справедливости и развития (ПСР) провалилась окончательно» и «Турция оказалась в одиночестве». Потому,  что «лидеры ПСР с самого начала добивались полномасштабного вторжения в Сирию». Неслучайно, как сообщала турецкая газета Yeni Safak, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган на заседании Центрального совета правящей партии выступил с резкой критикой «торгов» между Вашингтоном и Москвой по Сирии, что, по его словам, «идет на пользу Башару Асаду».

Ранее Анкара пыталась позиционировать себя в роли «глаз и ушей» Вашингтона на Ближнем Востоке, предлагала себя в качестве посредника в процессе наведения «мостов» между Вашингтоном и Тегераном. Сюрпризом для нее стало не только то, что сирийские события стали развиваться не по сценарию Вашингтона, но и то, что он без ее участия вступил в контакт с Тегераном. Анкара в этом усматривает резкую смену тактики действий Белого Дома в регионе. По мнению профессора, директора Центра стратегических исследований Университета Бар-Илан, экс-президента Израильской ассоциации международных исследований Эфраима Инбара, по ходу развития событий для Вашингтона стало очевидно следующее: «Ошиблись, когда поддержали свержение Каддафи, ошиблись, когда поддержали свержение Мубарака, вновь ошиблись, когда раскритиковали Саудовскую Аравию за вмешательство в дела Бахрейна, ошиблись, критикуя военных в Египте за устроенный ими переворот, и опять ошиблись, пытаясь решить проблемы Сирии и Ирана путем «политики вовлечения»…»

На «острие» этой политики и оказалась Турция. Теперь, как заявил в Нью-Йорке президент Турции Абдуллах Гюль, «действующие в Сирии экстремистские группировки стали источником большого беспокойства для наших сил безопасности», потому, что «мы, к сожалению, не в состоянии полностью блокировать границу и препятствовать их проникновению на нашу территорию, несмотря на все усилия». Ранее официальная Анкара приписывала Дамаску инициативу в обстреле своей приграничной территории, требовала введения против него различных санкций. Теперь, когда, по данным британских СМИ, одиннадцать исламистских группировок в Сирии объявили, что они не признают полномочия оппозиционного альянса, все меняется. По данным тех же источников в оппозиционных Национальной коалиции и Высшем военном совете, коалиция умеренных исламистов Сирии, которую поддерживает Анкара, фактически прекратила свое существование. Таким образом, Турция утрачивает контроль над ситуацией в приграничных районах, где происходит концентрации исламистских группировок и экстремистов. В результате, как уже признает Эрдоган, «Турции может быть ввергнута в хаос», чего она «никогда не допустит».

Теперь в региональном раскладе сил Турция меняется местами с Ираном. Ее геополитический ресурс исчерпан. В случае вывода Ирана из международной изоляции для СЩА и Запада открывается возможность через него проводить более активно — а главное, более эффективно- политику на средневосточном, кавказском, центрально-азиатском, каспийском направлениях вплоть до Персидского и Оманского заливов. К тому же в отличие от так называемого «тюркского ареала», в «иранской зоне» сосредоточены огромные месторождения нефти и газа. Как не крути, но на этих направлениях Иран выступает в качестве самостоятельной силы, в то время как Турция оказалась в фарватере политики Саудовской Аравии, Катара и даже Азербайджана. Добавим к этому и то, что по ходу развития «арабской весны» стали смыкаться ее региональные интересы с интересами исламистских сил радикального толка.

В ближайшие дни будет окончательно согласована и принята резолюция СБ ООН по вопросу о сирийском химическом оружии. Как заявил в этой связи замминистра иностранных дел РФ Геннадий Гатилов, переговоры по резолюции «идут достаточно успешно». Это означает, что скоро заработает механизм, выработанный в результате российско-американских договоренностей в Женеве по утилизации сирийского химического арсенала. Это сопряжено с решением множества технических проблем: обеспечением безопасности международным экспертам ООН, выработкой маршрутов вывоза этого оружия из Сирии, определения места его утилизации, и т.д. Сделать это в условиях гражданской войны в Сирии будет сделать сложно. Поэтому Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выступил с призывом прекратить поставку обычных вооружений, как сирийским властям, так и оппозиции. По данным западных, да и многих турецких СМИ, Анкара закрывает глаза на просачивание через свою территорию в Сирию групп исламистских боевиков и оружия. Поэтому появляется необходимость введения в приграничной зоне Турции с Сирией строгого международного контроля.

Сейчас в Турции президента США Барака Обаму обвиняют в том, что он отказывается прибегнуть к силе в отношении Сирии. Но скоро его оппоненты вынуждены будут признать за ним способность к такому маневру, который позволяет быстро изменить геополитическую панораму Большого Ближнего Востока. Так что нужно готовиться к знаковым событиям исторического уровня, принимая во внимание, что эпицентр «потрясений» начинает перемещаться с сирийского плацдарма к Ирану и Кавказу. После «арабской весны» на западе Большого Ближнего Востока наступает черед осуществления новой «концепции региона» — на его востоке. Там тоже работают факторы реальной и мнимой исторической и территориальной общности, этнические и другие проблемы. Новая «игра» только начинается.

Станислав ТАРАСОВ, по материалам: iarex.ru

Категории: Ближний Восток, Главное, Иран, Россия, Сирия, США, Турция

« В присутствии президента Алакрама Гумбатова
» Неординарный визит в Нагорный Карабах
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»