РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Гюлистанский договор как этап на пути независимой государственности Арцаха и его отражение в российской историографии

Публикуем текст доклада cоветника 1 класса МИД НКР Арсена Мелик-Шахназарова на международной Конференции «Национально-освободительная борьба Арцаха: от Гюлистана до наших дней»

12 октября 1813 года между Россией и Персией в карабахском урочище Гюлистан, был подписан одноимённый договор, по которому ряд армянских земель, в том числе и Карабах «на веки вечные» переходил в состав России. Договор был заключён близ родовой крепости владетелей меликства Гюлистан Мелик-Бегларянов. Ни о каком «Азербайджане», естественно, в Договоре не упоминалось, поскольку эта провинция за Араксом осталась в составе Персии, где благополучно пребывает и сегодня.

Следует отметить, что в советский период коммунистическая историография коренным образом фальсифицировала роль и значение Гюлистанского договора в истории армянского народа, — как важного этапа на пути освобождения Восточной Армении от колониального господства шахской Персии. Ведь именно согласно этому международному договору был признан переход значительных армянских территорий – Арцаха, Зангезура, Лори-Памбака м др. — от Персии к России. А их присоединение к Российской империи, несомненно, имело положительное значение как для безопасности населения этих территорий, так и для их политико-экономического развития.

Напомним, что советская историография считала временем присоединения Восточной Армении к России 1828 год, ознаменовавшийся другим договором между Россией и Персией – Туркманчайским, по которому к России отошли Ереванское и Нахичеванское ханства.

Гюлистанский же договор 1813 года в советской исторической науке фактически объявлялся «присоединением к России Азербайджана», что с исторической точки зрения является нонсенсом, ибо Азербайджан как был до 1813 года в Персии, так и оставался в неё после договора. Провозглашенное же спустя 105 лет после Гюлистана на территориях севернее Аракса «азербайджанское государство» было де-факто «синтезировано» турецкими интервентами в конце Первой мировой войны, а два года спустя «легализовано» российскими большевиками в интересах мифической коммунистической революции на мусульманском Востоке.

Между тем, если в досоветские времена прошедшему гимназический курс истории россиянину кто-либо сказал, что Азербайджан расположен в российском Закавказье, то он просто посчитал бы своего визави выжившим из ума! Ибо заявить такое было аналогично тому, чтобы сказать, что Афганистан находится в Туркестане…

А герой войны 1804-13 гг. генерал Котляревский был бы изрядно изумлён, если бы на стрости лет кто-либо сказал ему, что он присоединил к Россиийской империи Азербайджан!

Большевики способствовали сохранению и упрочению «азербайджанской химеры» в Закавказье, чем заложили мину замедленного действия под весь регион.

В Советском Союзе изучение армянской истории было ограничено весьма определенными рамками. Что распространялось и на, казалось бы, не имеющий отношения к современной политике период древности и средневековья. История же азербайджанская, реально ведущая свой отсчет с 1918 года, напротив, нуждалась в создании и убедительном изложении.

Годы советского абсолютизма были отмечены потаканием шовинистическому режиму в Баку. За это время местные идеологи-фальсификаторы умудрились в буквальном смысле перевернуть всю недавнюю историю с ног на голову, написать горы псевдонаучной и публицистической литературы, оболванить миллионы людей. Тем самым была подготовлена почва для оправдания как имевшей место в прошлом, так и последующей пантюркистской экспансии, которая вышла из подполья в конце 1980-х.

Естественно, что в новоявленном советском (да и в постсоветском) Азербайджане стали эксплуатировать Гюлистанский договор в качестве обоснования не только никогда не существовавшего вхождения Азербайджана в Российскую империю, но и оправдания аннексии исконно армянских территорий и территорий других коренных народов Закавказья созданным на этих землях волею турко-большевиков искусственным государственным образованием.

Псевдоисторические измышления внедрялись в историческую науку и на Союзном уровне. Приведем хотя бы один пример, а именно карты Армении и Азербайджана в соответствующих залах Российского государственного этнографического музея в Санкт-Петербурге. Там Азербайджан изображен «накануне вхождения в Российскую империю». На деле, конечно, он реально не существовал тогда иначе чем в качестве персидской провинции южнее Аракса и, следовательно, вовсе никогда и не входил в состав России. Тем не менее, на созданной в советское время карте этот мифический Азербайджан охватывал весь север Ирана и всё восточное Закавказье, включая армянские Нагорный Карабах, Зангезур и Нахичевань.

Армения же накануне вхождения в состав Российской империи была изображена в границах… Армянской Советской республики, что также является нонсенсом.

То же можно видеть и практически на всех относящихся к этому периоду истории картах, размещённых в издаваемых сегодня в России учебников, учебных пособий, атласов по истории и иных изданиях. Вот, например, издание из серии «100 битв, которые изменили мир», посвященное битве при Асландузе (1).

Именно поэтому, на наш взгляд, важно на международном уровне постоянно подчеркивать и документально подтверждать тот непреложный факт, что именно Гюлистанский договор положил начало юридическому процессу перехода восточно-армянских земель из состава Персии в состав Российской империи.

Говоря о событиях тех лет, надо вспомнить о политической ситуации, которая царила в Европе и Среднем Востоке. Россия вела войны с империей Наполеона Бонапарта в 1805-1807 годов (Аустерлиц, Прейсиш-Эйлау, Фридланд и т.д.) и в 1812-14 гг. – Отечественная война 1812 года и походы в Европу.

Но наполеоновские войны были отнюдь не единственными для России кампаниями того периода. Россия на своих границах и окраинах вела ещё три войны.

Во-первых, с Османской империей в 1806-1812 годах. Это была самая продолжительная из всех русско-турецких войн. Велась она как на юго-западных границах России – в Бессарабии, Валахии и Силистрии, так и на Кавказском фронте, на территории Армении. Отмеченная целым рядом выдающихся побед русских войск, война закончилась подписанием 16 мая 1812 года Бухарестского мира, по которому Россия получала Бессарабию, а российско-турецкой границей становилась река Прут. Подписание мирного договора незадолго до вторжения Наполеона в Россию стало большим ударом по планам европейского диктатора в очередной раз использовать антироссийскую политику турок в собственных интересах.

В 1808-1809 году, после заключения Тильзитского мира с Наполеоном, Россия вела войну со Швецией за обладание Финляндией и Аландскими островами. Это была война в рамках союза с Наполеоном, который боролся с Англией. Русская политика в этот период находилась под влиянием Наполеона, а удар был нанесён по Швеции – союзнице Англии. Тем не менее, результаты этой войны – присоединение к России всей Финляндии и Аландских островов – были крайне важны для России. Весь Финский залив становился «русским морем», а столица страны город Санкт-Петербург был надежно защищен новоприобретёнными территориями и мощными крепостями (Свеаборг и проч.).

Наконец, в 1804-1813 годах Россия вела тяжелую и продолжительную войну с Персией. Война эта велась прежде всего на территории Армении – а именно Арцаха, и прилегающих к ней регионов Южного Кавказа, представлявших собой различные административные единицы шахской Персии – ханства.

Наполеоновская Франция в своих войнах с Россией широко использовала Персию в качестве отвлекающего Россию, второго, наряду с европейским, театра военных действий. Что и имело место в Закавказье в 1804-1813 гг., и особенно в периоды 1805-1807 и 1812-1813 годах. То есть, военные действия там возобновлялись именно вместе с началом очередной русско-французской войны.

В январе 1804 года русские войска взяли штурмом карабахский город Гандзак, центр Гянджинского ханства и покорили его, что привело к войне с Персией. К началу войны силы были неравны, ибо во всём Закавказье было всего 8 русских тысяч солдат, к тому же разбросанных на огромной территории. А из-за Аракса на Грузию двигалось до 40 тысяч персов.

В этих условиях отряды армянских добровольцев могли стать и стали значительной силой, которая оказала неоценимую помощь русской армии. Тем самым политические лидеры армян Арцаха верно сориентировались в политической ситуации и не прогадали в своём выборе.

События русско-персидской войны, таким образом, стали прямым продолжением и логическим завершением многолетней вооруженной борьбы армян Арцаха и Сюника за свои национальные права, в разных формах и с переменным успехом проходившая с начала 20-х годов 18 века и вплоть до Гюлистана.

Факт этой борьбы нашли своё отражение в том числе и в российской историографии. Здесь можно отметить и многочисленные архивные документы, и работы различных историков.

В войне 1804-13 гг. русскими солдатами и армянскими ополченцами были проявлены беспримерные стойкость и героизм, а ряд одержанных побед, — по соотношению сил сторон, — не имел более примеров в военной истории России.

Так, в боях под Аскераном, в Арцахе, 500 егерей 17-го полка во главе с полковником Павлом Карягиным и около тысячи армянских добровольцев, имея лишь 2 орудия, почти две недели отбивали атаки 20 тысяч персов. Запершись в небольшой крепости Шах-Булаг (на былых развалинах которой сегодня действует музей раскопок древнеармянского города Тигранакерт), проведя в осаде неделю, отряд Карягина под покровом ночи был выведен из крепости местными армянами и тайными тропами ушёл из окружения. Об этом писал и известный военного историка 19 века Василия Потто в своей работе «Первые добровольцы Карабага».

Кстати, именем Карягина в Нагорном Карабахе был назван посёлок, в советское время переименованный властями АзССР в Физули – в честь не имевшего никакого отношения к региона поэту… из Иракского Курдистана.

Работая над книгой «Владетели Варанды на службе империи» (2), посвященной истории рода Мелик-Шахназаровых, автор этого доклада не мог обойти и некоторые документы, относящиеся к интересующему нас периоду.

В послании Главнокомандующего Кавказом Павла Цицианова мелику Джумшуду Шахназарову от 20 мая 1804 года говорилось, что «Его Императорское Высочество принял во Всемилостивейшее уважение ревность Вашу и деятельное усердие, оказываемое на пользу отечества… Высочайше указать мне соизволил объявить Вашему Сиятельству Высочайшее своё Монаршее благоволение, в знак которого и в память роду Вашему и потомству Его Императорское Величество Всемилостивейше жалует Вам саблю серебряную, имеющую надпись за верность и усердие…»

В послании тому же мелику Джумшуду от 23 марта 1805 года Цицианов передает ему «особенное Его Величества благоволение и признательность» за участие мелика с его людьми в Эриванской экспедиции.

В приказе Александра I о присуждении мелику Джумшуду звания подполковника от 8 сентября 1807 года говорится: «…мы армянского мелика Джимшида Шахназарова, оказавшего отличное усердие при покорении Лезгин, всемилостивейше пожаловали в наши подполковники».

В апреле 1809 года генерал-фельдмаршал И. Гудович указывал в аттестате, выданном мелику Джумшуду об оказанных им услугах в рядах русской армии в 1806-1809 гг.:

«Подполковник Карабахский Мелик Джимшид Шахназаров… усердствовал при покорении Карабахского ханства под Российскую державу, бывши сам из первейших помещиков сего владения».

1806 года находился в походе с отрядом Генерал-майора Небольсина с подвластными своими 100 человеками пехоты и 50 конницы 8-го, 13 июня и 23 июля в действительном сражении против персидских войск с 18 тысячах под предводительством Аббас Мирзы Бабаханова сына бывших, где он оказывал неустрашимую храбрость и отличное усердие и сверх того, прилагал возможнейшия меры к продовольствию российского отряда провиантом»

Гудович также отмечал участие мелика Джумшуда со своим отрядом в походе с отрядом генерала Небольсина к Нахичевану, 28 октября в сражении близ деревни Карабабе и Нахичевана, где мелик, с находившейся при нем конницей «способствовал много в страшении неприятеля и прогнании оного в тыл конницею, находясь под сильным неприятельским огнём».

В этом документе отмечался тот факт, что отряд мелика Джумшуда в ходе всей компании был на собственном его, Джумшуда содержании».

В аттестате генерал-майора Хотенцова от 21 октя бря 1811 года, выданном в Шуши отмечается участие отряда мелика Джумшуда в боях у Худапиринского моста в июле 1811 года, в августе того же года – при движении русских войск от Аскерана к Георусу (Горису) «для недопущения персидских войск до преднамеренного разорения арабахских жителей».

Эти архивные документы были опубликованы в «Вестнике архивов Армении» (3).

Такого рода документов относительно участия армянских добровольцев в войне 1804-13 гг. существует немало.

Между тем, даже в хронологии 1812 года на Западе России и на Южном Кавказе было много параллелей.

26 августа состоялось знаменитое Бородинское сражение, — фактическая победа Наполеона, за которой последовало оставление русской армией Москвы. Персы оживились, 30-тысячная армия наследника трона Аббас-Мирзы двинулась в Закавказье.

Однако 19-20 августа Котляревский, имея всего 2221 человека и 6 орудий, неожиданно атаковал персидские силы в местечке Асландуз, близ реки Аракс. Персов было до 30 тысяч при 12 орудиях, однако в результате сокрушительной штыковой атаки русских егерей они понесли страшное поражение: потеряли до 9 тысяч убитыми, 11 орудий, более 500 пленных, остальные бежали. Потери Котляревского составили… 127 человек!

В декабре 1812, когда последние остатки наполеоновской «Великой армии» покидали пределы России, уходя за реку Неман, Котляревский, перейдя Аракс, двинулся на крепость Ленкорань – последний персидский оплот в Закавказье, который пал 31 декабря, в последний день 1812 года.

(Интересно, что после ухода в отставку Пётр Котляревский подолгу жил в Феодосии, где познакомился с Иваном (Ованнесом) Айвазовским, который и спроектировал усыпальницу героя на горе Митридат после его кончины в 1852 году…)

Победа над Наполеоном в России и Европе, и победа над Персией в Закавказье, по сути, были звеньями одной и той же цепи. Путь к освобождению армянских земель от персидского господства лежал через войну с Наполеоновской империей.

И это прекрасно понимали сознательные люди в армянской среде, как в регионе Южного Кавказа, то есть собственно в Армении, так и в России. Не случайно в войне 1812 года с Наполеоном приняли участие российские армяне. Представители дворянских родов участвовали в войне в рядах русской армии. Интересно, что автором первого систематического труда о войне 1812 г. «Описание войны 1812 г.» являлся участник войны, впоследствии генерал-майор (1820 г.) из армян Дмитрий Иванович Ахшарумов. (4)

Армянское население Ново-Нахичевани, Астрахани, Моздока, Кизляра, Григориополя активно участвовало в организации военных ополчений и сбора денег на военные нужды.

Как известно, после блистательных побед под Асландузом и Ленкоранью война де-факто завершилась и начались переговоры, которые продолжались на протяжении почти всего 1813 года.

Но сам Гюлистанский договор 1813 года между Россией и Персией был подписан 12 октября – всего за 4 дня до решающего в европейской кампании сражении между французами и войсками антинаполеоновской коалиции – «Битвы народов» под Лейпцигом. Ранее исход европейской войны был ещё не окончательно ясен: Наполеону до того удавалось успешно отбить союзников при Люцене и Бауцене в мае, и под Дрезденом в августе 1813-го.

Путь к Гюлистанскому договору, таким образом, лежал не только через общие победы русских войск и армянских ополченцев в Карабахе и за Араксом, но и через поля тяжёлых сражений при Прейсиш-Эйлау и Фридланде, Смоленске и Малоярославце.

Что же касается Арцаха, то заслуга его народа и политических лидеров того времени заключалась в том, что они верно сориентировались в геополитической ситуации в регионе начала XIX века и сделали правильный выбор, который и увенчался Гюлистанским договором 2 октября 1813 года.

Примечания

(1) Асландуз – 1812» из серии «100 битв, которые изменили мир». ООО «Де Агостини», Москва, 2013

(2) «Владетели Варанды на службе империи», Москва, Волшебный фонарь, 2011

(3) «Вестник архивов Армении», № 2 (108). 2006

(4) С.Волков. Генералитет Российской империи. Москва, т.1, стр.88

Категории: Главное, Нагорный Карабах, Россия

« Предвыборная кампания в Азербайджане завершается: наступит ли завтра?
» Михаил Хазин: Путин принял решение. Такое было в истории России два раза. Это объявление войны
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»