РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



КАСФОР вновь актуален

В Каспийском регионе наметилось сближение позиций прибрежных государств в вопросе создания совместной группировки сил. Появились сигналы о расширении круга прикаспийских стран, позитивно относящихся к выдвинутой ещё в 2003 году Россией идеи формирования совместной военно-морской группы оперативного взаимодействия на Каспии (КАСФОР). Все последние годы особую позицию в данном вопросе занимал Азербайджан. Республика изначально не проявила интереса к российской инициативе в сфере региональной безопасности. Не последнюю роль в этом сыграли сложные отношения Баку сразу с двумя другими столицами Каспийского региона. Ашхабад и Тегеран до сих пор рассматриваются во внешнеполитических установках Азербайджана в качестве потенциальных предъявителей ему территориальных претензий. За последние годы в азербайджано-туркменских отношениях удалось значительно снизить градус противостояния вокруг известных спорных участков каспийского шельфа. Отношения же Баку с Тегераном продолжают оставаться в постоянном напряжении.

Сдержанный подход Азербайджана к КАСФОР был обусловлен рядом других факторов. В их числе можно отметить плотное сотрудничество руководства республики с НАТО в вопросах обеспечения безопасности по линиям прохождения энергомаршрутов с каспийских месторождений в Турцию. А также заявку США на альтернативную российскому КАСФОР программу региональной безопасности под названием «Каспийский страж». В середине «нулевых», когда Баку в наибольшей степени сторонился идеи КАСФОР, увязка нефтегазовых маршрутов по линии Азербайджан – Грузия – Турция с попытками НАТО подмять под себя «общую» повестку безопасности на Южном Кавказе была актуальной. На тот момент Баку пытался заручиться гарантиями безопасности для своих трубопроводов в западном направлении у внешних сил, что абсолютно не способствовало продвижению российских предложений по КАСФОР в бакинских коридорах власти. Осенью 2006 года азербайджанские авторы отмечали возникшее между Москвой и Баку политическое напряжение. Причиной чему стал отказ азербайджанцев поддержать идею россиян по созданию механизма региональной безопасности на Каспии. Приводились слова министра обороны республики Сафара Абиева о том, что Азербайджан не считает важным участие в совместных силах безопасности, которые предложила организовать Россия странам Каспийского региона (1).

К 2010 году, когда трубопроводы Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзерум вышли на рабочие графики эксплуатации, приоритеты азербайджанского руководства в целом остались те же. Вместе с тем, стало очевидным, что работе данных трубопроводов в ближайшем будущем нет серьёзных угроз. Соответственно, отпала необходимость в углублении связей республики с НАТО до раздражающего Россию и Иран состояния.

2010 год указан не случайно – именно тогда в Баку состоялся третий Каспийский саммит. К его проведению руководство республики подошло с установкой продемонстрировать свою открытость Москве и Тегерану в урегулировании имеющихся двусторонних разногласий. В отношениях с Россией это выразилось в заключении договора о государственной границе, а также в поддержке принятию на третьем региональном форуме в Баку Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море. Положения документа не были развиты до создания механизма коллективного взаимодействия каспийских стран в вопросах безопасности. Но первый шаг к сближению позиций по КАСФОР был сделан в Баку в ноябре 2010 года. Азербайджанским реверансом в сторону Ирана тогда стало подтверждение коллективной позиции всех прикаспийских стран о поддержании безопасности в закрытом море исключительно силами прибрежных государств (2). Данное решение не означало разворот Азербайджана от НАТО и США к российско-иранской повестке на Каспии в том, что касалось исключительно регионального подхода к каспийским делам. Но шаг в сторону двух соседей на севере и юге республикой был сделан.

К текущему этапу подготовки к четвёртому саммиту, местом проведения которого на этот раз станет Россия, Азербайджан подошёл с ещё большей открытостью к учёту позиции Москвы и Тегерана в вопросах безопасности на Каспии. Ряд событий регионального и международного масштаба сыграли в пользу подобной позиции Баку. Визит президента России в Азербайджан, сопровождавшийся дружественным заходом в Баку ракетного корабля «Дагестан» Каспийской флотилии северной державы не мог обойти стороной побуждение наиболее продвинутой в отношениях с НАТО и США прикаспийской республики к учёту российских интересов в «пятистороннем» субрегионе. Если к этому приплюсовать налаживаемую Россией и Ираном практику дружественных визитов в каспийские порты двух стран, то уловить настрой Москвы и Тегерана бакинским руководством на соответствующую волну не составляет особого труда. В 2009 году в регионе были проведены российско-иранские военные маневры. Были сообщения о подготовке двух крупнейших военно-морских сил на Каспии к новым совместным учениям, запланированным до конца текущего года. Но Москва и Тегеран нынешней осенью решили пока ограничиться ответным визитом кораблей российских ВМС на Каспии в иранские порты.

Внерегиональные события, мотивировавшие азербайджанскую сторону на более последовательный учёт мнения России и Ирана на Каспии, имеют достаточно обширный характер. Можно указать на факт отвлечённого внимания основных внешних партнёров Баку на свои внутренние дела. Анкара постепенно погружается в предвыборный президентский сезон, на пути к которому ей надо вести сразу несколько тем с равномерным распределением внимания и ресурсов. Это мирный процесс с курдами, сирийский кризис, примирение с Израилем, прояснение дальнейших отношений с Европой. Турция сама находится перед необходимостью более ровного выстраивания связей с Россией и Ираном. В последнем случае на нынешнем этапе из Анкары идут откровенные сигналы по выведению отношений с Тегераном на новый уровень. Что касается Соединённых Штатов и их далеко не дружественных, но в целом остающихся партнёрскими отношений с Азербайджаном, то и здесь факт отвлечённости внимания сверхдержавы на более приоритетные для неё региональные направления играет в пользу сближения Баку с Москвой и Тегераном вокруг каспийской повестки.

Четвёртый Каспийский саммит ранее планировалось созвать до конца текущего года. Теперь дата важного регионального форума перенесена на первую половину 2014 года. Место проведения саммита, фактор особой заинтересованности России в беспроблемном проведении Сочинской олимпиады, отладка российско-иранских отношений по крайней мере до уровня осени 2010 года (3) в совокупности с рядом других факторов настраивают азербайджанское руководство на учёт российских интересов.

В наиболее сложном вопросе каспийской повестки – принятие Конвенции о правовом статусе Каспийского моря – на сегодняшний день шансы продвинуться к  консенсусным решениям можно оценить как мизерные. Согласно комментариям азербайджанских СМИ, очередное заседание Специальной рабочей группы прикаспийских стран по подготовке текста Конвенции 11-12 сентября в Баку вновь не смогло утрясти разногласия по принципам и методике разграничения моря. Работы должны продолжиться в Москве в начале следующего года, однако маловероятно, что к этому времени произойдут какие-либо изменения в позиции Ирана, настаивающем на равном делении Каспия (4).

Иран продолжает придерживаться своей линии на правовую фиксацию 20-процентной доли дна и поверхности моря. При этом, усиливая военную составляющую в зоне своих притязаний и «подтягивая» к ней собственную стратегическую инфраструктуру, защита которой будет требовать дополнительных военнополитических ресурсов. В Баку обратили внимание на заявления иранских представителей о планах Исламской республики построить новые АЭС, в том числе и в районе Каспийского моря.

Россия уже вложила значительный дипломатический капитал для того, чтобы очередной Каспийский саммит зафиксировал хотя бы один прорыв в отдельно взятом вопросе региональной проблематики. Стать им имеет шансы вопрос создания КАСФОР. Условием Азербайджана к вхождению в каспийскую морскую группировку может явиться продолжение его связей с НАТО и США впредь без противодействия этому сотрудничеству со стороны России и Ирана. Для этих целей, на что обращают внимание азербайджанские источники, подходит перенятие для Каспия формата поддержания региональной безопасности исключительно силами прибрежных государств в Чёрном море – военно-морская группа оперативного взаимодействия «BLACKSEAFOR».

Михаил Агаджанян, внешнеполитический аналитик

(1) Джасур Мамедов, Каспийский страж взял верх // Военно-промышленный курьер, № 36 (152), 20.09.2006.

(2) В соответствии со статьёй 1 Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, обеспечение безопасности в регионе является прерогативой прикаспийских государств.

(3) До момента издания указа президента России «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 1929 от 9 июня 2010 г.» от 22 сентября 2010 года.

(4) Азербайджан готов идти на определённые уступки России в вопросах безопасности Каспия, но… , http://vesti.az/, 10.10.2013.

 

Категории: Азербайджан, Главное, Иран, Россия

« Кто стрелял? Неразрешимый для миссии ОБСЕ вопрос…
» Террор против Исламской Республики: новый этап и новые участники
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»