ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Нагорный Карабах: о вреде политизации гуманитарных вопросов

Думаю, никто не сомневается, что политизация проблем, требующих гуманитарного (гуманного) подхода, ни к чему хорошему не приводит. К примеру, хотя бы проблема беженцев в контексте азербайджано-карабахского конфликта – вместо решения она всё усугубляется ввиду того, что на протяжении десятилетий подвергается различным политико-пропагандистским спекуляциям.

За последний период времени официальный Баку дал немало других поводов задуматься о вреде политизации вопросов гуманитарного  плана. В частности, «жертвой» политических интриг Баку стало гражданское воздушное сообщение. Открытие, а вернее, реабилитация Степанакертского аэропорта, который был закрыт в связи с развязанной в 1992 году Азербайджаном широкомасштабной войной, преследует исключительно гражданские и гуманитарные цели, в полном соответствии с требованиями  Конвенции  о международной гражданской авиации. В отличие от Азербайджана, Арцах и Армения никогда не политизировали и не намерены политизировать вопрос аэропорта, не связывают его открытие с урегулированием азербайджано-карабахского конфликта и статусом Нагорного Карабаха.

Однако, вопреки здравому смыслу и призыву сопредседателей Минской группы ОБСЕ не политизировать указанный вопрос, Баку продолжает последовательно осуществлять стратегию шантажа и устрашения, нередко с применением откровенной террористической риторики. Поначалу азербайджанская сторона в открытую угрожала сбивать гражданские самолёты, но, встретив резкое осуждение со стороны международного сообщества, вынуждена была несколько смягчить тон.

Пытаясь препятствовать сообщению Арцаха с окружающим миром и сильнее зажать независимую республику в тисках продолжающейся уже третье десятилетие блокады,  Баку разворачивает клеветническую  кампанию в целях дезинформации международного сообщества и оправдания своей политики угроз в отношении народа Нагорного Карабаха. Тем самым азербайджанские власти ещё больше осложняют и без того напряжённую ситуацию в регионе и отдаляют перспективу урегулирования конфликта. В самом деле, о каком мирном урегулировании может быть речь на фоне столь агрессивных мессиджей? Позиция Азербайджана явно свидетельствует о его открытом пренебрежении элементарными правами человека. Разумеется, данная политика человеконенавистничества прямо или косвенно бьёт и по азербайджанскому народу, ибо ненависть по сути своей слепа.

А вот другой пример: Азербайджан недавно практически блокировал предложение властей Нагорного Карабаха начать диалог вокруг совместного управления приграничными водными ресурсами, в частности, водами реки Тартар и Сарсангского водохранилища – самого крупного резервуара НКР, расположенного в Мартакертском районе республики. Данное предложение было сделано в связи с протестами приграничного с указанным районом азербайджанского населения с требованием от местных властей обеспечить водой для сельскохозяйственных нужд. Ранее Баку поднимал тему Сарсангского водохранилища на международном уровне, утверждая, что 125-метровая плотина разрушается и нуждается в капитальном ремонте, а последствия возможной катастрофы представляют угрозу для граждан, проживающих ниже по течению.

В ответ на гуманный шаг властей НКР, официальный Баку, как это уже было не раз, перевёл вопрос в плоскость т.н. межобщинного сотрудничества, тем самым практически блокировав инициативу карабахской стороны, ибо такая постановка вопроса в принципе не может быть принята Нагорным Карабахом.

В чём конкретный вред от отказа Азербайджана сотрудничать с Карабахом в совместном управлении приграничными водными ресурсами? Вице-премьер НКР Артур Агабекян утверждает, что возможности Сарсангского водохранилища больше, чем используются на сегодня, и при правильной эксплуатации построенных ещё в советское время водоканалов выиграют как карабахская сторона, так и азербайджанская. Очевидно, что в противном случае пострадает Азербайджан, а вернее, его простые граждане, так как, по словам вице-премьера, карабахское правительство будет вынуждено сделать крупные инвестиции в приграничных районах для того, чтобы с помощью мощных насосных станций качать расположенные в приграничных зонах водные ресурсы исключительно для собственных территорий. Иными словами, живые люди вновь будут принесены в жертву слепым политическим амбициям Баку.

Следующим поводом для обращения к проблеме политизации гуманитарных вопросов стало письмо министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова Генеральному секретарю ООН в связи с якобы  имеющим место «незаконным заселением оккупированных районов Азербайджана армянскими беженцами из Сирии».

Пропагандистский характер бакинского послания очевиден – Азербайджан пытается использовать в своих политических целях находящийся в центре внимания международного сообщества сирийский кризис, в частности, судьбу тамошних армян, которые наряду с другими беженцами, вынуждены искать пристанище в разных частях мира.

Следует отметить, что, в отличие от Азербайджана, проблема сирийских переселенцев в Нагорном Карабахе воспринимается исключительно в гуманитарной плоскости и в контексте обеспечения безопасности соотечественников из Сирии, попавших помимо своей воли в горнило гражданской войны. По словам премьер-министра НКР Ара Арутюняна, «за последние двадцать лет армяне Сирии оказались в наихудшем после Карабаха положении, и всё армянство, благотворительные организации и состоятельные люди должны думать о судьбе сирийских соотечественников».

При этом глава правительства подчеркнул, что специально разработанной программы для сирийских армян не существует, однако правительство НКР намерено по мере возможностей и далее оказывать помощь сирийским беженцам.

Говоря о политизации гуманитарных проблем, нельзя обойти стороной и пресловутый «чёрный список» Азербайджана. Надо отметить, что в период с августа по октябрь работы для её составителей было предостаточно: в ряды «нежелательных лиц» были включены парламентарии и представители исполнительной власти, делегации общественных деятелей, предпринимателей и журналистов и из различных городов и стран мира. Но чего реально добивается Баку, пытаясь изолировать от внешнего мира Арцах и препятствовать его развитию?

Практически все визитёры отметили в ходе различных встреч в НКР, что для получения полного представления о Нагорном Карабахе необходимо увидеть всё собственными глазами. Но ведь именно этого боятся в Баку – формирования  у мировой общественности  объективного представления об Арцахе и происходящих здесь процессах. Азербайджану крайне невыгодно распространение полноценной и всесторонней информации о суверенной республике во внешнем мире и её интеграция в международные процессы.

Но также очевидно, что, занося каждый раз в пресловутый список новых лиц и навешивая на них различные, явно незаслуженные ярлыки, Баку на глазах растрачивает свой авторитет.

И в завершение хочу напомнить, что ещё в 2001-ом году власти НКР предложили Азербайджану комплекс мер по установлению доверия – более 20-ти предложений, предполагающих решение насущных гуманитарных вопросов. Однако по сей день, руководствуясь исключительно политическими амбициями, Баку не идёт на прямые контакты с карабахской стороной, в ущерб в том числе и интересам собственного народа.

Между тем решение подобного рода вопросов совместными усилиями, помимо конкретного значения и пользы, постепенно снизило бы напряжённость между обществами сторон конфликта и создало бы определённую атмосферу доверия, столь необходимую для достижения подвижек в процессе карабахского урегулирования.

Ашот Бегларян, Степанакерт

 

Категории: Азербайджан, Главное, Нагорный Карабах

« Военно-политическая обстановка в Кавказском регионе
» Женева: кто против соглашения с Тегераном?