РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Закавказье в 1918: иллюзия независимости

Продолжение цикла исторических программ Олега Кулинича о Кавказе и Закавказье. Кавказ, год 1918-й… Как пресечь разгул бандитизма? Какова расстановка политических сил в регионе? Объявление о создании Грузинской Демократической Республики … Влияние международных политических сил на политику в Закавказье. Грузия и ее соседи… Об этом в беседе Олега Кулинича с кавказоведом Владимиром Новиковым.

Эксперт: Новиков Владимир Владимирович — старший научный сотрудник Института социально-политических исследований стран Черноморско-Каспийского региона

Олег Кулинич: Сегодня мы продолжаем говорить о сложном времени в истории Кавказа и Закавказья, начало века, год 1918. Мы начали в прошлой программе этот исторический экскурс. Наш эксперт – Владимир Новиков, старший научный сотрудник Института социально-политических исследований стран Черноморско-Каспийского региона.Мы начали говорить о расстановке политических сил в регионе.

Владимир Новиков: Мы остановились на 26 мая 1918 года, это день, когда было объявлено о независимости Грузии, на следующий день было объявлено о независимости Азербайджана. На третий день, 28 мая было объявлено о независимости Армении. Для первых двух участников независимость была желанным результатом, а для Армении она была независимость неожиданная и оказавшаяся полученной самым неудобным образом. Фактически речь шла о том, что между двумя союзниками – Германией и Оттоманской империей – возникли противоречия, Германия договорилась с Грузией об объявлении независимости, Азербайджан оказался союзником Турции. А у Армении в этом раскладе фактически места не было, потому что Армения была ориентирована на Российскую империю. И наиболее национально-либеральные круги были ориентированы на Антанту, в первую очередь, на Францию. В этом раскладе получалось, что Армения оказалась сдавлена клиентами двух своих противников.Теперь вернемся к Грузии. Четыре партии – социал-федералисты, националы, меньшевики. Главная из них – меньшевики. Они довольно долго хотели играть роль в общероссийском политическом процессе, потом склонились к автономии, потом поняли, что альтернативы независимости нет. Некоторые другие партии были изначально за государственную независимость Грузии. Встало три вопроса: о власти внутри Грузии, вопрос о международных союзниках (пока это была Германия, 28 мая 1918 года Грузия и Германия подписали договор, по которому трехтысячный экспедиционный корпус был переброшен из Крыма в Поти, в результате было подписано еще соглашение, по которому Грузия должна была обеспечивать эти войска фуражом). Государственная независимость Грузии мгновенно оказалась формой зависимости от одной из воюющих держав, которая в тот момент терпела поражение.

Олег Кулинич: Незавидное состояние…

Владимир Новиков: Формального признания большевиками грузинского режима не было, хотя существовали отношения, существовала миссия в Москве. Белая добровольческая армия говорила, что мы за единую неделимую, значит, здесь не могло быть союза. И надо было строить государство. В какой-то мере распад и образование этих национальных государств был тяжелее, чем образование этих же национальных государств в период распада СССР. Были губернии, в этих губерниях существовало различное население с различными этническими корнями. Здесь я хочу сказать о том, что нам ставит в вину грузинская историография: мы имели право, а вы нам мешали в создании государственности. Во-первых, я хочу сказать, что в 1918 году мешать было некому. Как только вы начинаете строить государство на развалинах другого государства, то всегда надо понимать, что это хотя построить не только вы.

Олег Кулинич: Лакомый кусок не только для конкретного участника этого процесса.

Владимир Новиков: Да, нужно понимать, что в этот момент хотят другие тоже самоопределения. Это по факту. Почему если грузинам можно, то другим нельзя?

Олег Кулинич: А как вели себя большевики в Грузии? Они были одной из политических сил?

Владимир Новиков: Центр большевизма был Баку. Второй центр – это Москва, где сидели Сталин и Орджоникидзе. Что касается характера власти в Грузии… Грузинские меньшевики вели себя так же, как их российские большевистские коллеги. Это была левая партия, стремившаяся к осуществлению партийной диктатуры. Там была создана Красная гвардия, которая впоследствии стала Народной гвардией во главе с Валико Джугели, которая была скорее партийной вооруженной силой. Если говорить о репрессиях, то грузинские меньшевики позволяли себе их по этническому признаку, а большевики – по социальному. В первые несколько месяцев возникает несколько кризисов. Первый — абхазский. Абхазию раздирают большевики, с другой стороны, Абхазский национальный совет, который ищет пути самоопределения, и с третьей стороны, — меньшевики. В результате победителями выходят грузинские меньшевики, которые фактически в июне-июле оккупируют Абхазию. 9 февраля 1918 года между Национальным советом Грузии и Народным советом Абхазии, который был сформирован на месяц раньше, была зафиксирована граница по реке Ингур. В соглашении было сказано: «форма будущего политического устройства единой Абхазии должна быть выработана в соответствии с принципом национального самоопределения на Учредительном собрании Абхазии».

Полный вариант беседы в аудиоформате…

 

По материалам: Голос России

Категории: Армения, Главное, Грузия

« К чему ведёт ситуативный альянс Турции и Иракского Курдистана
» За кулисами соглашения с Ираном в Женеве
 

 

Видеоматериалы

Дальше

Фото

Дальше

 
Региональная общественная научно-исследовательская организация «Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона»